«Украинский вопрос» на саммите лидеров стран «Большой двадцатки» G20 в Китае

Содержание
[-]

4-5 сентября в 15-миллионном городе Ханчжоу, административном центре провинции Чжэнцзян в КНР, состоялся 11-й саммит лидеров стран «Большой двадцатки» (G20).

Тема саммита — «Строительство инновационной, здоровой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики». Основные задачи форума: достижение глобальной экономической стабильности и устойчивого роста, а также финансовое регулирование с целью предотвращения финансовых кризисов. В кулуарах обсуждались и геополитические проблемы: военно-политическая ситуация на Ближнем Востоке, в частности в Сирии; проблема беженцев и мигрантов в Европе; ситуация в Крыму и на юго-востоке Украины, имплементация Минских соглашений.

Для нас, украинцев, саммит в Китае интересен, прежде всего, восприятием его участниками агрессивных действий Кремля против Украины, что во многих публикациях называется «украинским вопросом». Мы взяли в кавычки словосочетание «украинский вопрос», поскольку оно не отражает сути проблемы. Под «украинским вопросом» следует понимать отнюдь не «гражданскую войну» в Украине, как это пытаются преподнести российские политики и СМИ, а российско-украинскую конфронтацию и агрессию Кремля против нашей страны.

Накануне саммита Президент П. Порошенко обсудил по телефону «совместные позиции по украинскому вопросу» с коллегами по «нормандскому формату» — канцлером ФРГ А. Меркель и президентом Франции Ф. Олландом. Представители украинской власти передали канцлеру Германии и президенту Франции списки украинских узников в России и заложников на оккупированных территориях с тем, чтобы они во время встречи с В. Путиным на саммите попросили его о содействии в освобождении этих людей.

Политические маневры В. Путина накануне саммита G20

Памятуя о скандальных для Москвы итогах саммита G20 в Австралии в ноябре 2014 года и о не очень удачном для неё же саммите G20 в Турции в ноябре 2015 года, российское руководство во главе с В. Путиным выполнило огромную подготовительную работу с тем, чтобы совершить прорыв на саммите «Большой двадцатки» в Китае и вывести Россию из-под политической изоляции, в которой она пребывает вот уже более двух лет.

Поскольку изоляция и санкции против России были введены в связи с аннексией Крыма и оккупацией части территории Донбасса, кремлевские стратеги решили сделать все возможное, чтобы уйти от ответственности за агрессивные действия против Украины путем дискредитации украинского руководства.

В последний раз «нормандская четверка» встречалась в Елисейском дворце в Париже 2 октября 2015 года. 8 августа в ответ на предложение П. Порошенко министр иностранных дел России С. Лавров «предположил», что встреча лидеров «нормандской четверки», включительно с президентом Украины, может состояться на полях саммита G20 в китайском Ханчжоу. Но, как показали дальнейшие события, все это было не более чем игра, поскольку в то же время ФСБ РФ по заданию Кремля уже полным ходом готовила провокацию с «украинскими диверсантами» в Крыму.

Как известно, с этой целью 10 августа Кремль предпринял неуклюжую и грубую кагэбистскую инсценировку «предотвращения в Крыму терактов украинских диверсионно-разведывательных групп», которые якобы готовило ГУР МО Украины. С большой помпой В. Путин поспешил обвинить «киевскую власть в переходе к практике террора», при этом называя «бессмысленной» запланированную встречу «нормандской четверки» в Китае. Комментируя эти примитивные инсинуации Кремля, Президент Украины П. Порошенко заявил, что именно Российская Федерация прибегает к политике государственного терроризма, отметив при этом, что подобными провокациями Кремль не сможет убедить Запад в том, что за войну на Донбассе, развязанную Россией, несет ответственность Украина.

И действительно, 12 августа Совет Безопасности ООН единогласно осудил эту провокацию Москвы. Даже представитель «дружественного» Китая в Совбезе ООН Лю Цзеи заявил: «Мы уважаем территориальную целостность Украины в ее границах, установленных в 1991 году, поэтому мы не принимаем формулировки «теракт на российской территории». Потерпев постыдное и сокрушительное фиаско, В. Путин вынужден был отправить в почетную отставку с поста главы своей администрации многолетнего «соратника и друга», С. Иванова, который, по некоторым данным, вместе с помощником президента РФ В. Сурковым организовывал и курировал вышеупомянутую антиукраинскую провокацию ФСБ РФ в Крыму.

Таким образом, В. Путин пытался сделать все возможное для того, чтобы превратить «нормандскую четверку» в «нормандскую тройку» без Президента Украины П. Порошенко. По словам помощника президента РФ Ю. Ушакова, «после событий в Крыму Россия полностью отказалась рассматривать возможность встречи в «нормандском формате» с участием президента Украины». Однако А. Меркель и Ф. Олланд не поддались на путинские провокации и четко заявили, что «нормандский формат» — это формат президентов четырех стран, а не трех. Поэтому обсуждение проблем российско-украинской конфронтации было переведено в формат двухсторонних встреч.

За несколько месяцев до начала саммита G20 в Китае и парламентских выборов в России, 18 сентября В. Путин приступил к наращиванию своих «геополитических мускулов». При этом, учитывая, что отношения со странами Запада не сложились, он решил активизировать свои связи с крупными азиатскими странами. 9-го августа в Санкт-Петербурге он провел «примиренческую» встречу с президентом Турции Р. Эрдоганом, а 8-го августа встретился в Баку с президентами Азербайджана и Ирана.

В средине августа МО РФ заявило о переброске российских стратегических бомбардировщиков Ту-22М3 на иранскую авиационную базу «Хамадан», которые 15 августа совершили первый боевой вылет для бомбежки объектов в Сирии. Кремлевская пропаганда это представила как следствие возобновления «союзнических отношений» с Ираном. Некоторые парламентарии и официальные лица РФ в состоянии необузданной эйфории выдавали желаемое за действительное. И именно эта пропагандистская пиар-кампания возмутила военные круги Ирана. И не только. Большинство иранских политических партий весьма отрицательно воспринимает базирование вооруженных контингентов любой страны на иранской территории. Поэтому уже через несколько дней после приземления российских бомбардировщиков на базе «Хамадан» официальный представитель иранского МИД Б. Гасеми объявил, что Иран отказал России в использовании этой базы её авиацией. Министр обороны Ирана Х. Дехган в свою очередь упрекнул Москву за придание огласке использование базы, заявив, что «русские хотят показать, что являются сверхдержавой, чтобы гарантировать свою долю в политическом будущем Сирии, и, конечно же, в этой связи имело место своего рода хвастовство и неджентльменское поведение». После этого заявления иранского министра искусственно раздутые «геополитические мускулы» В. Путина несколько уменьшились.

Накануне саммита G20 в Китае Москва активизировала контакты с Пекином в рамках саммита ШОС 23-24 июня в Ташкенте, где был принят план действий на 2016-2020 годы, а также обсуждалась возможность принятия в организацию Индии, Пакистана и Ирана. Вскоре после встречи в Ташкенте состоялся официальный визит В. Путина в Китай 24-25 июня с. г. по случаю 15-летия подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР.

В рамках Восточного экономического форума 2-3 сентября с. г. во Владивостоке президент РФ встретился с премьер-министром Японии Синдзо Абэ и президентом Республики Корея Пак Кын Хе, с которыми обсуждались нынешнее состояние и перспектива развития двухсторонних отношений. Главными темами переговоров В. Путина с премьер-министром Японии было участие японских компаний в развитии инфраструктуры Дальнего Востока и проблемы Курильских островов. В ходе переговоров с президентом Южной Кореи достигнута договоренность о возвращении России в рамках бартерного обмена российских танков и бронетранспортеров (70 — БМП-3, 33 — БТР-80А и 80 — Т-80У), переданных ей в 90-х годах прошлого века в зачет советского долга. Военные эксперты не исключают возможность их перепродажи Кипру или Йемену, что, думается, не очень понравится Турции и Саудовской Аравии.

Москва давно и безуспешно пытается позиционировать Китай в качестве своего союзника и вбить клин между КНР и США, но это не соответствует ее возможностям. Если учесть, что в 2015 году торговый оборот между РФ и КНР (60 млрд долл.) был в 10 раз меньше товарооборота между США и КНР (600 млрд долл.), то станет понятно, что Пекину нет никакого резона осложнять отношения с Вашингтоном в угоду геополитическим амбициям Кремля. Не все складывается благополучно и в двухсторонних российско-китайских отношениях. В 2015 году товарооборот России с Китаем уменьшился на 30 %. Несмотря на свои огромные, в 180 млрд куб. м объёмы ежегодно потребляемого природного газа, Китай до сих пор не нуждается в газе российском. Поэтому и безуспешны настойчивые предложения «Газпрома» поставлять свой газ Китаю. Так, в 2014 году Пекин отказался финансировать проект российского газопровода «Сила Сибири», поскольку цена на газ его не устраивала.

22 августа с. г. в китайский порт Яньтянь прибыл танкер Maran Gas Apollonia с американским сжиженным природным газом (СПГ). Это была первая поставка американского сжиженного газа в Китай из нового американского экспортного терминала Sabine Pass. Такое сообщение вызвало замешательство среди функционеров «Газпрома», отказывающихся понимать как «китайские друзья» могут покупать американский СПГ по 290 долл. за 1 тыс. куб. м, если российский СПГ с месторождений проекта «Сахалин-2» более дешевый? Очевидно все дело в том, что почти весь российский СПГ законтрактован другими потребителями, а объёмы производства американского СПГ уже сегодня значительно превышают объёмы производства российского СПГ. К тому же расширение производства российского СПГ тормозится американскими и европейскими санкциями.

Москву также раздражает то обстоятельство, что Китай без лицензий клонирует и копирует российскую военную технику и вооружение и без разрешения продает их третьим странам. Таких примеров «неадекватной дружбы» между РФ и КНР можно привести немало.

К большому неудовольствию Кремля у Китая сохраняются дружественные и взаимовыгодные отношения с Украиной, о чем свидетельствует его намерение реализовать крупные совместные с ней проекты. Так, государственное предприятие «Антонов» и китайская компания Aerospace Industry Corporation of China (AICC) подписали 30 августа с. г. договор о достройке второго экземпляра крупнейшего в мире транспортного самолета АН-225 «Мрія» и организации его серийного производства на территории Китая по лицензии ГП «Антонов». Предполагается, что китайская компания будет также финансировать серийное производство грузовых самолетов Ан-178.

В августе с. г. Китай закончил изыскательные работы и вновь предложил построить глубоководный порт с глубиной акватории в 25 метров на побережье материковой Украины. Ранее китайская сторона планировала построить глубоководный порт в Крыму, но инвесторы публично заявили, что не будут иметь дело с марионеточной властью оккупированного полуострова. Теперь правительство Украины должно определиться — нужен ли такой порт или нет. Предполагается, что основную часть инвестиций для проекта предоставит китайская сторона. По моему мнению, после того, как все крымские порты отошли России, это предложение, кроме большого экономического, имеет не менее огромное политическое значение. Это ответ Путину на его «нет смысла проводить нормандскую встречу, да ещё в Китае».

Переговоры по «украинскому вопросу» на саммите G20

После того, как стало ясно, что полноценной встречи «нормандской четверки» в Ханчжоу не состоится, ожидать прорыва на саммите «Большой двадцатки» в решении российско-украинского конфликта не стоило. Тем не менее, Б. Обама, А. Меркель и Ф. Олланд имели двухсторонние встречи с В. Путиным, в ходе которых затрагивались вопросы, связанные как с урегулированием этого конфликта в рамках как Минских соглашений, так и новых инициатив. Учитывая, что упомянутые двухсторонние переговоры проходили кулуарно, то думаю, что об их подробностях и деталях мы не скоро узнаем, если когда-нибудь узнаем вообще. Впрочем, по некоторым просочившимся сведениям мы можем составить общее представление о содержании этих переговоров. Одно можно с уверенностью сказать уже сейчас: переговоры лидеров США, ФРГ и Франции с В. Путиным по «украинскому вопросу» были принципиальными и жесткими в отстаивании национальных интересов Украины, что не оставляло президенту РФ надежд на послабление санкций и изоляции в случае продолжения его агрессивной политики против Украины.

Еще до начала переговоров с В. Путиным на совместной пресс-конференции с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй Б. Обама однозначно заявил, что «мы продолжим противодействие российской агрессии в Украине». До официальной встречи Б. Обама несколькораз пообщался накоротке с В. Путиным. Их официальная встреча продолжалась более часа. С российской стороны в переговорах также приняли участие помощник президента РФ Ю. Ушаков, пресс-секретарь Д. Песков и глава МИД РФ С. Лавров. Со стороны США на встрече присутствовал госсекретарь Джон Керри. Главное внимание на переговорах уделялось обсуждению ситуации в Сирии и Украине. После этого Б. Обама и В. Путин общались тет-а-тет. По данным агентства «Блумберг», сторонам так и не удалось достичь взаимопонимания ни по Сирии, ни по Украине.

После переговоров с В. Путиным Б. Обама признал, что их диалог был достаточно конструктивным, однако не привел к взаимоприемлемым договоренностям. По его словам, «надо еще увидеть сможет ли Путин реализовать своё желание найти выход из конфликта низкой интенсивности на российско-украинской границе». Государственный секретарь США Дж. Керри также несколько часов общался с С. Лавровым.

Б. Обама дал ясно понять В. Путину, что санкции против РФ останутся в силе до полного выполнения Минских соглашений. При этом следует отметить, что 1 сентября Минфин США внес в санкционные списки фамилии еще 17 российских чиновников и 20 компаний, в частности, компаний-подрядчиков строительства Керченского моста в Крыму, а также представителей силовых структур временно оккупированного Крыма и вожаков пророссийских боевиков на Донбассе. 6 сентября санкционный список был расширен на 81 пункт. Среди прочих бизнес-структур в него попали более 50 компаний, подконтрольных «Газпрому», а также 11 компаний, производящих электронику, которая может быть использована ВПК РФ. На все «подсанкционные» компании будут наложены торговые ограничения, и все запросы на лицензию для торговли с этими компаниями будут рассматриваться «с презумпцией отказа». Введение Вашингтоном дополнительных санкций против России до саммита G20 свидетельствует о том, что в Белом доме и не надеялись на какие-либо позитивные сдвиги в позиции Кремля по ситуации на Донбассе.

4 сентября встреча канцлера ФРГ А. Меркель с В. Путиным длилась около 2-х часов. Как сообщил официальный представитель немецкого правительства Штеффен Зайберт, лидеры двух стран «очень конкретно» обсудили различные вопросы, связанные с дальнейшим выполнением Минских соглашений. О деталях разговора Ш. Зайберт, однако, не сообщил. В первый день саммита министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер выразил надежду на то, что будет установлен новый режим прекращения огня в конфликте на востоке Украины при участии ОБСЕ. По его словам, новый документ, готовящийся при участии ОБСЕ, будет способствовать восстановлению встреч в «нормандском формате». Штайнмайер заверил, что новый документ будет готов в течение нескольких недель и его проект предполагается обговорить в ближайшее время на встрече министров иностранных дел стран «нормандской четверки».

5 сентября встреча Ф. Олланда с В. Путиным длилась дольше запланированного — 1 час 20 минут. Французские журналисты, ссылаясь на дипломатов, констатировали, что ни одна из сторон не уступила, а разногласия как были, так и остались. Как отметило французское радио RFI, «ни для кого не секрет, что отношения между Россией и Францией характеризуются принципиальными разногласиями, которые до сих пор не привели к налаживанию доверительных отношений между Путиным и Олландом». Хотя оба президента много говорили о возможности достижения мирного урегулирования в Украине, разногласия остались существенными. Если для В. Путина вопрос Крыма является «закрытым», то для Ф. Олланда Крым остается украинским.

После встречи с президентом РФ Ф. Олланд заявил, что представители стран-участниц «нормандской четверки» договорились о продолжении работ по урегулированию ситуации в Украине и через несколько недель о встрече на высшем уровне. Как заявил Ф. Олланд, «…в Украине мы должны продолжать Минский процесс, преодолеть причины его нынешней блокировки, включая внедрение специального статуса, укрепление безопасности и доверия между сторонами». Однако пресс-секретарь президента России Д. Песков после этой встречи сообщил, что «Россия еще не определилась в вопросе о своем дальнейшем участии в саммите «нормандского формата». По его словам, «предстоит еще провести большую работу перед тем, как окончательно определиться». Ф. Олланд отметил также, что в рамках предстоящего официального визита В. Путина в октябре во Францию, по случаю открытия русской церкви святой Троицы на набережной Бранли в Париже, будет представлена ещё одна возможность обсудить «ситуацию в Украине». Не исключено, что встреча лидеров «нормандской четверки» может состояться в Париже в рамках визита В. Путина во Францию.

* * *

Итоги саммита G20 в Ханчжоу продемонстрировали, что общая тенденция развития отношений между ведущими странами Запада и Россией является для нее негативной, и изменить эту тенденцию в пользу Москвы В. Путину на саммите не удалось. Дипломатия высокого уровня и, тем более, вокруг сложных международных проблем никогда не была открытой для широкой публики. Впрочем, даже короткие заявления лидеров ведущих стран Запада на саммите G20 в Китае свидетельствуют, что их позиции в отношении суверенитета Украины и нерушимости её международно признанных границ неизменны. И об этом четко и однозначно еще раз заявлено руководству РФ, какие бы маневры с целью раскола единой позиции ведущих стран Запада в отношении российской агрессии против Украины оно не предпринимало.

Общая тональность и атмосфера переговоров лидеров США, ФРГ и Франции с В. Путиным на полях саммита G-20 в Китае свидетельствуют, что ему не удалось превратить «нормандскую четверку» в «нормандскую тройку», как и не удалось уйти от ответственности за создавшуюся по его вине ситуацию на Донбассе, за блокирование Минского процесса. В. Путину также не удалось смягчить позицию лидеров ведущих западных стран в отношении санкций против России. Попытки Кремля активизировать отношения со своими азиатскими партнерами также не привели к ослаблению политической изоляции России, тем более, что отношения с некоторыми из них (Китай, Япония, Турция, Иран, Саудовская Аравия) нельзя назвать стабильными и не имеющими проблем.

На наш взгляд, то обстоятельство, что Б. Обаме во время переговоров с В. Путиным на саммите G20 не удалось достичь взаимопонимания по Сирии и Украине, свидетельствует о том, что кремлевский «политический долгожитель» серьёзно не воспринимает «хромую утку» Б. Обаму и делает ставку на победу в президентских выборах в США Д. Трампа, известного своими пророссийскими и «пропутинскими» симпатиями. В такой же степени В. Путин делает ставку на приход к власти пророссийских политиков на президентских выборах во Франции в апреле-мае 2017 года и парламентских выборах в ФРГ осенью 2017 года. Исходя из этого, как нам представляется, В. Путин попытается «продержаться» до смены власти в упомянутых странах, и при этом, в лучшем случае, будет стремиться заморозить ситуацию на Донбассе путем саботирования, блокирования и игнорирования Минского процесса, а в худшем — усиливать вооруженную и политическую конфронтацию с Украиной с целью дестабилизировать ситуацию и сменить власть в нашей стране в пользу пророссийских сил, главным образом бывших регионалов.

* * * 

5 сентября руководитель рабочего штаба по Украине федерального Министерства иностранных дел ФРГ Йоханнес Регенбрехт заявил, что если Украина предоставит альтернативные предложения и идеи относительно того, каким образом можно достичь прогресса в установлении мира на Донбассе, то такие предложения будут приветствоваться. На наш взгляд, Минские соглашения могут быть выполнены лишь при одном условии — возобновлении при содействии международной вооруженной полицейской миссии ОБСЕ полного контроля Украины над ныне неконтролируемым 400-километровым участком украинско-российской границы на Донбассе. Поэтому руководство Украины должно сделать все возможное, чтобы это условие стало первым пунктом Минских соглашений и безусловным обязательством Российской Федерации. (Об этом неоднократно упоминал и Президент Украины П. Порошенко: «Вопрос границы является ключевым в контексте выполнения Минских договоренностей»). С этим предложением Украина должна без промедления обратиться ко всем участникам «нормандской четверки» и США. Кроме того, как вариант, крайне желательно расширить «нормандскую четверку» до семи участников за счет представителей США, Великобритании и Италии, тем более, что такой формат уже использовался на недавнем саммите НАТО в Варшаве.

 


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.09.2016. Просмотров: 362

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta