«Украинский вопрос: Парижские договоренности встречи глав государств «нормандской четверки»

Содержание
[-]

«Украинский вопрос: Парижские договоренности встречи глав государств «нормандской четверки» 

2 октября дипломатические баталии вокруг Украины перенеслись из Нью-Йорка в Париж, где состоялась третья встреча глав государств «нормандской четверки». До начала переговоров в Елисейском дворце, длившихся почти пять часов, состоялись двухсторонние встречи П. Порошенко с Ф. Олландом, и В. Путина с А. Меркель.

Накануне этой встречи с целью координации позиций П. Порошенко также общался на Генассамблее ООН с А. Меркель и Ф. Олландом. На двухстороннем уровне перед переговорами в Париже не встречались лишь П. Порошенко и В. Путин.

Важным нюансом переговоров в Париже было отсутствие за их кулисами донецких марионеток Кремля, то есть представителей самопровозглашенных «республик», поскольку все они имеют в Евросоюзе статус невъездных. Еще один нюанс, связанный с рукопожатием П. Порошенко и В. Путина, к которому их якобы «принудила» А. Меркель. Это рукопожатие вызывало немало неоднозначных комментариев. Одни заявляли, что недопустимо жать руку врагу, другие говорили, что это лишь дипломатический протокол. Как известно, в Нью-Йорке П. Порошенко вышел из сессионного зала Генассамблеи ООН, когда В. Путин начал читать свою речь.

Переговоры «нормандской четверки» были достаточно неформальными, без четко очерченных вопросов повестки дня. По итогам переговоров не было подписано ни одного документа, что, как мы видим уже сегодня, привело к противоречивой трактовке результатов переговоров участниками встречи в Париже и экспертами.

То, что «Парижские договоренности» документально не закреплены, наверное, свидетельствует об их не очень высокой ценности. Некоторые эксперты объясняют отсутствие итогового документа тем, что встреча в Париже имела целью лишь активизировать и подтолкнуть или скорее протолкнуть выполнение Минских договоренностей («Комплекс мероприятий по выполнению минских договоренностей»), не очень заботясь о том, какие механизмы и инструменты следует задействовать, чтобы добиться их реализации.

Среди основных вопросов, находившихся в центре внимания «нормандской четверки» на переговорах в Париже, были следующие:

  • отвод вооружений калибром менее 100 мм от линии разграничения в течение 41 дня, начиная с 3 октября;
  • проведение местных выборов в контролируемых сепаратистами районах Донбасса;
  • обеспечение доступа на выборы для международных наблюдателей;
  • принятие Верховной Радой Украины закона об особенностях местных выборов в отдельных районах Донбасса;
  • обеспечение доступа в оккупированные районы международных гуманитарных организаций;
  • вывод иностранных (российских) войск с оккупированных территорий;
  • разоружение бандформирований на оккупированных территориях;
  • амнистия для сепаратистов;
  • введение иммунитета для кандидатов в депутаты местных советов;
  • закрытие 400-километрового участка украинско-российской границы;
  • увеличение пунктов пропуска и облегчение условий работы для международных организаций.

После окончания переговоров В. Путин, не ответив на вопросы журналистов, спешно первым покинул Елисейский дворец. Не подошел В. Путин и к российским СМИ в аэропорту «Орли». П. Порошенко также выехал из резиденции французского президента, но позже провел пресс-брифинг для украинских СМИ в Посольстве Украины в Париже. На итоговой пресс-конференции в Елисейском дворце выступили лишь Ф. Олланд и А. Меркель. Не исключено, что П. Порошенко и В. Путину вообще не предложили участвовать в итоговой пресс-конференции, во избежание возможной публичной ссоры между ними, которая бы испортила формирование позитивного имиджа «Парижских договоренностей».

Анализируя заявления лидеров «нормандской четверки», их помощников и официальных пресс-секретарей, глав внешнеполитических ведомств, а также компетентных экспертов и журналистов, можно составить некоторое представление об основных вопросах, обсуждавшихся на саммите в Париже.

О выборах на оккупированных территориях

Одним из позитивных результатов переговоров в Париже было достижение консенсуса лидерами «нормандской четверки» по поводу недопустимости проведения «фейковых выборов» на оккупированных территориях 18 октября и 1 ноября. Похоже, что на переговорах согласились на компромисс — В. Путин отменяет проведение этих выборов, а украинская сторона соглашается на пролонгацию срока действия Минских договоренностей на неопределенное время после 31-го декабря 2015 года. В конечном итоге, это не так уж плохо, и вот почему.

Как отмечалось на саммите в Париже, местные выборы на оккупированных территориях могут состояться лишь согласно украинскому законодательству после принятия специального закона о выборах и не позже, чем через 90 дней после того, как данный закон вступит в силу. Хотя тут же возникает вопрос — почему именно 90 дней, а не, скажем, 180 или больше? Важно, что сроки принятия закона не указаны, а это обеспечивает определенный часовой люфт по срокам проведения самих выборов. Как мне кажется, не следует спешить с принятием данного закона. Это Путину нужно, чтобы мы провели выборы как можно раньше, потому что ему необходима срочная отмена санкций. Но мы не должны потакать путинским прихотям, а проводить выборы тогда, когда для этого будут созданы надлежащие условия. Следовательно, нам спешить с выборами не стоит.

С учетом того, что две трети зомбированного московской пропагандой населения на оккупированных территориях, мягко говоря, не испытывает особой любви к Украине, а полтора миллиона жителей Донбасса переехали в другие области Украины, то выборы если и пройдут согласно украинскому законодательству и под международным контролем, то их итоги скорее всего продемонстрируют поддержку кандидатов-сепаратистов. Поэтому, на наш взгляд, важно добиться, чтобы переселенцы из Донбасса, хоть и не все из них являются патриотами Украины, имели право избирать и быть избранными в соответствии с будущим специальным законом о выборах в отдельных районах Донбасса. Данный закон должен способствовать решению ряда проблем:

  • как должны голосовать полтора миллиона беженцев?
  • как не допустить к участию в выборах сепаратистов, криминальных элементов и преступников?
  • как организовать международный контроль выборов?
  • как вообще технически провести эти выборы в полуразрушенных городах Донбасса?
  • как гарантировать безопасность во время выборов?

Справка:

Проект специального закона об особенностях проведения местных выборов в некоторых районах Донецкой и Луганской областей на основе украинского законодательства и принципов ОБСЕ уже разрабатывается специалистами Трехсторонней контактной группы в Минске. Предусматривается, что данный закон будет гарантировать освещение выборов украинскими СМИ в этих районах, участие украинских партий на выборах, формирование избирательных комиссий через украинскую ЦИК и представителями украинских партий, возможность голосования переселенцев по нынешнему местожительству, а также вывод российских оккупационных войск и разоружение боевиков-сепаратистов. В лучшем случае данный закон будет принят до конца 2015 года, а выборы соответственно могут быть проведены не раньше весны 2016 года.

По итогам саммита «нормандской четверки» в Париже состоялась пресс-конференция, в которой участвовали только президент Франции Ф. Олланд и канцлер ФРГ А. Меркель. Как считает А. Меркель, взгляды России и Украины на пути решения кризиса на Донбассе «заметно сблизились». По ее убеждению, тот факт, что эти переговоры в Париже состоялись, является «символом того, что мы продвинулись вперед». Она также увидела «легкий прогресс в процессе реализации минских договоренностей», в то же время отмечая, что «вопрос Сирии не связан с украинским вопросом».

Президент Франции Ф. Олланд говорил о законе по поводу «амнистии» для сепаратистов, которая «должна реализоваться вместе с выборами». Но возникает вопрос: почему «вместе с выборами»? Возможно, сначала целесообразно провести выборочную амнистию вместе с десепаратизацией и дебандитизацией на оккупированных территориях, а потом уже провести выборы? Думаю, что фрау А. Меркель хорошо изучала историю своей страны и знает, что первые демократические выборы в Бундестаг в послевоенной ФРГ состоялись 14 августа 1949 года, а до того 4 года проходил процесс денацификации. По-моему, и мы сначала должны провести процесс десепаратизации и дебандитизации во временно неподконтрольных украинской власти районах Донбасса. Кстати, проект Закона о десепаратизации (о противодействии и предотвращении сепаратизма и преодолении последствий сепаратистской деятельности на территории Украины) был принят в первом чтении еще до 22 июля 2014 года Верховной Радой предыдущего созыва, однако после этого к его рассмотрению народные депутаты почему-то не возвращались.

Следовательно, после выборов Украина лишь начнет процесс возврата контроля над своей границей, а о том, когда она должна его завершить — ни слова. Возможно, через год, или пять лет? Ф. Олланд сказал также, что сначала должны состояться выборы, а потом возвращение контроля Украины над границей с Россией и вывод иностранных вооруженных формирований из Донбасса (?!). Вообще, Ф. Олланд не стал вникать в подробности по поводу того, каким должен быть механизм возвращения контроля Украины над границей с Россией. Возможно потому, что он и сам не представляет себе, как это может происходить? Думаю, что закрыть «наглухо» границу с Россией длинною 2295 км будет очень трудно, практически невозможно. Даже США не способны закрыть границу с Мексикой.

Не понятно также, почему в интерпретации Ф. Олланда вывод иностранных вооруженных формирований из Донбасса должен осуществляться лишь после выборов? Ведь в п. 10 Минских договоренностей отмечено, что «должен состояться вывод всех иностранных (российских — авт.) вооруженных формирований, военной техники, наемников с территории Украины и разоружение всех незаконных группировок под наблюдением ОБСЕ», но в этом пункте не указывается: после или до выборов. По мнению опытного украинского дипломата и правоведа-международника В. Василенко, проведение выборов на оккупированной территории Донбасса до вывода оттуда российских войск и до взятия под украинский контроль границы является абсурдным и таким, что противоречит требованиям международного и украинского права.

До сего времени не понятно также как именно и когда должно происходить «разоружение всех незаконных группировок»? И неясно, был ли разговор об этом вообще на переговорах в Елисейском дворце? Похоже, что был, потому что во время выступления в Верховной Раде 7 сентября министр иностранных дел Украины П. Климкин заявил, что, по всем критериям международного права, выборы на территории, где присутствуют иностранные войска и не разоруженные незаконные формирования, невозможны. Очевидно, это же было сказано и президентом П. Порошенко на саммите в Париже. 5 октября в интервью украинским телеканалам П. Порошенко сообщил, что выводить иностранные войска с украинской территории нужно немедленно, без привязки к срокам проведения местных выборов. Но хотелось бы, чтобы эти декларации подкреплялись и конкретными делами, например, внесением соответствующей статьи в подготавливаемый сейчас Трехсторонней контактной группой в Минске проект специального закона о выборах в отдельных районах Донбасса. По-моему, период десепаратизации должен длиться столько, сколько необходимо для очистки украинского Донбасса от криминальных элементов, проведения амнистии, разоружения незаконных группировок и полного закрытия 400-километровой «дыры» на украинско-российской границе. Кроме этого, следует, прежде всего, параллельно возобновлять разрушенную инфраструктуру, чтобы обеспечить гражданам приличные, или хотя бы сносные условия проживания. В этот период во всех поселках и городах в зоне АТО должны действовать временные военно-гражданские администрации. И только после этого, возможно через год или два, мы сможем провести местные выборы в отдельных районах Донбасса.

По словам Ф. Олланда, местные выборы в оккупированных районах Донбасса «пройдут вне рамок 2015 года, поскольку нынешние условия не отвечают Минским договоренностям». Действительно, до конца года осталось менее трех месяцев, чего недостаточно для принятия специального закона о выборах и их организации в таких неблагоприятных условиях. И очень сомнительно, что в 2016 году эти условия станут более благоприятными.

Показательно, что в конце пресс-конференции президент Ф. Олланд и канцлер А. Меркель признали, что у них нет уверенности в том, что Россия выполнит свои обязательства по Минским и Парижским договоренностям… Таким образом, надо понимать так, что все, о чем говорили на пресс-конференции лидеры Франции и Германии, это, скорее всего, их пожелания, нежели изложение достигнутых договоренностей. Более того, по сообщению агентства Reuters, на этой же пресс-конференции А. Меркель сказала, что «Украина вправе ожидать уважения ее территориальной целостности, возможно, без учета Крыма, но по всей остальной территории страны». Вот так! Говорили, балакали — сели да и заплакали!

Говорят, что это было сказано А. Меркель в другом контексте, в котором шла речь о восстановлении украинских границ в рамках Минских договоренностей, которые не касаются Крыма. Но каким бы ни был контекст, все же эти слова А. Меркель оставляют неприятный осадок. Жаль, что агентство Reuters не распространило заявление президента Украины П. Порошенко от 4 сентября для трех украинских телеканалов, в котором он отметил, что украинская власть намерена вернуть аннексированный Россией украинский полуостров Крым после возобновления контроля над временно оккупированной частью Донбасса. Хотелось бы, чтобы эти слова услышала фрау А. Меркель. И не только она.

Закон «об особом статусе»

Кстати, 16 сентября прошлого года был принят закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (сокращенно — «Об особом статусе»). Этот закон небольшой, включает всего 9 статей вместе с заключительными положениями. Но если данный закон будет непосредственно введен в нынешнем его виде, то оккупированные районы Донбасса превратятся по существу в отдельное автономное и враждебное к Украине квазигосударственное образование под условным названием «Лугандон» с чрезвычайно широкими полномочиями. Практически это будет государство в государстве со своими законодательством, прокуратурой, «отрядами народной милиции», где будут служить бывшие «ополченцы», с возложенными на них задачами по охране общественного порядка, а заодно и отлову «укропов».

В соответствии с другим позорным и унизительным для украинцев законом (Колесниченко-Кивалова) «О принципах государственной языковой политики», преступно продавленного парламентским большинством 3 июля 2012 года с нарушением Конституции, норм регламента и процедуры рассмотрения, Украина обязывается всячески способствовать свободному использованию и поддержке русского языка на территории «Лугандона», в то время как об украинском языке ни слова.

В соответствии с законом «Об особом статусе» предусматривается «развитие трансграничного сотрудничества с административно-территориальными единицами Российской Федерации на основе соглашений о пограничном сотрудничестве». Вместо распоряжений и постановлений Кабинет Министров Украины и другие центральные органы исполнительной власти также должны заключать с соответствующими органами местного самоуправления «Лугандона» соглашения по его экономическому, социальному и культурному развитию. В законе о государственном бюджете Украины ежегодно должны предусматриваться расходы на государственную поддержку социально-экономического развития «Лугандона». И смех, и слезы…

Как мы помним, 31 августа это вызывало бурные дискуссии в сессионном зале Верховной Рады во время обсуждения закона о внесении изменений в Конституцию Украины. Не думаю, что данный закон имеет право на существование в его нынешней редакции. Не говоря уже о том, что данный закон предусматривает проведение местных выборов на Донбассе 9 ноября 2014 года. По моему мнению, до второго голосования (не тайного!) в декабре этого года о внесении изменений в Конституцию народные депутаты должны сначала внести изменения в Закон «Об особом статусе», чтобы он выглядел менее позорным и унизительным для украинцев. Если это не будет сделано, то очень сомневаюсь, что в сессионном зале Верховной Рады наберется 300 голосов за внесение изменений в Конституцию.

Требования В. Путина

Некоторые очевидцы утверждают, что когда Путин покидал Елисейский дворец, он был бледен и разъярен. И это не удивительно, если принять во внимание, что в Париже ему не удалось добиться своего. Во-первых, Путин хотел если не отменить, то хотя бы смягчить санкции. Он стремился убедить партнеров по «нормандскому формату», что санкции к Минским договоренностям не имеют никакого отношения, поскольку, мол, Россия выступает лишь в роли посредника и за ситуацию на Донбассе не несет ответственности. Но Ф. Олланд и А. Меркель были неумолимы: смягчение или отмена санкций возможны лишь после полного выполнения Минских договоренностей. Также В. Путин настаивал на принятии нового закона об амнистии, согласно которому боевики «Лугандона» были бы амнистированы до проведения выборов на Донбассе. Но П. Порошенко с этим не согласился.

Странно, но во время переговоров в Париже российская сторона предъявляла также требования, которые вовсе не имели отношения к Минским договоренностям. В частности, россияне хотели перенести или отсрочить имплементацию Соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС. Кроме этого, российская делегация требовала от Украины перенести или отложить имплементацию Соглашения об ассоциации, которое должно заработать с 1 января 2016 года. Однако и эти требования российской стороны также полностью не были восприняты другими тремя участниками встречи.

Проведение амнистии

В пункте 5 Минских договоренностей предусматривается «обеспечить помилование и амнистию путем ввода в действие закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины». Достаточно размытый и неопределенный пункт, в котором не идет речь о выборочной амнистии, о наказании тех, кто совершил страшные преступления и в любом случае не может подлежать амнистии.

6 октября лидер фракции «Блока Петра Порошенко» в парламенте Ю. Луценко заявил, что закон об амнистии не может быть применен к боевикам, причастным к совершению убийств и истязаниям. По его словам, такие террористы, как «Моторола», «Гиви» и им подобные (а их сотни и тысячи), «не могут принимать участия не только в выборах, но и в мирной жизни на Донбассе». Ю. Луценко также отметил, что руководители так наз. «ДНР» и «ЛНР», организовавшие государственный мятеж и приказывавшие стрелять в украинских граждан, не только не могут принимать участия в выборах, но и должны предстать перед специальным судом.

Как известно, Верховная Рада Украины 287 голосами во время тайного голосования еще 16 сентября 2014 года приняла Закон Украины «О недопущении преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей», который неофициально называют «законом об амнистии». Главным в данном законе является то, что амнистия не будет распространяться на тех лиц, которые совершили тяжкие преступления. Однако данный закон с момента его принятия вызывает много замечаний со стороны юристов и политиков. Так, в нем не конкретизированы события, за участие в которых будут амнистировать. Закон также предусматривает коллективную ответственность, хотя уголовное право зарубежных стран уже давно не предусматривает такого понятия, а оперирует лишь понятием индивидуальной ответственности. В перечне преступлений, за которые ответственность сохраняется, нет таких, как нарушение правил ведения войны, наемничество и тому подобное. Закон не предусматривает амнистии для иностранных наемников, принимавших участие в террористических действиях на территории Украины. В законе не объясняется, как компетентные органы будут определять мародеров, убийц, террористов и насильников? Следовательно, упомянутый закон нельзя считать совершенным. С момента его принятия прошло более года, в течение которого ситуация в значительной степени изменилась. Поэтому не исключено, что народные депутаты еще успеют до нового года внести в него определенные изменения и поправки.

Первый заместитель председателя фракции «Блока Петра Порошенко» И. Кононенко допускает, что амнистия участников конфликта на Донбассе может состояться согласно «хорватскому сценарию», по которому процесс амнистирования в Хорватии длился более 10 лет. По мнению И. Кононенко, «каждую персону, каждого преступника, каждое дело будет рассматривать суд, и уже после этого суд примет решение по каждому конкретному человеку». Недавно президент П. Порошенко отметил, что «никакой стопроцентной амнистии не будет».

Сепаратисты паникуют

Вожаки сепаратистов и наемников все больше начинают понимать, что Москва вынуждена отказаться от планов дальнейшей эскалации конфликта на Донбассе и бросает их на произвол судьбы. По мере того, как сепаратисты и наемники осознают, что украинская власть вследствие реализации Минских договоренностей может возобновить свое присутствие на временно оккупированной территории Донбасса, их охватывает паника и страх, что нужно будет отвечать за свои преступления. Панику подпитывают слухи об усилении пограничными войсками ФСБ охраны госграницы РФ с Украиной на участках, граничащих с оккупированными районами, для предотвращения перехода на территорию РФ российских наемников и местных «ополченцев».

Сегодня сепаратисты и наемники понимают, что оказались в ловушке: с одной стороны — украинская армия, а с другой — российская, не пропускающая их в Россию. Нынче один из немногих для них вариантов избежать наказания — или быть ликвидированными российскими спецслужбами, или дать свое согласие на участие в сирийской войне. Так как кроме, как воевать, они ничем не могут и не хотят заниматься. Возможно, что на момент проведения амнистии наиболее одиозные и кровожадные боевики и террористы убегут из Донбасса. И это даже очень хорошо.

 «Российские наемники, воевавшие на Донбассе, едут зарабатывать большие деньги в Сирию, где создают свои батальоны», — заявил бывший «министр обороны» так называемой «ДНР» И. Стрелков (Гиркин). По его словам, если на Донбассе русским наемникам и добровольцам платят по 120 тыс. рублей в месяц, то в Сирии — до 250 тыс. за каждый месяц войны. Российский политолог и общественный деятель А. Пионтковский назвал вмешательство РФ в сирийский конфликт «абсолютно непродуманной с военной и политической точек зрения операцией и истерической реакцией на поражение в Украине».

По некоторым данным, Генштаб ВС РФ недавно издал приказ о выводе из Донбасса некоторых подразделений регулярных российских войск и отдельных наиболее боеспособных формирований российских наемников с тем, чтобы отправить их в Сирию. На настоящее время наблюдается выезд на территорию России советников из числа кадровых офицеров ВС РФ, служивших в штабах 1-го и 2-го «армейских корпусов» так называемых «ДНР» и «ЛНР». Общее командование боевиками и вооруженными формированиями РФ в «ДНР» осуществляли генералы ВС РФ А. В. Завизьон и А. В. Гурулев.

По словам вице-президента Атлантического совета Деймона Уилсона, с начала боевых действий в Донецкой и Луганской областях погибло от 7 до 12 тысяч военнослужащих Вооруженных сил РФ. Если это так на самом деле, то Кремль действительно потерпел поражение в деле реализации своей авантюры по созданию «Новороссии» и переключился на создание «Новосирии». Но мы не должны расслабляться и обязаны и далее укреплять боеспособность наших Вооруженных сил.

Новая роль ОБСЕ на Донбассе

Лидеры «нормандской четверки» договорились о необходимости доступа Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на всю оккупированную часть Донбасса, а также к украинско-российской границе, куда ранее сепаратисты эту миссию часто не допускали. Собственно, о свободном доступе и передвижении миссии ОБСЕ в оккупированных районах Донбасса стороны договаривались и раньше, но безрезультатно.

Также должен быть гарантирован и беспрепятственный доступ ко всем частям оккупированных территорий беспилотников ОБСЕ, работа которых часто блокировалась применением военных постановщиков радиопомех. Недавно была достигнута договоренность о расширении численности миссии ОБСЕ, продлении ее мандата.

Справка:

По данным на конец января 2015 года, в составе Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ в Украине работало 590 человек. В состав СММ входили 372 международных наблюдателя, 168 граждан Украины и других международных сотрудников. Председателем Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине со 2 апреля 2014 года назначен Посол Эртурул Апакан (Турция). Среди 372 международных наблюдателей Миссии есть 40 представителей от США, по 22 — от России и Великобритании, 20 — Венгрии, 18 — Финляндии, 17 — Италии, 15 — Германии, по 14 — от Чехии и Румынии, по 13 — от Австрии, Польши и Дании, 12 — от Швеции и 11 — от Швейцарии. Кроме того, в СММ ОБСЕ в Украине представлены граждане еще 27 государств. В Донецкой и Луганской областях работают 234 члена Миссии ОБСЕ из 372 наблюдателей. Остальные находятся в других городах Украины. В ближайшее время численность Миссии должна быть увеличена до 900 человек. Бюджет миссии ОБСЕ в Украине формируется за счет взносов стран-участниц и составляет 6 млн. долл. в месяц. Украинская сторона время от времени выражает обеспокоенность сообщениями, что отдельные представители Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Донбассе разглашают информацию о дислокации украинских воинских подразделений.

Под эгидой ОБСЕ при содействии Германии и Франции должно начаться гуманитарное разминирование в зоне АТО. Отныне новая роль ОБСЕ будет заключаться не только в исполнении мониторинговых, но и контрольных и полицейских функций на оккупированной части Донбасса, по крайней мере, на время организации и проведения там местных выборов. Конечно, желательно было бы, чтобы ОБСЕ выполняла эти функции и на период десепаратизации, но, к сожалению, не слышно, чтобы об этом кто-то из наших высокопоставленных должностных лиц вообще упоминал, я уже не говорю о наших европейских партнерах.

9 сентября этого года глава миссии Бюро по демократическим институтам и прав человека (БДИПЧ) ОБСЕ Тана де Зулуета сообщила, что Миссия не будет проводить мониторинг выборов на территории самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР», поскольку Миссия может принимать приглашение выступить в роли наблюдателя на выборах только от государств, которые являются членами ОБСЕ. По-моему, странное объяснение и, похоже, оно удовлетворяет Москву. Выборы же должна проводить Украина по своему законодательству на своих временно оккупированных землях. Поэтому наблюдателей будет приглашать Украина, а не непризнанные «ДНР» и «ЛНР», которым предстоит завтра исчезнуть с политической карты мира. Следовательно, имеем еще одну проблему в сотрудничестве с ОБСЕ. И эта проблема должна быть обсуждена во время предстоящих встреч министров иностранных дел и лидеров «нормандской четверки».

На саммите в Париже П. Порошенко также требовал как обеспечить доставку гуманитарной помощи на оккупированную часть Донбасса при помощи Международного комитета Красного Креста, так и прекратить нарушение Россией международных и украинских норм при введении ею «гуманитарных конвоев» через неподконтрольный участок границы. П. Порошенко обратился с просьбой привлечь Красный Крест к освобождению незаконно содержащихся на оккупированных территориях украинских заложников и военнопленных.

Вместо выводов

Ни в Минске, ни в Париже по итогам встреч «нормандской четверки» мы не получили полноценного юридического соглашения, а имеем лишь договоренности, которые хотя и были в письменном виде зафиксированы на февральском саммите в Минске, но не избежали перекручивания и неоднозначной интерпретации причастными сторонами, особенно сепаратистами. На наш взгляд, было бы не лишним предложить нашим партнерам по «нормандскому формату» уточнить, конкретизировать или даже исправить некоторые положения Минских договоренностей, уже не совсем отвечающих реальной, постоянно меняющейся ситуации на Донбассе. И сделать это можно будет уже во время встречи министров иностранных дел стран «нормандской четверки» в начале ноября. Встреча лидеров этих стран также может состояться до конца года. К тому же, технические вопросы всегда можно обсудить по телефону.

В тех случаях, когда пункты Минских договоренностей являются размытыми, не совсем четкими или противоречат международному праву, Украина должна руководствоваться именно международным правом, а не произвольной и противоречивой его интерпретацией представителей разных сторон, причастных к имплементации навязанных нам Минских договоренностей, к тому же продолжительное время не выполнявшихся ни Россией, ни ее марионетками в так называемых «ДНР» и «ЛНР». Вместо того, чтобы их выполнять, с февраля по август этого года велись боевые действия, во время которых погибли тысячи наших граждан, как гражданских, так и военных.

Если бы боевые действия прекратились еще в феврале, то может сегодня мы и подошли бы к выборам на оккупированных территориях после их десепаратизации и дебандитизации. Но как мы сегодня можем организовывать выборы для бандитов и криминальных элементов? И почему мы должны выполнять положения «Минских договоренностей» о выборах на оккупированных территориях, которые нарушают суверенитет нашей страны? Почему мы должны наносить вред нашим национальным интересам и делать то, что от нас требуют мусьё Олланд, фрау Меркель и гаспадин Путин?

Президент Франции Ф. Олланд и федеральный канцлер ФРГ А. Меркель постоянно говорят о быстрейшем проведении выборов на оккупированных территориях Донбасса, исходя из классических либеральных представлений о том, что демократические выборы — это самый лучший способ решения любого конфликта. Однако такой рецепт не совсем подходит для конфликта на Донбассе, поскольку там не гражданская война, а элемент гибридной войны России против Украины. Кроме того, главная проблема урегулирования конфликта заключается в том, что сепаратисты при поддержке Москвы не желают реальной интеграции со всей Украиной, а предпочитают быть анклавом России на территории Украины, при этом за счет украинских социально-экономических и финансовых ресурсов.

Такое впечатление, что мы стали заложниками своей лояльности и преданности делу добросовестного выполнения Минских договоренностей. А. Меркель и Ф. Олланду надавить на В. Путина не так уж и просто, поскольку он — руководитель крупного регионального ядерного государства и считает себя не стороной конфликта, а посредником между «киевской властью» и сепаратистами. Они и решили, что сподручнее давить на П. Порошенко. Похоже, что наши европейские партнеры стремятся уладить конфликт на Донбассе любой ценой, даже за счет Украины. Не стоит ли нам прислушаться к словам президента Польши Анджея Дуды, выразившего свое неудовлетворение тем, что А. Меркель и Ф. Олланд «ведут переговоры (по урегулированию кризиса на Донбассе) без согласования с Европейским Союзом, что дает возможность России вносить раскол и между странами Евросоюза»?

Конечно, мы должны выполнять Минские и Парижские договоренности до тех пор, пока это будет возможно. Но мы не можем исключать ситуацию, когда эти договоренности могут исчерпать себя или зайти в тупик из-за деструктивной политики Кремля. На этот случай на замену «нормандскому формату» мы будем вынуждены искать другие альтернативные форматы переговорного процесса. Однако их выбор не так уж и велик. Это мог бы быть «женевский формат» или выполнение странами-гарантами (США, Великая Британия, Китай и Франция) своих обязательств в соответствии с Будапештским меморандумом 1994 года. Но, по крайней мере, сегодня складывается впечатление, что альтернативные форматы переговоров будет достаточно сложно или почти невозможно реализовать.

Так, 9 октября помощник государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии Виктория Нуланд в своем выступлении перед комитетом по иностранным делам Сената США отметила, что в случае, если Минские договоренности не будут реализованы, то их альтернатива «будет печальной»: или конфликт на Востоке Украины будет заморожен и Донбасс станет непризнанной никем серой зоной, или, в худшем случае, возобновится война. «Реализация Минских договоренностей остается целью, за которую стоит бороться», — отметила В. Нуланд. По ее словам, «наряду с Францией и Германией Америка будет продолжать добиваться, чтобы Россия и ее сателлиты выполняли взятые на себя обязательства». При этом помощник госсекретаря подчеркнула, что «крымские санкции» останутся в силе до тех пор, пока Кремль не вернет эту часть украинской земли».

Итоги Парижских договоренностей оцениваются украинскими политиками и экспертами не только неоднозначно, но и часто полярно противоположно — от крайне негативной оценки до полной эйфории.

В определенной степени украинский политикум и экспертная среда разделились в своих оценках Парижских договоренностей: одни считают эти соглашения дорогой к миру, другие расценивают их как измену. На этом спекулируют некоторые радикальные политические силы. Так, лидер «РПЛ» О. Ляшко стал главным критиком Минских и Парижских договоренностей, апеллируя в своих выступлениях преимущественно к эмоциям, а не к разуму патриотически настроенных украинцев.

Похоже, что господин Ляшко еще не слышал вышеприведенные слова В. Нуланд. Возможно, ажиотаж в украинском политикуме вокруг Минских договоренностей наблюдается еще и потому, что соответствующая разъяснительная работа Администрации Президента и МИДа является недостаточной. А если такие разъяснения и появляются, то они не всегда понятны даже специалистам.

В украинской экспертной среде есть и умеренные специалисты, которые объективно, без чрезмерной политизации, отмечают как позитивные, так и негативные стороны достигнутых в Париже договоренностей. Умеренные политологи считают, что участие Украины в третьем саммите «нормандской четверки» в Париже «не явилось ни поражением, ни победой» и впереди у нас еще много совместной работы в деле отстаивания национальных интересов. Мне лично импонируют именно такие оценки. Мы должны наращивать позитивы и исправлять негативы как Минских, так и Парижских договоренностей.

Как стало известно, накануне встречи «нормандской четверки» в Париже с лидерами «ДНР» и «ЛНР» в Кремле провели инструктаж. Об этом 8 октября в широко растиражированном видео проболтался вожак «ЛНР» И. Плотницкий. Суть кремлевского инструктажа сводится к следующему: добросовестное выполнение «киевской властью» Минских соглашений спровоцирует внутреннее противостояние в Украине, в результате чего эта власть уйдет в отставку, что будет способствовать дальнейшей дестабилизации ситуации в Украине и расширению оккупированных территорий на Донбассе.

Следовательно, мы должны быть готовыми к тому, что выполнение Минских договоренностей может растянуться на годы. Но при этом сохранятся, а может еще и усилятся санкции против России. Это будет война нервов, выдержки и рассудка. Мы должны быть готовыми к тому, что Кремль, опираясь на пятую колонну, попробует усилить дестабилизацию ситуации в Украине и перессорить между собой ведущие украинские политические силы. Поэтому, как всегда, наша сила — в единстве. Поэтому те украинские политические силы, которые призывают упразднить Минские договоренности и «нормандский формат» переговоров, фактически играют на стороне Кремля.

Некоторым нашим политикам и «народным» депутатам необходимо прекратить истерику и популизм, не грызться между собой, а включить свой ум и думать о том, как всем нам вместе спасать Украину, не допустить создания на Донбассе раковой опухоли — «Лугандона». Конечно, украинская общественность должна контролировать каждый шаг власти в деле выполнения Минских договоренностей, и требовать от нее постоянных отчетов о последствиях этого выполнения. При этом власть должна воздерживаться от выполнения тех пунктов Минских договоренностей или рекомендаций наших партнеров в «нормандской четверке», которые могут навредить нашим национальным интересам.

Вместе мы победим!

 


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.10.2015. Просмотров: 226

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta