Украина, затененная Россией. Украина должна освободиться от тени России и снова получить устойчивое место в Европе

Содержание
[-]

Украина, затененная Россией 

В середине XVII века и в 1918-1920 годах независимой Украине, чтобы выжить, нужны были союзники. Это повторяется сегодня, и союзником может быть только Европейский Союз. Пришло время, чтобы Украина освободилась от тени России и снова получила устойчивое место на когнитивной географической карте Европы.

С тех пор как Украина из-за Евромайдана и русско-украинской войны попала во все газеты, приходится снова и снова слышать жалобы, что политика, медиа и наука не были готовы к событиям в Украине, а потому не реагировали должным образом. В адрес исследователей истории Восточной Европы тоже звучали упреки, что они не справились со своей задачей.

Дельные ли эти упреки, или нет, но нам хорошо известно, что Украина в конце ХХ и в начале ХХI в. не имела своего определенного места на когнитивной карте Европы. В значительно меньшей степени это касается и современности, о чем свидетельствуют открытые дебаты, на которых вновь и вновь высказываются сомнения относительно существования украинской нации, языка и истории.

Украина затенена Россией, которая уже более века имеет первое слово в интерпретации истории Восточной Европы. До сегодняшнего дня Россия не признала украинцев, как отдельную нацию, и рассматривает их как часть великого русского народа, так называемого «русского мира».

Такое понимание переняли и западные страны. Украину в основном не рассматривают как самостоятельного деятеля, политика великих держав вершилась без ее участия. Украинцы выходили из тени разве что случайно и ненадолго, в основном тогда, когда становились инструментами в политике великих держав.

Это была Германия или Пруссия, Россия или Советский Союз, которые проводили свою политику, используя народы, жившие между ними. Начиная с трех разделов в конце ХVIII в. вплоть до «дьявольского пакта» 1939 года это касалось прежде всего Польши. А сегодня это Украина, которой, по мнению некоторых немецкоязычных и российских политиков, дипломатов и историков можно пренебречь или даже воспринимать как часть России. Как же до такого дошло?   

Польские очки

История того, как немцы воспринимали Украину, началась в конце XVI в. от запорожских казаков, подданных польского короля. На Украину смотрели тогда сквозь польские очки, об этом идет речь и в первом описании Украины «Description d'Ukranie qui sont plusieurs Provinces du Royaurne de Pologne» авторства Гийома Левассера де Боплана, опубликованном во Франции в 1650 году.

Дата публикации неслучайна, ведь за два года до этого украинские казаки подняли восстание против Польши и неожиданно оказались в центре всеобщего внимания. В Центральной и Западной Европе тогда выходило много газет, листовок, брошюр и памфлетов, посвященных руководителю восстания Богдану Хмельницкому и драматической вооруженной борьбе с поляками, татарами и Московским государством. С тех пор запорожских казаков начали воспринимать как независимых политических и военных деятелей.

Такое восприятие почти не изменилось сразу после 1654 года, когда казаки пошли под руку московского царя. В начале XVIII века большой интерес вызвал переход гетмана Мазепы к шведскому королю в 1708 году. Хотя их обоих Петр Великий победил в битве под Полтавой, а казаки, как следствие, потеряли свою автономию и свободу действий, Украина сохраняла в XVIII веке свое место на когнитивной географической карте Европы.

Примером этого является карта, которую впервые в 1716 году напечатал в Нюрнберге Иоганн Баптист Гоманн, взяв за основу карты Боплана. Надпись «Ukrania, quae et terra Cossacorum» вновь указывает на тесную связь между Украиной и казаками. Поэтому поражает то, что карты, которые часто допечатывали впоследствии, охватывают практически всю территорию современной Украины, которая уже тогда была заселена. На востоке и юге Украина граничит с Тартарией и незаселенными землями под названием «deserta». Также в «Универсальном лексиконе» Цедлера мы находим подробные записи об Украине и казаках.

Географическая карта, напечатанная в Нюрнберге в 1716 году, свидетельствует о том, что Украина - это не изобретение ХХ в., как кое-кто в последнее время настойчиво уверяет; она была известна в Европе именно под таким названием.

 Уже в конце XVIII века вышла первая, по тогдашним критериям научная, история Украины. Она обозначила кульминацию и одновременно завершение восприятия Украины в век Просвещения. Речь идет о книге в четыреста страниц - истории «Украины, украинских казаков, а также Галицкого и Волынского королевства», изданной в Галле, в 1796 году. Автор Иоганн Кристиан фон Энгель был родом из современной Словакии, учился в Готтингене. Украина, пишет он во вступлении, «по объему равна королевству», она «отделяет культурную Европу от дикой Азии». История Украины Энгеля вышла как сорок восьмой том общей истории мира. Так, в конце XVIII века Украина еще имела свое место на когнитивной географической карте Европы и мира.

История Энгель - это лебединая песня. Украинские казаки, а с ними важнейшие протагонисты восприятия Украины, уходят в прошлое в конце XVIII века. Как результат, начинают восприниматься не казаки, способные к обороне, а простой украинский народ. Начало положил еще Иоганн Готфрид Гердер, который в 1769 году писал в своем путевом дневнике: «Украина станет новой Грецией: замечательное небо этого народа, его веселый нрав, его музыкальная натура, ее плодородные земли и т. д. когда-то вдруг проснутся: из многочисленных малых диких народов - греки тоже когда-то были такими - появится цивилизованная нация: ее границы будут простираться до Черного моря, а оттуда - во всем мире».

У Гердера мы встречаем не жестоких воинов-казаков, а невинный, веселый, музыкальный, некультурный народ. Все-таки он имеет потенциал проснуться и стать цивилизованным. Завершает эту вторую фазу восприятия Украины сборник «Die Poetische Ukraine. Eine Sammlung kleinrussischer Volkslieder», изданный в 1845 году. Очевидно, его издатель Фридрих Боденштедт не знал, что полсотни лет назад украинские казаки были известны в Европе, ведь он хотел «детей чужой страны своей рукой привести к немецкой родине». Этим детям нужны были наставления взрослых образованных немцев. Они хоть и отсталые, зато пишут стихи, хорошо поют и танцуют - существовавший еще во времена Гердера стереотип украинцев, распространенный до сих пор.

В XIX в. интерес немецкой общественности к Украине приходил очень быстро. С присоединением большей части ее территории к царской империи на Украину легла тень России. После 1850 года Украина почти исчезла с поля зрения, также она потеряла свое название, использовать которое в России было запрещено в последней четверти XIX в., а за границей ее тоже почти не вспоминали. В больших энциклопедиях XIX в. Украина вспоминали только между прочим, в основном под названием Малороссия. Российские представления о малороссах как о части великого русского народа принялись и за рубежом. Термин «казаки» применялся исключительно к российским казацким воинским частям.

С началом Первой мировой войны украинцы вдруг вышли из тени России. Однако Германию и Австрию Украинцы не интересовали как независимые участники истории. Они пытались инструментализировать украинцев для своей политики в отношении России, а впоследствии - в отношении Советского Союза.

Житница Европы?

Тогда Германия была еще менее готова, чем теперь, интересоваться Украиной. Однако появились многочисленные брошюры балтийских немцев Пауля Рорбаха и Акселя Шмидта. Они поощряли поддержать создание украинского государства, которое стало бы бастионом против России: «В чьих руках Киев, тот может заставлять Россию», - писал Рорбах в 1915 году. Тогда тоже велись и дискуссии, которые напоминают современные дебаты между теми, «кто понимает Украину», и теми, «кто понимает Россию».

9 февраля 1918 года Украина снова вернулась на международную арену, как независимая Украинская народная республика; она заключила сепаратный мир с Центральными государствами. Затем состоялась оккупация Украины и создание украинского государства, марионеточный режим за гетмана Павла Скоропадского. Его важнейшая задача состояла в том, чтобы поставлять зерном голодный Вена и Берлин. Это удалось только частично, однако по Украине закрепился имидж житницы Европы.

Первая мировая война и основание национального, хотя и недолговечного, государства способствовали тому, что Украина не оставалась больше такой неизвестной, как до 1914 года. Впервые в названии государства было слово «Украина», которое сохранилось и после имени Украинской Советской Социалистической Республики - ее победоносной конкурентки.

«Ukrainomanie. Berlins neueste Mode» - так великий писатель Йозеф Рот родом из Галичины, из города Броды, назвал свою статью, которая в декабре 1920 года появилась в «Berliner Zeitung». Через 8 лет Рот напомнил в «Frankfurter Zeitung» о том, что большевики и поляки отобрали родину у беззащитных украинцев. Статьи Рота свидетельствуют о том, что Германия снова заметила украинцев. Этому поспособствовали эмигранты, среди них Скоропадский и бывший министр иностранных дел, историк Дмитрий Дорошенко. Они имели связи с официальными немецкими кругами и в 1926 году основали в Берлине Украинский научный институт, который издавал содержательные исследования на немецком языке, устраивал лекции и предоставлял стипендии.

В этом же году Украина попала в газеты всего мира, когда Симон Петлюра, важнейший политик Украинской Народной Республики, был застрелен в Париже. Убийца Петлюры Самуэль Шварцбард был арестован, но затем суд присяжных его оправдал. Шварцбард мотивировал свой ​​поступок тем, что Петлюра якобы ответственен за убийства десяти тысяч украинских евреев в 1919-1920 гг. Это обвинение безосновательно, ведь Петлюра остро осуждал антисемитизм и антиеврейские выступления.

Правда, в хаосе гражданской войны он не мог контролировать части своей армии и украинских крестьян, которые стали совершать погромы наряду с русской Белой армией. Сенсационный процесс Шварцбарда положил начало стереотипу украинского антисемитизма и национализма, а Советский Союз усилил его. Сегодня российская пропаганда вновь живо им пользуется.

Национал-социалистическая Германия придерживалась и в дальнейшем политики инструментализации Украины в борьбе с Польшей и Советским Союзом. Для этого использовались националистические организации, прежде всего Организация Украинских Националистов (ОУН). Такие национал-социалисты как Альфред Розенберг, Георг Ляйббрандт и Ганс Кох принадлежали к сторонникам независимой, связанной с Германией, Украины, однако они не могли оказать сопротивления гитлеровской расовой идеологии, политике завоевания жизненного пространства и грабежа. Более двух миллионов человек были вывезены в Германию на принудительные работы и многие немцы впервые познакомился с украинцами лично, правда, не как с равными себе, а так как господа знакомятся со слугами или служанками.

Когда закончилась Вторая мировая война, украинцы почти полностью исчезли с ментальной географической карты Европы. Многочисленные украинские эмигранты, прибывшие в конце войны, в основном выезжали дальше, в Северную Америку. Центром оставшихся стал Украинский свободный университет, перенесенный из Праги в Мюнхен, однако сила его влияния была незначительной.

А потом начался тридцатилетний спад восприятия Украины. Великую державу Советский Союз почти всегда воспринимали как Россию, а ее население, в том числе и украинцев - как русских. Национальный вопрос считалось решенным. Если украинцев и замечали, то воспринимали, в лучшем случае, как народность, не имеющей политического значения. История Украины растворилась в истории России, как уже это было в XIX веке, тень России накрыла Украину снова.   

Революция и война

Революции, которые произошли в 1989-1991 гг., в корне изменили ментальную географическую карту Европы. Вдруг появились страны, названий которых многие никогда не слышали. Тогда как движение за независимость было замечено в Балтии и на Кавказе, Украине и дальше оставалась неизвестной. Почти никто не верил в то, что Советский Союз может исчезнуть и возникнет независимая Украина. Хотя Украина и стала независимым государством, однако еще долго оставалась большой белым пятном на ментальной географической карте.

За последние двадцать три года многое изменилось. Тот факт, что теперь существует независимое государство, привел к тому, что Украина начали воспринимать широкие круги общественности. Например, в сфере спорта, в которой вдруг появились украинские олимпийские и футбольные команды и украинские звезды - такие как братья Кличко или футболист Шевченко. Известна Руслана, которая в 2004 году одержала победу на песенном конкурсе «Евровидение».

И все равно общественность и дальше считала украинцев ответвлением россиян, которые говорят на русском диалекте и не имеют своей истории и высокой культуры. К невнятному образу Украины принадлежал и недостаток демократии и конституционности, коррупция, политические скандалы, большая бедность и эмиграция рабочей силы, которая привела в западные страны очень много проституток. Негативный имидж усиливался упоминанием о Чернобыльской катастрофе - событие в Украине, глубоко запечатленное в памяти.

Неожиданный массовое движение - Оранжевая революция - неожиданно забросила Украину через телевизор в немецкие гостиные. Когда Запад не приблизился к Украине, когда оранжевые цветы быстро завяли и оказалось, что это была не революция, заинтересованность вскоре снова угасла. Исключение - лишь гламурная Юлия Тимошенко, в частности тогда, когда новый президент Виктор Янукович бросил ее в тюрьму. Это изменилось только тогда, когда осенью 2013 года началась революция Майдана и военное вмешательство России вызвало серьезный кризис международных отношений.

В сфере научных исследований Украины, в частности ее истории, еще раньше произошли важные изменения. Тогда как до восьмидесятых годов не было написано почти никаких диссертаций или других исследований по истории Украины, то после 1991 года их количество стремительно возросло. С тех пор в немецкоязычных странах было написано более сорока диссертаций и издано более шестидесяти книг на различные темы по истории Украины - результат достойный внимания. Чего не хватает, то это закрепление исследований истории Украины за каким-нибудь институтом в Германии.

В течение долгих периодов истории Украины большие государства злоупотребляли ею как геостратегическим полем. И сегодня те, «что понимают Россию и Путина», укоряют Германию и Соединенные Штаты, что это они устроили Майдан, чтобы ослабить Россию - вполне в традиции неудачных попыток инструментализировать Украину. Этот упрек безоснователен. Нынешняя ситуация напоминает ту, которая сложилась в 1648-1654 гг., когда революция имела успех, вызвала войну и Украину вдруг стали воспринимать как самостоятельного деятеля.

В середине XVII века и в 1918-1920 годах независимой Украине, чтобы выжить, нужны были союзники. Это повторяется сегодня, и союзником может быть только Европейский Союз. Украина, уже более двадцати лет - и это впервые в своей истории - остается независимой в течение длительного времени, а во время Революции достоинства попрощалась со своим советским прошлым. Она догоняет революцию 1989 года. И тем самым покупает себе билет в ЕС. Пришло время, чтобы Украина освободилась от тени России и снова получила устойчивое место на когнитивной географической карте Европы. Для этого ей нужна наша солидарность и наша поддержка.

***

Справка: Автор статьи Андреас Каппелер до эмеритуры в 2011 г. преподавал историю Восточной Европы, сначала в Кельне, а затем в Вене. Его «Малая история Украины» вышла в издательстве C. H. Beck, как четвёртое дополненное издание. Этот текст - сокращенный доклад на посвященной Украине конференции, состоявшейся в конце мая.

Перевод: София Матияш

 


Об авторе
[-]

Автор: Андреас Каппелер

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.08.2015. Просмотров: 251

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta