Уроки белорусской «революции милосердия»

Содержание
[-]

***

Церкви показали, что могут представлять для госвласти серьезную угрозу

Неоконченная белорусская революция – хороший пример того, как ведут себя активные граждане во время политической турбулентности. Отсутствие популярных лидеров оппозиции и мощных общественных движений сделало республику идеальным полем для анализа «чистой» протестной активности.

Верующие стали чрезвычайно важной и заметной частью протеста, а лидеры православной, католической и протестантской церквей неожиданно показали себя фактором, подрывающим легитимность существующей власти.

Оппозиционный экуменизм

Началом революционных событий в Беларуси стали президентские выборы августа 2020 года. Идеологической и политической точкой выхода из ситуации нестабильности и волнений можно считать проведение Всебелорусского собрания (11–12 февраля с.г.), авторитет которого был поддержан участием патриаршего экзарха всея Беларуси митрополита Вениамина (Тупеко) и апостольского администратора Минско-Могилевской архидиоцезии епископа Казимира Великосельца. Как отметил, выступая на собрании, митрополит Вениамин, белорусское общество стоит на перепутье, и выбор предстоит сделать, руководствуясь не эмоциями и страстями, но трезвым разумом и осознанием тех ошибок, которые были совершены. Иерарх не уточнил, чьи ошибки он имел в виду, но для президента Александра Лукашенко поведение почти всех религиозных деятелей после августа 2020 года было то двусмысленным, то опасным. Только личное упорство и самоуверенность главы республики смогли вновь вернуть ту внешнюю идиллию в отношениях власти и церквей, которая теперь уже не кажется незыблемой.

Специфика религиозной ситуации в Беларуси в отличие от России состоит в наличии двух сильных христианских церквей, православной в центре и на востоке (патриарший экзархат не обладает такими правами автономии, как церкви в Прибалтике или тем более в Украине, находится в прямом подчинении Синода РПЦ и патриарха, в Беларуси – 15 епархий) и католической в основном в западных областях (в Минско-Могилевский архидиоцез входят Гродненская, Витебская, Пинская епархии). Закон о свободе совести включает в себя упоминание о значении для страны не только православия и католицизма, иудаизма и ислама, но и лютеранства. Евангельские течения протестантизма (баптисты, пятидесятники, евангельские христиане) – это около тысячи общин, что больше, чем число католических приходов (500), и больше половины от числа православных объединений (1700). Верующими, судя по социологическим опросам, считают себя 58,9% населения страны. Из них 82% – православные, 12% – католики, 6% – представители других 23 конфессий и течений, в том числе протестантов, мусульман, иудеев, грекокатоликов.

Реакция Белорусской православной церкви (БПЦ) на противостояние после президентских выборов была первоначально вполне традиционной. Митрополит Павел (Пономарев) и Синод экзархата поздравили Лукашенко с избранием и призвали общество к миру. Однако по мере роста напряженности и проявлений жестокости в ходе столкновений силовиков и демонстрантов очевидно обозначился тренд на расхождение позиций и поведения высшей иерархии и рядового духовенства. Епископат экзархата в намного большей степени связан с государственной властью и с его идеологией, чем священники на приходах, которые отражают мнения своих прихожан.

В крупных городах самые активные реальные и потенциальные (к примеру, в соцсетях, Telegram-каналах и видеоблогах) верующие – это молодые люди и интеллигенция среднего возраста до 40–45 лет. Именно эта часть общества больше всего устала от правления Лукашенко, не видит перспектив в настоящем и не имеет внятного «образа будущего». Соответственно священники, помогавшие раненым протестующим, кормившие их, приходившие в следственные изоляторы и призывавшие прекратить жестокость, ясно отражали чаяния своей паствы.

Для того чтобы снять проблему национального лидера церкви в Беларуси, Синод РПЦ уже 25 августа 2020 года, то есть очень оперативно сменил россиянина митрополита Павла (на Минской кафедре был с 2013 года) на белоруса митрополита Вениамина. Павел прославился тем, что выходил к возмущенному народу в Минске на молебен перед собором и якобы извинился за поздравление с избранием, которое направил президенту. Он также посетил в больнице раненых во время столкновений, но оппозиция все равно осудила его за лояльность власти. Митрополит Вениамин избегал любых политических заявлений, раненых не посещал, снял с должностей в экзархате наиболее активных священников, помогавших протестующим, а также призвал не использовать храмы для разделения в обществе. В том числе попросил не петь оппозиционную песню «Магутны Боже» («Могучий Боже» - гимн-молитва белорусских националистов, написанный в 1943 году) в церквах (безусловно, в устах митрополита Павла это звучало бы как «московская пропаганда»).

Большим контрастом по сравнению с позицией иерархии стали выступления против фальсификаций на выборах священников и мирян. К примеру, протоиерей Георгий Рой призвал «бить в колокола, а не бить людей» (ежедневно против пыток в знак «солидарности с невинно арестованными» звонил большой колокол Покровского собора Гродно), известный видеоблогер священник Александр Кухта посещал с католическими клириками людей в изоляторах, описывал трагедии избитых и покалеченных людей в соцсетях. Протоиерей Владимир Дробышевский устроил в Гомеле одиночный пикет с требованием к власти прекратить насилие («Спыніце гвалт»). Клирик кафедрального Петропавловского собора в Минске архимандрит Алексий (Шинкевич) заявил в проповеди, что «церковь не может допустить издевательства над белорусским народом».

Католическая церковь намного более однозначно, чем православный экзархат, сделала ставку на критику власти, включая требование признать выборы нечестными, а политику государства по подавлению стихийных манифестаций жестокой и де-факто преступной. Позицию католического духовенства поддерживала та же активная молодежь и среднее поколение, как и у православных белорусов, но был и свой обостряющий ситуацию фактор. Католики исторически ориентированы на Запад, в частности на Польшу и Литву, и в качестве образцовых рассматривают ценности Евросоюза, что повышает мотивацию борьбы с «режимом Лукашенко».

Акция «Католики против фальсификаций» началась еще в первых числах июля 2020 года (инициатор – Артем Ткачук). Воззвание содержало требование: «Если католик участвовал в работе избирательной комиссии, фальсифицировавшей выборы, он обязан: исповедоваться, твердо сказать, что больше не будет грешить, анонимно или публично сообщить об этом».

В согласии с мирянами и столь же политизированно выступил митрополит Минско-Могилевский Тадеуш Кондрусевич. Он раньше самого президента, уже 11 августа, заявил о необходимости созвать «вече» (по сути – Всебелорусское собрание) в условиях, когда «брат поднял руку на брата». Кондрусевич добился встречи с главой МВД Беларуси, в ходе которой министр признал допущенные «перегибы». Целый ряд католических священников открывали костелы для протестующих, приветствуя их. В ответ ОМОН блокировал кафедральный храм в Минске, где могли скрываться манифестанты, а трансляция мессы по радио была запрещена. В интервью по случаю назначения нового главы экзархата РПЦ Кондрусевич высказал надежду, что в сложившейся ситуации «Польша и ЕС в качестве посредников помогут найти компромисс». 31 августа власти отказали Кондрусевичу во въезде в Беларусь (он как раз ненадолго выехал в Польшу). Кризис в отношениях Святого престола и Беларуси продолжался до Рождества 2020 года, только 24 декабря Кондрусевичу позволили вернуться. Этому предшествовал визит секретаря по отношениям с государствами Ватикана кардинала Пола Галлахера в Минск в сентябре, он встретился и с Лукашенко, и с главой МИД Беларуси Владимиром Макеем. Итогом переговоров Ватикана и президента республики стало назначение 3 января 2021 года апостольским администратором Минско-Могилевского архидиоцеза епископа Пинского Казимира Великосельца, а смелого и прямолинейного Тадеуша Кондрусевича отправили на покой (в подобной ситуации в Венесуэле Ватикан также занял дипломатичную позицию и не поддержал епископов, которые выступили в поддержку Хуана Гуайдо против «антицерковного режима» Николаса Мадуро).

Протестантские лидеры Беларуси во многом повторяли линию поведения православных, делали достаточно осторожные заявления без явного политического контекста. При этом на демонстрациях под черно-красно-белым флагом принимали участие рядовые прихожане евангельских церквей, отдельные служители стали организаторами оппозиционных медиаакций в соцсетях против насилия.

Главы союзов пятидесятников и баптистов 13 августа сделали совместное заявление о необходимости прекратить жестокость. Епископ объединения христиан полного Евангелия (пятидесятничество) Леонид Вороненко 15 августа обратился с требованием к Лукашенко провести расследование «насилия и пыток» в отношении граждан, вышедших на мирный протест. Один из пасторов церкви в Минске Тарас Тельковский был задержан на акции. Тельковский отметил особенность протеста: «Наша борьба не спринт, это будет марафон, и он займет время, но с длительным и вариативным протестом сражаться невозможно, особенно когда вы представляете собой большинство, сколько бы нам ни говорили представители КГБ обратное… Солидарность белорусов не знает границ. До этого лета я не знал белорусов. Теперь я знаю, что у белорусов хата не с краю». Основная часть протестантов также выразила солидарность с католиком Тадеушем Кондрусевичем.

Особенностью белорусских манифестаций в религиозном смысле стал высокий уровень межконфессионального диалога и в Минске, и в других городах, где на общехристианских молитвах присутствовали священнослужители разных конфессий. Прихожане разных церквей, в том числе духовенство БПЦ, включились в социальные акции помощи участникам шествий, попавшим в больницы с ранениями.

Моральная платформа протеста

Специфика гражданского активизма в Беларуси, поддержанного представителями церквей, состоит в том, что общественность самостоятельно, с минимальной помощью соцсетей и Telegram-каналов, смогла переломить настроения людей не в пользу власти. В моральном отношении Лукашенко проиграл после выборов, так как лозунг о жестокости власти стал повсеместным, все церкви заявили о чрезмерном применении силы. Белорусские события при активном содействии христианских проповедников превратились в «революцию милосердия», когда любая критика жестокости и актов насилия со стороны силовиков стала восприниматься как критика избранного президента лично или как делигитимация власти в целом. За рубежом оппозиционеры это заметили не сразу, а внутри страны критиков власти на свободе довольно быстро не осталось после того, как была выдворена Светлана Тихановская и задержана ее соратница Мария Колесникова. В сентябре в рамках Координационного совета оппозиции была создана группа «Христианское видение» («Хрысціянская візія»). В нее вошли 16 православных (в том числе 4 священника), 4 протестанта, 1 католик, 1 грекокатолик, 1 неконфессиональный верующий. Наиболее известными лидерами группы стали богослов Наталия Василевич и заштатный священник Александр Шрамко. В декабре Тихановская обратилась с открытым письмом, видимо, подготовленным этой группой, к папе Римскому Франциску в ответ на его энциклику «Все братья», где призвала к солидарности с гонимыми в Беларуси и к «социальной дружбе».

Наиболее ярким проявлением идеологии «революции милосердия» стала проповедь архиепископа Гродненского Артемия (Кищенко) в августе 2020 года, где он призвал осудить идеологию необольшевизма современной власти и фальсификации на выборах. Эти слова в русле политики десоветизации вызвали восторг в стане оппозиции. Примечательно, что осуждению со стороны «Христианского видения» и других противников Лукашенко подвергся архимандрит Савва (Мажуко) из Гомеля, популярный проповедник, который осмелился заявить, что сотрудники ОМОНа тоже чьи-то дети и по отношению к ним также не следует проявлять жестокость.

Скептическое отношение церковных деятелей к Лукашенко было результатом не только силового подавления массовых манифестаций. Во многом в этом виноват сам президент, непоследовательность его политики предыдущих лет отразилась в двусмысленности и недоверии со стороны религиозных активистов после августа 2020 года. Президент критиковал митрополита Павла и напоминал ему, что он не гражданин Беларуси, а церковь должна быть национальной. Из страны регулярно высылали католических священников-поляков, но наряду с этим Лукашенко приглашал папу Римского в Минск. Протестантов глава страны называл «западными шпионами», но строгой системы регулирования миссионерской деятельности в Беларуси официально нет (как, к примеру, в российском «законе Яровой»). Между тем в феврале с.г. у церкви пятидесятников «Новая жизнь» (с ней власти борются с начала 2000-х) в Минске конфисковали здание, и верующие стали собираться на улице.

Свое бессилие перед волной религиозного активизма Лукашенко косвенно признал во время своей речи на митинге сторонников в Гродно 22 августа, когда де-факто угрожал непослушным священнослужителям: «Меня удивляет позиция наших конфессий. Дорогие мои священнослужители, остепенитесь и займитесь своим делом. В храмы люди должны приходить молиться! Церкви, костелы – не для политики. Туда люди душой должны приходить, как это было всегда. Не идите на поводу у отщепенцев. Вам будет стыдно и позорно за то, какую вы, некоторые, позицию занимаете сейчас. И государство с безразличием на это смотреть не будет». В итоге с августа два десятка священнослужителей всех конфессий были привлечены к ответственности, оштрафованы или приговорены к аресту, один священник экзархата РПЦ внесен в список экстремистов за поддержку политзаключенного, произошла смена глав двух основных христианских объединений страны.

Во время любого следующего этапа развития политических событий сложно будет ожидать, что религиозные лидеры искренне и абсолютно поддержат именно действующего президента. Тем более что власть – не только белорусская, – применяя силу к протестующим (даже нарушающим закон), упускает из виду один важнейший фактор: согласно евангельским заповедям, церковные служители обязаны призывать к милосердию, даже если это прямо или косвенно помогает революции.

Автор Роман Лункин – доктор политических наук, заместитель директора Института Европы РАН

https://www.ng.ru/ng_religii/2021-03-16/9_504_lessons.html

***

Столкнётся ли Лукашенко с массовым предательством «колхозной элиты»?

Номинальный защитник свободы слова из окружения Лукашенко обвинил СМИ в «свержении государственной власти».

Бывший госпропагандист и член Палаты представителей национального собрания Белоруссии Геннадий Давыдько 17 марта заявил, что не рассылал в СМИ письма с призывом к коллегам-«палаточникам» отстранить Александра Лукашенко от власти. Объясняя происходящее, Давыдько написал публичный донос на белорусских журналистов. «Как депутат и гражданин Республики Беларусь я не могу больше спокойно смотреть на то, что происходит в стране. Я вижу, что жизнь в Республике Беларусь, к моему глубокому сожалению, ухудшается. И как бы я ни поддерживал Александра Григорьевича Лукашенко, я вынужден признать: страна движется не туда. Мы все больше подвергаемся влиянию Запада, хотя должны быть с Россией. Поэтому я призываю своих коллег по Палате представителей вместе досрочно освободить Александра Григорьевича Лукашенко от должности», — сказано в письме, направленном от имени Давыдько в средства массовой информации.

В письме также сказано, что Давыдько инициировал создание специальной комиссии, которая «сделает заключение о стойкой неспособности Александра Лукашенко осуществлять обязанности президента». Упомянуто в документе и об обращении экс-пропагандиста в следственный комитет. Редакция крупнейшего белорусского портала TUT. BY получила письмо такого содержания и обратилась к Давыдько за разъяснениями. Он ответил: »Кто-то взломал мою почту и от моего имени рассылает эти глупые письма. Вам, вероятно, это нравится, потому что политика вашего ресурса направлена на свержение государственной власти. Но вам я отвечаю, как есть на самом деле: естественно, я этого не делал».

Компетентные органы, стоит надеяться, разберутся в том, что делал, как делал или не делал Давыдько. В последнее время Лукашенко часто говорит о предательстве, и небезосновательно: летом многие из его окружения побежали впереди паровоза — как экс-министр культуры Павел Латушко, а другие «спрятались под плинтус», не исключая победы поддерживаемых Западом националистов.

Образ забившихся под плинтус не случаен. Лукашенко его использовал в августе и октябре во время публичных выступлений применительно к недостаточно лояльной, если не сказать трусливой и грешащей двурушничеством бюрократии. Самого Лукашенко во время президентской кампании называли «трёхпроцентным тараканом».

"Заходит нормальный пенсионер в райисполком и говорит: «Надо президенту сказать, здесь же в исполкоме… половина бчбэшники (сторонники оппозиции — ред.), а половина глаза в стол прячет, когда начинают говорить о государственных вопросах». Я думаю, что же произошло с нашим чиновничьим людом? Да, там немного переобулись, но очень, наверное, много спрятались под плинтус», — рассказывал 12 февраля Лукашенко, выступая на неконституционном «Всебелорусском народном собрании» своих собранных по разнарядке сторонников.

Давыдько относится к партии системных националистов вместе с такими одиозными персонажами, как Игорь Марзалюк — председатель комиссии ППНС по образованию, культуре и науке, новоиспечённый член «Конституционной комиссии». Все они известны своими русофобскими заявлениями и тоталитарными замашками, кликушеством и примитивной ложью, призывами к политическим репрессиям, уничтожению свободомыслия и цензуре.

Лукашенко нужны такие системные националисты. Они полезны для электорального ослабления и дискредитации откровенной агентуры Запада, которую он же сам и взрастил. Ему нужны и маргинальные националисты — не меньшие русофобы и «полезные дураки». Их спецслужбы пользуют при создании картинки для Москвы — как в случае срыва сочинских переговоров об углублении союзной интеграции в декабре 2019 года, как в случаях выспрашивания финансовой и иной российской поддержки. Обе когорты этого русофобского легиона взаимодополняют друг друга, что наглядно представлено в деятельности таких структур, как «Товарищество белорусского языка».

Отработав на хлебной должности председателя пропагандистского холдинга «Белтелерадиокомпания» почти две пятилетки, Давыдько был отправлен в почётную отставку и обосновался в синекуре. Ныне он возглавляет пропрезидентскую формально общественную организацию «Белая Русь», которая объединяет бюрократию и силовиков. Посаженная на шею налогоплательщиков «Белая Русь» намерена стать политической партией, что в среднесрочной перспективе немаловажно. В нижней палате Нацсобрания бывший пропагандист занимает должность председателя постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации. В состав комиссии входят известные душители свободы слова в Белоруссии — экс-министр информации (Лилия Ананич), фигуранты антикоррупционных расследований (Мария Василевич) и другие одиозные персонажи.

Карьерный взлёт и материальное благополучие бывшего актёра провинциального театра связан с активной пропагандой личной преданности Лукашенко. Как и в случае Марзалюка, и многих других приближённых «последнего диктатора Европы», она порой не отличима от банальной сервильности, что вполне нормально для «прикорытников» постсоветской криптомонархии.

Давыдько известен также как соучастник расправ над диссидентами (уголовное «дело регнумовцев»), подстрекатель к массовым политическим репрессиям. До этого он прославился как сторонник легализации проституции, наркотиков, националистической символики и активный проводник русофобской «белорусизации». Так как Москва весь постсоветский период не занималась белорусским направлением и не выстраивала свою сеть влияния в противовес западным институтам, то при смене режима ей придётся вспоминать украинский урок. После изгнания Виктора Януковича в Киеве оживились инициаторы легализации наркотиков и борделей, поэтому перспективы у Давыдько, несомненно, есть. Понадобится всего лишь немного сменить профиль, чтобы получать регулярный гешефт от расширения и углубления идеологической работы с неполитическими проститутками.

В свете нынешнего скандала взлом почты исключать нельзя. Как нельзя исключать и то, что очередной колхозный элитарий прельстился западной морковкой. Латушко ведь тоже не производил впечатления обиженного Лукашенко, и тоже обязан лично ему своим карьерным взлётом, и каких-то полгода назад тоже был системным русофобствующим националистом. Возможно, такие совпадения просто случайны.

Не исключено, что также по совершенно случайному совпадению рассылка писем от Геннадия Давыдько совпала с опалой ещё одного приближённого к Лукашенко деятеля. Согласно распространённой 17 марта компетентными органами через свой «сливной бачок» сообщению, 15 марта по возвращении из Москвы был задержан (арестован) «неолигарх» Юрий Чиж.

Белорусский кризис далёк от завершения. Не сказали своё веское слово многие отставные силовики и чиновники, коих хватит на несколько составов правительства. Выдерживает многозначительную паузу сбежавший в Лондон экс-премьер-министр Сергей Румас. Поэтому, как говорили в старые добрые времена, дыма без огня не бывает. Впереди у Лукашенко весна-2021 и не менее опасная осень. Москва видит эти риски, помогает «не другу» чем может, однако не может решить за белорусов их проблемы. Очевидно, при неизменности нынешнего положения дел Россия снова пожнёт горькие плоды ошибок стратегического планирования.

Автор Сергей Артёменко

https://regnum.ru/news/polit/3218083.html


Об авторе
[-]

Автор: Роман Лункин, Сергей Артёменко 

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.03.2021. Просмотров: 39

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta