Украинскую теплоэнергетику замещаем российской атомной. О путях решения возникших проблем в энергетике страны.

Содержание
[-]

Украинскую теплоэнергетику замещаем российской атомной 

Прежде, чем начинать разговор об энергетике, не лишне еще раз напомнить, что очень просто и легко оценивать, анализировать, даже критиковать чужие действия. Но очень сложно принимать решения. Особенно тогда, когда отличаются исходные позиции. Поэтому данный материал, основанный, в том числе на многолетнем опыте, следует воспринимать как личное мнение автора.

Электроэнергетика, наряду с газовой и нефтяной (включительно с нефтеперерабатывающей) отраслями, является одной из важнейших составляющих украинской энергетики. А та, в свою очередь, являет основу развития всех остальных наших отраслей. И по большому счету — основу национальной безопасности любого государства.

К большому сожалению, вопросы энергетики в нашей стране властями недооцениваются. А ее независимость зачастую не получает должного внимания.

К примеру, трудно сказать, занимается ли кто-нибудь инвентаризацией, в частности, энергетики. Кто конкретно и сколько потребляет электроэнергии? Где и сколько мы способны ее производить? Из какого сырья — своего или импортного? Если из импортного — чье оно? Какие объекты обесточить можно, а какие нельзя (например, больницы, родильные дома и пр.). Или же если    электроэнергия отсутствует, кого обязательно нужно обеспечивать резервной? И так далее. А ведь такую концепцию (в контексте переформатирования УССР в Украину) на заре украинской независимости, еще в 1992-ом году, выдвинул (и тщательно проработал) тогдашний народный депутат Украины И. Юхновский. Его идеи получили поддержку Народного Руха Украины за перестройку. К сожалению, во многом «благодаря» «пятой /кремлевской/ колоне», этих реформ провести не удалось, как не удалось осуществить и многого другого. Повторю: именно благодаря «пятой колонне», которая в энергетике Украины была и остается одной из самых мощных.

Можно много распространяться о нежелании Москвы иметь рядом с собой независимую Украину. Но факт остается фактом — и КГБ СССР, и Политбюро ЦК КПСС наиболее ожесточенно боролись с украинским народным фронтом, который в те времена назывался НРУ, а не с другими народными фронтами в СССР, включительно с уважаемыми прибалтийскими, Грузинским и т. д. Немного погодя, агентура Кремля в большинстве своем переместилась в другие созданные влиятельные или создаваемые украинские партии и проекты, успешно контролируя НРУ. В частности, именно они активно содействовали олигархизации украинской экономики. Как итог — «маємо те, що маємо».

Поэтому сейчас стоило бы вернуться к истокам последней украинской государственности и начинать все заново, в частности, в вопросах энергетики. Признаем: мы ошиблись в 90-х годах прошлого века, поверив жаждущим «порулить» государством.

Не секрет, что более 42 % электроэнергии в нашей стране производится тепловыми станциями (ТЭС и ТЭЦ). И те, и другие в качестве сырья используют уголь (примерно 2/3 станций), или, как правило, импортный газ. Каким образом украинское государство контролирует тепловую электроэнергетику — мы наблюдали в прошлом году, особенно в период «веерных отключений». То есть, почти не контролирует. Кстати, до сих пор наивным людям, немного разбирающимся в энергетике, трудно понять каким образом высказыванием первого лица государства можно прервать такие «веерные отключения», если  электроэнергии нет как таковой? Или это еще одно украинское ноу-хау? Или электроэнергия таки имелась!

Возникшие проблемы объясняются неподконтрольностью Украине некоторых шахт на Донбассе. И это логично. Ибо именно те, неподконтрольные шахты, добывают большинство так называемых «антрацитных» углей, под использование которых спроектирована примерно половина украинских ТЭС и ТЭЦ. В этом плане не понятно, почему всем украинским шахтерам, в частности, на подконтрольных Украине шахтах Донбасса, Днепропетровской области и Львовско-Волынского бассейна, не выплачивается вовремя зарплата? Ведь там, особенно на Львовщине и на Волыни, не ведутся военные действия!

Все это  прояснилось «перепалкой» между шахтерами и министром энергетики и угольной промышленности Украины В. Демчишиным на III съезде шахтеров 21 апреля 2015 года.

В разговорах об этом съезде можно было услышать разное: от «шахтеров достало» до «шахтеров организовали и используют». Пока непросто в этом разобраться. Хотя, как говорится, дыма без огня не бывает. Но в любом случае трудно оспорить тот факт, что зерна недовольства попали в благодатную почву и дали свои всходы.

Что касается этого съезда, то можно сделать три основных вывода:

  • во-первых, приятным было только одно — украинский гимн, открывающий съезд. Надо было видеть воодушевленные лица этих поющих шахтеров, чтобы еще раз убедиться, что они — граждане Украины, а не какого-то другого государства, и смогут за себя и за страну постоять;
  • во-вторых, неоспоримым остается тот факт, что украинское государство  сделало очень мало, точнее, ничего не предприняло, чтобы упредить и не допустить развития недовольства угольщиков. Всякие волнения, тем более шахтеров, необходимо предвосхитить и упреждать независимо от причины их возникновения. А тут даже никто не посчитал нужным что-либо объяснить или вступить в откровенный диалог;
  • в-третьих, кажется, не все во власти осознают, с чем они именно шутят.

***

О министре — разговор отдельный. Но если вкратце, то не позавидуешь стране, где министр не обладает ни профессиональным опытом, ни политическим. Хотя, с другой стороны, он неплохой парень, честный. И заслуживает добрых слов хотя бы за то, что 11 марта честно признал, что в Украине нелегально потребляется примерно 2 млн тонн нефтепродуктов (хотя другие оценки гораздо выше: 10-15 млн тонн) при 8,5 официальных. Сказать-то сказал. А дальше что? Открыто хоть одно уголовное дело? А где наши правоохранительные органы? Где правительство? А где парламент? Ведь на кону 25-40 миллиардов гривен, если отталкиваться от слов министра. А если взять за основу другие экспертные оценки, то и сотни миллиардов гривен. Может, нет необходимости уповать на кредиты и урезать доходы украинских граждан? Может, нужно по-настоящему искоренить коррупцию в отрасли и таким образом наполнить бюджет государства? Это лишний раз доказывает, что своих средств у нас достаточно. Было бы желание их по-настоящему использовать.

И все же, как устранить дефицит украинских антрацитных углей, сохранив уровень добычи других сортов? Заменить импортом и таким образом поддержать шахтеров зарубежных, сократив своих? Так делать негоже. Здесь уместно подчеркнуть, что возможность расширить потребление углей газовой группы имеется. И таким образом наши шахтеры обеспечиваются работой. Для этого нужно дооборудовать ряд ТЭС и ТЭЦ так, чтобы те могли потреблять или антрацитный уголь из Донбасса, или газовый, в том числе из других бассейнов (как, например, в Польше) — на выбор. Наверняка, этим и должен сейчас заниматься министр энергетики и угольной промышленности Украины. Именно он, а не кто-то другой. А то ведь как получается: Польшу волнует переоборудование украинских станций на другой тип угля, и она выделяет для этого примерно 50 млн евро. Об этом на встрече с нашим президентом говорит премьер-министр Польши 8 апреля 2015 г. А в Украине Министерство энергетики и угольной промышленности это не волнует. Во всяком случае, денег не выделяется и не планируется, хотя бюджет принимался уже после озвучивания проблемы. Здесь уместно отметить, что тот же министр на упомянутом съезде сообщил: для переоборудования ТЭС и ТЭЦ необходимо 2 млрд дол. США. Хотя то же министерство (практически те же среднее и нижнее звенья сотрудников) еще в 2008-ом году озвучивали гораздо меньшие суммы (почти на порядок!). Вопрос: когда же Минэнерго Украины было искренним? Или: кто-то понес наказание за недостоверную информацию?

Конечно, угольную отрасль нужно реформировать, модернизировать и т. д. Прежде всего — с целью повышения безопасности шахтеров. Скорее всего, в рамках реформирования, придется сокращать шахтерские рабочие места. Это неизбежность, необходимость. Но не самоцель! Пора отказываться от старых традиций и сокращать с умом. Так, чтобы не поддерживать сохранение рабочих мест в других странах за счет сокращения наших. А было бы правильно, если бы рабочие места сокращались только тогда, когда в регионе тут же создаются другие, не хуже сокращаемых. И это безотлагательное задание для нашего парламента. Таким путем необходимо реструктуризировать всю украинскую экономику. Через это проходили многие страны и их опыт можно и нужно изучать и внедрять. Не исключая даже опыт СССР.

И последнее: в рамках упомянутого съезда руководитель энергоугольного ведомства заявил, что, мол, увеличим квоту ядерной энергетики за счет уменьшения тепловой. То есть, уменьшим потребление угля? А, значит —  сократим его добычу и, соответственно, — выставим на улицу тысячи шахтеров? И это озвучивалось в «подогретом» шахтерском зале? При непонятных разборках о закрытии шахт? Наверное,  министру-политику так поступать нельзя.

И по существу: неужели он не знает, что ядерная энергетика Украины еще более зависима от агрессора, чем угольная? И подсказать ему некому? Получается, что «пятая колонна» хорошо сработала и наша страна еще крепче завязла в объятиях агрессора?

Кстати, об украинской ядерной энергетике. Известно, например, что чуть меньше половины всей нашей электроэнергии вырабатывается в последние годы на АЭС. Почти все ядерное топливо поставляется к нам из России. Важно отметить, что японско-американская компания Westinghouse уже более 7 лет занимается адаптацией своего топлива с российским только на 2-х (из 15-ти) блоках ЮАЭС. Для внедрения полученного опыта на других украинских реакторах необходимо время. То есть, наивно полагать, что в ближайшем будущем можно будет отказаться от российского ядерного топлива. И если бы в Кремле только захотели прижать Украину, то запретили бы экспортировать нам ядерное топливо (что потенциально возможно). В таком случае не позже, чем через год наступил бы коллапс всей нашей энергосистемы. Ведь для замены ядерной энергетики (до 90 миллиардов кВт/час в год), например, на мобильные электростанции необходимо запустить в круглосуточную работу более 3 миллионов 5-киловатных станций.  Столько не наберется во всем мире!

Вопрос: зачем же Кремль сегодня несет такие огромные потери среди своих военных, теряет технику, держит армию «в тонусе» и прочее? Ответ: над этим   должны задуматься, прежде всего, страны — потенциальные жертвы РФ.

Конечно же, всего этого можно избежать. Но не раньше, чем через 5 лет.

***

Для системного решения вопроса зависимости от РФ по ядерному топливу имеется два пути: или самостоятельно производить топливо для российских реакторов (что нереально хотя бы потому, что мир не позволит нам обогащать уран), или же заменить эти  реакторы на реакторы другого типа, не российского производства. Причем делать это нужно постепенно — по мере завершения срока эксплуатации.

И так ясно, что актуальным для Украины является переход на другие типы ядерных реакторов. Лучше всех, в этом плане, канадские CANDU. В них можно «сжигать» и необогащенный уран, которого у нас много; и «сжигать» все наработанные материалы. Когда-то, в 2007-ом году, в Украине этот вопрос уже отрабатывался. Была создана комиссия из представителей Энергоатома, НАН Украины, Минтопэнерго Украины, Секретариата Президента Украины и др. Были сделаны положительные выводы. Президент во время визита в Канаду встретился с тамошними атомщиками. Началось сотрудничество. Но до конца идея так и не была реализована. Не вернуться ли сегодня к этому проекту? Тем более что во многих странах, в частности в соседней Румынии, есть необходимый опыт использования реакторов CANDU.

Использование канадских технологий в украинской ядерной энергетике не будет означать, что прекратится сотрудничество с российскими атомщиками. Но для этого нужна спокойная, мирная обстановка. Россияне же должны восприниматься на правах иностранцев. Хотя и сейчас, и раньше, украино-российское сотрудничество в энергетической отрасли, включая ядерную, честно говоря, было весьма непростым. Скорее всего, это стало возможным из-за монополизма РФ. А если бы Россия для Украины была одним из многих партнеров (другими словами — если бы была реализована в полной мере концепция диверсификации) то и  РФ поступала бы по-другому. К слову сказать, в России имеется много объективных специалистов. Например, в 2010-ом стоимостью достройки двух блоков Хмельницкой АЭС первыми возмутились именно россияне. Напомним: тогда достройка россиянами 2-х блоков ХАЭС была оценена российской стороной в 10 млрд долларов США. Наши тогдашние власти безропотно согласились с такой суммой. Хотя в Китае, на АЭС «Тяньвань» строительство таких же 2-х блоков «с нуля» обошлось в 1,7 млрд долларов. Подчеркнем, что у нас речь шла о достройке. Но ведь достройка должна быть дешевле строительства с «нуля». Так и не понятно, почему у РФ такое отношение к украинцам. Хорошо, что после разбирательств проект не осуществился.

Остается открытым еще и такой вопрос: нужны ли нам сейчас новые ядерные блоки? Нужна ли Украине сейчас дополнительная мощность? Ибо, по информации многих энергетиков, потери у нас при передаче электроэнергии к потребителю — более 12 %. Как я уже ранее упоминал в своих выступлениях, в Польше — примерно 9 %, в Германии — 6 %. Конечно, тягаться с Германией нам пока что рановато, но вот равняться на Польшу можем вполне. Если  выйдем на ее уровень потерь, то сэкономим, примерно, мощность одного блока действующей Хмельницкой АЭС.

 


Об авторе
[-]

Автор: Богдан Соколовский

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.05.2015. Просмотров: 219

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta