Украинки среди синьоров

Содержание
[-]

Украинки среди синьоров

За последние лет 15 украинки в массовом порядке перебрались на заработки за границу, чтобы прокормить оставшихся дома мужей и детей. Кроме их семей этого первого, совсем тихого, звоночка Евромайдана никто и не слышал. А теперь поздно: зачем им стучаться в Европу, когда они уже там?

Когда у меня дома течет кран, я, слава богу, могу не звонить сантехнику-итальянцу: о том, сколько ждать этого еврослесаря и в какую цену встанут его услуги, слагают легенды. Мне повезло: на этот случай у меня есть украинец Ваня. Он примчится мгновенно, не будет канючить, как дороги нынче краны, а мигом сгоняет на рынок и купит все нужное сам — словом, сделает все как надо, да еще "по-братски" не возьмет лишнего. Впрочем, этот "заробитчанин с Волыни", как он себя величает,— не самый типичный случай. Даже не заглядывая в официальную статистику, согласно которой 85 процентов украинцев, живущих в Италии,— женщины, невооруженным глазом видно: у украинской иммиграции лицо женское.

"Неизвестные" с востока

Первый женский десант "с Украины" (в основном из западных областей — с Закарпатья, Буковины, Галичины, Волыни) высадился на Апеннинах в конце 1990-х. Я в те времена редактировала русские полосы в итало-русско-украинской газете и потому драматические истории первопроходчиц узнавала из первых рук. Чего только не приходилось испытать им, еще вчера почтенным бухгалтершам и учительницам, в одночасье превратившимся в нелегальных иммигранток. Вот краткий синтез типовых злоключений: "Закрыли завод, где я работала (уволили, пропали деньги, умер муж и т.д.), знакомые подсказали, что можно устроиться в Италии. Чтобы заплатить посреднику и купить билет, пришлось продать квартиру (истратить все сбережения, влезть в долги). Въехали по поддельной (в лучшем случае краткосрочной туристической) визе. По прибытии в Италию нас высадили из машины посреди города (поселили на квартире, где спали по двое на кровати, платили за каждый день пребывания). За предоставленный адрес потенциального работодателя тоже надо было заплатить.

Далее по списку. Первый работодатель обманул (не заплатил положенного, домогался, выгнал, условия работы и жизни были невыносимые), пришлось начинать все сызнова. В общем, первый год пребывания обычно уходил лишь на то, чтобы рассчитаться по долгам, связанным с путешествием. Как признавалось в одном социсследовании на эту тему, из-за краха социального статуса, разлуки с родными и страха перед неизвестностью стресс первых месяцев пребывания "заробитчанок" в Италии сопоставим с тем, что испытывают те, кто находится в зоне военных конфликтов. Короче говоря, если вы видели шедший в середине 2000-х в российском прокате фильм Джузеппе Торнаторе с Ксенией Раппопорт и Микеле Плачидо "Незнакомка" (впрочем, название La Sconosciuta было бы уместнее перевести как "Неизвестная"), вы понимаете, что это за жизнь.

"Фисса" на миллион

Тем не менее именно эту жизнь, по данным Международной организации по миграции (МОМ), выбрали для себя 7 млн украинцев (15 процентов населения) в качестве, как можно предположить, наименьшего зла. Сколько их добралось до Апеннин, сказать трудно. Официальные (теперь уже итальянские) данные утверждают, что на сегодня украинская иммиграция в Италии — примерно 240 тысяч. Однако председатель Христианской итало-украинской ассоциации Марио Тронка рассказал "Огоньку", что сейчас в Италии около 700 тысяч зарегистрированных и примерно 300 тысяч нелегальных украинцев. В общем, миллион. Похоже, это ближе к истине, учитывая, что по данным итальянской Службы против расовой дискриминации UNAR, родина Данте — третья (после России и Польши) страна, где оседают "заробитчанки".

В основном это женщины "за сорок" (статистика отмечает, что украинские трудовые мигрантки самые возрастные), оставившие семьи на родине и прибывшие в Италию, чтобы заработать "на учебу сына", "лечение мужа", "в связи с прибавлением в семействе" и просто потому что "стало не на что жить". Хотя 30 процентов из них имеют высшее образование, в более чем 90 случаях из 100 им удается устроиться сиделками при стариках, няньками, домработницами или уборщицами. По характеру работа различается на "фиссу"(с проживанием в семье) и почасовую. Подкопить деньжат проще на "фиссе", так как из 800 евро в месяц (средняя плата за этот труд) 600 можно спокойно отправить домой. Почасовая (а это в основном уборка, от 6 до 8 евро в час) дает больше свободы, так как "фисса" — это разновидность домашнего рабства, но придется набегаться по городу, загорать в простоях, не говоря о том, что деньги за аренду жилья и харчи придется вынимать из своего кошелька. Так что это уже своего рода роскошь, к которой можно прийти, лишь отбатрачив на "фиссе". И все же, как уверяет украинская статистика, в 2012 году "заробитчанки" (имеются в виду все работающие за границей) отправили на родину 7 млрд долларов — больше, чем все инвестиции в экономику страны в том году вместе взятые.

Переводя эту экономику на человеческие реалии, Сандра (так на итальянский манер называет себя Саша, Александра из Ивано-Франковска) рассказывает: среди ее знакомых на родине нет ни одной семьи, где хоть кто-нибудь не трудился бы за границей. Сама Сандра в свои 38 убирается у моих соседей по дому, а когда беспорядок в моей квартире зашкаливает, помогает и мне. Ко мне Сандра идет с удовольствием — я всегда угощаю ее кофе, расспрашиваю о жизни, вообще отношусь к ней в соответствии с привитым с детства постулатом, что любой труд почетен. Большинство итальянцев, возомнивших себя за тучные годы "синьорами", ведет себя по-другому.

В Италию Сандра попала в 2001 году.

— Жить стало невыносимо, так как в школе, где я работала, я получала 80 евро. И еще было противно, что, если не сунешь взятку, невозможно сделать и самое элементарное.

В общем, выкручивавшаяся с бабушкой на огороде и мамой, мотающейся в Турцию за шмотками, семья, где появилась еще и Сандрина дочка, решила снарядить 24-летнюю в ту пору Александру в Италию. Она согласилась, рассчитывая, что белокурая грива и университетский диплом помогут распорядиться судьбой. Но попала она в уборщицы.

— Первая работа была ужасной. Меня вообще-то предупреждали, что у этой синьоры подолгу не выдерживают. Но выбора не было: заплатив посреднику 300 евро, я заступила в няньки. Рабочий день длился с 7 утра до 11 вечера. Хозяйка и ее мать пристально следили, чтобы я все время что-то да делала. Кроме детей были еще готовка с уборкой, причем хозяйка постоянно следила, чтобы ни одна пылинка не осела. Прям как старуха в сказке про старикову дочку. Зато детям — их было двое — позволялось все, вплоть до того, что мазать мне кашей волосы. Контроль был тотальный: они проверяли даже помойку, не съела ли я их фрукты. Мне полагался только обед, а на завтрак и ужин я должна была сама купить себе продукты, и синьора по чеку проверяла, не истратила ли я эти деньги на что-то другое или, не дай бог, не отправила ли на Украину.

С непривычки от такой жизни у Сандры стала идти носом кровь. Хозяева испугались осложнений (служанка, понятно, была без документов) и выставили ее без выходного пособия.

— Потом я была сиделкой у старушки. Это была только ночная работа. Днем бегала по уборкам. Бабулька ложилась спать в восемь, и мне тоже не оставалось ничего другого. Было очень тоскливо, но это позволяло не тратиться на жилье, и если бы у меня в этом доме не пропали отложенные 600 евро, я бы там оставалась и дальше.

Хождение по "бусам"

Почему же, напрашивается вопрос, украинские работницы не бежали прочь из этого ада? Неужели жизнь на Украине была еще хуже?

— Знаете,— отвечает Мария, с которой я познакомилась в Христианской итало-украинской ассоциации,— у нас говорят, после первого года возвращаться еще не с чем, после третьего — не к кому, а после пятого — незачем. Позвонишь домой, дети заняты своими делами. Муж отвык и отбился. И вообще, на родине у нас прозвище "банкоматы".

Как ни справедлива эта горькая шутка, нельзя не признать: эти женщины выкарабкиваются даже на фоне охватившего Италию кризиса. Больше того, уровень безработицы среди итальянцев в разы выше, чем в иммигрантской среде, где не принято гнушаться никакой работой. Понемногу украинки и тут "утвердились профессионально", став абсолютным лидером на рынке домашнего труда. Трудолюбивых, чистоплотных и чистых на руку "заробитчанок" приглашают в дома охотнее, чем прежде конкурировавших с ними албанок, румынок, даже филиппинок, а выражение "взять в дом украинку" теперь означает "нанять домработницу". К тому же власти, и раньше сквозь пальцы смотревшие на нелегальных домработниц (должен же кто-то заниматься стариками!), дали украинкам фору и в рамках мероприятий по легализации иммигрантов. Речь идет, в частности, о периоде, который в Италии называют "санаторием 2006 года" — в течение этого временного коридора практически все нелегалы, которые имели работу и крышу над головой, смогли получить временный вид на жительство. И сразу же масса "заробитчанок" впервые за все годы нелегальщины отправились домой, взглянуть на детей, а там, может, и остаться, открыть, например, бизнес на скопленные денежки.

Но как утверждает председатель ассоциации Марио Тронка, провожавший в тот первый отпуск своих подопечных, почти все вернулись разочарованные.

— Дома ситуация не улучшилась ни на грош, а то и стала хуже. Работы как не было, так и нет, сплошные взятки, никаких прав. Из всех, кого я знаю (ассоциация насчитывает 25 тысяч человек.— "О"), не вернулось в Италию человек 100.

Тенденцией стало не возвращение домой, а, наоборот, воссоединение семей в Италии. Примерно в это время забрала свою дочку из Ивано-Франковска и наша Сандра-Александра. В связи с пополнением семейства ей пришлось уйти с "фиссы", и с тех пор она снимает крошечную двушку на окраине Рима, где вместе с ними живет и ее подруга, присматривающая, кстати, за девочкой, так как Сандра, чтобы сдюжить все это, с утра до ночи моет полы. А еще она учится в итальянской вечерней школе: украинский университетский диплом, по ее выражению, ей "для мебели".

Я рассказывала Сандре о Москве. Говорила, что там проще найти квалифицированную работу — не вечно же мыть полы. Но вижу, что Россия от нее очень далека во всех смыслах. И к тому же — Сандра кивает на 15-летнюю уже дочку — поменять еще раз страну ей вряд ли будет на пользу. Как и другие украинки, постарше нее, Сандра теперь ставит на будущее детей, которые, как обычно и бывает со вторым поколением иммигрантов, постепенно вписываются в итальянскую среду. И хотя отсутствие карманных денег, мопедов и модных тряпок не способствует их популярности у сверстников, при приличной успеваемости в школе место в госуниверситете им гарантировано. Как и бесплатная медицина и прочая социалка, которой днем с огнем не найдешь на Украине.

Есть еще ассоциации земляков. Они помогают справиться с жизненными трудностями — во всяком случае, ориентируют в пространстве. Только в Риме таких четыре.

По воскресеньям у метро Ребиббия, где находится штаб-квартира Христианской итало-украинской ассоциации, украинская мова заглушает даже шум от паркующихся на площади автобусов, курсирующих между Римом и Западной Украиной. Воскресное посещение этих мест на местном жаргоне называется "сходить на "бусы"" (по созвучию со словом "автобус"), и это один из обязательных ритуалов украинской колонии. С "бусами" отправляют гостинцы домой и соответственно получают.

— Видите, какие сумищи тащу, пусть мои девчонки будут весной одеты як люди,— говорит женщина, назвавшаяся Олесей. На мой вопрос, не считают ли ее дома "банкоматом", Олеся отвечает с улыбкой: а кого ж им еще трясти, как не меня?

Длиннющая стена перед штаб-квартирой ассоциации по-советски обклеена бумажками с телефонной бахромой — это разного рода частные предложения, от сдачи квартиры до продажи подержанной стиралки. С интернетом пока тут не все освоились. Тем не менее в будке по соседству работает компьютерщик, в другой — сапожник. Тут же лавка с украинскими продуктами. И все это по "украинским" ценам.

Сюда приходят и за бесплатными консультациями — как написать заявление на воссоединение семьи, какие пункты должны быть в контракте на аренду, как приструнить хозяина, не желающего расплатиться, да мало ли какие могут возникнуть вопросы. "Мы давно приучили своих подопечных не подписывать документы, не разобравшись",— говорит Марио Тронка, спуская с рук украинского малыша.

— Мне всегда нравилось помогать другим,— объясняет он выбранный род деятельности.— А им,— он указывает на кружок женщин,— грех не помочь.

При ассоциации работает украинская воскресная школа, а в соседней церкви священник служит экуменическую службу. Тут есть и библиотека с видеотекой и журналами на украинском.

— Прошли те времена, когда украинки приезжали сюда на свой страх и риск,— отмечает Марио.— Теперь они сначала списываются с уже осевшими родственниками и знакомыми. Некоторые открыли бизнес, в основном для своих. Те, кто имеет медицинское образование, устраиваются медсестрами, которых в Италии, несмотря на кризис, не хватает.

Да и вообще, украинский говорок теперь слышится не только "на бусах". И воскресный пикник на море украинцев мало чем отличается от того, на который собираются итальянцы. А моя Сандра так вообще на Рождество и Пасху ездит в Таормину (курорт на Сицилии), где живут родители ее бойфренда.

Римский майдан

Последнее время в ассоциации вырос спрос на газеты. Землячество очень интересуется тем, что происходит на Украине. И если раньше мне приходилось проводить с Сандрой политинформацию, то теперь она сама не отлипает он новостей.

— Спать не ложусь, пока не посмотрю все три канала: украинский, итальянский и российский,— признается она.

С декабря в Риме не прекращаются демонстрации украинцев в поддержку событий в Киеве. Но хотя их идейный вдохновитель Олесь Городецкий (он возглавляет еще одну римскую итало-украинскую ассоциацию) и именует их Европейским майданом, они малочисленны и погоды не делают, хотя пикеты у посольства РФ в день римской встречи Сергея Лаврова с Джоном Керри и попали в центральные СМИ. Как-то издали увидев на Корсо (центральная улица Рима) женщин с венками на головах и плакатами, я подошла с расспросами. За полчаса разговора к нам присоединилась только одна итальянка, но ее, как оказалось, интересовали не украинские события, а лишь римская топонимика. "Нам бы со своими делами тут разобраться",— сказала она, неодобрительно оглядев митинг очередных "понаехавших".

Кстати, европейскую устремленность Украины простые итальянцы и вовсе не жалуют: они лучше других в ЕС понимают, что в случае упрощения визового режима с Украиной к ним хлынут толпы с востока. И мне часто приходится объяснять, что лучшими "воротами" для украинцев в Европу служат их уже обосновавшиеся здесь родственники. Надо сказать, что при этом не все, включая политиков, твердо знают, где Украина находится — есть мнение, что "где-то в Сибири". Для таких здешние украинки провели "обученческую", как они выразились, акцию с картами в руках у парламента. А вообще, говорит Марио Тронка, "украинкам митинговать некогда, они же тут на работе".

Тем не менее на молебен по погибшим на Майдане, который отслужил в греко-католическом храме Святой Софии предстоятель униатской церкви Святослав Шевчук (см. "Огонек", N 9 за 2014 год), многие приехали и из других городов. Любопытно, что этот храм, именуемый центром украинской духовности в Риме, восстановлен на деньги Дмитрия Фирташа, "прорусского", как его называют, предпринимателя, арестованного недавно в Вене по запросу ФБР. Но это к слову. После молитвы почти все остались слушать рассказ святого отца о киевских событиях, которые он, понятно, интерпретировал с близкой ему точки зрения. Тогда же открыли в церкви стену плача по погибшим и собрали для их семей несколько тысяч евро.

А вообще, украинский разлом проходит и по римским широтам.

— Мы тут все из-за Крыма переругались,— сообщает мне Сандра.— Вот моя соседка, так она за то, чтоб Крым был российским. А я ей говорю, ну и отправляйся к себе домой, скоро и до твоего Донбасса дойдет. А она — это как же, когда у меня здесь дела, я, говорит, на квартиру коплю. Тоже мне, патриотка...

До баррикад не доходит, но по-настоящему тревожит объявленная на Украине мобилизация. А что если находящиеся здесь, пусть и в небольшом числе, мужчин автоматически сочтут дезертирами?

— И что делать,— прикидывают римские украинки,— отправить мужа на Украину? Или наоборот, забрать оттуда племянника, которому повестка пришла?

Сами здешние мужчины не слишком воинственны. Ни один из моих украинских собеседников не припомнил, чтобы кто-то из здешних отбыл из Рима на киевские баррикады: у них, видимо, тоже дела.

— Нет, конечно, если бы на Украине все вдруг наладилось, то мы бы вернулись,— говорит Ваня, который на разнице между своими слесарными заработками и украинскими ценами умудрился соорудить в своем волынском поселке дом. Правда, из его слов не понять, что значит "наладилось": это как было до распада СССР, как нынче в России, или как тут, в Италии? Политически подковавшаяся за последние месяцы Сандра изъясняется четче:

— Я не вижу лидеров, которые бы принесли стране улучшение,— чеканит она. И объясняет, что не верит Кличко, потому что спортсмен. Ярошу — потому что экстремист. А особенно она не верит Юлии Тимошенко, потому что она из тех, кто уже "раз завел страну в тупик".

— Приезжала тут ее дочка (Евгения Тимошенко приезжала в Италию по приглашению парламента.— "О"),— вспоминает она.— Так сделала она это в тот день, когда мать вышла из тюрьмы. И останавливалась в отеле за 600 евро в день.

В голосе Сандры слышится явное осуждение.

— А в европейское будущее Украины ты веришь?

— Не сильно. Слишком большая разница во всем, да и с самой Европой неизвестно, что будет. А вообще-то Украина,— Сандра показывает вдруг на себя с неожиданным царственным жестом,— и так давно в Европе.

И уже на тон ниже поясняет:

— Во всяком случае, я свой Майдан уже отвоевала, пока тут мыла полы...

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Елена Пушкарская

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.04.2014. Просмотров: 443

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta