Украинцам хотят вернуть "советскую" (российскую) прокуратуру

Содержание
[-]

Законопроект о возвращении прокурорам классных чинов и форменной одежды

В повестку дня 1164-их 5-й (текущей) сессии Верховной Рады Украины (далее ВРУ), среди прочего, включено и рассмотрение законопроекта 3062 от 13.02.2020 г.. о возвращении прокурорам классных чинов и форменной одежды. Поэтому данный законопроект может быть рассмотрен в первом чтении в ближайшее время, отмечает издание zbruc.eu.

Напомним историю и суть вопроса. Вследствие многолетних шести попыток реформировать прокуратуру в Украине законопроект о прокуратуре в 2013 году получил положительные заключения Венецианской комиссии и был принят как Закон Украины «О прокуратуре» 14.10.2014г..

Данный Закон среди основ деятельности прокуратуры (статья 3) впервые в истории независимой Украины не зафиксировал принцип единоначалия и централизации и, следуя этому духу, отменил классные чины прокуроров, их обозначение на прокурорской форме и их влияние на оплату труда прокурора, а также прокурорскую форму. С этого времени присвоение прокурорам классных чинов прекращалось и в соответствии со ст. 81 Закона, они больше не учитывались как основание для доплат в оплате труда прокурора. Однако для тех прокуроров, которые имели присвоенные классные чины до момента вступления Закона в 2014 году в силу подпункт 1 пункта 3 раздела ХІІ (заключительные положения) Закона оставлял в силе надбавки за классные чины (в соответствии с ч.1 ст. 49 Закона от 1991г.).

Закон № 113-IX от 19.09.2019 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно первоочередных мер по реформе органов прокуратуры» окончательно отменил классные чины прокуроров и форму (ч.2 раздела II (заключительные положения). Поэтому с сентября 2019 года прокурорам не только не присваиваются классные чины, но и «обнуляются» - считаются не имеющими классных чинов те прокуроры, которым они были присвоены до 2014 года. Классные чины и форма одежды прокуроров становятся историческим артефактом (как объект материальной культуры).

17.02.2020 г. группа народных депутатов Украины (Неклюдов В.М., Яцык Ю.Г., Бакумов А.С. и др.) подали в ВРУ законопроект «О внесении изменений в Закон Украины "О прокуратуре” по повышению эффективности деятельности органов прокуратуры» (рег. № 3062), которым, среди прочего, предлагается: вернуть присвоение классных чинов работникам органов прокуратуры в порядке, утвержденном ВРУ, и определить основания, по которым соответствующие лица лишаются указанного чина; восстановить и выплаты работникам органов прокуратуры ежемесячной надбавки за классный чин в порядке, утвержденном КМУ; бесплатно обеспечивать форменной одеждой с соответствующими наградами работников прокуратуры, которым присвоены классные чины.

13.03.2020 г. на законопроект дало заключение Главное научно-экспертное управление ВРУ (далее ГНЭУ ВРУ) - с замечаниями, но в целом благоприятное. 24.04.2020 г. дал заключение Комитет по вопросам бюджета с оговоркой, что реализация законодательной инициативы в части выплаты работникам органов прокуратуры ежемесячной надбавки за классный чин и обеспечение таких работников форменной одеждой потребует дополнительных расходов государственного бюджета. И действительно, ни самим ставок надбавок, ни итоговых расходов по Украине никто не просчитывал.

Симпатизирует идее возвращения классных чинов и формы прокурорам и Комитет ВРУ по вопросам правоохранительной деятельности, который 15.07.2020 г. дал заключение, что «принятие данного проекта Закона будет способствовать повышению эффективности деятельности органов и стимулированию работы прокуроров, стремлению к карьерному росту», и рекомендовал законопроект по результатам рассмотрения в первом чтении принять за основу.

02.02.2021 г. законопроект включен в повестку дня 1164-их 5-й (текущей) сессии ВРУ. Вопрос о целесообразности существования (возврата) классных чинов и формы прокуроров является довольно многоаспектным и емким для анализа, поэтому сосредоточимся сначала на прокурорской форме. В пояснительной записке к законопроекту обосновывается, что «возвращение механизма присвоения классных чинов и форменной одежды прокурорам должно служить, с одной стороны, стимулом в работе прокуроров, а с другой - будет дисциплинировать других участников уголовного процесса при исполнении своих полномочий прокурором и способствовать уважению к его процессуального статуса».

ГНЭУ ВРУ в своем заключении отмечает а) «сомнительность идеи возвращения единой форменной одежды работникам прокуратуры, имеющих классные чины, с точки зрения предыдущих рецензий Венецианской комиссии по этому вопросу»; б) «... наличие единой форменной одежды не связано со стимулированием к качественному труду и карьерой в государственных органах. Наличие официальной форменной одежды в большинстве случаев связано с особыми условиями ее эксплуатации при реализации функций государственного органа. Специальную униформу разрабатывают с целью создания максимального комфорта для выполнения служебных задач в сложных условиях. Учитывая функции современной прокуратуры, потребность в форменной одежде ее работников может иметь исключительно психологическое обоснование».

В. Неклюдов (председатель подкомитета по вопросам деятельности органов прокуратуры Комитета ВРУ по вопросам правоохранительной деятельности, политическая партия «Слуга народа»; уроженец г. Кривой Рог, выпускник Одесской юридической “академии им. Кивалова”, в прошлом - прокурор - А.) разъясняет: «Отмена классных чинов и форменной одежды в прокуратуре в результате ее реформирования было реакцией на необходимость сделать прокуратуру более гражданской, лишенной элементов какой ведомственной обособленности с нотками "милитарности". Но это было ошибочным и поспешным решением, поверхностным взглядом на суть вопроса. Наличие классных чинов - это давняя традиция государственной службы (заложенная еще во времена Российской империи, откуда “перекочевала” в органы прокуратуры СССР сталинской поры и вообще советского периода, а позже, в 1991 году - и в независимую Украину - А.), которая была адаптирована из примеров европейских государств. Классный чин и форменная одежда не были изобретением, созданным только для прокуроров, а были когда-то частью всей системы государственной службы».

Поэтому, надо дать ответы на следующие вопросы:

- является (может ли быть) форменная одежда стимулом для эффективной деятельности прокуроров;

- будет ли дисциплинировать других участников уголовного производства и содействовать уважению к процессуальному статусу прокурора?

- является ли форменная одежда прокурора необходимой для выполнения должностных функций?

- есть ли форменная одежда у прокуроров европейских стран?

Начнем с последнего. У нас общепринято повелось в дискуссиях обращаться к международному опыту, делать акцент на сложившуюся практике европейских государств. Однако, к сожалению, авторы, апеллируют к европейскому опыту, не конкретизируют, какой он - этот опыт европейских стран?! Поэтому полемика по этому вопросу часто основывается на собственных представлениях или домыслах или является выдачей желаемого за действительное и приобретает очертания игры в пустословный «бадминтон» «слово против слова».

  1. Так какой он - европейский опыт формы одежды прокуроров? Имеют ли прокуроры европейских государств форменную одежду?

Предполагаю, что среди украинцев (и даже юристов) распространено представление о том, что якобы в Англии прокуроры и адвокаты наравне с судьями одевают мантии и парики, а в остальных государствах Европы формы одежды для прокуроров нет. Однако такое представление является несколько далеким от реальности.

Форменной одежды у прокуроров нет в Швеции (в этой стране лаконичности и минимализма не имеют форменной одежды и судьи - используются обычные деловые костюмы), Польши, Венгрии, Латвии, Эстонии, Грузии, Молдове. Прокуроры имеют официальную форму одежды в Англии, Германии, Австрии, Италии, Испании, Франции, Чехии, Литве, Норвегии, Нидерландах, Бельгии, франкоязычных кантонах Швейцарии - мантию. Мантию прокуроры одевают на судебные заседания, а вне заседаний выполняют свои должностные функции в деловой форме одежды (обычно однотонные костюмы темного цвета).

Несмотря на особенности истории становления и развития прокуратуры в европейских государствах и при всем многообразии современных моделей организации прокуратуры в Европе, правовой статус прокуроров привязывается к сфере правосудия (а не исполнительной ветви власти). В большинстве стран Европы профильными законами предусмотрено во многом общие (сквозные) подходы к урегулированию статуса судей и прокуроров:

  • единые квалификационные требования для занятия должностей;
  • взаимозачет сданных квалификационных экзаменов на судью, прокурора, адвоката, юриста-ученого;
  • подобные основания дисциплинарной ответственности и виды дисциплинарных взысканий;
  • поощрение перехода из профессии в профессию между этими 4-мя юридическими профессиями (или, например, в Австрии федеральным прокурором может стать только судья или судья в отставке);
  • единые тарифы и стимулирования оплаты труда;
  • единая форма одежды и тому подобное.

В государствах, где предусмотрена мантия для прокуроров, она уравновешенно предусмотрена и для адвокатов - с той особенностью, что в гражданских, административных делах в первой и апелляционной инстанции нет обязанности ее одевать, а используется она адвокатами только в кассационных судах (верховных, федеральных , земельных) и в уголовных производствах - во всех инстанциях. Посмотрим, к примеру, как выглядит одежда (мантия) прокуроров.

Италия. Судьи, прокуроры, адвокаты носят черные мантии в высших судах или во всех судах по уголовным делам. Судьи и прокуроры на торжествах - таких, как открытие судебного года - носят красные мантии с подкладкой из горностаев с золотистыми полосатыми шляпами.

Германия. Официальный костюм юристов -«eine Robe», «deutsche Juristenrobe» - халат, мантия ("The robes of lawyers and judges»). В суде прокуроры носят мантию, которая соответствует одежде судьи - черная шерсть с бархатной каймой шириной 12 см (красная - для федеральных прокуроров). Мантии адвоката и стажера имеют бархатную полоску шириной 8 см. Юристы в суде носят черную мантию с цветными элементами. Цвет зависит от профессии - фиолетовый (судьи общих судов), красный (государственные прокуроры) и синий (адвокаты). Адвокаты носят мантии только по уголовным производствам и во всех производствах в Конституционном суде, Верховном суде и Высшем административном суде. Судьи этих судов имеют специальные, отличные мантии.

Iз всех 47 государств-членов Совета Европы милитаризованную (по образцу военной) форму прокуроров имеют только три постсоветские страны - Россия, Армения и Азербайджан (Беларусь членом Совета Европы не является) - как продолжение (поддержание) традиции формы одежды и погон прокуратуры СССР. Прибалтийские страны, Грузия и Молдова от этой традиции отказались.

Ни одно из приведенных прочих европейских государств, в которых прокуроры используют мантию или обычный деловой костюм, нет основания отнести к нецивилизованным, неразвитым или таким, у которых нет истории государственной службы. Поэтому ссылки лоббистов законопроекта № 3062 на европейский опыт и традиции форменной одежды прокуроров являются обычной подменой понятий, манипуляцией, направленной на непосвященного адресата информации. (В конце концов, классных чинов, квалификационных классов и т.д. европейские прокуроры - за исключением некоторых постсоветских стран - также не имеют, но это тема отдельного разговора).

Более того, милитаризированная форма одежды профессионального участника процесса (судьи, прокурора, адвоката) привносит оттенок милитарности, придает военный вид самой судебной системе. До недавнего времени военную форму имели судьи Китая. Поэтому, учитывая общественно-политическое устройство и/или историческое прошлое этих государств, военная форма одежды прокуроров для внешнего наблюдателя (иностранца) ассоциируется с авторитарным (псевдодемократическим) типом правления и/или постсоветскими пространством и традициями. Поэтому форма одежды прокуроров характеризует и символизирует тип правовой культуры. Этот вопрос, в первую очередь, культурно-мировоззренческий, скорее ценностный, чем способ поощрения труда прокуроров.

Поэтому нам, украинцам, в период, когда мы задекларировали в преамбуле Конституции Украины курс на евроинтеграцию, в условиях войны и возможного ее обострения, когда северный сосед на наших границах бряцает оружием, продолжать и распространять на нашу территорию культуру прокуратуры этого соседа мировоззренчески как минимум является наивным чудачеством, непонятным шагом.

Есть ли (может ли быть) форменная одежда стимулом для эффективной деятельности прокуроров и дисциплинировать других участников уголовного производства содействовать уважению к процессуальному статусу прокурора? Данный вопрос лежит в канве народной мудрости «место (форма, мундир) красит человека или человек место?».

1) Уважение к прокурору и дисциплина со стороны других участников уголовного производства при выполнении прокурором своих функций зависит от надлежащего этического поведения самого прокурора, его вежливости, профессионализма и компетентности. Если их нет - ни одна форма и чины (погоны) принудительно не обеспечат эмоциональный отклик уважения к прокурору у других участников процесса, общества в целом.

2) Если наоборот, прокурор допускает неэтичное поведение, проявляет некомпетентность - это дискредитирует не только личность прокурора, но и форму и саму систему классных чинов.

3) Право на уважение процессуального статуса имеют все участники уголовного производства в силу конституционного принципа равенства (п.1 ч.2 ст. 129 Конституции), и уважение к прокурору не может быть исключением.

4) Может ли быть обеспечение дополнительных стимулов для уважения к прокурору самоцелью для государства, в котором высшей ценностью провозглашен человек? Ведь институт прокуратуры является сервисом государства для предоставления услуг (человеку) - правоохранительных, правозащитных, правосудия.

5) Наконец, а как без таких стимулов к эффективной работе и дисциплинирования и уважения к прокурору других участников процесса обходятся прокуроры тех стран, где специальной формы одежды нет? Не является ли военная форма одежды психологическим приемом внушения страха у других участников процесса?

6) Лучшее проявление уважения к прокурорам и стимул для их отдачи работе - это когда общество своих прокуроров любит (без преувеличения), отвечает им благодарностью за их трудоемкую, опасную работу, иногда на грани риска жизнью; проявляется в высокой общественной доверии к прокурорам и прокуратуре как институту.

Такие общества есть: высокий уровень доверия к судебной системе и прокуратуры имеют скандинавские страны - более 70-80%. Вот к этому эффекту и стоит стремиться.

Является ли форменная одежда прокурора необходимой для выполнения должностных функций?

Безусловно, прав ГНЭУ ВРУ, что «наличие официальной форменной одежды в большинстве случаев связано с особыми условиями ее эксплуатации при реализации функций государственного органа, для максимального комфорта выполнения служебных задач в сложных условиях. Учитывая функции современной прокуратуры, потребность в форменной одежде ее работников может иметь исключительно психологическое обоснование».

Во-первых, психологический мотив (желание) к прокурорской форме обусловлен исторической памятью (опытом) украинских прокуроров, которые всю профессиональную жизнь (без малых 6,5 года) проработали в армейско-подобной прокурорской форме, другой парадигмы деятельности прокуратуры они не видели на своем веку. Во-вторых, форменная одежда прокуроров, конечно, никак не связана со стимулированием к качественному труду и карьерным ростом, однако она символизирует принадлежность к профессии, а потому является одним из психологических факторов, которые: а) привлекают молодежь в прокуратуру; б) позволяют позиционировать себя в социуме. Поэтому форменная одежда прокурора может играть роль внутреннего психологического мотива при выборе профессии у лиц, для которых фактор формы (мундира) является важным с точки зрения их амбиций, представлений о престиже профессии, принадлежность к которой подчеркивается внешними, опознавательными признаками - формой.

Если прокурорская форма в современных условиях прокурорам для эффективного выполнения их функций объективно не нужна, то внимательный читатель спросит, а чем же обусловлена мантия прокуроров в ряде стран Европы?

Дело в том, что мантия выполняет различные цели. С одной стороны, как и армейско-подобная прокурорская форма, мантия является внешним символом, визуальной чертой принадлежности к профессии. Однако в отличие от милитарной прокурорской формы, мантия - это «символ судебного достоинства», традиционный наряд юридических служащих, участвующих в осуществлении правосудия, которым свойственны одни и те же (общие) знания, принципы деятельности, этические стандарты, зрелость ума и независимость суждений. Мантия выводит профессиональных участников процесса - судью, прокурора, адвоката - из группы других участников (свидетелей, потерпевших, подозреваемых и т.д.), чтобы их позиция как независимых лиц, ответственных за осуществление правосудия, была извне легче распознаваема, слышима, известна; способствует повышению ясности ситуации в зале и одновременно делает вклад в создание атмосферы равновесия, беспристрастности и объективности общения в суде. С другой стороны, мантия надевается поверх одежды юриста, закрывая его собственную одежду и внешность человека. Лица, одетые в мантии, выступают не как частные лица, а только как функционеры правовой системы на должностях, определенных им законодателем.

Благодаря своей однородности, мантии всех функционеров правосудия (судьи, прокурора, адвоката) выражают и то, что все носители мантии в процессе - на равных основаниях в силу полномочий, предоставленных законом каждому из них, независимо от того, может ли кто-то позволить себе дорогой костюм или одежду обычную, повседневную, уличную (кэжуал) одежду.

Таким образом, форма одежды прокуроров - военная, мантия или деловой костюм - несет противоположную смысловую нагрузку, разную идею. Прокурорская форма советского стиля в совокупности с погонами, которые указывают на классный чин, имеет целью привлечь внимание, подчеркнуть и возвысить статус прокурора в процессе, поднять уважение к нему, внушать робость и кроткое послушание (т.е. дисциплинировать) других участников процесса в общении с ним, о чем открыто отмечают и сами инициаторы законопроекта № 3062. Зато идея мантии - наоборот скрыть социальное положение прокурора и адвоката независимо от достижений, заслуг, респектабельности их одежды, имущественного состояния, чтобы никакие внешние, видимые факторы не отвлекали внимание от высказываемых прокурором и адвокатом доводов по делу. То есть чтобы внешняя форма не одерживала верх над внутренним содержанием профессиональной деятельности прокурора и адвоката, не стала тактико-психологическим элементом переакцентирования внимания суда, других участников производства, всех присутствующих в зале судебных заседаний с компетентности и мастерства прокурора и адвоката на восприятие их внушающий почтение внешний вид. Следует отметить, что такое позиционирование прокурора и адвоката в процессе созвучно с принципами состязательности и процессуального равноправия сторон.

В тех странах, где не предусмотрены мантии для прокуроров, используется обычный деловой костюм - причем это костюмы сдержанного кроя и темных цветов; яркое, модельное, эпатажное, клетчатое или любой иной наряд для самовыражения не поощряется. По крайней мере, просматривая официальные интернет-страницы прокуратур этих стран, можно убедиться, что прокуроры в таком не встречаются. Идея сдержанного темного костюма очевидно такая же, как и мантии - не привлекать внимания к себе (видом, одеждой), важно содержание деятельности и ее официальный характер.

Поэтому форма одежды прокуроров - это не только и не столько вопрос психологической привязанности к ней, ее привлекательности для определенных категорий лиц, а в первую очередь это те или иные идеи и ценностные ориентации, которые она символизирует, тип правовой системы, мировоззрение, культурология, нарратив. Форма прокуроров является материально овеществленным артефактом присущей культуры, визитной карточкой мировоззрения. А «этикетка системы взглядов отличается от этикетки других товаров, среди прочего, тем, что она обманывает не только покупателя, но и часто самого продавца» (К.Маркс. Капитал). Ведь «продавец» - лоббисты и сторонники идеи восстановления формы прокуроров - могут оказаться как добросовестными, однако мало осведомленными, так и такими, которым хорошо известно, какова реальность на самом деле. Однако они будут умышленно сообщать полуправду, которая им выгодна или, по крайней мере, безопасна, и замалчивать не столь приятные и удобные факты, словно их совсем нет.

Надеюсь, приведенная информация поможет по-новому воспринять проблему целесообразности возвращения украинским прокурорам формы одежды армейского типа, выйти за рамки стереотипов; способствовать самосознанию юристами собственного отношения к этому вопросу. И пониманию того, как наши подходы воспринимаются в мире и почему после вступления Украины в Совет Европы в 1995 году Венецианская комиссия требовала отказаться от милитаристского образа прокуратуры.


Об авторе
[-]

Автор: Оксана Калужна

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.06.2021. Просмотров: 61

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta