Украинская «линия Мажино» в военном конфликте с Россией

Статьи и рассылки / Темы статей / Украина
Тема
[-]
Военная спецоперация России в Украине  

***

Укрепрайоны противника: сломать или обойти 

Обилие оборонительных сооружений, созданных ВСУ на Украине, позволяет предположить, что именно на них делалась серьезная ставка в возможном вооруженном конфликте с республиками Донбасса и даже Россией. Готовились основательно и заблаговременно.

Еще 10 октября 2014 года тогдашний украинский президент Петро Порошенко сообщил о строительстве трех линий обороны. Первая – на линии соприкосновения. Вторая – на 15–20 км дальше от передовой. Работы по третьей линии, предполагаемой глубиной 25–50 км, в тот момент еще не начинались.

ФОРТИФИКАЦИЯ ПО-УКРАИНСКИ

И первая, и вторая линии состоят из так называемых ВОП (взводных опорных пунктов). Их примерно около 200 на двух линиях. Это оборонительные фортификационные сооружения с блокпостами, окопами, местами для зенитно-ракетных комплексов и танков. Кроме того, это еще и ряд траншей, перекрытых щелей, блиндажей, где солдаты могут укрываться от снарядов и вести прицельный огонь по противнику. Длина каждой линии обороны примерно 410 км. Но ВОП не располагаются на равных промежутках по всей длине. Места их расположения определялись в Генштабе исходя из стратегических направлений и особенностей местности. Они находятся на расстоянии от 5 до 20 км друг от друга.

18 июня 2015 года Министерство обороны Украины заявило о почти стопроцентной готовности трех линий обороны. Общее количество фортификационных сооружений – 268, их протяженность составляет 600 км. Одним из наиболее значимых пунктов обороны ВСУ являлся Мариуполь. Вот описание его фортификационных сооружений из сообщения Минобороны Украины. «Километры полнопрофильных окопов, сотни тысяч тонн бетона и земли, грамотно продуманные сектора обстрелов, огневая поддержка соседей – все это новейшие украинские позиции неподалеку от Мариуполя. Все, что здесь, разработано и воплощено в жизнь украинскими инженерами и тактиками, построено украинскими строителями. Сделано все на совесть.

Все огневые точки надежно врыты в землю. Созданы они из специальных металлических боксов и покрыты своеобразным «слоеным пирогом» из полутораметрового усиленного железом бетона, земли и дерева. Вход и бойницы защищены бронированными ставнями и дверями, посередине замыкаются на надежные засовы. Стены и потолок покрыты негорючим звукоизоляционным материалом. Есть вытяжки, места для сна, есть даже возможность установить автономные источники электропитания, а вместе с ними и холодильник, и телевизор. Кроме этого, через небольшие промежутки в окопах организованы специальные перекрытые места для укрытия личного состава во время обстрела «Града». Эти щели защищены более чем четырехметровыми бетонными перекрытиями, которые опираются на основание из железобетонных блоков.

Для укрытия личного состава во время усиленного обстрела предусмотрены специальные углубленные бункера. Они представляют собой бронированную конструкцию, которая закопана на пятиметровую глубину. А для защиты создано бетонное укрытие со специальной глиняно-земельной подушкой. Также предусмотрены огневые места для боевой техники и укрытия экипажей». Эти сооружения некоторые журналисты и специалисты уже сравнивали с финской линией Маннергейма, французскойлинией Мажино и Атлантическим валом Гитлера. 

ОПЫТ ФРАНЦИИ И ГЕРМАНИИ 

Но давайте кратко рассмотрим названные оборонительные линии. И выясним, были ли эффективны в реальном военном столкновении эти легендарные укрепления прошлого века? 

Начнем с наиболее известной из них – с линии Мажино. Эта оборонительная система была построена на границе Франции и Германии в 1920–1930-е годы для предотвращения вторжения германских войск. Она обошлась французской казне не менее чем в 7,4 млрд франков. Главная полоса обороны от Лонгийона до Бельфора занимала по фронту около 400 км и в глубину 10–22 км (включая полосу обеспечения глубиной 4–14 км). За 12 лет на северо-восточной границе Франции была построена непрерывная фортификационная линия обороны, которая шла от Дюнкерка на севере Франции и заканчивалась на острове Корсика. Тогда же было проложено свыше 100 км подземных галерей, что сопоставимо с протяженностью парижского метро 1935 года. 

В целом линия Мажино протянулась на 1150 км. Около 400 км занимали крупные и тяжелые укрепления, а остальные 750 км – легкие. На наиболее опасных направлениях располагались 22 группы крупных долговременных оборонительных сооружений, которые соединялись подземными галереями. 

Орудийные башни 135-мм орудий могли убираться внутрь сооружения. Там же находились артиллерийские и пулеметные казематы, помещения для личного состава, склады с трехмесячным запасом продовольствия и боеприпасов, установки для фильтрации воздуха, автономные электростанции, водопровод, канализация и пр. Бетонное перекрытие, толщина которого достигала 3 м, выдерживало прямое попадание двух 420-мм снарядов.  Гарнизон наиболее крупных сооружений насчитывал до 1200 человек. Чтобы эффективно использовать это чудо военно-инженерной мысли, были сформированы специальные крепостные войска, которые к маю 1940 года насчитывали 224 тыс. человек. 

Согласитесь, серьезные укрепления. Кому в здравом рассудке придет в голову их штурмовать в лоб? Верно, никому. Поэтому летом 1940 года германские войска стремительно обошли линию Мажино с севера через Арденны. А 14 июня 1940 года 1-я и 7-я пехотные армии группы армий «С» генерал-полковника Вильгельма фон Лееба атаковали линию Мажино и прорвали ее всего за несколько часов силами пехоты. Даже без применения танков, но при мощной авиационной и артиллерийской поддержке, в ходе которой массово применялись дымовые снаряды. После капитуляции Франции гарнизон линии Мажино, оказавшийся не у дел, сдался. 

Кстати говоря, неприступность линии Мажино оказалась мифом, поскольку многие французские доты не выдерживали прямого попадания снарядов и авиабомб. К тому же многие сооружения не позволяли вести круговую оборону и потому были уязвимы с тыла и флангов для атак пехоты, вооруженной огнеметами и гранатами. Как мы понимаем, украинские оборонительные сооружения по масштабу строительства явно не дотягивают до французского аналога. 

С Атлантическим валом Гитлера сходства еще меньше. Напомню, что Атлантический вал – это система долговременных и полевых укреплений длиной свыше 5000 км. Она была создана германской армией в 1940–1944 годах после разгрома Франции вдоль европейского побережья Атлантики – от Норвегии и Дании до границы с Испанией с целью предотвращения вторжения союзников на континент. 

Однако этот гигант представлял собой линейную систему укреплений практически без эшелонирования в глубину. Глубина обороны составляла всего 2–4 км (для сравнения, линия Маннергейма по этому показателю составляла 90 км). Имелись слабо укрепленные участки, что и стало причиной сравнительно быстрого прорыва Атлантического вала в ходе вторжения англо-американских сил. То есть и в этом случае масштабность сооружения не решила основную задачу, которая стояла перед ним при создании. 

КТО МЕШАЛ РККА БРАТЬ ЛИНИЮ МАННЕРГЕЙМА? 

Более схожей с украинской укрепленной линией, наверное, можно считать линию Маннергейма. Это была подготовленная в инженерном отношении линия обороны, имевшая к декабрю 1939 года на Карельском перешейке 28 укрепленных узлов (в том числе 21 в главной оборонительной полосе). В систему укреплений входила и тыловая оборонительная полоса, прикрывавшая подступы к Выборгу. В нее входило десять узлов обороны. 

Но 35 долговременных фортификационных сооружений (ДФС) к началу войны оставались недостроенными. Поэтому уже в ходе боевых действий на них спешно устанавливали вооружение. Общее число ДФС на линии Маннергейма составляло 385. Впрочем, и линия Маннергейма была далека от совершенства. Большинство ее долговременных сооружений были одноэтажными, частично заглубленными в землю железобетонными постройками в виде бункеров, которые были разделены на несколько помещений. Три дота «миллионного» типа (стоимостью 1 млн финских марок) имели два уровня, еще три – три уровня. 

Не было у финнов подземных галерей, которые соединяли доты, как не было и подземных узкоколеек. Линия Маннергейма по сравнению с другими схожими линиями обороны имела более низкую плотность дотов на 1 км. Артиллерийские доты, которых было мало, не имели орудий, способных поразить любой советский танк того времени. 

Иначе говоря, линия Маннергейма не была неприступной. Однако даже она создала определенные затруднения для советского командования в начале зимней кампании 1939–1940 годов. Но причиной тому была не мощная оборона финнов, а слабое знание противника советскими военачальниками. Достаточных и достоверных данных разведки оказалось крайне мало. Маршал Шапошников, например, признался: «Для нас такая глубина обороны явилась известной неожиданностью». 

Начавшиеся после пограничного конфликта боевые действия были нацелены на то, чтобы в ожидании широкомасштабного военного конфликта отодвинуть границу с Финляндией от Ленинграда. Поэтому советское командование рассматривало свои действия не как войну, а как локальную операцию. Опираясь на недостоверные данные разведки, оно недооценило силы противника и вторглось в Финляндию при соотношении сил 9:6, в то время как классическое соотношение сил для успешного наступления должно быть не менее 3:1. Hедооценка противника всегда чревата неудачами на фронте. Поэтому начальный период зимней войны был для Красной армии плачевным. Война продемонстрировала все недостатки армии мирного времени, не имеющей реального боевого опыта.

Тут и недооценка боевых качеств противника, и отсутствие должного взаимодействия между родами войск. Например, запрос о нанесении бомбового удара по финским позициям, направленный командованием советской дивизии, доходил по инстанциям до конкретной части ВВС через... сутки! Более того, выяснилось, что советская бомбардировочная авиация вообще не готова к действиям в условиях войны – пилоты не умели летать в сложную погоду, а штурманы давали ошибочный курс даже в солнечные дни. Чтобы переломить ситуацию, потребовалось срочно вызвать в войска пилотов-полярников из гражданской авиации. То есть в мирный период реальная боевая подготовка подменялась ура-патриотической шумихой и мишурой.

Надо отдать должное руководству страны и РККА: выводы были сделаны быстро. В итоге 7 января 1940 года был сформирован Северо-Западный фронт, командующим его назначили командарма 1-го ранга Семена Тимошенко. Советское командование нарастило численность группировки, доведя соотношение до классического 3:1. Начиная с 1 февраля советская артиллерия начала наносить мощные удары по позициям финнов. А 11 февраля советские войска перешли в наступление. И практически сразу пехоте при поддержке танков удалось прорвать оборону финнов, захватив центральный ДОТ № 4. В образовавшуюся брешь в обороне пошли советские войска, включая танковые бригады. 

Надеявшийся до этого на помощь Франции и Англии, Маннергейм 15 февраля дал приказ на отход своим войскам. И несмотря на то что война продлилась еще месяц, итог ее был ясен. Не правда ли, много сходства с текущей операцией на Украине, которую начали без достоверной информации о противнике и заведомо меньшими силами?

А как же брали неприступные финские бетонные сооружения? «Карельский скульптор» – так называли советскую 20-мм гаубицу большой мощности Б-4, снаряд которой после попадания в доты и дзоты превращал эти сооружения в бесформенную мешанину бетона и арматуры. Эти причудливых форм конструкции были видны издалека и получили прозвище «карельские монументы». Финны же называли гаубицу Б-4 «сталинской кувалдой». Впрочем, не все сооружения «сталинская кувалда» могла взять с первого раза. Некоторые требовали повторного попадания. 

ЧЕГО НЕ БЫЛО У ФИННОВ 

Получив в 2014 году несколько котлов в ходе вооруженного противостояния, украинское командование предположило, что в случае боевых действий на территории, подконтрольной Украине, создание более крупных укрепрайонов позволит ВСУ использовать их как на пункты обеспечения материально-техническими средствами, а также позволят опираться на них в ходе маневра или перегруппировки. В этой связи многие населенные пункты были оборудованы в инженерном отношении. Конечно, прежде всего это касалось тех населенных пунктов, которые располагались вдоль линии соприкосновения с республиками Донбасса. 

Мариуполь – уже упомянутый узел на южном фланге линии обороны – кроме созданных фортификационных сооружений вблизи города, имел и обширную промышленную зону, созданную еще во времена Советского Союза. Крупнейшие предприятия «Азовсталь» и Завод имени Ильича имели гигантские площади и развитые транспортные коммуникации – в том числе подземные, которые тянулись на 24 км. Все это ВСУ и подразделения «Азова» (запрещенного в РФ) превратили в неприступную крепость. Ясно, что выковырять в ходе штурма из всех закоулков несколько тысяч фанатиков-националистов с минимальными потерями не получилось бы. Поэтому их просто взяли измором и регулярным артобстрелом. Чем дело кончилось, всем известно. 

Однако Мариуполь был лишь первой ласточкой. Как сообщил 11 мая начальник Национального центра управления обороной РФ генерал Мизинцев, «в агломерации Краматорск–Славянск так же, как и ранее в Мариуполе, подразделения ВСУ оборудовали единый укрепрайон общей площадью свыше 170 кв. км и создали необходимые запасы оружия, боеприпасов, горюче-смазочных материалов, продовольствия и медикаментов». 

Другая «фишка» украинских националистов родилась уже в ходе боев. Свои укрепления они теперь оборудуют в густонаселенных районах, тяжелое вооружение и технику размещают в жилых домах. Местных жителей удерживают в подвалах под предлогом их безопасности, а на стены зданий наносят надписи: «Внимание! Дети!», «Здесь дети! Не стрелять!». В Краматорском–Славянском укрепрайоне более 90 тыс. мирных жителей националисты удерживают в заложниках и в роли живого щита. 

В Авдеевском укрепрайоне тоже все глубоко эшелонировано на несколько ступеней. Для его прорыва нужна концентрация сил. А для этого нужно прекратить наступление, оголить фронт. В итоге мы можем обломать все зубы об этот укрепрайон и тем самым дать ВСУ передышку. Сейчас проводится уже четвертая волна призыва в украинскую армию. Если верить президенту Владимиру Зеленскому, до 800 тыс. человек находятся под ружьем. Да, они необстрелянные, но если дать им на подготовку две-три недели, их боеготовность резко повысится. 

Окопы, которые оставили после себя подразделения ВСУ под Авдеевкой, больше напоминают запутанный лабиринт. Без всякого преувеличения, их протяженность – десятки километров. Окопы разные: глубокие – в полный рост, по колено – для стрельбы из положения лежа, по пояс – для ведения огня сидя. Окопы и траншеи идут через поля, карьеры, через пролески. Это годы и месяцы работы. 

Есть и крайне интересные сооружения. Например, бункер ВСУ – стена 35 см, дополнительные укрепления от прямых попаданий. Просмотр в одну сторону, в другую – здесь все поле видно. Как рассказали, сооружение привезли сюда по частям. Несколько стен, отдельно двери. Поставили, залили. 

КАНДИДАТЫ В «ПУТИНСКИЕ КУВАЛДЫ» 

Поэтому, как и указал наш Верховный главнокомандующий, все эти узлы обороны требуется обходить, отрезая от линий снабжения. «Штурмовать эти укрепрайоны, по мнению военных специалистов… нецелесообразно, потому что приведет к большим жертвам со стороны атакующих сил», – заявил Владимир Путин. По его словам, здесь нужна другая тактика: «По сути, идет планомерная работа по заходу в тыл вот этим укрепрайонам. Это, конечно, требует определенного времени. Контрбатарейная борьба там ведется, она будет, безусловно, нарастать. Преимущество по артиллерии у нас очень большое». 

Поскольку, как сообщает разведка, новые украинские оборонительные районы создавались уже «по ходу пьесы», запасы материальных средств там ограничены. Тем не менее тактика должна предусматривать постоянную разведку целей всеми видами, силами и средствами. Наличие средств разведки и средств огневого поражения позволяет создать разведывательно-ударные комплексы на местах. Очень хорошо показывает себя взаимодействие беспилотников и средств огневого поражения. Например, ТОС-1 «Буратино» или «Солнцепек», термобарические боеприпасы которых способны нанести поражение живой силе даже в подземных укреплениях. 

Не так давно авиационным ракетным комплексом «Кинжал» с гиперзвуковыми аэробаллистическими ракетами, по словам официального представителя Минобороны РФ генерал-майора Игоря Конашенкова, «был уничтожен крупный подземный склад ракет и авиационных боеприпасов украинских войск в населенном пункте Делятин Ивано-Франковской области». Однако не надо забывать и системы, созданные даже полвека назад и готовые оспорить право называться «путинской кувалдой». 

Например, 240-мм миномет «Тюльпан», который был принят в эксплуатацию еще в 1970-х годах. В боекомплект входят фугасные, зажигательные, кассетные и даже управляемые мины. Выстреливаясь по навесной минометной траектории, они падают сверху на цель и способны пробить любое бетонное перекрытие. Другой артиллерийский тяжеловес – 203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион». В боекомплекте орудия имеются мощные боеприпасы разных типов, например, осколочно-фугасные. А активно-реактивным снарядом ЗФОФ35 весом 110 кг «Пион» может бить на 50 км. В арсеналах ВС РФ до сих пор имеются до 300 таких самоходок. 

САУ «Коалиция-СВ» – это современная 152-мм гаубица, которая стреляет на расстояние 70 км с темпом 16 выстрелов в минуту. Сделав несколько залпов с разными траекториями на дальние расстояния, она может покинуть позицию раньше, чем первый из выпущенных снарядов поразит цель. Имеет автоматизированную систему управления огнем. Учитывая наличие большого количества мощных оборонительных сооружений и множество задач по их нейтрализации, мне кажется, было бы разумно создать несколько бригад «главного калибра», в состав которых входили бы дивизионы «Коалиции», «Тюльпанов» и «Пионов». Они вполне способны развалить любые оборонительные сооружения, превратив их в груду строительного мусора. 

Другой задачей этих бригад может стать огневое поражение коммуникаций, по которым осуществляется снабжение боеприпасами, провиантом и другими материально-техническими средствами. Судя по отзывам с мест боев, мощных средств огневого поражения нашим войскам зачастую не хватает, чтобы быстро и эффективно замыкать очередные котлы.

БИТВА РЕСУРСОВ

Полагаю, что и численность группировки, воюющей на Украине, следует нарастить до классического соотношения штурмующих и обороняющихся 3:1. А не наоборот, как сейчас. Ведь войны без потерь не бывает, а противник яростно обороняется. Поэтому понять, что и наши потери вполне значительны, не составит труда, если просто поразмыслить, рассмотрев цифры потерь противника. Даже если наши потери вдвое или втрое меньше, все равно они уже значительны. И в людях, и в боевой технике.

Президент Зеленский поставил под ружье 800 тыс. собственных граждан. А потенциальный ресурс материально-технического пополнения со складов НАТО у него очень велик. Это в конечном итоге перемалывает не только ресурсы ВСУ, но и наши собственные силы. Но производственные мощности российского ВПК сейчас вряд ли способны оперативно восполнять боевые потери в технике. О восполнении потерь личного состава в боевых подразделениях умолчу. Но должно быть ясно, что такие потери имеются, а подготовленные контрактники к нам с неба не упадут.

Между прочим, наши деды и прадеды в итоге раздолбали финнов в 1940 году именно потому, что ресурсы Маннергейма были на исходе. А Франция и Англия, как и сейчас обещая помощь, в войну так и не вступили.

Автор Сергей Козлов, военный историк

Источник - https://nvo.ng.ru/realty/2022-06-30/1_1195_line.html


Дата публикации: 02.07.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 321
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta