Украина: Опасная весна 2016 года. Пока властям еще не удалось нейтрализовать реакционные силы и сделать обновление элит необратимым.

Содержание
[-]

Украина: Опасная весна 2016 года 

Как и после Оранжевой революции 2004 года, новой власти так и не удалось должным образом нейтрализовать реакционные силы и сделать обновление элит необратимым. Плацдармы реванша. При каких условиях и когда настанет наибольшая вероятность реванша реакционных сил.

Процесс люстрации пробуксовывает, а функционеры прежнего режима и агенты основных олигархических групп влияния того времени все еще ​​остаются костяком среднего звена государственного управления и правоохранительных структур.

Расследования против представителей режима спускаются на тормозах. В тех случаях, когда дела все же доводятся до суда, разваливает их уже коррумпированная Фемида, которая всегда играла ключевую роль в функционировании коррупционно-олигархической модели. Поэтому угроза реинкарнации режима Януковича в новой модификации не только остается актуальной, но и постоянно растет.

Громкие разоблачения и коррупционные скандалы, возможно, и оказывают определенное впечатление на обывателей, но на самом деле лишь дискредитируют пеструю властную команду. Все больше заметно, как она тонет в тотальном внутреннем саботаже одних ведомств другими, руководства - подчиненными и тому подобное.

Показателен в этом смысле ответ министра иностранных дел в интервью интернет-изданию «Украинская правда» на вопрос о причинах пробуксовки предоставления Украине безвизового режима и достижений властной команды в соответствующем направлении. Павел Климкин вполне серьезно сказал: «Благодаря тому, что мы сконцентрированно работаем, у нас появляются вещи, над которыми никто не работал.

Например, внутренний биометрический документ ... Благодаря движению к безвизовому режиму мы несколько недель назад, наконец, дожали Государственную миграционную службу. Она представила образец и план, которым это вводится. Это и есть достижение ...»

Если принять во внимание, что ситуация и по другим направлениям государственного управления отнюдь не лучше, то становится понятно, почему реформы или вообще не происходят, или имитируются, или в лучшем случае продвигаются черепашьими темпами.

Плацдармы реванша

Особенно опасна ситуация с обновлением управленческих кадров и правоохороних структур восточных и южных регионов. На Донбассе год назад именно из-за того, что не была проведена своевременная замена, произошел их тотальный переход на сторону агрессора и катастрофическое развитие событий. Однако с тех пор мало что изменилось. Подобранные в период доминирования там регионалов чиновники и правоохранители все еще ​​подконтрольного Украине Донбасса, других восточных и южных регионов - в критической ситуации только до поры до времени терпят «майдановскую власть». И при первой же возможности готовы стать основой реванша.

В последнее время этот факт все чаще прорывается скандалами в публичную сферу. Так, 20 апреля Владимир Ржавский, советник председателя Донецкой ОГА Александра Кихтенко, написал заявление об увольнении «в связи с неподдержкой им проукраинской и государственной позиции президента». Это произошло после скандала вокруг откровенного лоббизма Александром Кихтенко интересов террористов из «ДНР» и «ЛНР» в части снятия миграционных, транспортно-коммуникационных ограничений и финансово-экономической блокады с подконтрольных им территорий. В Харькове власть и дальше контролирует Геннадий Кернес. Растет активность сепаратистских сил и Рината Ахметова в Запорожье.

И даже в недавно ключевом форпосте борьбы с регионалами на Востоке - в Днепропетровской области - медленно растет влияние одиозного функционера режима Януковича, одного из основных претендентов на пост премьер-министра наряду с Сергеем Арбузовым - Александра Вилкула. Именно с ним во время Революции достоинства связывали организацию и финансирование провокационных антимайдана и банд титушек, которые действовали как в регионе, так и в Киеве.

Недавно экс-заместитель председателя облгосадминистрации времен Коломойского Геннадий Корбан обратился с открытым обращении к президенту, генпрокурору, директору НАБ и главы Днепропетровской ОГА относительно сомнительных решений Апелляционного суда области, который в последние дни стал системно выпускать на свободу ранее задержанных соучастников организации избиения днепропетровского Евромайдана 16 января 2014 года.

Речь идет о связанных с Александром Вилкулом экс-заместителе председателя Днепропетровской ОГА Ростиславе Ботвинове и экс-заместителе председателя Днепропетровского облсовета Викторе Науменко, а также о ряде руководителей государственных и коммунальных предприятий того времени. В то же время другой бывший заместитель Коломойского на посту главы Днепропетровской ОГА Борис Филатов сообщил о назначении советником нынешнего ее руководителя Вадима Нестеренко, экс-заместителя на этом посту Вилкула.

​​Осознание общественного запроса на очищение страны от реакционеров нашло проявление в популистском решении Ивано-Франковского облсовета от 17 апреля, которым предусмотрен запрет регистрации и деятельности в любой форме на территории области ПР, КПУ, Оппозиционного блока и Партии развития Юрия Мирошниченко. Свои действия облсовет объяснил попыткой сделать невозможным реванш «антидемократических и преступных политических сил, учредителями и членами которых являются последователи преступной деятельности».

И поручил управлению юстиции и госрегистраторам к следующей сессии после обнародования решения отменить все акты регистрации структурных подразделений этих партий. Однако такое решение не соответствует украинскому законодательству и Конституции, согласно которым запретить деятельность той или иной политической силы может только суд, поэтому, кроме актуализации проблемы, никаких правовых последствий не будет.

Однако классические механизмы запрета реакционных партий, выступавших опорой режима Януковича, в условиях сложившихся в его времена судов, по понятным причинам, недееспособны. Пример - длительный и бесполезный процесс по запрету КПУ в суде, который тянется уже более полугода.

Курс на досрочные выборы

В конце марта бывшие регионалы сформировали «теневое правительство» во главе с близким соратником Рината Ахметова Борисом Колесниковым и активизировали критику власти с выстраиванием все более четкой альтернативы политике нынешней власти.

Так, «коалиции войны» они противопоставляют лозунг достижения мира любой ценой, социально непопулярным мерам уменьшения бюджетного дефицита и приведение к рыночному обоснованного уровня тарифов на коммунальные услуги - мораторий на эти цели, намерениям властей провести децентрализацию на основе расширения полномочий общин - путинскую модель федерализации с механической передачей полномочий Киева власти регионов. Для общин это ничего не изменит, зато создаст из каждой области фактически квазигосударство, в котором значительно проще будет спровоцировать сепаратистские настроения, а значит и дестабилизацию, и коллапс страны.

Декларируемой нынешней властью деолигархизации в оппозиционном блоке не стесняются публично противопоставлять намерение законсервировать олигархическую модель. В частности, ее открыто лоббирует один из его лидеров Сергей Левочкин.

Экс-глава администрации Януковича и младший партнер ведущего агента российского влияния в Украине за последние 10 лет олигарха Дмитрия Фирташа цинично подменяет термины, отождествляя олигархов и крупный капитал. Мол, «опыт современного мира показывает, что уничтожение крупного капитала - это синоним деградации экономики и провала политики модернизации. В условиях цивилизованного рынка именно крупный капитал является двигателем экономического роста, внедрения инноваций».

При этом в оппозиционном блоке не скрывают нацеленности на провоцирование развала действующей коалиции. И проведение уже этой осенью досрочных выборов в парламент вместе с выборами в органы местного самоуправления. Ведь при нынешнем составе ВР достичь полного реванша без его переизбрания шансов практически нет. Как известно, по партийным спискам ОП получил в Верховной Раде 27 мест. По мажоритарке в ВР попал еще 71 бывший регионал или иной участник проянуковичевского большинства в предыдущей Раде.

При существующей структуре украинского парламента в потенциально реакционную коалицию могли бы войти 40 депутатов от оппозиционного блока, фактически полным составом группа «Возрождение» (22 человека), 15-18 ныне внефракционных и столько же из группы «Воля народа».

Однако в совокупности их численность не доходит и до 100 «штыков». А в рядах фракций нынешнего большинства хоть и немало менее явных представителей пятой колонны, однако в целом их не более 30-40 человек. Этого недостаточно не только для формирования большинства, но даже для блокирующего пакета из 151 депутата. И без маловероятных экстремальных условий нужного количества тушек пророссийским силам собрать не удастся.

Поэтому реальный шанс реакционных сил в парламенте - развал нынешней коалиции. В информационном пространстве в последнее время активно продвигают тезис, что Порошенко для управления страной больше не нужен Арсений Яценюк. Аргументом в пользу этого называют резкий спад рейтинга премьера и коррупционные скандалы вокруг правительства.

Выход «Народного фронта» из коалиции будет означать ее распад: гипотетически место НФ может занять разве что фактически ассоциированная с коалицией в последнее время группа «Воля народа», но только при маловероятном условии, что все нынешние участники большинства пойдут на союз с бывшими участниками голосования за пресловутые “диктаторские законы”.

Поэтому реальным сценарием развития событий в случае развала тандема Порошенко - Яценюк станут досрочные выборы. Тем более что потенциально заинтересованными в их проведении будут также все малые политические силы из нынешней коалиции, ведь их рейтинг, по крайней мере, не меньше, а обычно выше, чем во время прошлых выборов.

Решающий этап

Между тем результаты досрочных выборов действительно опасны не только для некоторых участников нынешней коалиции. Существует большая угроза поражения или, по меньшей мере, потери убедительного большинства проевропейскими политическими силами. Ведь их высокий результат на предыдущих парламентских выборах был обеспечен преимущественно временной деморализацией пророссийского электората, повлекшей низкую явку в южных и восточных регионах (32-42%), и высокой мобилизацией электората западных областей (60-70%).

В октябре 2014 года по пять проевропейских партий, которые в результате образовали нынешнюю конституционное большинство, проголосовало менее 10,9 миллионов из 30,4 миллионов всех внесенных в то время в списки избирателей (вместе со «Свободой», ГП Гриценко и «Правым сектором», которые в парламент не попали - 12,4 миллиона).

И то, что на тех выборах пророссийскую тройку (Оппозиционный блок, КПУ и «Сильная Украина») поддержали только 2,6 миллиона граждан, отнюдь не свидетельствует, что на следующих выборах их будет втрое больше при более высокой мобилизации пророссийского электората. Зато разочарование проевропейски настроенных избирателей может значительно снизить уже их явку.

Выгодным для реванша реакционеров и одновременно опасным для проевропейского курса страны было бы проведение досрочной парламентской кампании и весной 2016 года. Именно к тому времени большинство граждан исчерпает запас прочности своих сбережений и терпения, на ценах и тарифах в полной мере скажется отложенный эффект от почти трехкратной (на сегодня) девальвации гривны, пройдет две волны и будет на подходе третья (с марта 2016 года) уже предписанного повышение цен на электроэнергию, в полной мере почувствуется подорожание газа и централизованного отопления, вполне проявит себя сжатие потребительского спроса, а значит и обвал внутренней торговли и сферы услуг, от которых в определяющей степени зависят малый бизнес и микробизнес. Достигнет пиковых значений уровень явной и особенно скрытой безработицы.

А взрывной потенциал всех этих факторов будет усилен ожидаемой реструктуризацией угольной отрасли, по крайней мере, с несколькими десятками тысяч недовольных ею шахтеров. И ожидаемой демобилизацией до конца текущего - начале следующего года, по меньшей мере, 70-80 тысяч участников АТО.

Вернувшись домой после длительного отсутствия, они смогут значительно острее почувствовать глубину падения уровня жизни их семей и отсутствие ожидаемых положительных сдвигов в отношениях власти и общества, чем если бы они находились все это время дома. А еще они смогут из первых уст рассказать всю правду о ситуации на войне. В то же время настойчивые попытки властей начать детенизацию экономики (через налогообложение сбережений и “конвертных” доходов) со среднего класса и малого бизнеса, а не олигархов, крупного бизнеса и чиновников (которые и определяют сейчас в полной мере логику «реформ» нынешней власти) радикализирует и эту движущую силу обоих украинский революций.

Таким образом, идеальное для реакционных пророссийских сил время для реванша на общенациональном уровне - весна 2016-го. Раскачать ситуацию для совмещения выборов в парламент с местными уже в октябре 2015-го им вряд ли удастся. Протестный потенциал до тех пор еще не достигнет максимума: ключевую роль будет играть именно «холодная и голодная зима 2015-2016 годов».

Поэтому местные выборы станут, скорее, пробой сил, ведь в украинских условиях наиболее репрезентативной социологией являются именно данные реальных выборов. Это, например, не раз свидетельствовали результаты ПР и БЮТ в 2006 году, «Свободы» в 2012-м, «Народного фронта», «Самопомощи» и Оппозиционного блока в 2014-м, действительный результат которых оказывался в 1,5-2 раза выше лучших социологических прогнозов для них перед голосованием.

Аналогичным было и разочарование для «Нашей Украины» в 2006-м, УДАРа в 2012-м, «Сильной Украины» и БПП в 2014-м. Поэтому педалировать досрочные парламентские выборы целесообразнее уже по результатам местных выборов. 

Во время парламентской кампании 2014 года в подконтрольных Украине районах Луганской и Донецкой областей Оппозиционный блок, КПУ и «Сильная Украина» (СУ) получили 57,3-57,5%, в Харьковской - 45,2%, Запорожской - 39,1%, Одесской - 38,4%, Днепропетровской - 33,4%, Николаевской - 31,9%, Херсонской - 25,4%. Данные последних социологических опросов свидетельствуют, что в настоящее время уровень поддержки этой реваншистской тройки несколько ниже.

Так, на Востоке из тех 63%, которые определились, кого поддержать и намерены принять участие в выборах, за нее проголосовали бы 28,1% (то есть меньше половины), в том числе 18,6% - за ОП. На Донбассе соответствующие показатели составляют 46%, 19,8% и 10,7%. Однако это при условии, что все еще ​​очень большое количество опрошенных на подконтрольном Украине Донбассе, Юге и Востоке все еще ​​не хочет участвовать в волеизъявлении (39,3%, 31,3% и 20%) или собирается испортить бюллетень (3,1 %, 6,5%, 1,9%).

Приведенные выше ключевые тезисы политической риторики представителей Оппозиционного блока соответствуют ожиданиям абсолютного большинства жителей, по крайней мере, подконтрольных Украине районов Донецкой и Луганской областей, а также прилегающих к ним Харьковской и Запорожской. И в меньшей степени значительной части избирателей других южных и восточных регионов.

Так, по данным проведенного в марте 2015 года опроса Центра Разумкова, на Востоке 38,5% убеждены, что «ДНР» и «ЛНР» - это не террористические организации, а «представители населения подконтрольных им территорий». Это немного меньше, чем 41,5%, которые считают их террористами, однако, учитывая фиксированные ранее внутренние различия в настроениях жителей Днепропетровской области, с одной стороны, и Харьковской и Запорожской - с другой, можно предположить, что в последних двух доля тех, кто даже сейчас считает «ДНР» и «ЛНР» «представителями народа», преобладает.

Даже вместе с Днепропетровщиной на Востоке до сих пор более половины жителей убеждена, что война на Донбассе - это не защита от российской агрессии, а «гражданский конфликт между проукраински и пророссийски настроенными жителями Украины» или «борьба между РФ и США за сферы влияния, которая ведется на территории Украины». Так же думают 56% жителей подконтрольных Украине территорий Донецкой и Луганской областей.

Продолжение АТО до полного восстановления контроля Украины над ныне оккупированными российскими войсками территориями Донбасса хочет лишь 24,5% жителей Востока (с Днепропетровщиной) и только 10,7% жителей подконтрольных Украине частей Луганской и Донецкой областей.

Зато к замораживанию конфликта путем предоставления независимости или «особого статуса» стремятся 58,6% жителей Юга, 55,8% Востока и 70,3% подконтрольных Украине районов Донбасса. Более половины жителей Востока и подвластных Украине районов Донбасса выступает против разрыва социально-экономических контактов с захваченными террористами из «ДНР» и «ЛНР» территориями.

Доля тех, кто готов ради реформ терпеть материальные трудности хотя бы какое-то время, также значительно меньше, чем тех, кто к этому не готов в южных (соответственно 34,7% и 53,7%), восточных (22,9% и 74,1%) и подконтрольных Украине районах Донбасса (34,2% и 62,7%) .

Соответствующие настроения создают благоприятную среду для победы в восточных и, возможно - части южных регионах созданного на базе «ОБ» (при участии Кремля) антиукраинского блока под условным названием «За мир и развитие». В крайнем случае поддержка ему может быть обеспечена при помощи хорошо обкатанных здесь технологий фальсификации.

Одержав победу здесь на местных выборах, антиукраинские политические силы, прикрываясь требованиями «сшивания страны», необходимости «услышать» на этот раз уже восток могут апеллировать и к проведению досрочных выборов в парламент. И в случае, если самостоятельно голосов для большинства в парламенте им не хватит даже с учетом «тушек», к созданию «широкой коалиции» с частью политических сил с нынешней власти.

С точки зрения реванша на общенациональном уровне следующий год будет оптимальным еще и потому, что ждать значительно дольше опасно. При сохранении нынешних тенденций и отсутствии экстраординарных потрясений 2016 год станет «дном», нижней точкой падения реального уровня жизни и, главное, его оценки большинством граждан.

До конца 2016-го - начала 2017 года ожидается прохождение периода выравнивания в рыночных тарифах на основные коммунальные услуги, экономический рост (по крайней мере, непродолжительное «восстановительное» за счет низкой базы сравнения), оживление экономической активности и рост занятости. Состоится для кого-то более, для кого-то менее успешная адаптация к новым реалиям жизни, поэтому формироваться оптимистические настроения будут по принципу «худшее уже позади».

В этих условиях все большую долю избирателей станет интересовать уже риторика не так реакционных политических сил (которые будут спекулировать на трудностях, связанных с затягиванием поясов, и подпитывать ностальгию по прошлому), как тех, которые будут предлагать альтернативные, привлекательные стратегии развития, приправленные социальным популизмом.

 

 


Об авторе
[-]

Автор: Олесь Олексиенко

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.04.2015. Просмотров: 268

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta