Украина, Луганская область: Народный тыл. Грозит ли Украине новая революция?

Содержание
[-]

Народный тыл. Грозит ли Украине новая революция? 

Волонтер и координатор общественной организации «Народный тыл» Георгий Тука президентским указом назначен главой Луганской военно-гражданской администрации.

Социальный лифт вознес на управленческую высоту человека, который при любых других обстоятельствах и не подумал бы в этот лифт заходить. (Георгий Тука владел небольшой IT-компанией, поставлял оборудование для операторов мобильной связи.) Но ведь и войны в Украине прежде не было…

Соответствующий закон о временных (срок действия — один год) государственных органах на территориях двух областей на востоке страны президент Петр Порошенко подписал в феврале 2015-го. Администрации входят в состав Антитеррористического центра при СБУ и должны обеспечивать действие Конституции и законов, а также — правопорядок, безопасность и жизнедеятельность в тех населенных пунктах, где не работают местные советы и местные органы исполнительной власти, где нет вовсе никакой безопасности, а правопорядок и жизнедеятельность весьма условны.

В домайданную эпоху Луганская, как и Донецкая область, представляла собой зону безраздельного господства клана Януковича. Подобострастие и одновременно ненависть — чувства, которые здесь приучились питать к начальству любого сорта — лишь обострились после самопровозглашения «республик» и потрясений, связанных с боевыми действиями и блокадой. Потому, после нескольких неудачных попыток Киева «вживить» в подконтрольную Украине часть региона демократических руководителей, чтобы контролировать обстановку целиком, пришло решение поставить просто отца-командира. В него в сентябре 2014-го превратился народный депутат Геннадий Москаль, в прошлом милицейский генерал. Управленческий стиль Москаля, крепко приправленный матом, пришелся ко двору. Думаю, именно успех этого природного прораба военной перестройки подтолкнул Раду к тому, чтобы узаконить эксперимент с временными администрациями.

Однако недавние события в глубоком тылу, в Закарпатье, потребовали переброски незаменимого генерала Москаля из Луганской области на «второй фронт». Так в СМИ уже назвали коллизию с участием вооруженного «Правого сектора», запрещенного в России. Побратимы Яроша настаивали на своей правоте: мол, государство (читай — президент, правительство, Рада) взяло курс на уничтожение патриотов, Донбасс «сливают сепарам», а планы Порошенко — это планы Путина, и никак иначе.

Накануне дня, когда 51-летний Георгий Тука сменил профиль деятельности, боевики «ЛНР» в очередной раз подвергли обстрелу станицу Луганскую. Сгорело несколько домов, перебит газопровод, повреждена линия электропередач. Не исчезал из сводок АТО и город с названием Счастье, которое для жителей звучало издевательски — почти как слово «перемирие». По местной ТЭЦ (она называется Луганской и представляет стратегическую важность для всей области) били минометы… В Новотошковке прицельным огнем разрушили водонапорную башню. Подобный список потерь можно продолжать до бесконечности. Число убитых, раненых, тех, кто потерял кров, росло. И отчаяние гражданского населения росло тоже, хоть инфраструктуру пытались восстанавливать буквально под огнем. Кабмин снова выделил средства — область уже получила 22,5 миллиона гривен (более миллиона долларов по курсу). Но сколько еще денег придется бросить буквально в топку? И главное, можно ли считать надежным тылом Украины людей, оставшихся рядом с линией фронта?

Георгий Тука, подчеркну, — волонтер сугубо милитарный. Начинал с того, что в первые, самые тяжелые месяцы боестолкновений на Донбассе с хорошо обученными подразделениями «заблудившихся шахтеров из России» организовал вместе с друзьями-единомышленниками снабжение армейских частей и добровольческих батальонов, включая «Правый сектор», запрещенный в России, камуфляжем, бронежилетами, шлемами, «Целоксом», продовольствием. Потребовались тепловизоры, оптические прицелы, средства связи, автомобили-внедорожники, оборудованные реанимобили и многое другое — на все собрали деньги, купили, доставили. Весной нынешнего года министр обороны поручил именно «Народному тылу» провести ревизию объектов быта и складов вещевого обеспечения. В начале лета Туку избрали главой консультативно-волонтерского совета при Главной военной прокуратуре Украины. Дальше волонтеры объявили охоту на контрабандистов, жиреющих на чужом горе, отгороженном блокпостами.

Георгия Туку нельзя назвать «управляемым» активистом. Он известен и как один из инициаторов создания «Миротворца» — центра исследований признаков преступлений против национальной безопасности Украины, мира, безопасности человечества и международного правопорядка. На сайте есть раздел «Чистилище», куда помещают персональные данные и фото боевиков «ДНР-ЛНР», а также лиц, активно симпатизирующих делу сепаратизма. В обществе периодически вспыхивает дискуссия — насколько такая форма борьбы соотносится с правами и свободами граждан европейской страны.

Позиция Туки по многим вопросам гораздо жестче той, что сегодня декларирует власть. Не погрешу против истины, если скажу, что Тука в тылу равен Ярошу, объявленному Россией в международный розыск, на передовой: личная смелость, авторитет, пассионарность. Но выбор волонтера — не переходить в оппозицию, а добиваться перемен изнутри системы.

Дмитрий Ярош, похоже, избрал противоположный путь.

О народном Вече на Майдане под лозунгом «Долой власть предателей!» сообщали листовки, расклеенные запрещенным в России «Правым сектором» по Киеву. В числе предателей, кстати, значился и начальник Генштаба Муженко, чьим советником по-прежнему является народный депутат Ярош…

Перед Вече партия «Правый сектор», запрещенная в России, провела чрезвычайный съезд, на который большинство делегатов явились в камуфляже, прямо с «передка». Съезд постановил (цитирую): «От вооруженного восстания против власти пока что решено отказаться». Отказались и от участия в выборах в местные советы. Зато полную поддержку нашла идея всеукраинского референдума. На него предложили вынести несколько вопросов: о недоверии парламенту и правительству, о введении военного положения взамен АТО, о денонсации «предательских» Минских соглашений, о полной блокаде оккупированных территорий, о легализации и структурировании добровольческих батальонов. «Все подразделения ДУК (Добровольческий украинский корпус, военное крыло организации. — О.М.) и «Правого сектора», запрещенного в России, должны быть готовы к акциям гражданского неповиновения», — гласила резолюция. Последовательность требований — вы нас легализуйте, чтобы мы вас снесли — никого не смущала.

Потом делегаты колоннами, с развернутыми красно-черными флагами и патриотическими песнями двинулись на Майдан, где их ожидали сторонники. Разные источники по-разному оценили масштаб мероприятия. Милиция и журналисты сообщили о 4–5 тысячах участников, сами националисты страстно умножали цифры на десять. Выступление прямо из гущи собравшихся «провидныка» («провиднык» — некий синтез идейного наставника и полевого командира) имело шансы утонуть в крике «Слава!». Но Ярош весело прервал поклонников: «Я же не Ющенко!» Заметил: «От нас, наверное, кое-кто ожидал, что мы пойдем громить админздания… Но мы — дисциплинированная сила. Мы превращаемся в национально-освободительное движение и начинаем новый этап украинской революции». Детонатором революции, по мнению Яроша, оказались события в Мукачеве, где «на десяток хлопцев, проливавших кровь на фронте, бросили все мыслимые и немыслимые спецназы».

«Должна быть уничтожена внутренняя оккупация! Хватит тасовать старую колоду!» — восклицал оратор под восторженный гул. «Буквально с завтрашнего дня во всех областях Украины, в каждом райцентре будут организованы оперативные штабы по референдуму, и они будут выполнять роль определенных реформ», — обещал «проводник». Фрагменты речи Яроша относительно неизбежности референдума о недоверии власти с чувством глубокого удовлетворения транслировала «Раша Тудей».

Впрочем, украинские эксперты не склонны драматизировать обстановку, якобы чреватую третьим Майданом. Они полагают: «Правому сектору», запрещенному в России, было просто необходимо продемонстрировать силу и влияние в столице, а самому Ярошу — вернуть контроль над партией. Ведь текущий год назвал не только имена героев-националистов, воюющих на Донбассе, но и был отмечен чередой криминальных историй в тылу с их участием. Картины казацкой вольницы, Запорожской Сечи, но не в историческом кино, а в реалиях сегодняшнего дня способны насторожить даже тех, кто испытывал к «Правому сектору», запрещенному в России, симпатию. Тогда место Дмитрия Яроша в политике окажется под вопросом, как уже произошло с Олегом Тягнибоком, лидером некогда грозно-радикальной «Свободы», не попавшей в Раду.

 

 


Об авторе
[-]

Автор: Ольга Мусафирова

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.08.2015. Просмотров: 159

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta