Украина и ее энергорынок оказались в заложниках у олигарха Рината Ахметова и его компании ДТЭК

Содержание
[-]

“Выключатель” Украины давно в руках Ахметова. Точнее - стоящей за ним России

«Никаких поручений СНБО по разработке каких-либо графиков веерных отключений электроэнергии не было. Их нет», — сказал премьер Денис Шмыгаль 5 ноября во время часа вопросов к правительству.

В «Укрэнерго» поддержали премьера, сообщив, что «ограничения потребления электроэнергии вводить не собирается». Власть убеждает нас, что ей решать, будут ли в Украине веерные отключения, но выключатель давно в руках Рината Ахметова стараниями того же Шмыгаля, пишет  „ZN.UA“. На 1 ноября запасы угля в стране составляли около 630 тыс. тонн. На 8 ноября — 479 тыс. Почувствовали динамику? А обычно наша месячная потребность — 1,5–2 млн тонн. И Украине необходимо импортировать приблизительно 3,5 млн тонн энергетического угля для прохождения зимы.

Эксперты начали бить в набат еще летом. Но в правительстве никто не торопился с решением этих проблем и не объяснял, что нехватка угля в основном касается государственных запасов. И если вся украинская теплогенерация производит около 35% электроэнергии, то государственные ТЭС — где-то 15%, которых у нас может не быть этой зимой. Украина и ее энергорынок оказались в заложниках у Рината Ахметова и его компании ДТЭК, которая сейчас владеет 70% запасов всего энергетического угля в стране и вполне логично будет тратить свой уголь для работы своих же ТЭС. Ну и для шантажа, конечно.

Вспомните 2 ноября, когда при относительно теплой погоде, 11 работающих атомных энергоблоках и неплохом запасе газа Украина запросила аварийную помощь в 500 МВт электроэнергии у Беларуси и еще 100 МВт у Словакии. Почему? Из-за одновременного аварийного ремонта сразу трех энергоблоков ДТЭК и невозможности государственной генерации взять на себя нагрузку. Что же будет, если ДТЭК отключит не три энергоблока, а одиннадцать, как было прошлой зимой? А если она будет делать это регулярно? Вряд ли мы тогда справимся без веерных отключений. Ведь уголь у государства заканчивается быстро, а купить его уже негде, — все возможные поставки законтрактованы на полгода вперед.

Конечно, накануне энергокризиса нам начали рассказывать, что вот-вот и государство привезет уголь из Польши, Казахстана, Беларуси, США. Целых 1,5 млн тонн, то есть минимальное месячное потребление. До конца ноября. В декабре. В январе. Простой вопрос: почему раньше не завезли? Почему летом, когда уже было понятно, что с углем беда, в «Центрэнерго» только кормили всех такими же обещаниями о будущих поставках из Неверленда и Изумрудного города? И им ничего не было ни от министра энергетики, ни от премьера-энергетика. По правде говоря, купить уголь сейчас они не смогут, точно не 1,5 млн тонн, да и те нас не спасают.

В то же время Ахметов кроме того, что контролирует добычу львиной доли угля в Украине, еще и зафрахтовал весь возможный и невозможный уголь на международных рынках и делиться им с государством не планирует. Несколько недель назад в ОП проходил разговор на повышенных тонах, представители олигарха хотели повышения граничных цен на электроэнергию, Зеленский отказал, пригрозив, что «удавит» монополиста, если он будет шантажировать гаранта. Очевидно даже тогда он еще не осознавал, что Шмыгаль и компания давно набросили удавку на шею государственной генерации. Теоретически и хотя бы частично нас могли спасти не аварийные, а систематические поставки электроэнергии из соседней Беларуси, если бы не одно большое «но» — это все же Беларусь.

Весь процесс организации этого импорта был непрозрачным, а едва начавшись, поставки оказались под угрозой отмены. По информации ZN.UA, компания «ТЭТ Групп» Виталия Бутенко, в прошлом бывшего генерального директора ахметовского «Д.Трейдинга», согласовала с белорусской стороной импорт объемов электроэнергии, сопоставимых с 5% всего нашего рынка, и будет осуществлять эти поставки, несмотря на угрозы прекращения импорта. Вероятно, к ним присоединится еще один посредник — «Электро Комьюнити». Но, к сожалению, пока что стабильными поставки из Беларуси точно не назовешь. При этом без них мы отопительный сезон не проходим точно, а с этими поставками — рискуем не пройти.

Альтернативный вариант от Минэнерго — переводить ТЭС на газ. Во-первых, это дорого. Для переведения угольных ТЭС на газ нам необходимы дополнительные по крайней мере 2–3 млрд кубометров газа. При этом цены на мировых рынках вновь начали приближаться к 1000 долл. за тысячу кубометров, а НАК «Нафтогаз Украины» не готова покупать газ дороже 700 долл. за тысячу кубометров. Во-вторых, как и уголь, его не так уж и просто купить, чуть раньше об этом надо было позаботиться. В-третьих, замена угля на газ действительно не станет для нас спасением. И вот почему.

Если очень упростить технические детали, тот объем газа, который мы можем ежедневно поднимать из хранилищ, зависит от совокупного объема в этих хранилищах. Например, сейчас там 18 млрд кубометров топлива, поэтому в день мы можем выбрать 180 млн кубометров, если там будет 12 млрд, то 120 млн, если 6 млрд, то 60 млн кубометров. При всех условиях 50 млн кубометров в ежедневном потреблении — это будет газ собственной добычи, остальное — импорт. Сейчас, когда мы можем брать из хранилищ по 180 млн кубометров, нам столько не надо. В целом пока среднесуточная температура держится выше нуля, нам достаточно 120 млн. Другое дело традиционно самые холодные февраль-март, когда в хранилищах уже будет не 18–17, а 6–7 млрд кубометров газа, соответственно, и выбирать каждый день мы сможем 60–70 млн, а холодная погода будет требовать от нас каждый день тратить не 60, и не 120, а 220–240 млн кубометров.

Что мы будем делать? Теоретически должны были бы заменить газ углем, но, ой, у нас же дефицит угля и мы его заменяем газом. Проще говоря, не так у нас и много того газа, чтобы сжигать его вместо угля. О цене вообще промолчим. Другой вариант решения проблемы «газозамещения» еще хуже — украсть «из трубы», потому что РФ только ждет повода расторгнуть транзитный контракт с Украиной. Но не только транзит нам важен в этой истории.

В этом году РФ «высушила» Европу: трансформировав свой трейдинг, взяв контроль над биржевыми потоками и умело манипулируя рынком, россияне показали, кто там хозяин. Для Украины европейский испуг — это шанс, ведь именно во времена подобных испугов Европа готова смотреть на нас как на субъект, а не объект переговоров. Комплекс подземных газохранилищ Украины — самый большой в Европе: 11 подземных хранилищ общей емкостью 31 млрд кубометров, при этом 5 наибольших расположены в западной части Украины, всего в 160 км от границы. В последние годы Украина использует для собственных потребностей только половину их мощностей. Остальное мы можем предложить Европе для того страхового запаса газа, который они хотели бы сделать, но у них негде его хранить. Кроме платы за хранение и расширения сотрудничества, мы еще и получили бы дополнительную возможность энергетического маневра. Но делать такое предложение может только партнер с безупречной репутацией, который точно не будет воровать чужой газ.

А теперь вспомните наш энергобаланс текущего года: сознательно допущенный дефицит угля, недостаточные запасы газа, процесс смены руководства НАК «Нафтогаз Украины», неспособность наладить ни одну стабильную поставку чего-либо, — и спросите у себя, смогут ли люди, руководящие сейчас энергетической отраслью, думать о безупречной репутации государства? Скорее, поверю в то, что они сознательно подставят Украину.

Как иначе объяснить, что Украина, правительство которой возглавляет энергетик, начинает отопительный сезон с такими серьезными проблемами, а в феврале-марте будет задействовать веерные отключения электричества. Министр энергетики Герман Галущенко регулярно отчитывался о планах по накоплению угля, но никогда — о выполнении этих планов. Он до сих пор так делает, кстати. А Шмыгаль словно и не замечал надвигающуюся беду. В офисе президента привыкли думать о Шмыгале как о максимально лояльном исполнителе. Настолько привыкли, что не заметили, как Шмыгаль превратился в самостоятельную боевую единицу. А еще забыли, что бывший работодатель Шмыгаля — Ринат Ахметов. Вот и получается, что стараниями Шмыгаля и Галущенко мы все теперь зависим от воли Ахметова и его ДТЭК. Но уходит из правительства вице-премьер Любченко, который в свое время помог собирать больше налогов, а не Шмыгаль с Галущенко, которые не смогли собрать уголь. Это уже штрих к пониманию того, насколько офис президента действительно далек от неотложных государственных проблем, ну, или просто недалекий.

Теперь уже не ОП, а ДТЭК решает, будут у нас веерные отключения этой зимой или нет. Очень удобно, как раз совпало с торжественным подписанием президентом закона об олигархах. И не говорите нам, пожалуйста, что мы не предупреждали вас, Владимир Александрович, что борьбу с олигархами надо начинать не с реестра, а с их рыночного веса и политического влияния. Привет — Ольге Пищанской, поклон — Ирине Венедиктовой.

Мы неоднократно встречали мнение среди специалистов, что ничего страшного в контролируемых веерных отключениях нет, особенно если подготовиться. Но уважаемые эксперты не учитывают важный момент: последние масштабные веерные отключения были в далеком 2000 году, а с тех пор благодаря цифровизации многое изменилось даже в Украине. Рейтинг Зеленского обвалится в то мгновение, когда его электорату негде будет зарядить свои смартфоны и планшеты, а zoom-конференции придется переносить на девять вечера. Зеленского возненавидят даже те, кто никогда не интересовался политикой и голосовал «по приколу». Но это его беда, не наша.

Наша же в том, что в следующий после этой изнурительной зимы год мы войдем без запасов энергоресурсов, без денег, без планов и все еще без квалифицированного руководства. Максимально уязвимые и готовые поступиться стратегическими целями ради решения тактических проблем. Вот тогда и начнется настоящий кризис.

Автор Юлия Самаева, опубликовано в издании  "ZN.UA"

Источник - http://argumentua.com/stati/vyklyuchatel-ukrainy-davno-v-rukakh-akhmetova-tochnee-stoyashchei-za-nim-rossii

***

Комментарий: Безголовье власти гробит Украину. Почему нас пугают веерными отключениями

Как только стартовал отопительный сезон, украинцев традиционно начали пугать отключениями света зимой, известными в народе как «веерные отключения».

Их же не первый год пугают веерными отключениями и, хоть пока до этого не доходило, никто не гарантирует, что в какой-то момент крики «Волки!» перестанут быть ложной тревогой. На чем основываются эти заявления и почему в Украине снова энергетический кризис, а запасы угля минимальны — читайте в материале  hromadske.

Грязный, но дефицитный уголь

В начале ноября на Конференции ООН по изменению климата более 40 стран (в том числе и Украина) договорились постепенно отказываться от использования угля для производства электроэнергии. Несколько парадоксальной ситуацию делает то, что именно сейчас в мире дефицит угля, и за него ведется борьба на рынках, а Украина в этой борьбе не самая успешная. Но зачем вообще нам уголь?

В нашем случае речь идет об энергетическом угле, сжигаемом на тепловых электростанциях (ТЭС) и теплоэлектроцентралях (ТЭЦ) для производства электроэнергии. Несмотря на то, что большинство стран мира планируют отказываться от тепловой генерации в борьбе с климатическими изменениями, уголь до сих пор играет немаловажную роль. А уж в Украине и подавно.

Как свидетельствует статистика «Укрэнерго», 5 ноября ТЭС произвели треть всей электроэнергии в Объединенной энергетической системе Украины — 32,76%. Большую долю (49,75%) занимает только атомная энергетика. Именно поэтому возникает беспокойство из-за крайне малых запасов угля на ТЭС и ТЭЦ накануне зимы, когда потребление электроэнергии только увеличивается. А тут еще и экономика растет после коронакризиса. В частности, за 9 месяцев 2021 года потребление выросло почти на 7% по сравнению с 2020-м.

Последний раз общие данные Минэнерго публиковало 25 октября — это была крайне неутешительная статистика: 701,3 тысячи тонн фактических запасов угля, тогда как план — почти 3 миллиона. Это даже меньше необходимого минимума, который составляет 758 тысяч. В то же время министерство продолжает публиковать данные по каждой отдельной ТЭС. Так, по состоянию на 5 ноября на 12 ТЭС было 528,8 тысячи тонн угля. То есть это уже примерно на 200 тысяч тонн меньше требуемого минимума.

Проблема в том, что с началом отопительного сезона угля сжигают больше, поэтому даже при наличии его трудно успевать подвозить на склады. Так что нужно было готовить «сани летом», а сейчас уже сжигать уголь, а не наполнять им хранилища. Как свидетельствует статистика Минэнерго, только на четырех ТЭС из 12 в среднем в сутки подвозят больше угля, чем сжигают. Если открыть статистику «Укрэнерго», можно увидеть, что уже сейчас 17 энергоблоков ТЭС не работают из-за отсутствия топлива. Для сравнения, работают 23 энергоблока.

И тут можно спросить, а понесет ли кто-то ответственность за провал подготовки к зиме? Возможно. Из-за отсутствия предусмотренных планом запасов угля регулятор анонсировал проверки ТЭС. Но самое большое наказание, которое он может назначить, — 1,7 млн ​​грн штрафа.

Что привело к кризису?

В международном масштабе главный «виновник» — Китай. Поднебесная разругалась с Австралией и запретила импорт ее угля. Еще раньше КНР сократила свою добычу для постепенного отказа от «грязной» генерации. Но сейчас — когда идет восстановление мировой экономики после пандемии — спрос на сырье только растет. Из-за увеличенного спроса Китай и ряд других стран Азии скупают и газ, обычно шедший в Европу. Это повысило цены на газ, а также увеличило спрос на уголь в Европе. Ранее мы уже рассказывали о причинах подорожания газа и шантаже со стороны «Газпрома». В результате в мире возник дефицит энергоресурсов, цена на газ и уголь пошла вверх, а конкуренция за них усилилась.

Не все хорошо и с делами внутри страны. Прошлый отопительный сезон Украина завершила с низкими запасами угля. С наступлением теплой погоды ТЭС по всем правилам и законам здравого смысла должны были начать подготовку к следующему отопительному сезону и накапливать уголь. Этого не произошло.

Отечественными ТЭС владеют три компании: ДТЭК олигарха Рината Ахметова, монополист рынка, у которой 8 электростанций, государственное «Центрэнерго» с тремя ТЭС и «Донбассэнерго» — у него одна ТЭС (Славянская). Если посмотреть на график, у государственной компании крайне низкие запасы угля. Во-первых, добыча на государственных шахтах снижается, во-вторых, управление компанией желает лучшего — до начала 2021 года менеджмент «Центрэнерго» действовал в пользу олигарха Игоря Коломойского (об этом, среди прочих, рассказывали «Схемы» и «Бизнес-Цензор»).

Кроме того, минувшей зимой из-за нехватки угля ТЭС «Центрэнерго» были вынуждены сжигать дорогостоящий газ. Так что финансовые дела у компании плохи, оборотных средств не хватало, и покупать уголь для пополнения складов было проблематично. Также долгое время цена электроэнергии в Украине была низкой — это отразилось и на «Центрэнерго», и на ДТЭК.

Монопольные игры ДТЭК

Компания Рината Ахметова занимает доминирующую позицию в тепловой генерации Украины (около 70%), а обвинения в ее адрес в злоупотреблении монопольным положением уже стали старой песней о главном. Если включить телеканалы Ахметова, можно увидеть, как разные эксперты, бывшие и не очень депутаты и экс-премьеры упорно выступают против импорта электроэнергии из Беларуси и России, хотя его доля крайне мала (около 1%). Поставки, например, дизельного топлива такого протеста не вызывают, хотя на этих наших соседей приходится 2/3 рынка.

ДТЭК добился запрета импорта электроэнергии из РФ и Беларуси (срок действия завершился 1 ноября), уменьшив таким образом конкуренцию. Сама же компания олигарха интенсивно продавала электроэнергию в Европу, зарабатывая деньги, но и сжигая уголь. К тому же из-за закрытия двух своих шахт у ДТЭК сократилась собственная добыча угля. Все это привело к низким запасам на складах ДТЭК. Компания Ахметова также жаловалась на отсутствие денег для закупки угля, мол, цены на рынке низкие (потому что НКРЭКУ их ограничила). В итоге из-за этих жалоб тарифный регулятор летом повысил максимально допустимые цены с 2,6 тысячи гривен за МВт-час до 4 тысяч (для предприятий и организаций). Однако ДТЭК этим не воспользовалась и уголь не закупила.

Многие эксперты и политики считают бездействие ДТЭК преднамеренным. В частности, как заявил глава энергетического комитета Рады Андрей Герус, таким образом «определенная генерация» демонстрирует свое влияние на рынок. Соглашается с этим мнением и шеф-редактор «Бизнес-Цензора» Сергей Головнев, часто освещающий монополизм ДТЭК. «У ДТЭК были деньги, компетенция, собственные источники угля, связи в России для импорта угля — и ничего из этого не реализовано. Они только потребовали повышения цен на электроэнергию на рынке. Цены выросли в августе, но угля как не было, так и нет», — говорит он в разговоре с hromadske. Конечно, сама ДТЭК отрицает какие-либо обвинения и отмечает, что «делает все возможное, чтобы обеспечить сырьем свою генерацию».

Подводя итог: украинские энергетические компании не сделали необходимых запасов угля, поэтому теперь, когда отопительный сезон уже стартовал, нужно его импортировать. А на мировых рынках — дефицит и высокие цены.

Пакости северного соседа

Россия не была бы Россией, если бы не попыталась использовать сложную ситуацию в Украине, чтобы усугубить ее. Так, с 1 ноября Россия прекратила поставки энергетического угля в Украину. По данным Минэкономики РФ, доля России составляет 68% от всего импорта в Украину, за 2021 год из РФ поставили 10,3 млн тонн угля. В ведомстве заявили, что, мол, в самой России вырос спрос на уголь, а потому прежде всего сырьем во время отопительного сезона нужно обеспечить свою страну.

Это не первое подобное оправдание Москвы. Ранее президент РФ Владимир Путин говорил, что «Газпром» не поставляет газ в Европу не для того, чтобы продавить запуск «Северного потока-2», а чтобы «удовлетворить внутренние потребности». Продолжает Россия продолжает давить на Украину и с газом — в октябре транзит через украинскую ГТС снизился на 20% А с 1 ноября он составлял лишь половину объема, прописанного в контракте. «Газпром» платит за транзит 109 млн кубометров в сутки, а реально прокачивает 57.

Также Москва отказалась не только поставлять уголь, но и саму электроэнергию. Более того, Россия блокирует транзит в Украину угля из Казахстана. Конечно, и этого она не признает. Как заявили в Министерстве индустрии Казахстана, речь идет об «ограничениях в связи с загруженностью инфраструктуры с российской стороны».

Какие возможны выходы из ситуации?

Все эти проблемы создают риски для украинцев во время зимнего периода, но выходы есть. Один из них — импорт электроэнергии. Однако украинская энергосистема объединена с белорусской, российской и молдовской. В 2023 году мы планируем присоединиться к европейской энергосистеме, но пока ситуация такова, что у Молдовы нет больших возможностей для экспорта, Россия отказывается поставлять, поэтому остается Беларусь.

Самопровозглашенный президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что страна готова поставлять электроэнергию Украине, однако нельзя забывать о крайне большом влиянии России. Никто не гарантирует, что Москва не заставит Лукашенко передумать. В рамках аварийной помощи (когда электроэнергии не хватает, «Укрэнерго» может запросить такую ​​помощь у соседей) 2 ноября Беларусь уже помогла Украине — на 3 500 МВт-час. Это небольшой объем, но он позволяет сглаживать пики потребления. С 6 ноября начался коммерческий импорт из Белоруссии.

Следующий вариант — импорт угля. Этим занимаются как ДТЭК, так и государственное «Центрэнерго». Последнее продало большой объем электроэнергии «Нафтогазу», благодаря чему получило «живые» деньги и теперь может покупать уголь. Как заявили в Минэнерго, в ноябре украинские ТЭС получат уголь из Польши, Казахстана и ЮАР. А в ДТЭК заявили еще и об импорте из США. Но опять же здесь отечественные компании должны выдержать жесткую конкуренцию на мировых рынках.

Также Минэнерго анонсировало использование газа «для стабильного прохождения отопительного периода». Речь идет о том, что ТЭС будут использовать не уголь, а газ. Так уже было в прошлом сезоне. Однако в этом году если уголь дорог, то газ просто золотой. Цены в Европе побили все исторические рекорды. В министерстве это понимают и уточняют, что использовать газ будут именно для балансировки энергосистемы, то есть не как основное средство, а как вспомогательное в пиковые моменты потребления.

А вот главное бремя на себя должна взять атомная генерация. По словам премьера Дениса Шмыгаля, в зимний период будут работать 14 энергоблоков АЭС из 15 имеющихся в Украине. Это будет схема 13+1. «То есть 13 держат основную нагрузку, плюс один в резервный, который перекрывает риски (если, например, какой-то энергоблок нужно будет внештатно остановить, его заменит резервный 14-й, — ред.)», — заявил Шмыгаль.

И тут можно спросить, зачем все эти разговоры вокруг ТЭС, если мы можем обеспечить себя атомной энергией? Дело в том, что атомная генерация в Украине совсем не гибкая — у одного энергоблока мощность около 1000 МВт-час, но его нельзя регулировать так, чтобы он при необходимости выдавал то 300, то 700 МВт-час. А тепловая генерация не только удовлетворяет треть потребностей в Украине, но и более гибкая, то есть может балансировать систему — выдавать больше энергии в часы пикового потребления (обычно это утро, когда люди идут на работу, и вечер, когда возвращаются), и, наоборот, уменьшать производство, когда потребление снижается.

Так ждать ли отключений?

С одной стороны, власти уверяют, что никаких веерных отключений не будет, с другой, их оппоненты и разные эксперты пугают коллапсом энергетической системы. Сложившаяся ситуация действительно выглядит тяжелой, однако спрогнозировать что-то очень непросто. Например, очень важен фактор погоды, потому что при теплой зиме потребность в электроэнергии будет меньше, а значит, меньше будет и нагрузка на систему. Если зима холодная, то проблем, соответственно, будет больше. Также никто не может сказать, будет ли импорт из Беларуси или, может быть, даже России. Готовы ли будут оказать аварийную помощь эти крайне ненадежные соседи?

А еще каковы успехи у отечественных компаний с пополнением запасов угля? Смогут ли они импортировать сырье в достаточном объем и на сколько его хватит? Минэнерго после 23 октября прекратило публиковать подробную статистику с прогнозом — на сколько дней хватит ресурса. 23 октября у шести ТЭС были запасы на 6-7 дней, у одной — на 23, а у остальных — на 9-17. Над этими вопросами ломают копья политики и разные эксперты, как на телевидении, так и в соцсетях. Экс-глава «Нафтогаза» Андрей Коболев пошутил над тем, насколько яростны сейчас эти споры.

Если же серьезно, то в случае дефицита власти сначала будут ограничивать потребление крупных промышленных предприятий в пиковые часы, чтобы они больше потребляли ночью (когда остальные потребляют значительно меньше). Ну а при ухудшении ситуации возможны и веерные отключения. Однако следует понимать, что в Украине этот вопрос, как и вопрос тарифов, политический. Поэтому власти будут делать все, чтобы не допустить удара непосредственно по населению: будут отключать предприятия (что плохо для экономики), сжигать дорогой газ (потери для бюджета) и т.д. Украинцев же не первый год пугают веерными отключениями и, хоть пока до этого не доходило, никто не гарантирует, что в какой-то момент крики «Волки!» перестанут быть ложной тревогой.

Автор Павел Калашник, опубликовано в издании "hromadske.ua"

Источник - http://argumentua.com/stati/bezgolove-vlasti-grobit-ukrainu-pochemu-nas-pugayut-veernymi-otklyucheniyami


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Самаева, Павел Калашник

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.11.2021. Просмотров: 53

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta