Украина на пороге торговой войны с Россией, хотя ряд отраслей экономики все еще ​​уязвимы

Содержание
[-]

Украина на пороге торговой войны с Россией

Украине есть чем достойно ответить РФ, но ряд отраслей все еще ​​уязвимы 

В начале августа правительство РФ расширил список стран, в отношении которых применяется продовольственное эмбарго. В него попали Албания, Черногория, Исландия, Лихтенштейн и Украина, которые присоединились к санкциям ЕС против России, введенных в ответ на оккупацию Крыма. Однако в случае нашей страны действие продовольственного эмбарго начнется только с 1 января 2016 года и только при условии, что Киев не откажется от внедрения экономической части Соглашения об ассоциации с ЕС.

Последняя предполагает не только зону свободной торговли с Евросоюзом, но и адаптацию украинских производственных стандартов (в частности, безопасности и качества продуктов) к европейским, а следовательно, и окончательный разрыв с советскими. Именно этой реальной, а не декларативно-политической части евроинтеграции больше всего Кремль и боится. Ведь она должна положить конец пребыванию Украины в постсоветском экономическом пространстве и свести к минимуму шансы на втягивание нашего государства в российские интеграционные структуры.

Иммунитет

Однако, как часто бывает в случае частого повторения проблем, к ним вырабатывается иммунитет. В случае Украины речь идет о приобретенном d течение последних нескольких лет иммунитете к российским ограничениям на поставки тех или иных, когда-то важных для нашей экономики товаров. Именно поэтому, несмотря на угрожающий тон российских чиновников, на самом деле потенциальные убытки для украинского АПК будут минимальными. Зато украинский ответ на эмбарго может оказаться для российских поставщиков весьма чувствительным.

Значительная часть украинского продовольственного экспорта в РФ уже сейчас запрещена: речь идет о многочисленных запретах контролирующих органов на ввоз продукции мясо и молокоперерабатывающих предприятий Украины. В целом по результатам первого полугодия 2015 года общий объем поставок украинских пищевых продуктов в Россию составил всего $126,4 млн — это 1,9% всего их экспорта из Украины и 5,5% объема поставок всех наших товаров на рынок РФ. Причем сезонный фактор урожая (который собирается во второй половине года) способен быстрее уменьшить долю России в общем агроэкспорте, ведь такие основные экспортные украинские товары, как зерно и масло, как и сырье для ее производства, в РФ не поставляются.

Более или менее значительной остается доля России в зарубежных поставках только нескольких десятков видов продовольственных товаров, экспорт которых в РФ в годовом исчислении составляет хотя бы не менее $1 млн, а доля в общем их вывозе из Украины — 10% и более. Речь идет преимущественно о различных видах свинины ($39,8 млн; здесь и далее, если не указано иное, данные за январь — август 2015 года) и говядины ($35,3 млн), вина и виноматериалов ($18,9 млн), какао пасты ($18,4 млн), консервированных овощей, кроме томатов ($7,1 млн). В меньшей степени — поставка этилового спирта, мороженого, мороженных овощей, изделий из теста, экстрактов и эссенций чая, кофе и мате, крахмала, готовых соусов и приправ, а также супов и бульонов быстрого приготовления.

Вместе с тем следует отметить, что объемы поставок на российский рынок большинства названных товаров будет и дальше стремительно уменьшаются. Например, свинины в августе текущего года поставили лишь на $2 млн, тогда как за предыдущие семь месяцев — $37,8 млн, то есть в среднем $5,4 млн за месяц. Говядины — соответственно $1,5 млн и $3,38 мл (или в среднем по $4,8 млн за месяц). Консервированных овощей (кроме томатов) в августе продано всего на $0,4млн, тогда как за предыдущие семь месяцев — на $6,7 млн, или в среднем по $0,95 млн за месяц. При такой динамике к моменту потенциального введения эмбарго поставки этих ключевых на сегодня позиций продовольственного экспорта в РФ могут приблизиться к минимальным цифрам.

Значительные объемы продовольственных товаров, для которых Россия все еще ​​остается крупнейшим экспортным рынком, уже поставляются на другие, часто нетрадиционные рынки. Например, крахмал, 44,9% экспорта которого все еще ​​поступает в РФ, в немалых объемах сбывается также в Индонезию (33%). Аналогичная ситуация и с мороженым: в России все еще ​​поступает 46% украинского экспорта этого продукта, однако оно поставляется также в Молдову (29,7%) и Израиль (19,5%). По экспорту эссенций и экстрактов чая и кофе из Украины РФ (16%) значительно уступила Молдове (25,3%), как и по объемам поставок готовых соусов и приправ.

Экспортеры ряда других продовольственных товаров, для которых российский рынок когда-то был основным, уже давно переориентировались на другие рынки, в одних случаях компенсировав потери от российского рынка, в других — значительно уменьшив общие объемы вывоза. Основными рынками сбыта мяса птицы, например, стали Ирак и Нидерланды (40,8% или $70 млн), яиц — Ирак и Объединенные Арабские Эмираты (86,1% или $43,8 млн), твердых сыров — Казахстан и Молдова (79% или $12,1 млн), сливочного масла — Марокко и Египет (41,1% или более $8,2 млн). Высокая географическая диверсификация достигнута пока по экспорту других видов молочной продукции (доля крупнейших зарубежных потребителей обычно не превышает 10-15%).

В течение последних лет было наглядно опровергнуты популярные мифы российской пропаганды о том, что «продукция украинской пищевой промышленности не конкурентоспособна на европейском рынке, где хватает своих товаров», как и утверждение, что в ЕС может экспортироваться только сельскохозяйственное сырье, а готовые изделия украинской пищевой промышленности имеют шансы только на рынке России и других государств СНГ. Реальность оказалась совсем иной: за первое полугодие 2015 года в ЕС было направлено почти треть (32,4%) всего экспорта готовых пищевых продуктов, а в РФ — всего 5%.

По результатам первого полугодия 2015 года европейский рынок значительно превосходит российский для всех отраслей пищевой промышленности. Исключением является какао-продукция, которой в РФ направляется 18,2%, а в ЕС — лишь 9,7%, а также, в меньшей степени, винная продукция. В остальных случаях европейский рынок для производителей готовых продуктов уже сейчас значительно важнее, чем российский.

Так, в первом полугодии 2015 года в ЕС по сравнению с РФ было экспортировано в 1,6 раза больше продукции мясо- и рыбоперерабатывающей промышленности, в 2,5 раза — кофе и чая, в 3,7 раза — мукомольно-крупяной продукции, в 4,4 раза — готовых изделий из зерна, в 8 раз — сахара и кондитерских изделий из него (без добавления какао), в 9 раз — продуктов овощеконсервной промышленности, в 20 раз — табачной продукции. Кроме того, в Евросоюз также поступило в 2,1 раза больше, чем в Россию, украинских свежих овощей и в 74 раза больше плодов и орехов.

Сейчас абсолютные цифры сравнительно незначительные: за первое полугодие поставки украинских готовых продуктов в ЕС составил $387,6 млн. Однако и это означает, что в годовом измерении европейский рынок уже сейчас способен обеспечить украинской пищевой промышленности объем сбыта около 20 млрд грн с перспективой роста по мере адаптации стандартов качества и безопасности этой продукции. Зато в РФ в первом полугодии было экспортировано готовых изделий украинской пищевой промышленности лишь на $56,3 млн, однако, как было показано выше, с каждым месяцем эти объемы уменьшаются и по результатам уже в этом году (даже без эмбарго) вряд ли речь пойдет более чем о сумме 1,5-2 млрд грн.

Как видим, сейчас уже можно говорить о том, что Украина фактически пережила отказ от продовольственного экспорта на российский рынок, который когда-то был для наших продуктов одним из важнейших. Попробуем взглянуть, как повлияла на объемы производства различных продуктов сельского хозяйства и пищевой промышленности потеря рынка РФ, с которой в свое время связывали апокалиптические прогнозы.

Больше всего от торговых войн с Россией пострадало производство шоколада и кондитерских изделий из сахара, объем которого в первой половине 2015 года был на 40,4% меньше по сравнению с тем же периодом 2010-го; плодоовощеконсервная, где падение составило 28%; значительно меньше пострадала молокоперерабатывающая с сокращением на 7,6%. Зато промышленное производство мяса и мясопродуктов, наоборот, выросло на 23,5%. Не заметили потерять российского рынка и производители яиц: в первом полугодии 2015 года в сравнении с аналогичным периодом 2010-го они реализовали продукции на 12,5% больше (9,17 млрд шт. против 8,15 млрд шт.). Мяса в живом весе было произведено на 22,1% больше (15,5 млн т против 1,27 млн т).

От потери российского рынка в результате торговых ограничений последних лет оправилось производство сливочного масла и различных видов жидкого молока: в физическом объеме (то есть в килограммах и литрах) в июле 2015 года оно превысило показателей июля 2012-го соответственно на 19,1% и 2,6%. Зато производство кисломолочной продукции и твердых сыров все еще ​​остается на 18,6% и 24,5% меньше, чем три года назад.

Поскольку итоги выращивания овощей и плодов и ягод в 2015-м подводить еще рано, сравним данные за 2014 и 2010 годы. Здесь так же заметно существенное увеличение производства: овощей открытого грунта с 8,12 млн т до 9,6 млн т (или на 18,7%), плодов и ягод — с 1,75 млн0 т до 2 млн т (на 14 4%).

Компенсатором падения поставок в Россию стала не только менее или более успешная переориентация производителей различных видов продукции на новые рынки, но и тот факт, что большая часть отраслей пищепрома, как и животноводство, овощеводство или садоводство, в Украине ориентируются прежде всего на внутренний рынок. Доля их продукции, реализуемой за пределами страны, была и является обычно незначительной. Например, в первом полугодии 2015 года в мясоперерабатывающей промышленности речь шла лишь о 0,9% реализации за пределы страны, в сахарной — 1,4%, молокоперерабатывающей — 5,8%, пивоваренной — 6%, спиртово-водочной — 10 %, производстве кондитерских изделий из муки — 11,7%, винодельческой — 16%, плодоовощеконсервной — 21%).

К значительной степени экспортоориентированных в пищевой промышленности относятся разве что производители табачной продукции (41,5%), шоколада и кондитерки из сахара (40,8%), готовой пищи (30,6%). Однако здесь показатели все же ниже, чем в большей части отраслей машиностроения или металлургии. Наиболее же зависим от внешних рынков украинский пищепром (масложировая промышленность, 51% которой направляется на экспорт), который, по сути, отсутствует на российском рынке, а на мировом имеет географически широко диверсифицированы рынки сбыта.

Потенциальные ответы

В отличие от 2014-го, когда было заключено соглашение об отсрочке вступления в силу экономической частьи Соглашения об ассоциации с ЕС, в этом году Украина, похоже, таки готовится дать Москве отпор. В частности, после последних переговоров с российской делегацией глава украинского МИД Павел Климкин заявил, что большинство украинских экспортеров «ищут выходы на новые рынки и не надеются на российский, поскольку считают, что чисто политически обоснованные решения российского правительства не дают оснований ожидать предсказуемых экономических действия РФ в будущем».

А премьер-министр Арсений Яценюк пообещал, что, «несмотря на все предостережения и запугивание со стороны северного соседа о введении эмбарго и дальнейшего экономически давления на Украину, мы четко заявляем: первое — Соглашение вступит в силу, второе — Украина ... является частью европейского экономического пространства, третье — мы готовы к введению РФ эмбарго. И четвертое — мы дадим достойный ответ, если Россия не отменит свое постановление и соответствующее эмбарго будет введено».

В случае торговой конфронтации в зону риска попадут отнюдь не поставщики продовольственной продукции, в отношении которых должно быть введено эмбарго. Основные ограничения могут быть направлены на поставщиков ряда промышленных товаров с Украины. И если большинство видов продукции машиностроения и стратегической химического сырья, скорее всего, избегут проблем из-за тесной кооперации и зависимости от них российских партнеров, то поставщики многих видов готовой конечной продукции, особенно потребительских промтоваров, могут почувствовать прессинг.

Между тем данные за первое полугодие 2015 года свидетельствуют, что Россия остается основным потребителем для украинских экспортеров бумажно-картонной продукции ($165,44 млн, или 61,8%, против $21,8 млн в ЕС), пластмассы и полимерных материалов ($80,7 млн, или 50,9% против $39,5 млн в ЕС), керамических изделий ($37,8 млн, или 54,3%, против $8,5 млн в ЕС), отдельных видов готовой продукции из металла, ряда других потребительских промтоваров, например бытовая химия ($24,8 млн, или 55,9%, в ЕС — всего $5,5 млн). Значительная зависимость от российского рынка также у экспортеров мебели из Украины ($63,8 млн, или 34,7%, против $79,7 млн в ЕС). Как видим, в указанных случаях речь идет об объемах существенно больших, чем в случае большинства видов продукции АПК. Кроме того, бумажно-картонная, металлообрабатывающая и химическая отрасли промышленности за пределы страны сбывают почти треть продукции, керамическая — 42,3%, мебельная — 55%. И именно эти отрасли потенциально наиболее уязвимы к российским ограничительным мерам.

В этом случае остается полагаться только на инструментарий защиты их интересов с помощью механизмов Всемирной торговой организации и угрозы аналогичными мерами в отношении российских товаров, поставляемых в Украину. И стереотипы, будто нам нечем ответить, ведь российские поставки состоят из товаров критического импорта, прежде всего энергоносителей, ограничения на которые будут вредить интересам самой Украины, также не соответствуют действительности.

Уменьшение в последние годы закупок нашей страной российского газа и цен на него на мировом рынке привело к тому, что доля энергоресурсов в украинском импорте из РФ в первом полугодии 2015 года упала до 44,9%. Энергетическая его составляющая составляет $1,58 млрд, что лишь в полтора раза меньше, чем весь объем украинских поставок в Россию. Поэтому отвечать есть чем или, собственно, по чему. В частности, только за полгода из РФ было ввезено химической продукции на $582,1 млн (удобрения, пластмассы и полимеры, эфирные масла, каучук и резина). На $390,6 млн из России поступает продукции машиностроения, значительная часть которой является конечной продукцией, а не комплектующими для украинских предприятий. А значит, она также может стать объектом ограничительных мер со стороны Украины. Еще в $116,4 млн было импортировано из РФ продукции черной металлургии, на $94,9 млн — цветных металлов и изделий из них.

Наконец, российский продовольственный экспорт в Украину в первом полугодии 2015 года составил $72,2 млн, еще на $39,5 млн было поставлено табачной продукции. Этот аспект заслуживает особого внимания в контексте российских угроз продовольственным эмбарго. Ведь продовольственный импорт из РФ в Украину — это преимущественно готовая продукция пищепрома ($66,7 млн, тогда как собственно продукции сельского хозяйства — всего $5,5 млн). В результате РФ поставляет в Украину ее даже больше, чем мы в РФ. Не говоря уже о значительных объемах поставок продукции табачной промышленности с РФ при отсутствии ее экспорта в Россию из Украины.

Отметим, что речь идет о полугодовых объемах, а за год сумма примерно вдвое больше. Для российской экономики, переживающей обвал цен на энергоносители и финансовые санкции, речь идет о потенциально весьма ощутимых убытках в несколько миллиардов долларов недополученной валютной выручки. Поэтому торговая война с Украиной видится нежелательной и малоперспективным с точки зрения самой РФ. Хотя для иррациональной политики нынешнего кремлевского руководства это, конечно, может оказаться не аргументом.

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Крамар

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.10.2015. Просмотров: 200

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta