Уровень репрессий по отношению к протестующим против избрания Лукашенко президентом Беларуси зашкаливает

Содержание
[-]

***

Алесь Беляцкий, руководитель минского правозащитного центра "Весна"": «Таких репрессий в Беларуси не было со времен Сталина»

Руководитель правозащитного центра "Весна" Алесь Беляцкий, комментируя ситуацию с уголовным преследованием участников акций протеста в Беларуси, заявил в интервью DW, что уровень репрессий в стране зашкаливает. Коснулись они и самого центра.

Бывший политзаключенный Беляцкий, проведший почти три года в СИЗО и в колонии, объяснил DW, как администрация в местах лишения свободы давит на политзаключенных, и рассказал, каким образом те могут отстаивать свои права.

Deutsche Welle: - Генпрокуратура Беларуси направила в суды 468 уголовных дел в отношении участников акций протеста. Цифра впечатляет. Что происходит?

Алесь Беляцкий: - На самом деле число этих дел никто точно не посчитал. Думаю, что их намного больше, потому что возбуждено было примерно две с половиной тысячи уголовных дел. Часть их еще не дошла до завершения. Есть дела, по которым проходит сразу по 10-12 человек, есть - по одному. Из нашего центра четыре человека находятся в СИЗО. Уголовное дело против "Весны" раскручивается. Моих коллег вызвали сейчас в Следственный комитет на допрос по этому делу - нас обвиняют в финансировании действий, которые грубо нарушают общественный порядок. Это за то, что мы помогаем людям писать жалобы, даем советы, как себя вести во время мирных акций.

По этой статье УК наказание - до двух лет колонии. Кроме того, могут и еще какие-то статьи всплыть. У нас часто так бывает - начинают с одной, потом другая и третья выскакивают. Я сам прохожу пока что свидетелем по двум уголовным делам, но мой статус тоже в любой момент может измениться.

Вообще в январе и феврале проходило примерно по 100 судов (по делам участников акций протеста. - Ред.). Все это говорит о том, что масштаб репрессий в стране необычайно высок, такого не было со времен Сталина. Это даже нельзя ни с чем сравнить. Если вспомнить историю Беларуси времен СССР, то у нас по антисоветским статьям в 60-80-е годы судили обычно от одного до трех человек ежегодно. Сейчас сотни людей ежемесячно отправляют за решетку, сотни сидят, и буквально каждый день возбуждаются новые уголовные дела. Уровень репрессий просто зашкаливает.

Власти разговаривают с народом на языке насилия. Так называемая судебная власть абсолютно зависима, ее использует на полную мощь против политических оппонентов, которые представляют самые разные слои общества - это и студенты, журналисты, политические активисты, представители избирательных штабов кандидатов в президенты, рядовые рабочие. Все они летом и осенью 2020 года выражали как могли протест против нарушений во время выборов. И вот теперь идет настоящий вал судов и репрессивных действий властей.

- Неудивительно, что в Беларуси постоянно растет число политзаключенных. В каких условиях они находятся за решеткой, отличается ли это от условий для обычных уголовников, осужденных по бытовым статьям?

- По данным белорусских правозащитников, на 15 марта в стране 281 человек был признан политическим заключенным. Да, эта цифра постоянно растет. Иногда нас даже упрекают в том, что мы не спешим признавать людей политзаключенными. Но такие у нас строгие стандарты.

Условия в белорусских тюрьмах не соответствуют международным нормам. Это касается и количества заключенных в камерах, и самих камер, которые больше напоминают общественные туалеты, и питания, и медицинского обслуживания, и, конечно, нахождения в СИЗО. Это довольно серьезное испытание для любого человека. Я сам был в двух СИЗО и в одной колонии и могу точно сказать - нужно иметь крепкое здоровье, чтобы сидеть в белорусских тюрьмах, притом его там очень легко можно потерять.

Во-первых, там не хватает света - все эти "ресницы" на окнах практически не пропускают свет, поэтому очень быстро падает зрение. В еде, которую дают заключенным, не хватает витаминов. И если со свободы тебя не подкармливают теми же овощами или не передают витамины, то очень легко можно потерять и зубы.

К политзаключенным, конечно, у администрации особый подход. Многие из политических попадают в СИЗО, если начинают каким-то образом отстаивать свои права - на обязательную прогулку, на получение корреспонденции, которая неизвестно куда исчезает, ведь большинство писем вообще до них не доходит. Неделю назад был такой очень характерный случай в Могилевском СИЗО, где сидит сейчас блогер Сергей Петрухин…

- …именно о нем я и хотел спросить. Петрухин вскрыл вены, протестуя против условий содержания. Насколько действенны такие радикальные шаги, они помогают улучшить ситуацию?

- У заключенного, как и у любого человека, всегда есть выбор. Иногда он достаточно жесткий, когда ты видишь, что твои права грубо нарушаются администрацией. Петрухина, которого судят и которому необходима максимальная концентрация, посадили в камеру с психически больным человеком и с педофилом. Он начинает требовать, чтобы его пересадили в другую. Но его же не зря туда посадили, ясно, что администрация оказывает на него психологическое давление по просьбе, скорее всего, спецслужб. Потому что на суде Петрухин ведет себя смело, бросает вызов всей судебной системе, обличает этот режим, выступая как трибун. Через условия содержания на него хотят надавить, а он, протестуя, режет вены.

У заключенного всегда есть такой козырь - нанесение себе увечий или голодовка. Наверное, он последний, который можно выложить на стол. И это всегда очень серьезно, как сейчас с Петрухиным или с Игорем Банцером, который в Гродно держал сухую голодовку уже на пределе физических возможностей. Конечно, это крайние меры. Насколько они действенны и насколько сам человек готов их применить - это всегда личный выбор.

Те три года, что я провел в колонии, я никогда не голодал и не наносил себе увечий. Но всегда знал, что если наступит такой критический момент, когда к стене припрут, всегда есть такая возможность высказать свой протест. Сейчас мы видим, что в белорусских тюрьмах постоянно идут голодовки. Это показывает, что имеет место психологическое или же физическое давление на политзаключенных.

В колониях ситуация еще хуже. Все они под контролем администрации, и там сформирован сильный "актив" из заключенных, которые сотрудничают с администрацией, - так называемая "козлобанда". Такие заключенные готовы на все - они могут и драку устроить, могут тебя спровоцировать на какие-то действия, если перед ними такая задача поставлена оперативным отделом, начальником колонии или начальником отряда - каждый из них имеет свою сеть таких "активистов". Поэтому в колонии заключенному приходится отбиваться и от администрации, которая давит на него лишением передач и свиданий и другими ограничениями, и от этого "актива".

Тут многое зависит от человека - как он себя будет вести, насколько готов дать отпор этим действиям и психологически готов выдержать это давление на протяжении большего времени. Потому что в колонии ты сидишь не день и не месяц. Сейчас, конечно, ситуация другая по сравнению с тем, когда я семь лет назад сидел в колонии в Бобруйске. Тогда я там был единственным политзаключенным. Сейчас их уже сотни. И это очень серьезный вызов для администрации, потому что справиться с ними, заставить быть спокойными и послушными, будет сложно.

- Как администрация реагирует на такие радикальные действия заключенных как вскрытие вен или голодовка?

- Это старая советская школа, все методы наказания остались прежние. Если почитать воспоминания диссидентов советским времен, то сразу видно, насколько белорусские колонии и тюрьмы неотличимы от советских. Естественно, за любое такое действие заключенный попадает в карцер (если он сидит в СИЗО) или в ШИЗО (если находится в колонии). После нескольких взысканий в колонии он становится злостным нарушителем порядка, значит, его ограничивают в передачах и свиданиях.

Если набирается определенное количество таких взысканий, то суд может отправить заключенного в тюрьму, там более строгий режим. И нужно иметь еще больше здоровья, чтобы пережить эту тюрьму. У нас такой путь - СИЗО, потом колония, потом тюрьма - прошел, например, Николай Статкевич. Меня судьба помиловала, я из колонии вышел на волю. Но я всегда знал, что в любой момент меня могли также отправить этим путем как злостного нарушителя. Им стать очень легко - пуговица не так застегнута, книжка лежит в тумбочке и так далее. Администрация всегда найдет повод, чтобы выписать взыскание.

- Чем Запад и Евросоюз как его часть могут помочь белорусским политзаключенным?

- Нужно постоянно увеличивать давление на белорусские власти. Политическая система в Беларуси находится в глубоком кризисе, мы его не преодолели. Он как вспыхнул в августе 2020 года, так и продолжается, только в другой форме. Ситуация в экономике и была не слишком хорошей, а сейчас страна на пороге реального спада.

Нельзя идти на поводу у властей и ни в коем случае нельзя экономически поддерживать этот режим. Ведь на самом деле в Беларуси сегодня такое же положение с правами человека, как в Туркменистане или же в Северной Корее. И, повторюсь, только политическое и экономическое давление со стороны Запада может повлиять на Минск.

Автор Владимир Дорохов

https://p.dw.com/p/3qlxh

***

"Пинская бойня": что грозит участникам самой жесткой схватки с милицией в Беларуси

Противостояние белорусов с милицией после выборов 9 августа достигло максимального накала в Пинске. Участников столкновений, которых судят в Бресте, местные правозащитники считают политзаключенными.

Суд над жителями Пинска, обвиняемыми в массовых беспорядках в родном городе в ночь с 9 на 10 августа, начался 23 марта в Бресте. На скамье подсудимых - 14 человек в возрасте от 19 до 44 лет. Всех их белорусские правозащитники признали политзаключенными еще до суда.

Потерпевшими по уголовному делу проходят 109 сотрудников милиции. По выводам следствия, большинству из них причинен ущерб, который не привел к краткосрочному расстройству здоровья. Кроме того, прокуратура подала иск на 24 тысячи белорусских рублей (около 7700 евро): в эту сумму был оценен ущерб городскому хозяйству Пинска от действий митингующих.

Судебный процесс проходит не в самом Пинске, а в областном центре - Бресте. Официального объяснения этому переносу нет, но жители Пинска говорят, что местные судьи отказывались браться за рассмотрение этого дела. Судебные слушания в Бресте можно назвать открытыми лишь условно: в первый день процесса в зал заседаний пустили только родственников обвиняемых и государственную прессу.

Мнение властей: агрессивная толпа напала на милицию

О событиях в ночь после президентских выборов в Пинске информация до сих пор самая противоречивая. По версии властей, через несколько часов после закрытия избирательных участков около 500 человек заблокировали здание Пинского горисполкома.

"Группа агрессивно настроенных граждан с использованием заостренных кольев, прутьев, камней и арматуры попыталась организовать нападение на сотрудников милиции", - сообщили в пресс-службе МВД. Там также особо отметили, что в отношении протестующих "боевое оружие не применялось".

Впоследствии на государственном белорусском телевидении вышел репортаж, где события 9-10 августа 2020 года были названы "неудавшейся попыткой переворота в Беларуси", а городом, где противостояние в те дни достигло максимального уровня, стал именно Пинск. В репортаже упоминалось, что в результате "жесткой агрессии толпы" пострадавшие сотрудники МВД получили тяжелые телесные травмы, сотрясения мозга, переломы конечностей и повреждения позвоночника.

Мнение протестующих: выборы фальсифицировали, а нас обманули

У очевидцев тех событий, получивших в народе название "пинская бойня", другая версия событий. По словам местного жителя Максима, вечером 9 августа пинчане стали собираться возле избирательных участков, чтобы узнать о результатах выборов в своих округах. "Однако никаких данных нам не озвучивали и отправляли в горисполком: дескать, вся информация передана уже туда", - рассказывает Максим.

Когда возле здания местной исполнительной власти собралось около тысячи человек, к протестующим вышли начальник пинской милиции и чиновник из горисполкома. Как вспоминает житель Пинска Александр, протестующие предложили выдвинуть пять делегатов на переговоры с властями.

"Во время этого общения были озвучены примерно те же цифры, что и по стране: якобы в Пинске за Лукашенко проголосовало до 80% избирателей", - говорит Александр. По его словам, потом выяснилось, что представители властей согласились на переговоры лишь с тем, чтобы местная милиция могла дождаться подкрепления из других городов.

Прибывшие в Пинск силовики окружили протестующих на площади и попытались провести "зачистку" территории. Тогда и начались столкновения с ОМОНом и массовые задержания, что еще больше накалило ситуацию.

Кто первым устроил беспорядки?

Руководительница благотворительной организации "Полесская доброта" Елена Шимолина в тот день также находилась на площади. Она говорит, что беспорядки спровоцировали силовики, а до этого собравшиеся вели себя мирно.

По словам очевидцев, выбираясь из окружения, люди разбирали стоящие на площади скамейки, выдирали мусорные урны, выламывали тротуарную плитку, чтобы оказать сопротивление. Стычки продолжались несколько часов, пока силовиков не оттеснили, а у протестующих не появилась возможность беспрепятственно покинуть площадь. После этого задержания в Пинске продолжались еще несколько дней: тогда же сообщалось, что задержанных сильно избивали.

В дальнейшем началась облава на местных правозащитников и активистов, говорит Елена Шимолина в беседе DW. "От меня и моих коллег требовали данных о том, кто финансировал протесты: власти не могли поверить, что люди сами решили прийти к горисполкому, чтобы не дать себя обмануть", - говорит директор "Полесской доброты".

Поскольку допросы и обыски не прекращались, Елена Шимолина решила уехать из Пинска в Польшу. Ее примеру последовали еще некоторые участники тех событий. Тем же пинчанам, которые оказались на скамье подсудимых, согласно предъявленному обвинению в массовых беспорядках, может грозить лишение свободы на срок от трех до восьми лет.

Автор Алесь Петрович

https://p.dw.com/p/3r0pk

***

Первая мысль - нужно спастись: студенты покидают Беларусь, опасаясь арестов

Жертвами репрессий в Беларуси стали сотни студентов: их отчисляли, сажали за решетку и вынуждали уехать из страны. DW поговорила с парой, которая бежала в Украину.

Анастасия Петрович и ее молодой человек Максим Зафранский - студенты Белорусского государственного экономического университета и организаторы стачкома БГЭУ - были вынуждены бежать из Беларуси в соседнюю Украину из-за опасений оказаться за решеткой. 12 ноября сотрудники КГБ пришли с обысками к студентам-активистам, которые участвовали в демонстрациях против фальсификаций на выборах президента и общенациональной забастовке. Учащихся начали задерживать. Настя и Максим за 20 минут собрали вещи, сели в автобус и уехали в Киев. На границе Беларуси с Украиной они провели по их подсчетам около пяти часов: пограничники решили провести дополнительный обыск. У Максима в сумке нашли листовки, которые он когда-то там спрятал, и отправили на экспертизу на предмет экстремизма. Выезд из Беларуси молодым людям не закрыли. До этого они даже не планировали покидать страну.

Две недели в СИЗО и отчисление из университета

"Нашей первой мыслью было - нужно спастись! Не было идей, к кому мы можем поехать и куда обратиться", - рассказывает Анастасия Петрович, - "Мы приехали в Киев на Крещатик, сели в McDonald’s, поскольку там был интернет, и я начала писать своим знакомым в Украине. Сначала нам помог один человек, потом мы нашли владельца отеля в Киеве, который разрешил нам пожить у него месяц бесплатно."

В день отъезда Максима Зафранского, старосту курса, отчислили из БГЭУ, хотя он хорошо учился и был активным студентом. Формальным поводом для отчисления стали два выговора: один за акцию, в ходе которой он сидел на ступеньках вуза в знак солидарности с протестом пенсионеров, а второй - за то, что он пропустил 15 дней в университете, пока был арестован за участие в той акции. В конце октября он 6 часов он провел в карцере, еще сутки на Окрестина, а все остальное время в Жодино. В милицию, по словам Максима, его сдала администрация родного университета. Они и так относились к студентам насторожено: его факультет на одном из собраний назвали "раковой опухолью" из-за того, что учащиеся активно выражали гражданскую позицию. Администрация БГЭУ обратилась в правоохранительные органы с просьбой проверить студентов и привлечь их к административной ответственности за акцию на ступеньках ВУЗа. (Документ имеется в распоряжении DW).

Допросы в КГБ по делу о массовых беспорядках

Молодой человек подчеркивает, что действия университета нарушали правила, поскольку за одно дело нельзя дать два выговора, но в его случае этот пункт проигнорировали. Кроме того, его лишили стипендии за часы пропусков. Отчислили Максима не сразу, а в тот день, когда он принес в университет постановление суда. Сообщили ему об этом весьма символично: в день рождения родного факультета. "Я понимал, что так скорее всего и будет, поэтому ничего не говорил, не сопротивлялся, а просто ушел", - добавляет Максим.

Сотрудники КГБ и правоохранительных органов допрашивали Максима и Анастасию в октябре, задолго до их отъезда. Тогда они проходили свидетелями по делу о массовых беспорядках. По словам Анастасии, на допрос ее увезли на выходе из квартиры. Зачем это было нужно КГБ, молодые люди не понимают: у спецслужб были все имена и необходимая информация. Они знали даже как менялись названия в закрытых чатах студентов и ники в "Телеграме", рассказывают ребята. По мнению Анастасии, эти допросы были проверкой на лояльность и попыткой привлечь их для дачи показаний на суде против других студентов. Максим связывает это с попыткой спецслужб запугать протестующих.

"Мне говорили, что как в 2010 году всех подавили, так и сейчас всех подавят, потому что нас мало. И мне кажется, это было рассчитано именно на подавление: узнать как можно больше людей, чтобы совершить, например, в один момент облаву, как уже было со студентами, журналистами. И чтобы, может, кто-то уехал, как мы".

Молодые люди были не единственными, кто покинул Беларусь под давлением КГБ. Практически весь стачком БГЭУ уехал из страны, а с ними и учащиеся других ВУЗов, которые опасались за свою свободу. Сейчас они ведут свой телеграм-канал удаленно и поддерживают тех, кто остался в Минске.

По данным Студенческой инициативной группы, c сентября 2020 года на протестах в Беларуси задержали 415 учащихся вузов, отчислили 135 человек, а в отношении 27 были заведены уголовные дела. Ситуация ухудшилась после того, как 27 октября Александр Лукашенко заявил, что тех, кто поддерживает общенациональную забастовку, следует уволить или отчислить. "Пожалуйста, отправьте их - кого в армию, а кого на улицу. Пусть ходят по улице. Но они должны быть отчислены из вуза", - заявил Лукашенко.

Аресты студентов в "черный четверг"

Настоящим черным днем для студентов стало 12 ноября, когда к девяти учащимся пяти минских ВУЗов и одному преподавателю пришли с обысками представители КГБ. Им предъявили обвинение по ч. 1 ст. 342 "Организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок". Максимальное наказание по этой статье - три года лишения свободы. Вот уже четыре месяца молодые люди находятся в СИЗО. Шестеро задержанных - активисты Ассоциации белорусских студентов (Задзіночанне беларускіх студэнтаў, ЗБС - Ред.): Ксения Сыромолот, студентка факультета философии и социальных наук БГУ, пресс-секретарь ЗБС и волонтерка Правозащитного центра "Весна", студенты БГУ Егор Канецкий и Татьяна Екельчик, студентки педагогического университета Яна Оробейка и Кася Будько. Кроме того, была задержана выпускница медуниверситета Алана Гебремариам. В 2019 году она была кандидатом в депутаты парламента, а после начала протестов в 2020 году присоединилась к Координационному совету и стала представителем Светланы Тихановской по делам молодежи и студентов.

Спустя две недели, 26 ноября, сотрудники КГБ задержали Татьяну Екельчик, студентку мехмата БГУ. Ей предъявили обвинение по ст. 342 УК. Всего обвиняемыми по делу проходят 12 человек. В Следственном комитете Беларуси утверждают, что организация протестных акций обсуждалась со Светланой Тихановской, а протесты срывали образовательный процесс, поскольку студенты блокировали коридоры в вузах, кричали, свистели и скандировали лозунги.

Так, студенту третьего курса БГУиР Артему Винокурову дали три года ограничения свободы в исправительном учреждении открытого типа за призывы к забастовке и срыв учебного процесса в вузе на 10 минут. С момента задержания 27 октября он находился в жодинском СИЗО. По данным МВД, 26 октября он и другие студенты вошли в аудиторию, где проходило занятие, и начали призывать к забастовке. Это попало на видео.

Из-за показательных арестов и судов сегодня многие студенты боятся выступать открыто. Самые активные выходят на короткие уличные марши, распространяют наклейки и листовки в университетах. Пикеты в поддержку политзаключенных превратились в фотогалерею онлайн: студенты держат в руках плакаты, которыми закрывают лица и распространяют это в студенческих телеграмм-каналах. Отчисленные, но не уехавшие из Беларуси, борются за свое право дальше учиться в вузах.

"Я хотел бы видеть страну, в которой не унижают свой собственный народ"

Анастасия и Максим живут в Киеве и планируют продолжать обучение. Сейчас ребята пытаются снова поступить в университет, найти подработку. Сегодня у них есть юрист, который советует, как лучше оформить вид на жительство, а некоторые организации предлагают работать волонтерами. Нашлись фонды, которые помогают деньгами. Молодые люди выступают за то, чтобы гражданское общество, по их словам, развивалось, а не деградировало, потому что власть не дает жителям Беларуси себя проявить. Они надеются, что в их родной стране студенты снова смогут проводить демонстрации.

"Я бы хотел видеть страну, в которой не унижают свой собственный народ, не бьют его просто так, а реально слушают и не подавляют инициативы", - рассказывает Максим. "Хотелось бы, чтобы не было больше тенденции, мол, "Россия, дай денег, пожалуйста", но чтобы мы сами пытались заботиться о своей экономике, не надеясь на помощь старшего брата", - добавляет Анастасия.

Автор Елена Данилович

https://p.dw.com/p/3qrrM


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Дорохов, Алесь Петрович, Елена Данилович

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 24.03.2021. Просмотров: 44

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta