Украина осталась без российского угля и белорусского электричества

Содержание
[-]

***

В Киеве считают, что Москва принуждает его к прямым переговорам с Донбассом

Украина в ноябре начинает импортировать уголь из Польши, Казахстана и ЮАР, а также продолжает переговоры о поставках из США. Причиной стал дефицит топлива для тепловых станций. В Киеве сообщают, что Россия отказалась продавать Украине уголь.

В этой ситуации может уменьшиться объем производства электроэнергии. Не исключается режим «веерных отключений», практиковавшихся в 1990-х годах. О скромных запасах угля на складах сообщалось еще летом, но до начала отопительного сезона решить проблему не удалось. По данным Минэнерго, последнюю неделю октября тепловые электростанции (ТЭС) начали с запасом в 0,71 млн т угля при утвержденной и обязательной норме в 2,95 млн т.

Поставок энергетического угля марки «А» (который требуется для электростанций) из России с 1 ноября не будет, сообщил председатель комитета Верховной рады по вопросам энергетики и жилищно-коммунальных услуг Андрей Герус. По его словам, этот уголь поставлялся на Луганскую, Криворожскую, Славянскую тепловые станции, а также на Дарницкую, Сумскую, Черниговскую тэплоэлектроцентрали.

В качестве запасного варианта в Киеве рассматривали возможность закупки электроэнергии в Белоруссии и, возможно, в России. Энергосистема Украины объединена с системами этих стран еще со времен СССР. Но в последние годы вопрос о перетоках электроэнергии приобрел политическое значение. Ранее оппозиция резко критиковала украинскую власть за покупку электричества у «государства-агрессора» и у союзника России – Белоруссии. Весной с.г. этот вопрос рассматривался в Верховной раде. В мае поставки российской и белорусской электроэнергии были заблокированы до октября. Далее все должно было зависеть от ситуации: украинская сторона не исключала возможности перетоков в критический момент.

Под последним подразумевается необходимость балансировать работу всей энергосистемы в зависимости от объема потребления, который меняется от месяца к месяцу и в течение суток. Основная нагрузка в производстве электроэнергии в Украине традиционно ложится на атомные электростанции (сейчас производят более 50% всей электроэнергии). Но объем производства на АЭС не может варьироваться в зависимости от увеличения или уменьшения потребления. Стабильность системы обеспечивают тепловые станции, которые могут гибко менять мощность производства. Без угля ТЭС могут использовать в качестве топлива газ, однако сейчас этот вид топлива стоит слишком дорого для таких целей.

Отсюда необходимость балансировать систему за счет поставок импортной электроэнергии. В конце октября государственная компания «Укрэнерго» провела аукционы на доступ к международному сечению линий электропередач для импорта. В СМИ сообщалось, что львиную долю поставок должна была обеспечить государственная компания «Энергоатом», получившая доступ к мощности в 885 мегаватт. В Белоруссии и в России ничего не сообщалось о договоренностях или контактах с украинской компанией. А в последние дни октября выяснилось, что поставок не будет, по крайней мере в ближайшее время. Андрей Герус сообщил об этом так: «Компания «Интер РАО» 20 октября объявила аукцион по продаже электроэнергии, но 21 октября соответствующий аукцион был отменен. Также с 1 ноября не будет импорта электроэнергии из Беларуси, поскольку аукционы на продажу электроэнергии не были проведены».

Теоретически договоренности могут быть достигнуты позже. Некоторые эксперты в Киеве допускают, что стороны не договорились об импорте электроэнергии из-за несогласованности технических вопросов. Но большинство убеждены в политических причинах энергетических проблем. Политолог, руководитель центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко в эфире телеканала «Дом» отметил, что сейчас в Украине расследуется дело о незаконных поставках угля с неподконтрольных Киеву территорий Донбасса в 2014–2015 годах. Подозреваемым по этому делу проходит один из лидеров «Оппозиционной платформы – За жизнь», кум Владимира Путина Виктор Медведчук. «Я думаю, что Россия хочет добиться возобновления этой ситуации, они хотят нас заставить непосредственно покупать уголь у этих так называемых республик… С одной стороны, таким образом нас хотят через уголь принудить к неформальному признанию этих «республик», чтобы потом говорить о прецеденте: «Ну, вы же с ними договариваетесь (о покупках угля. – «НГ»), поэтому давайте договариваться и о Минских соглашениях – признавать их, подписывайте с ними договор». А это будет означать официально признание (ДНР и ЛНР. – «НГ»), и тогда они будут претендовать на неограниченную автономию, и это будут, по сути, кардинальные изменения государственного устройства Украины». Кроме того, по мнению Фесенко, в таких условиях претензии к Виктору Медведчуку потеряют смысл.

В целом, как отметил политолог, проблемами с газом, углем, электроэнергией может быть спровоцирован кризис в Украине. В этом, по его мнению, заинтересована Россия: «Вследствие энергетического кризиса – политические проблемы, чтобы таким образом дестабилизировать политическую ситуацию в Украине». Соучредитель Института энергетических стратегий Юрий Корольчук в публикации для «Главреда» отметил, что российские и белорусские поставки электроэнергии могут повлиять на ситуацию на украинском рынке: «В целом Украина за зиму потребляет 60 млрд киловатт электроэнергии. И даже 5 млрд из России или Беларуси смогут сделать погоду». Если дефицит не будет компенсирован, то, по словам Корольчука, могут быть введены ограничения на потребление электроэнергии. В начале 1990-х практиковались подобные меры в виде «веерных отключений» – по паре часов в сутки, согласно графику, в разных регионах страны. Сейчас в украинском правительстве убеждены, что таких ограничений удастся избежать.

Так или иначе, но зима ожидается сложной для украинской энергетики. Депутат прошлого созыва Верховной рады Вадим Денисенко написал в блоге: «Этот отопительный сезон будет даже сложнее, чем в 2014-м. Угля меньше необходимого запаса в 3,8 раз. Но этот недостаток будет перекрыт импортом из ряда стран, и это будет стоить нам дополнительно около миллиарда долларов (нехватка около 5 млн т по 200 долл. за тонну). Газа нам хватит до начала февраля, если, конечно, россияне не пойдут на остановку прокачки газа (из РФ в ЕС по украинской территории, от объема транзита зависят технические возможности работы украинских газовых хранилищ. – «НГ»). Они это могут сделать в любой момент, хотя вероятность такого сценария пока не очень велика. И придется покупать газ по тысяче долларов за тысячу кубометров…» Денисенко пришел к выводу, что Украину подталкивают к прямым переговорам с «Газпромом» о закупке газа и с ДНР/ЛНР – о поставках угля. Иначе текущий отопительный сезон страна худо-бедно продержится, а вот денег, чтобы закупить уголь и газ на сезон 2022/23, уже не будет. Бывший депутат советует нынешней украинской власти посмотреть на перспективы и уже сейчас думать не только о решении тактических проблем, но и о стратегии в энергетической сфере.

Автор Татьяна Ивженко, собственный корреспондент "НГ" в Украине

Источник - https://www.ng.ru/cis/2021-11-01/1_8292_ukraine.html

***

Общественная экспертиза: Может ли Украина прервать торговлю с РФ?

После того как Россия и Беларусь синхронно отказались от проведения аукционов по продаже электроэнергии в Украину, возникла несколько нестандартная ситуация: украинцев годами приучали к тому, что это наша страна отказывается от газа, угля, товаров из РФ, а они, наоборот, всеми силами пытаются нам все это продать. Теперь мы вроде бы уже и не против купить немного электроэнергии, но передумала продающая сторона. К тому же, Россия отказалась продавать Украине антрацит и энергетический уголь.

Можно было бы по привычке над этим посмеяться и поглумиться — вот, мол, "ватникам" самим не хватает, но что-то настроения нет. Оказалось, что угля нет как раз у нас, теплоэлектростанции уже начали расходовать его неприкосновенный запас, а 2 ноября оператор "Укрэнерго" запросил экстренную помощь у Беларуси на поставку электроэнергии. Аварийная поддержка регулируется специальным договором, который пока еще действует.

Однако возникает резонный вопрос: насколько оправданна политика бравурного показного отказа от торговли с бывшими союзниками? Вообще, насколько критично Украина зависит от российских поставок? На какие основные виды продукции приходится 7-миллиардный товарооборот с Россией и насколько эта продукция критично необходима для Украины и РФ?

Олег Устенко, советник президента Украины по экономическим вопросам: 

— Я не знаю деталей нашей торговли, но в общем могу сказать: если в 2013 году на долю РФ приходилось порядка трети нашего экспорта, то текущие цифры — это порядка 5%, или даже ниже, экспорта Украины. Наблюдаем динамику резкого снижения зависимости нашего экспорта от России. Это значит, что экспорт был диверсифицирован. Доля России уменьшилась, но выросла доля других регионов, например, Евросоюза. А с точки зрения импорта, насколько я понимаю, доля импорта из РФ в Украину тоже достаточно активно снижалась. Опять-таки, происходило снижение импортных потоков из России и замещение их на другие регионы.

Александр Савченко, банкир, доктор экономических наук, экс-заместитель министра финансов Украины: 

— Каковы основные торговые статьи? С Россией, понятно, это нефть и газ. За ними — удобрения, химпром, древесина, продукция сельскохозяйственной и пищевой промышленности, бытовая химия. Это основное. А наш экспорт в РФ совсем маргинальный: машинное оборудование (традиционно), есть и совсем небольшая доля пищепрома. А вот критической потерей, если прекратим импорт, будет уголь, потом ТВЭЛы (топливные сборки для атомных электростанций). Вот и все, пожалуй. Все нефтепродукты, даже если Беларусь прекратит поставки, — это легко заменяемые товары. Да, они будут чуть дороже из-за логистики. Тот же уголь и сырье для АЭС будем покупать у американцев и канадцев. Но не думаю, что Россия пойдет на тотальное прекращение торговли, потому что этот шаг не выгоден ни РФ, ни Украине. Тут даже политические выгоды не перекроют репутационные! Допустим, если Россия перестанет поставлять сырье для атомных электростанций, то поверьте, никто уже не будет у РФ заказывать проектирование новых электростанций: будет считаться, что это опасно и так далее...

Александр Коноплев, руководитель международной группы быстрого реагирования при МАГАТЭ, международный эксперт по атомной энергетике: 

— Я могу говорить об узкой сфере торговли "мирным атомом" — топливом для реакторов, самими реакторами. Что касается атомной энергетики... Для 15 реакторов советского или российского производства всегда были поставки топлива только с завода российского изготовителя. Сейчас неплохое топливо научились делать американцы — по объективным показателям, не хуже российского. Но у нас еще продлены сроки практически на всех 15 реакторах. Два будут достраиваться (согласно нашей общей атомной стратегии), и еще два — всего четыре.

Далее: РФ впервые попросила любезно — сначала в приказном тоне, потом более участливо — помочь в поставках т. н. роторов и турбогенераторов для блоков 1200 МВт, которые усиленно пропагандируются Россией и успешно проходят испытания. Дело в том, что эти роторы очень интересны по балансировке, и нет в мире лучшей продукции, нежели производит харьковский "Турбоатом" — он намного лучше, чем производители в России, даже в Китае, Америке, Франции. Россия попросила сразу два ротора, потому что она курирует и турецкий проект (строительство АЭС в Турции. — Авт.), и заинтересована, естественно, в проекте российском. Вот я при этом присутствую как секретарь нашего Союза ветеранов атомщиков в Украине, смотрю, как идут переговоры — в общем, даже было потепление, надежда на то, что все мы вспомним, что "из одной песочницы". Но — нет, увы, так не получается... Я часто пересекаю границу, даже в коронавирусные времена, и вижу, с каким неудовольствием обе стороны пропускают нас — ученых, которые едут на совещания и конференции. То есть пошел взаимный бойкот, а это плохо.

Илья Кононов, доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой философии и социологии ЛНУ им. Шевченко: 

— Я бы ответ на этот вопрос начал не со структуры товарооборота, а с его объемов. Товарооборот Украины и РФ за прошедшие шесть лет уменьшился почти в шесть раз (с $37 млрд до $7 млрд). Это официальные данные. Период в шесть лет взят не случайно. С 2016 года начала действовать Зона свободной торговли с ЕС. Россия в связи с разницей таможенной политики отказывается от ЗСТ с Украиной в рамках СНГ. Более того, периодически вводятся торговые эмбарго (свинина, овощи, сыры, фрукты, сахар и пр.). При этом за пять месяцев 2021 года товарооборот между Украиной и РФ вырос в денежном эквиваленте на 7,8%. Для Украины Россия сейчас является третьим по объемам внешней торговли партнером, после Китая и Германии.

Украина в этой торговле за пять месяцев текущего года имела негативное сальдо в $800 млн. Но здесь нужен детальный анализ. Привожу данные, как они даются Госслужбой статистики. Скажем, по такой группе товаров, как топливо, нефть и нефтепродукты, наша страна экспортировала на $22 082,2 тыс., а импортировала — на $1 849 480,4 тыс. По другим группам товаров такого перекоса нет.

При анализе следует иметь в виду, что Украина ежегодно закупает около 15 млрд кубометров газа. Газ этот по происхождению российский, но с 2015 года мы его закупаем у европейских компаний, что обходится нашей стране достаточно дорого. Отсюда тревога у руководителей нашей страны относительно "Северного потока — 2" и объемов прокачки через украинскую ГТС.

Торговля с Украиной во внешней торговле РФ занимает 1,5% ее объемов. За январь-август 2021 года в денежном выражении этот товарооборот составил $7225 млн. Для сравнения: товарообмен с Беларусью достиг $23 902 млн, с Казахстаном — $16 131 млн. Это явно не соответствует потенциалу наших стран и свидетельствует прежде всего о потере Украиной большого рынка сбыта своей продукции. Россия без товарообмена с нашей страной в принципе может обойтись. Для Украины сокращение торговли с РФ представляет угрозу для национальной безопасности.

Сможет ли и каким образом решить возможные проблемы Украина, если Россия полностью прекратит торговлю с нашей страной?

Олег Устенко: 

— Я бы так сказал, есть какая-то часть товаров, которая является критически важной во взаимоотношениях любых стран.

Александр Савченко: 

— Все возможно. Зависит от времени и цены. Экономика адаптируется. Вопрос — за какое время? Но так, чтобы полностью адаптироваться от прекращения торговли с Россией, наверное, уйдет больше года. Минимум два! Если мы можем найти других экспортеров для себя (те же американцы и канадцы), то наш экспорт — это чисто конкурентное преимущество. Оно не компенсируется...

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики: 

— Нет, конечно. Прекращение торговли просто будет означать то, что у России не останется другого элемента воздействия на Украину, кроме как военного, информационного, киберинструмента. По большому счету, у меня складывается впечатление, что мир в Украине держится на тоненькой ниточке "Северного потока — 2" и на наших торговых отношениях. Как только торговые отношения Украины и России умрут, не останется каких-либо сдерживающих факторов, обеспечивающих коммуникации между бизнесом. И заодно мотивирующих политиков сохранять мир. Вот тогда мы станем намного ближе к войне и к военным разрешениям нашего конфликта, нежели к миру сейчас.

Илья Кононов: 

— Смотря, что понимать под проблемами. Если просто выжить с последующей деградацией экономики, то, наверное, сможет. Но и в этом случае придется покупать российские товары через посредников, как это сейчас происходит с газом. Опасность этого пути показал газовый кризис нынешней осени. К тому же с этой осени РФ прекращает экспорт в Украину угля. При фактической ликвидации нашей угольной промышленности это сулит нам, видимо, большие проблемы. 

Если мы ставим цель, чтобы Украина развивалась как самостоятельная в технологическом отношении страна, то нам нужна не просто торговля, а промышленная кооперация с РФ, Беларусью, Казахстаном и др. В этом случае могли бы развиваться наши авиазаводы, автопром, локомотивостроение. Конечно, в мире капитализма государства даже в партнерских отношениях должны отстаивать свои интересы. Но это уже другой вопрос. 

40% товарооборота Украины сейчас приходится на страны ЕС. По данным Госстата, наш экспорт составил $11 878 776,6 тыс., импорт — $12 659 49,7 тыс. Превышение импорта над экспортом здесь — устойчивая тенденция. Особенно заметен перекос в торговле технологически сложными изделиями. Возьмем машины и оборудование. Экспорт здесь — $16 592 82,2 тыс., импорт — $26 989 29,9 тыс. Отношения с ЕС, когда они превратились в приоритетные, фактически толкают Украину к дальнейшей аграризации и к потере промышленного потенциала.

Что в сложившейся ситуации и при нынешних отношениях с Россией (а также с США и ЕС) стоило бы предпринять команде Владимира Зеленского для обеспечения стабильности украинской экономики?

Олег Устенко: 

— Во-первых, диверсификация торговых потоков — это важнейшее направление, по которому идет сейчас активная работа. Это касается вообще всего. А второе направление, что должна делать Украина, — это постепенный уход от экспортной ориентации, которая у нас есть, и увеличение доли внутреннего рынка в структуре нашего ВВП. Это тоже такое магистральное, второе направление, которое должно внедряться. А третье магистральное направление — это развитие внутреннего товаропроизводителя, меры по поддержке местного товаропроизводителя, со стимулированием его развития. Ну и в конце концов, создание нормального и качественного бизнес-климата, для того чтобы прежде всего было внутреннее развитие.

Александр Савченко: 

— Очень умело действует Россия. Она ввела, по сути, запретительные торговые механизмы, которые блокируют украинский экспорт в РФ, и это касается любых товаров, которые Россия может изготавливать самостоятельно, включая сельское хозяйство, пищевую промышленность. Вот так же надо поступать и Украине. Стараться продавать как можно больше в Россию любых товаров, включая услуги по транспортировке нефти, газа, и потихоньку блокировать некритический экспорт из России. А это, по сути, все, кроме нефтепродуктов, угля, атомного сырья. Вот такой сценарий.

Руслан Бортник: 

— С точки зрения взаимоотношений с Россией, нам необходимы прямые экономические переговоры между странами. То есть не переговоры между президентами, о которых говорят много, а между премьер-министрами, которые могут сесть за стол, обсуждать экономические вопросы. А их множество! Это вопросы продления газового контракта через Украину, вопросы разблокировки украинского товарного транзита через территорию России и страны Средней Азии. Вопросы транспортных сообщений. Вопросы снятия ограничений в торговле, вопросы доступа к российским более дешевым энергоресурсам. Нам необходимы прямые экономические переговоры между премьер-министрами. Потенциально эти переговоры болезненные, но они могут существенно и быстро повлиять на улучшение экономической ситуации в Украине.

Илья Кононов: 

— В Украине экономика стала заложницей политики. Военное противостояние с РФ делает невозможным ее устойчивое развитие. Украина по общей тенденции постепенно превращается в аграрную провинцию Европы. Главное — нам нужно выйти из военного клинча с Россией, восстановить территориальную целостность. Сейчас это крайне сложная задача. Проблему Донбасса можно решить в обозримом будущем при наличии политической воли у руководства Украины. Проблема Крыма будет долго мешать нормализации украинско-российских отношений. Понимая это, нужно решить проблему Донбасса, где концентрировался значительный экономический потенциал. 

Нужно противодействовать тенденции деиндустриализации страны, стимулировать развитие машиностроения, поддерживать соответствующие этой задаче национальные научные школы. Думаю, ныне господствующая клиентельная группа правящего класса, прямо зависящая от коллективного Запада (особенно от США), ничего этого делать не будет. Это задача тех политических сил на предстоящих президентских и парламентских выборах, которые реально думают о достойном будущем Украины.

Заключение Общественной экспертизы

Эксперты оценивают возможный разрыв торговых отношений с Россией без особого оптимизма. Кроме того, что Украина и так уже понесла серьезные потери от снижения товарооборота со своим крупнейшим соседом — а это очевидные экономические потери, так еще и утрачивается обширный рынок для экспорта нашей технологичной и высокотехнологичной продукции, что превращает Украину в поставщика сырья для развитых стран.

При этом есть несколько направлений торговли, связанных с энергетикой, которые критически важны. Это уголь, газ и топливо для АЭС. Необходимый уголь худо-бедно еще можно как-то найти на мировых рынках, хотя делать это нужно заранее, и цена вопроса будет немаленькой. С газом сложнее. Пока он идет в Европу по украинской ГТС, можно его забирать из трубы, как купленный у кого-то из европейских стран. Но если Россия прокачку по Украине прекратит, нам придется искать возможность не только где-то необходимый газ купить, но и доставить его в украинские города, причем за собственные средства.

И уж совсем ребусом представляется решение вопросов с атомными ТВЭЛами. Если РФ прекратит их поставку, энергосистема Украины лишится трети своей мощности и просто "ляжет" вместе со всей экономикой. Об этом "прозападные" знатоки скромно умалчивают, и, возможно, поэтому украинские политики вот уже семь лет кричат о войне с Россией, но старательно избегают официального закрепления этого статуса. Остается вместе с экспертами уповать на то, что к таким крайним мерам Россия не прибегнет из репутационных соображений, а руководству нашей страны пожелать перестать верить собственной пропаганде и не загонять ситуацию еще глубже в тупик.

Автор УИАМП

Источник - https://uiamp.org.ua/obshchestvennaya-ekspertiza-mozhet-li-ukraina-prervat-torgovlyu-s-rf

***

Приложение. Сбербанк пошел вон. В Украине не должно остаться ни одного российского рубля!

Там где русские деньги - обман, воровство, коррупция, война, разруха и трупы украинцев.

Крупнейший государственный банк страны-агрессора, "Сбербанк России", решил уйти с украинского рынка через 8 лет после начала войны на Донбассе, пишет ОстроВ. Российские СМИ в середине октября сообщили со ссылкой на источники, что украинский "Сбербанк" откажется от банковской лицензии и свернет свою работу.По данным источников, в ближайшее время этот вопрос вынесут на рассмотрение собрания акционеров "Сбербанка России". Это означает, что "точка невозврата" в украинско-российских экономических отношениях действительно пройдена. И в Кремле это наконец-то осознали. Впечатление портит история с кредитом "Сбербанка", предоставленным в 2011 г. Донецкой железной дороге (ДЖД). Вернуть эти деньги агрессору "Укрзализницу" обязал… украинский суд. 

Пять лет спустя 

До войны в Украине работала целая группа банков из РФ. Сейчас остались "Сбербанк", "Проминвестбанк" (ПИБ, принадлежит государственному российскому "Внешэкономбанку") и "Альфа-банк". По данным Нацбанка, весной-летом 2014 г. на россиян приходилось 11% всего объема банковских кредитов, выданных в Украине. Этим фактом в НБУ объясняли свою неизменную лояльность к украинским филиалам российских банков.

"Каждый должен понимать, что сегодня 26 млрд (грн.) находится на счетах коммерческих клиентов (этих банков), и 22 млрд (грн) на счетах наших физлиц находятся там (в украинских банках с российским государственным капиталом). Если кто-то даст сейчас 50 млрд (грн) на то, чтобы могли это покрыть нашим украинцам, нашим клиентам... Мы не можем национализировать 15% банковской системы", - в частности, заявляла в феврале 2016 г. тогдашняя глава НБУ Валерия Гонтарева.

Санкции против украинских структур российских госбанков Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) ввел только год спустя, весной 2017 г. Впрочем, эти санкции не особо мешают российскому банковскому бизнесу. По данным НБУ, за январь-июль т.г. "Сбербанк" получил 3,31 млрд грн. прибыли, заняв по этому показателю второе место среди всех украинских банков. Для сравнения: идущий на третьем месте несанкционный "Райффайзен Банк Аваль" (украинский филиал австрийского Raiffeisen Bank) смог заработать куда меньше – 2,76 млрд грн.

По состоянию на 1 июля т.г. "Сбербанк" находился на четвертой строчке среди 64 банков по размеру капитала, по размеру активов – на 17 месте. По объему денег населения, привлеченных на депозит - на 22 месте. Поэтому особого смысла уходить с украинского рынка с точки зрения бизнеса у "Сбербанка России" нет. Есть только политические мотивы, которые в НБУ подчеркнуто стараются не замечать. Напомним, что в марте 2016 г. президент РФ советовал российским олигархам не спешить с продажей активов в Украине. По его словам, "надо подождать, пока есть надежда на нормализацию отношений".Итак, прошло еще 5,5 лет, прежде чем в Кремле поняли: дальше ждать не имеет смысла. 

Украинские суды на службе у агрессора 

По данным российских источников, после принятия политического решения об уходе из Украины руководство "Сбербанка России" и его украинского филиала получило задачу: по максимуму вытащить оттуда деньги, вложенные ранее. В основном это кредиты украинским госпредприятиям, которые активно раздавались российскими госбанками в период президентства Виктора Януковича. 

Один из самых крупных займов "Сбербанк" выдал в 2011 г. для ДЖД. Задолженность по нему в конце июля 2020 г. достигла $200 млн, включая проценты. Затем в 2018 г. отдельные региональные ж.-д. госпредприятия "Южная железная дорога" (ЮЖД), "Юго-Западная железная дорога" (ЮЗЖД), "Приднепровская железная дорога" (ПЖД), ДЖД и др. были преобразованы в региональные филиалы АО "Укрзализница" (УЗ). Соответственно, все их обязательства перешли к "УЗ". В принципе, это логично, в т.ч. с юридической точки зрения. 

Поэтому решение ряда судов, признавших УЗ правопреемницей ДЖД, вроде бы как тоже вынесено абсолютно законно. И не было бы к нему никаких вопросов, если бы не одно "но". И иском о признании УЗ правопреемницей ДЖД в суды обращался "Сбербанк". Чтобы на основании этого признания взыскивать с УЗ долг ДЖД. И вот здесь уже возникает вопрос: как "Укрзализница" может платить долг за ДЖД российскому государственному банку, если она утратила контроль над активами ДЖД из-за вооруженной агрессии российского государства? 

В своих возражениях на иск представители УЗ отмечали, что на территории Донбасса, захваченной при военном участии России, у ДЖД осталось свыше 20 тыс. грузовых и почти 6 тыс. пассажирских вагонов, а также 300 локомотивов. Более чем понятно: если бы не российское военное вторжение, все эти активы остались бы в распоряжении УЗ. За счет их эксплуатации она бы зарабатывала деньги – и рассчитывалась с банком. Т.е. существует прямая связь между снижением платежеспособности УЗ и действиями российского государства. Судьи это тоже прекрасно понимают. Но все равно выносят решение, явно противоречащее национальным интересам. По идее, мотивами судей должна заинтересоваться СБУ. НО похоже, что она слишком занята "доением бизнеса" более важными делами. 

Тем временем для возврата долга "Сбербанку" УЗ пришлось занимать $131 млн у зарубежных кредиторов: путем выпуска облигаций под грабительские 7,9% годовых. По данным СМИ, которые ссылаются на председателя наблюдательного совета "Укрзализницы" Шевки Аджунера, сделку по выплате денег госбанку страны-агрессора лично согласовал украинский премьер Денис Шмыгаль. Что называется, no comments. Итак, руководство "Сбербанка России" и его украинского филиала успешно справились с заданием Кремля – перед уходом из Украины максимально "разрулить" вопросы с проблемными долгами. 

Битва с ПИБом 

Стоит отметить, что при рассмотрении точно такого же иска, поданного к УЗ по долгу перед "Проминвестбанком", решение вынесено прямо противоположное. Из материалов разбирательства следует, что в 2011-2012 гг. ЮЖД и ЮЗЖД одолжили у ПИБа $123 млн. И не вернули их точно так же, как и ДЖД - "Сбербанку". Соответственно, как и "Сбербанк", ПИБ в судах "выбивал" этот долг из УЗ как правопреемницы госпредприятий ЮЖД и ЮЗЖД.

При этом руководство ПИБа в 2018 г. "перекинуло" права требования долга к УЗ на инвестфонд VR Capital, зарегистрированный на Каймановых островах. Т.е. в оффшорной зоне. Это было сделано несмотря на вышеупомянутые санкции СНБО, предусматривающие запрет на вывод из Украины капитала в любых формах. Сейчас сумма "долга" УЗ перед VR Capital вместе с процентами и штрафами за просрочку достигла $255 млн. "Долг" – потому что 16 сентября УЗ через суд добилась признания недействительным договора между ПИБом и VR Capital о переуступке прав требования долга.

Более того, главное следственное управление Нацполиции Украины открыло уголовное производство по факту этой сделки – трактуя ее как "злоупотребление властью или служебным положением" со стороны руководства ПИБа. А Киевский апелляционный суд 10 октября отказал представителям VR Capital, подтвердив правомерность предыдущего судебного решения о запрете на принудительное списание денег со счетов УЗ в пользу фонда.

Да, в случае с ПИБом долг с УЗ пытались "выбить" через оффшорку, а "Сбербанк" действует как зарегистрированное в Украине финансовое учреждение. Т.е. определенные отличия есть. Тем не менее, кейс с ПИБом показывает, что при желании украинская Фемида может найти необходимые обоснования, чтобы не возвращать долг госкомпании по обязательствам перед госбанком страны-агрессора. Также стоит отметить, что статус самого ПИБа сейчас не очень понятен. Пакет в 99,77% акций банка в марте 2020 г. был продан на торгах во исполнение вердикта международного арбитражного суда в Гааге.

Арбитраж постановил взыскать с России $159 млн в пользу компаний, связанных с владельцем группы "Приват" Игорем Коломойским в качестве компенсации за активы, утраченные в Крыму после его захвата Россией. Этот вердикт был подтвержден решением Апелляционного суда Киева. Но более чем через год, 5 августа т.г., Северный апелляционный хозсуд отменил продажу ПИБа. Иск об отмене сделки подавал прежний владелец ПИБа, государственный Внешэкономбанк РФ. Т.е. снова решение вынесено в пользу представителя государства-агрессора.

И очевидно, что никакие ссылки на параграфы юридических кодексов не могут быть оправданием такого решения – в то время, когда на Донбассе украинские военные гибнут под обстрелами российских наемников, финансируемых российским государством. Вероятнее всего, точка в этом разбирательстве еще не поставлена, представители И.Коломойского будут обжаловать отмену продажи ПИБа в кассационном суде. Но сам факт вынесения подобных решений украинскими судами говорит о многом.

Автор Виталий Крымов, опубликовано в издании "ОстроВ"

Источник - http://argumentua.com/stati/sberbank-poshel-von-v-ukraine-ne-dolzhno-ostatsya-ni-odnogo-rossiiskogo-rublya


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Ивженко, УИАМП, Виталий Крымов

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.11.2021. Просмотров: 42

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta