Украина вышла на новый виток борьбы за идентичность

Содержание
[-]

Запрещай и властвуй

Нынешняя осень на просторах Украины обещает стать исключительно жаркой. Перед стартом избирательной гонки Верховная рада в Киеве рассматривает серию скандальных законопроектов, каждый из которых способен изуродовать страну до неузнаваемости (за крамольные заявления — штрафы, за «неуважение» к украинскому языку — полгода ареста, за распространение информации «об уникальности российской или славянской цивилизации» — до пяти лет с конфискацией). А в мятежном Донбассе на 11 ноября назначены выборы нового лидера ДНР, которые, по прогнозам экспертов, могут окончательно похоронить выстраданный большой кровью «минский процесс». Тревожные перспективы изучал «Огонек».

Новый политический сезон на Украине начинается живенько. В 2019 году страну ждут президентские, парламентские и местные выборы, и Верховная рада к ним вовсю готовится — 4 октября был принят закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», делающий мову фактически обязательной и безальтернативной для использования во всех публичных сферах. Парламент проголосовал и за обращение к Совету национальной безопасности и обороны с требованием применить санкции к оппозиционным телеканалам «112» и NewsOne, что повлечет за собой почти полный паралич их работы. В Раде также зарегистрированы и, вполне вероятно, будут в ближайшее время рассмотрены другие, не менее «интересные» законопроекты. Один из них, в частности, приравнивает «идеологию русского мира» к коммунистической и предусматривает соответствующее наказание за продвижение этой идеологии. Другой усиливает цензуру в сфере телевидения и радиовещания, предоставляя Национальной комиссии по телевидению и радиовещанию дополнительные юридические основания для аннулирования лицензий телерадиоорганизациям за «неполиткорректные» высказывания в эфире. Кроме того, законодатели предлагают также упорядочить цензуру в интернете, создав новые инструменты и механизмы запрета «враждебных» веб-сайтов — даже и без решения суда.

В детали предлагаемых инициатив имеет смысл вникнуть.

Поговори мне еще!

Законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» пока что принят лишь в первом чтении, однако уже наделал немало шуму. Точнее, первый раз шуму он наделал еще полтора года назад, когда весной 2017 года был зарегистрирован в украинском парламенте. Оно и понятно: украинское общество крайне остро реагирует на любые языковые инициативы. Однако даже в такой обстановке авторы законопроекта хорошенько потрудились для того, чтобы сделать его максимально скандальным и резонансным.

Говоря коротко, в случае принятия этого закона в его нынешнем виде по-украински говорить и писать придется везде — разве что только дома, в кругу семьи, будет позволительно использовать другой язык. Старательно регламентированы даже такие, к примеру, вещи, как общение пациента с врачом за закрытыми дверями кабинета. Согласно новому закону, начинаться диалог должен исключительно по-украински, и лишь затем, если обе стороны выразят желание, они смогут продолжить разговор на другом языке; вся медицинская документация при этом, разумеется, должна быть составлена только на украинском.

Постановка иноязычных пьес и спектаклей в театрах Украины всех форм собственности в случае принятия закона будет возможна лишь в сопровождении синхронного перевода. То же самое — с концертами и другими массовыми мероприятиями. Ведущий должен говорить лишь на украинском, а если пару слов зрителям захочет сказать не владеющий украинским гость, то организаторы обязаны обеспечить синхронный перевод его слов на государственный язык.

Обязательным станет украинский и в сфере бытового обслуживания: в магазинах, ресторанах и других учреждениях вне зависимости от форм собственности персонал обяжут обращаться с клиентами «правильно». На украинском же должны быть оформлены прайс-листы, каталоги продукции, меню и тому подобное — русскоязычную версию при этом иметь не запрещается, однако по умолчанию предоставляться клиенту должна именно украинская.

Дошли руки у украинизаторов и до такой доселе не охваченной нормативными документами сферы, как интернет. Отныне все компании обязаны вести корпоративные сайты понятно на каком языке: странички на других языках могут существовать лишь в случае, если по объему они не превышают украинские сегменты сайта, причем по умолчанию посетителю должна открываться именно украинская версия.

За нарушение требований закона предусмотрены значительные штрафы, а в случае если контролирующие органы усмотрят в нарушениях проявление неуважения к государственному языку, то даже лишение свободы — арест на срок до полугода. А все работники бюджетной сферы (включая, например, преподавателей и медработников) обязаны не только владеть украинским языком, но и доказывать это на специальном экзамене.

Процесс принятия законопроекта был не менее скандальным, чем его содержание: документ ставили на голосование в сессионном зале шесть раз, пока, наконец, на седьмой раз не набралось нужное количество голосов. Это является вопиющим нарушением украинского законодательства, согласно которому переголосовывать можно не более одного раза за сессию. Впрочем, такие вещи в украинском парламенте нынешнего созыва никого, кажется, не смущают.

А зря: предыдущая версия языкового закона, так называемый закон Кивалова — Колесниченко, предусматривающий, напротив, право граждан пользоваться «языками национальных меньшинств» практически без ограничений, был позже отменен Конституционным судом именно из-за нарушений в процедуре его утверждения...

Чай, зонтики и хорошее настроение

Обращение Верховной рады к Совету нацбезопасности и обороны (СНБО) — еще один яркий пример вольного обращения с имеющимся у народных депутатов правом законодательной инициативы. Верховная рада просит наложить на оппозиционные (а вернее будет сказать — не вполне подконтрольные власти) телеканалы «112» и NewsOne санкции в виде ареста активов, запрета пользоваться радиочастотным ресурсом и т.п. Проще говоря, какая-либо работа телеканалов в этих условиях станет технически невозможной.

Инициатива уже вызвала беспокойство в авторитетных для Украины международных организациях: Совет Европы, в частности, предостерег украинские власти от нарушений свободы слова и предупредил, что будет внимательно следить за развитием ситуации. Последить, конечно, интересно. Дело в том, что в своем обращении Верховная рада ссылается на закон Украины о санкциях. А в этом законе прямо сказано: санкции могут применяться к иностранным физическим и юридическим лицам либо к украинским юридическим лицам, принадлежащим — прямо или опосредованно — гражданам других государств или иностранным структурам. Ни «112», ни NewsOne иностранцев в структуре собственности не имеют, то есть не могут попасть под действие закона о санкциях по чисто формальным признакам.

Так что, призвав СНБО наложить санкции на неугодные телеканалы, Верховная рада поставила орган в весьма забавную ситуацию: услышав этот призыв, СНБО и лично Порошенко, чьими указами вводятся в действие решения органа, во-первых, допустят прямое нарушение украинского законодательства, да еще и вызовут предсказуемое недовольство в той же Европе. Проигнорировав же парламентский призыв, СНБО и глава государства рискуют попасть под обвинения в «зраде» уже внутри страны.

Была ли эта комбинация изначально задумана авторами законопроекта или так вышло случайно — сказать сложно. Скорее, второе. Может, поэтому один из авторов инициативы, нардеп Мустафа Найем (тот самый, который в 2013 году призвал сограждан выходить на Евромайдан «с чаем, зонтиками и хорошим настроением»), в сессионном зале от голосования за свою же инициативу почему-то воздержался.

«Свой своего продает»

Идея сформулировать «идеологию русского мира», приравнять ее к коммунистической идеологии и на этом основании запретить, принадлежит группе нардепов во главе с внефракционным депутатом Шевченко. Шевченко сотоварищи определили ее как «геополитическую, культурно–историческую идею международного и межгосударственного сообщества, объединенного причастностью к России и приверженностью русскому языку и культуре, православной вере, общей исторической памяти и общим взглядам на общественное развитие». Отдельным перечнем в законе перечисляются действия, считающиеся пропагандой этой идеологии. Например, «распространение информации, направленной на оправдание идеи о самодостаточности и уникальности российской или славянской цивилизации». Все это признается вредным и подлежащим запрету: рассуждения на эти темы не могут звучать в эфирах телерадиоорганизаций, не могут лечь в основу программ политических партий и т.п., а нарушителей ожидает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет с конфискацией имущества или без оной.

Законопроект также обязует органы местного самоуправления переименовать населенные пункты, их улицы, площади и переулки, носящие имена лиц, занимавшихся «пропагандой русского мира» в прошлом. Если законопроект утвердят, то на улицах украинских городов, по всей видимости, уже не будет места имени Гоголя, чей знаменитый «монолог о товариществе», вложенный автором в уста Тараса Бульбы, по законопроекту тянет как минимум года на три с конфискацией: «Знаю, подло завелось теперь на земле нашей... гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке... Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело. Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество!»

4 октября нардепы, впрочем, провалили включение законопроекта в повестку дня. Однако это не значит, что он не будет включен в нее позже — скажем, поближе к выборам. В кулуарах Верховной рады даже начисто лишенные пророссийских и прорусских симпатий депутаты весьма откровенно называют идею их коллеги Шевченко «дебильной», однако это вряд ли помешает им проголосовать за него, если это будет нужно для дела борьбы за голоса националистического электората.

Опасная «безопасность»

На полке Верховной рады дожидаются своего часа и два законопроекта, призванных внедрить новые механизмы цензуры (точнее, как принято говорить на Украине, «способы защиты от информационной агрессии») в сфере телекоммуникаций и СМИ.

Первый, предложенный группой нардепов от БПП и «Народного фронта», предлагает обязать Нацсовет по телевидению и радиовещанию штрафовать и даже лишать лицензии телеканалы и радиостанции, допускающие в своем эфире «терминологию, противоречащую закону Украины "Об особенностях государственной политики на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей"». Этот закон, принятый еще осенью прошлого года, постановляет считать территории непризнанных ДНР и ЛНР оккупированными Российской Федерацией. Проще говоря, отныне любой телеканал или радиостанция, которые назовут эту территорию иначе, чем оккупированной Россией, подлежат штрафу, а в случае повторного нарушения — лишению лицензии. В точном соответствии с «заветами» Оруэлла украинские парламентарии конструируют условия, в которых даже сформулировать крамольную мысль в публичной плоскости будет технически невозможно!

Второй законопроект («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия угрозам национальной безопасности в информационной сфере») еще интереснее. Ключевыми понятиями закона являются термины «киберугроза» и «киберпреступление», но не следует думать, что его мишенью являются некие гипотетические хакеры. Все проще: главной угрозой, которой предполагается противостоять, является так называемый кибертерроризм, а именно действия, направленные на «осуществление влияния на принятие решений, совершение или несовершение действий органами государственной власти и местного самоуправления» и на «привлечение внимания к определенным политическим взглядам террориста».

Вполне очевидно, что под данное определение подпадает весьма широкий круг действий, далеко не все из которых являются противозаконными. Представим себе некое СМИ, которое публикует на своей интернет-страничке аргументированную информацию о том, что тот или иной законопроект содержит явную коррупционную составляющую. Цель такой публикации, разумеется, не допустить принятие законопроекта, то есть «оказать влияние» для «несовершения действия» — согласно определению, чистый «кибертерроризм»!

С «кибертерроризмом», конечно, надо бороться. Основным методом борьбы, предлагаемым авторами законопроекта, является блокировка доступа к «кибертеррористическим» ресурсам. Подобный опыт у украинских властей уже есть: в 2017 году украинским пользователям пытались перекрыть доступ к неподконтрольным украинским властям соцсетям «В контакте» и «Одноклассники», а также целому ряду других российских сайтов, включая, например, популярный кинопортал «Кинопоиск». Позже, уже в 2018 году, был ограничен доступ к ряду российских СМИ, а также СМИ, связанных с властями непризнанных ДНР и ЛНР — в настоящее время черный список ресурсов, недоступных украинскому пользователю, составляет уже несколько сотен (!) позиций.

Однако теперь предполагается пойти еще дальше. Фактически решение о блокировании доступа к тому или иному ресурсу сможет принять любой следователь или прокурор, посчитавший, что этот ресурс несет «киберугрозы» для украинского государства. Правда, законопроект предусматривает, что внесудебная блокировка может носить лишь временный характер. Однако это весьма слабое утешение: никто не помешает тому же следователю по истечении срока блокировки написать новое ходатайство о новом «временном» ограничении на следующей срок. А если подумать о том, что «временная» блокировка может прийтись, к примеру, на предвыборную кампанию или процесс подсчета голосов, несложно понять, сколь мощный инструмент контроля над информационным пространством получит «в интересах борьбы с кибертерроризмом» украинская власть.

Наиболее скандальные инициативы на Украине обычно множатся накануне важных политических событий, и это принято объяснять тягой украинских политиков и институций к дешевому пиару. Однако даже если это и так, к подобным процессам вовсе не следует относиться легкомысленно: каждая подобная инициатива — даже и оставшись всего лишь законопроектом, навеки похороненным в стенах парламента,— расшатывает границы между вероятным и недопустимым, а значит, прокладывает путь к тому, что возможным в итоге становится все. По этому пути страна и так зашла уже опасно далеко. Идем дальше?...

***

Автор: Юрий Ткачев — из Одессы

https://www.kommersant.ru/doc/3764874

***

Комментарий: Санкции против Украины, или Кремль изображает жертву 

Новые российские санкции против Киева связаны с внутриполитической ситуацией в Украине. Скорее всего, это будет единый список украинских врагов и адвокатов Кремля.

Владимир Путин поручил правительству ввести "ответные" санкции против Украины. Премьер Дмитрий Медведев обещал, что они коснутся сотен физических лиц и фирм. При этом в Москве говорят, что не воюют "с братским украинским народом" - это ответ на "противоречащие международному праву" действия Киева. Зачем санкции вдруг понадобились Кремлю на четвертом году после аннексии Крыма и начала российско-украинского конфликта?

Санкции с пистолетом в руке

С точки зрения ситуации в России никакого разумного объяснения введению именно сейчас санкций против Украины нет. По доброй кремлевской традиции все антисанкции - это стрельба самим себе по ногам. Экономика и так с большим трудом справляется с экономическим давлением со стороны ЕС и особенно США. Москва в ожидании нового пакета американских санкций. Рынков сбыта для российских товаров все меньше. И тут вдруг фактический запрет на взаимодействие с украинскими партнерами, которые "сохранили верность" россиянам на всем протяжении четырех военных лет, разделивших две страны.

Кроме дополнительных убытков ничего эта история России не принесет, так что решение это, очевидно, политическое. Вопрос, о какой политике идет речь. Если о российской внешней или внутренней, то зачем это решение Кремлю? Показать американцам, что в России не боятся никаких санкций и готовы как японские камикадзе покончить жизнь экономическим самоубийством? Вряд ли. Может быть, Кремль рассчитывает при помощи санкций отвлечь россиян от темы повышения пенсионного возраста в стране? В это не поверит даже ребенок.

Значит, речь идет все же об украинской политике. Первая догадка самая простая и, скорее всего, наиболее точная. В следующем году там пройдут президентские, а затем и парламентские выборы. И Кремль хотел бы повлиять на ситуацию. Правда, остается пока загадкой, в чью пользу?

Бей своих, чтобы чужие боялись

Правительство пока не называет ни имена людей, ни названия украинских компаний, которые попадут под санкции, но грозно напоминает - не за горами то время, когда они почувствуют на себе всю тяжесть российского ответа. Однако многие предполагают, что главной "жертвой" станут именно те украинские политики, победы которых Кремль хотел бы на предстоящих выборов. Якобы это "договорняк" с командой Петра Порошенко или, например, Юлии Тимошенко, с которыми, как это ни парадоксально, Москве удобнее вести дела. Все может быть.

Не удивлюсь, если санкции введут, в том числе, и против тех, кого некоторые украинцы называют агентами Кремля. Ведь всем понятно, что российские санкции, как это было с продуктовыми, реализуются всегда весьма избирательно. Введут против большого числа лиц, но пострадают только самые несговорчивые. Зато какой-нибудь Виктор Медведчук или лидеры "Оппозиционного блока" из числа бывших соратников Виктора Януковича получат накануне президентских и парламентских выборов железобетонный аргумент в спорах с теми, кто пытается доказать, что они работают по сценарию, написанному в Кремле.

Пророссийские силы уже стонут на Украине, умоляя Владимира Путина не наказывать так жестоко украинский народ. Стонут так, как будто речь не идет о взаимозависимости двух экономик. Пока, впрочем, неясно, как будет выглядеть даже "скелет" санкций. Подождем, чтобы он оброс "мясом", то есть появились списки. И не только они. Посмотрим на реальную практику применения санкций, поскольку в данном случае в России разница бывает громадной.

Троллинг как традиция

Пока же главной в истории с введением против Украины санкций мне кажется морально-этическая сторона. Иначе как очередным кремлевским троллингом ее не назовешь. Если послушать Путина, его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, премьера Дмитрия Медведева и многочисленных московских телекомментаторов, то получится ситуация из старого анекдота: Россия - это небольшая страна, со всех сторон окруженная и притесняемая Украиной.

Это не Кремль нарушил международное право и аннексировал Крым. Это не российские войска ездят на территорию Украины, как к себе на задний двор, не россиян обвиняют в том, что они сбили малайзийский "Боинг" над Донбассом. Ничего этого как будто нет.

Есть неизвестно по каким причинам вводившиеся еще с 2014 года санкции: украинские, а также европейские и американские, к которым Киев присоединялся. Москва удивленно смотрела на все это четыре года, а теперь якобы сорвалась и вводит ответные санкции. Ответные - это ведь значит, что первичными были украинские.

Кремль изображает оскорбленную невинность, строит из себя жертву чужой несправедливости. И это, надо заметить, все чаще становится краеугольным камнем российской внешней политики. Вначале в отношении США и ЕС, а теперь - и Украины.

Юродство как основа внешней политики - не новость для международных отношений. Так, к сожалению, ведут себя самые отсталые режимы третьего мира. Даже Северная Корея занимает позицию более последовательную и, надо заметить, достойную.

Автор: Иван Преображенский

https://p.dw.com/p/375bi


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Ткачев, Иван Преображенский

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.11.2018. Просмотров: 21

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta