Украина все больше превращается в тоталитарный режим президента страны Владимира Зеленского

Содержание
[-]

На Украине устанавливается прозападный авторитарный режим

По сути, сегодня можно наблюдать за установлением на Украине прозападного авторитарного режима, где власть сосредоточена в руках президента, общество мобилизуется для борьбы с внешними и внутренними врагами, а любое инакомыслие квалифицируется как поддержка врага и подавляется силой. Едва ли это закончится хорошо.

Взападных СМИ — и отчасти в российской оппозиционной прессе — широко распространено мнение, что, в отличие от России, Украина хоть и не без проблем, но идет по демократическому пути развития. Если бы! Подобная иллюзия основана на предположении, что сделанный Украиной выбор в пользу интеграции в ЕС означает выбор в пользу либеральной демократии, реализации гражданских прав и свобод и всего хорошего и истинного в мире.

Однако политические режимы в Венгрии и Польше указывают на ошибочность этого предположения. Чтобы формирование очередного правопопулистского антидемократического режима в Европе не стало неожиданностью, полезно внимательнее присмотреться к внутренней ситуации на Украине, пишет директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский в статье, вышедшей 6 апреля в The National Interest.

Опрос общественного мнения, проведенный Киевским международным институтом социологии в августе 2013 года, зафиксировал раскол в отношении геополитического выбора украинских граждан. Около 40% поддержали европейский выбор, и примерно столько же высказались за пророссийский курс страны.

Спустя полгода, после Майдана, власть перешла под полный контроль той части украинской политической элиты, которая была нацелена на разрыв отношений с Россией. И для удержания этой власти использовался полный набор антидемократических методов, не имеющих ничего общего с европейскими ценностями. Между тем заявленные на Майдане цели — борьба с коррупцией и преследование олигархов — не только не были достигнуты, но и коррупция под властью президента-олигарха Петра Порошенко только усугубилась.

Однако одна цель Майдана все же была достигнута — Украина подписала Соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС. В результате этого договора только небольшая часть утраченных восточных рынков была компенсирована увеличением товарооборота с ЕС, а затем и с Китаем. Процесс деиндустриализации набрал обороты, и ВВП страны сократился вдвое за первые два года после Майдана (ВВП страны снизился с $183,310 млрд долларов в 2013 году до $90,615 млрд в 2015 году, по данным Всемирного банка).

К концу 2020 года ВВП Украины составлял около $148 млрд — то есть всего 81% от уровня 2013 года. Затраты на здравоохранение также сократились почти вдвое. Так, в госбюджете эти расходы — на долю которых приходится 95% всех расходов на здравоохранение в Украине — в 2020 году по сравнению с 2013 годом в долларовом выражении снизились с $7,6 млрд до $4,0 млрд.

Попытки провести демократические реформы также потерпели неудачу, о чем свидетельствуют опросы общественного мнения. Так, по данным опроса, проведенного Центром Разумкова в феврале 2019 года, две трети респондентов (65,2%) выразили отрицательное отношение к медицинской реформе. Такое же отношение высказали 48,5% респондентов к земельной реформе, 41,2% — по поводу реформы образования, 48,9% — относительно планируемой массовой приватизации госпредприятий.

На Западе популярное объяснение неудач в реформировании страны заключается в том, что главной задачей страны сейчас является необходимость противостоять «российской агрессии». Такая интерпретация стала обычным явлением в аналитических материалах о событиях на Украине, посвященных «российской оккупации Крыма» — президент РФ Владимир Путин называет этот процесс «возвращением в родную гавань», — и поддержке Москвой «сепаратистов» в Донбассе. Любое иное толкование сразу же получает клеймо российской пропаганды.

Не так быстро. Украина — страна с ограниченными ресурсами, и радикальный выбор, основанный на принципе «уйти от Москвы», не мог не иметь драматических последствий для экономики и социальных возможностей государства. А пришедшие к власти элиты были в первую очередь озабочены тем, чтобы остаться у власти, и взяли курс на продвижение нарративов этнокультурного национализма в разделенной стране. Конечно, в контексте конфликта в Донбассе Украина была вынуждена сократить социальные расходы и увеличить расходы на армию и силы безопасности. А учитывая традиционно чрезвычайно высокий уровень коррупции, положение, в котором оказалось большинство граждан страны, стало довольно тяжелым.

К концу правления Порошенко около 80% респондентов, по данным различных исследовательских центров, считали, что страна движется в неправильном направлении. Неудивительно, что президент Порошенко потерпел сокрушительное поражение в попытке своего переизбрания на второй срок. Победил же — к удивлению многих — 40-летний актер Владимир Зеленский, который стал особенно популярным благодаря роли «президента из народа».

Его поддерживали люди с другими, а иногда и принципиально противоположными политическими убеждениями. Эти граждане надеялись, что, придя во власть, Зеленский откажется от тупикового курса своего предшественника, положит конец войне в Донбассе и, наконец, начнет настоящую борьбу с коррупцией, остановит деградацию экономического потенциала страны, вернет уважение к институтам государства и европейским ценностям свободы и демократии. На досрочных парламентских выборах, инициированных президентом Зеленским, его партия «Слуга народа» на волне надежд, связанных с его президентством, впервые в истории Украины получила большинство в Верховной раде.

К сожалению, обещанного он не выполнил. Позиционируя себя как противоположность Порошенко, Зеленский баллотировался на президентских выборах как политик-популист, защищающий интересы народа от правящего класса. Но, придя к власти, он не мог предложить радикальной альтернативы политическому курсу своего предшественника. Неудивительно, что рейтинг одобрения Зеленского и его партии начал стремительно падать.

К зиме 2020 года стало ясно, что Зеленский мало что может. Он не смог демократизировать систему и изменить социально-экономическую политику, неспособен решить острую проблему войны в Донбассе — то есть не сделал того, ради чего избиратели дали ему мандат. В сложившихся условиях он мог либо повторить судьбу президента Виктора Ющенко, который пришел к власти в 2005 году на волне народных протестов и покинул свой пост с рейтингом поддержки чуть более 3% — то есть бесславно уйти в политическое забвение. Или ему пришлось имитировать реформы, необходимые стране, попытаться взять под жесткий контроль ситуацию, чтобы исключить возможность формирования действенной оппозиции, которая отстранит его и его партию от власти в следующем избирательном цикле. Так, выборы в местные советы, проведенные осенью прошлого года, показали, что рейтинг оппозиции в стране растет. Пойдя по этому пути, он и его команда смогли бы оставаться у власти в течение долгого времени.

Зеленский выбрал второе и пошел по пути укрепления личной власти. Сегодня исполнительная власть в лице офиса президента с помощью СНБО — Совета национальной безопасности и обороны — контролирует все другие ветви власти в стране. Партия президента имеет абсолютное большинство в Верховной раде, что обеспечивает президенту контроль над законодательной ветвью власти. Поскольку парламент формирует правительство, он также контролирует Кабинет министров. Определенной проблемой для президента была независимость Конституционного суда Украины. Но, в конце концов, он и ее решил, издав указ, отменивший назначение Виктором Януковичем двух судей Конституционного суда. При этом один из них был председателем этого органа. Украинское законодательство не предусматривает такого способа увольнения судьи. Это как если бы президент Джо Байден отменил решения о назначении двух судей Верховного суда США, назначенных Дональдом Трампом, чтобы изменить баланс сил в суде в пользу либерально настроенных судей. В результате Конституционный суд Украины зашел в тупик.

Точно так же Зеленский начал борьбу с политической оппозицией. Решения Совета национальной безопасности и обороны, введенные в действие указами президента, ввели санкции против ряда украинских физических и юридических лиц. Это было сделано без учета прямого конституционного запрета на применение санкций против граждан Украины. Эти санкции предполагают внесудебный арест имущества без каких-либо доказательств незаконной деятельности соответствующих физических и юридических лиц.

В число санкций попали три украинских телеканала. Доказательством того, что речь идет о политически мотивированном незаконном решении, является то, что, когда журналисты этих каналов создали новую площадку, она была отключен от вещания буквально через час после старта, на этот раз без каких-либо указов президента. Политика Зеленского деструктивна для страны не только потому, что он концентрирует власть в своих руках, игнорируя закон, тем самым разрушая те очень скромные достижения в демократическом развитии, которые когда-то существовали на Украине, но и потому, что она подрывает основы гражданского согласия. Зеленскому, вероятно, придется во все большей степени полагаться на силовое подавление всякого сопротивления и инакомыслия.

Религиозная политика государства также вызывает разногласия и направлена на предоставление преимуществ Православной церкви Украины (ПЦУ), созданной в 2018 году Порошенко и Константинопольским патриархом Варфоломеем. В то же время оказывается давление на Украинскую православную церковь — крупнейшую из украинских конфессий — вплоть до попустительства враждебному захвату церквей и избиению священников и прихожан.Гуманитарная политика, основанная на нарративе этнического национализма, проведенная Порошенко и продолженная Зеленским, связана с ущемлением прав национальных меньшинств. Из-за этого русскоязычные украинские граждане не только все больше смотрят в сторону Москвы, тем самым открывая возможности для усиления российского влияния в стране, но и создается препятствие сотрудничеству Украины с Западом. Таким образом, Венгрия, защищая права венгерского населения Украины, которое, как и русскоязычное население, подвергается насильственной украинизации, систематически накладывает вето на углубление сотрудничества между Украиной и НАТО.

Зеленский также планирует принять закон о СМИ (проект которого решительно осуждается украинским журналистским сообществом) и закон о коллаборационистах, которые откроют путь для государственной цензуры СМИ и широкомасштабных репрессий против неугодных и сделают тщетными все мирные попытки вернуть украинский контроль над Крымом и Донбассом.

По сути, сегодня можно наблюдать за установлением на Украине прозападного авторитарного режима, где власть сосредоточена в руках президента, общество мобилизуется для борьбы с внешними и внутренними врагами, а любое инакомыслие квалифицируется как поддержка врага и подавляется силой. Едва ли это закончится хорошо.

Автор Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/3236290.html

***

Приложение. Почему президент Украины Владимир Зеленский не дает ходу референдумам

Закон о народовластии через всеукраинский референдум до сих пор не вступил в силу из-за отсутствия под ним подписи президента Владимира Зеленского.

Глава государства не наложил на закон вето, но и сильно затянул с подписанием, нарушив все сроки. В президентской фракции “Слуги народа” отметают подозрения в некоей политической подоплеке, утверждая, что в Офисе президента (ОП) еще изучают последнюю редакцию действительно объемного документа. Но также есть версия, что оформление закона приостановлено, чтобы оппозиция не начала сбор подписей за референдумы, невыгодные власти. Например, по продаже земли. В ситуации разбиралась “Страна”.

Особая неотложность

Закон о референдуме был внесен в Верховную Раду президентом как неотложный 9 июня 2020 года, принят 26 января этого года, 17 февраля подписан спикером Дмитрием Разумковым и тогда же отправлен на подпись главе государства. Однако Зеленский взял паузу, не объясняя причин. При том что введение народовластия было одним из предвыборных обещаний президента, о котором он не раз вспоминал.

Не ставя подпись под законом, Зеленский нарушает Конституцию. В Основном законе сказано, что глава государства подписывает закон в течение 15 дней после его получения, отправляя в печать (после чего законодательный акт вступает в силу), или возвращает в Раду с некими предложениями для повторного рассмотрения. Правом вето президент не воспользовался в указанное по закону время и, как считает первый вице-спикер Руслан Стефанчук, уже не воспользуется (что тоже было бы нарушением законодательства). Но заместитель Разумкова не объяснил, почему президент тянет с подписанием, а призвал “просто подождать еще несколько дней” (с момента выхода интервью прошла уже неделя).

Назвать этот случай прецедентом нельзя, есть гораздо вопиющие примеры. Так, Петр Порошенко покинул президентскую должность, так и не подписав принятый 19 декабря 2016 года законопроект № 5553 о гарантировании государством вкладов физических лиц, который распространял эти гарантии на вкладчиков национализированного “Приватбанка”. Как говорили тогда в парламентских кулуарах, этот закон должен был успокоить клиентов банка - особенно крупных, чтобы они не кинулись забирать вклады и его не обрушили. Со временем необходимость в проекте исчезла, и его положили под сукно.

А спикер Верховной Рады Александр Турчинов оставил без подписи законопроект № 5082 об амнистии сепаратистов на Донбассе. Верховная Рада с грандиозным скандалом приняла его 16 сентября 2014 году, как и закон об особом статусе, который Порошенко с опозданием, но подписал. А ход документу по амнистии так и не дали.

В ожидании "красивой даты"

Но вернемся к закону о референдуме Зеленского. Во фракции СН объясняют паузу с подписанием анализом документа, который все еще продолжается в ОП. “Закон массивный, детальный, подготовленный с привлечением отечественных и международных экспертов. Президентский офис продолжает изучение текста”, - сказал "Стране" глава партии "Слуга народа", первый заместитель главы ее парламентской фракции Александр Корниенко. Он как раз состоит в парламентском комитете по вопросам организации государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства, через который закон зашел в сессионный зал.

По неофициальной версии из президентской фракции, в ОП хотят приурочить подписание к некоей важной для них дате. “В Офисе полюбили такой подход и, увы, не обращают внимание на нарушение всех сроков”, - признает собеседник, близкий к Офису президента. Политолог Руслан Бортник также допускает такую подоплеку. “Это вполне может быть пиар-задержка, ждут какую-то красивую дату”, - сказал эксперт “Стране”.

Палки в колеса

В то же время, по альтернативной версии, дело может быть в самом законе, а точнее, в возможностях, которые он предоставляет. “Если бы закон сейчас вступил в действие, то оппозиция, скорее всего, взялась бы выполнять свои обещания об инициировании референдумов на тему, например, земельной реформы. Референдумы по отмене законов будут возможны с 1 января следующего года, и то эту дату могут отложить. Но можно поставить вопрос о доверии такой модели рынка. На сбор 3 млн подписей дается три месяца, но можно успеть и раньше - до 1 июля, когда стартует реформа. А когда подписи будут в Центризбиркоме - потребовать от Рады отсрочить запуск рынка до проведения референдума”, - рассуждает народный депутат восьмого созыва Игорь Попов в комментарии “Стране”.

Как сообщил “Стране” член парламентской фракции "Батькивщины" Иван Крулько, в партии ждут подписания закона и готовятся, чтобы запустить процесс. “Мы считаем, что, если есть такая демократическая процедура, ее нужно воспользоваться. Вопрос земли - номер 1”, - отметил парламентарий “Стране”. Не исключено, что попытается начать сбор подписей по референдуму о земле или по иным вопросам и "Оппозиционная платформа - За жизнь". Да и другие партии также могут использовать этот механизм для продвижения своих идей. Объявят референдум по итогу или нет, но сам по себе сбор подписей привлечет внимание к теме.

Тем не менее первый замглавы фракции СН Корниенко опровергает вариант, что ОП ставит палки в колеса оппозиционерам. “Не думаю, что получится запустить референдум о земле до 1 июля из-за коронавируса. Как собирать подписи в локдаун?! Ситуация не на стороне наших оппонентов”, - полагает Корниенко.

Как бы то ни было, налицо еще одно нарушение закона президентом Зеленским, которое вписывается в печальную тенденцию. “Президент делает то, что может сделать, а не то, что разрешает Конституция и другое законодательство. Все это уже поняли по санкциям СНБО. После них Зеленский уже не обращает внимания на такие “мелочи”, как нарушение конституционных сроков”, - комментирует политолог Бортник.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/zakon-na-pauze-pochemu-zelenskiy-ne-daet-hodu-referendumam


Об авторе
[-]

Дата публикации: 09.04.2021. Просмотров: 40

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta