Украина: Мир держится практически ни на чем. Когда вы читаете этот текст, то знайте, что мира больше нет

Содержание
[-]

Украина: Мир держится практически ни на чем

Когда вы читаете этот текст, быть может, вы уже знаете, что мира больше нет

Три трагедии, произошедшие в Донецкой области в январе 2015 года: обстрел автобуса (Волноваха, 13 января), обстрел троллейбуса (Донецк, 22 января), обстрел микрорайона Восточный (Мариуполь, 24 января), — унесли множество человеческих (и детских тоже) жизней.

Люди ехали на работу, на свидание, в школу, готовили себе обед, спали, читали книгу, слушали музыку, точно зная, что с ними будет к этому вечеру. Но — вышел морг.

Надежда на восстановление перемирия, которая зародилась в конце декабря и теплилась-таки, даже несмотря на возобновление боев, теперь пропала, обесценилась. Будто с помощью испорченной машины времени всех пригласили обратно — в август. Когда казалось, что ужасный, нелепый сценарий, предполагавший крупномасштабную войну в центре Европы XXI века, уже неотвратим. Что так и будет.

19 сентября 2014 года были подписаны Минские договоренности, они дали шанс на передышку, как-то из воздуха образовали первую опору на дороге к миру. Заговорили об отведении тяжелого вооружения, временной демаркации «линии соприкосновения», мониторинге ОБСЕ, обмене пленными… И как раз на январь было назначено продолжение диалога.

Но январь начался иначе — с дикой, необузданной вспышки насилия: заполыхали дома, вконец разнесли донецкий аэропорт, населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. И подписавший Минские договоренности глава самопровозглашенной ДНР Захарченко уже заявляет: «Попыток разговаривать о перемирии с нашей стороны предприниматься больше не будет». Затем — о том, что не стоит брать пленных: «Нам не нужны обмены». И 24 января: «Сегодня начиналось наступление на Мариуполь», «Мы будем бить до тех пор, пока не выйдем на границу Донецкой области».

Президент Украины Петр Порошенко: «…если враг не хочет держать режим прекращения огня, если не хочет прекратить страдания мирных людей, украинских поселков и городов, мы будем давать по зубам».

И с обеих сторон — как-то резко, словно давно стремились к этому, — начали ставить под сомнение все то, о чем договорились: Минские договоренности будто бы ни к чему не обязывают, да и в принципе — не к чему.

Что — странно. Касательно Донецка и Луганска вот почему. Захарченко и Плотницкий (лидер ЛНР), конечно, могут заявлять все что угодно — язык, он ведь гибок… Однако министр иностранных дел России Сергей Лавров, не далее как 21 января признавший, что у России есть «влияние на руководство ДНР и ЛНР», заявил: «Россия поддерживает позицию Украины по поводу линии разграничения, которая была зафиксирована в приложении к Минскому меморандуму», а руководители самоправозглашенных республик «с этим тоже согласны». И еще: надо «перестать пытаться отбивать то один, то другой населенный пункт». Эту позицию, по словам министра, сформулировал президент России, внесший предложение: «не вязнуть в спорах по линии соприкосновения, а отвести тяжелое вооружение от той самой линии, которая записана в Минских договоренностях, не от фактической». Что-то Захарченко и Плотницкий, очевидно, не поняли, раз позволяют себе не просто перечить Москве, но и поступать — вернее, наступать — в прямо противоположном направлении. По крайней мере это — самое разумное объяснение происходящему…

Кто и зачем вновь «открыл военторг», до предела обострив ситуацию? Есть ли какие-то скрытые смыслы и недоговоренности в публичных заявлениях политиков, не держат ли они за спиной скрещенные пальцы, когда общаются с журналистами, — достоверно сейчас утверждать невозможно.

Но почему это случилось (пусть это и лишь одна из причин) — очевидно. Тех самых приложений к Минскому меморандуму не видел никто, никогда. И потому, где конкретно проходит «линия соприкосновения»: чей Донецкий аэропорт, например, или Дебальцево — неизвестно. Документы эти скрывали от СМИ и общества ВСЕ подписанты. И недопустимая в столь тонких материях предельная непубличность, подковерная стилистика жизненно важных решений, можно предположить, как раз и привели к тому, что каждая из сторон «секретные протоколы» (которые вполне могут на поверку оказаться кем-то записанными устными договоренностями) стала использовать в своих интересах: «Не, село — мое».

Думаю, это — пацанство: никому не хотелось демонстрировать «слабость», чтобы не дать повод политическим оппонентам выдвинуть обвинение в «предательстве Родины».

Только вот мир держится на слабости, способности прощать и умении разговаривать.

Сейчас мир не держится практически ни на чем. И когда вы читаете этот текст, быть может, вы уже знаете, что мира больше нет. Потому что и без того хрупкая эта конструкция оказалась в руках уставших мужиков, которые трясутся от нервов и гнева. Правда, у мужиков этих хватит огневой мощи, чтобы — если, например, произойдет еще одна роковая случайность, — сорваться с катушек и устроить бойню.

Шанс (на субботу, вечер) еще есть (или был?) — вернуться к Минскому меморандуму, сделав его публичным. И пусть он больше похож на условность, однако эта условность — то, на чем пока еще держатся жизни.

Окончательного решения (повторюсь, на субботу, вечер) принято не было ни одной из сторон. Дикие заявления главы ДНР Захарченко то появлялись в сводках российских информационных агентств, то снимались оттуда. На воскресенье назначены экстренные заседания Совета национальной безопасности Украины и Верховной рады. В Москве Совбез собирался в конце прошлой недели.

А в ночь с субботы на воскресенье снаряды рвались по всей линии фронта: Счастье, Станица Луганская, Донецк, Авдеевка, Гранитное, Дебальцево, Луганск, Мариуполь и еще в десятках населенных пунктов, чьи названия не хотелось бы учить наизусть в связи с постоянно возрастающим количеством погибших: стариков и детей, женщин в возрасте и тех, кто скоро должен был выйти замуж, учителей, врачей, доярок, запойных пьяниц и крепких семьянинов, с высшим образованием и без, но в любом случае строивших планы на жизнь. Однако на их жизнь построили иные планы. Случайные планы: если вы посмотрите видео из зоны боевых действий, увидите — палят все: из автоматов, подствольников, гранатометов, минометов, «градов», особо не целясь, правда, радуясь, что долетело. И не злой умысел это, просто у мужиков трясутся руки…

Ничего не буду писать о слезе ребенка. Подойдите к зеркалу — посмотрите: что с нами сделалось.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Соколов

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.01.2015. Просмотров: 198

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta