Украина, Донбасс: Политико-экономические проблемы Донецкой и Луганской Народных Республик

Содержание
[-]

***

Добиться признания – статус ЛДНР порождает множество проблем

Несмотря на то, что непризнанные Донецкая и Луганская Народные Республики существуют уже более четырех лет, их статус все еще остается весьма абстрактным. Пересекая границу с Россией, жители ЛДНР вынуждены скрипя зубами писать в графе «гражданство» в миграционной карте неприятное им слово «Украина». Хорошо, что Россия признала паспорта республик — в противном случае многие просто утратили бы возможность попасть в Россию.

В 2015 году, когда выдача республиканских паспортов еще не началась, необходимость жить с украинскими документами стала большой проблемой для сторонников Новороссии и рядовых граждан. В Ростове, рядом с украинским консульством, в буквальном смысле жили люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию — кому-то нужно было вклеить фотографию, кто-то потерял свой документ или пытался добиться выдачи паспорта для своего ребенка.

Руководствуясь негласными директивами, украинское МВД практически полностью прекратило помощь своим бывшим гражданам на территории РФ. В самих ЛНР и ДНР восстановить или обновить паспорт также не было никакой возможности, а выезд на подконтрольную Киеву территорию для многих был смертельно опасен.

Впоследствии Россия признала республиканские паспорта, а позже — автомобильные номера ЛДНР. С недавнего времени РФ также смягчила условия пребывания на своей территории для владельцев таких паспортов — теперь можно безвыездно находиться на территории России полгода, в то время как украинским гражданам приходится выезжать каждый 90 дней. Тем не менее, открыть счет в банке или получить кредит с таким документом все еще достаточно проблематично. Опять же, путешествовать с республиканским паспортом можно исключительно в пределах РФ — о заграничных поездках можно пока только мечтать.

«Непризнанность» сказывается на всех аспектах жизни республик. Оно ощущается даже в гуманитарных отраслях — образовании, медицине, культуре…Фактически в ЛДНР не продается продукция украинской фармакологии — все изготавливается в самих республиках, ввозится из России и других стран. Тем не менее, продолжают действовать украинские нормы, в связи с чем в Новороссии можно купить без рецепта многие препараты, которые в России отпускают исключительно по назначению врача.

Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького стал первым вузом ДНР, который получил аккредитацию в Российской Федерации. Впрочем, республиканская медицина этому обстоятельству не слишком рада — в ЛДНР не хватает врачей и дополнительная возможность для выпускников найти работу по специальности в России может способствовать оттоку квалифицированного персонала.

Другие высшие заведения ЛДНР также ведут работу, направленную на получение аккредитации в РФ, однако сегодня республиканский диплом едва ли выглядит привлекательным для российского работодателя, а студенты и школьники Новороссии формально остаются украинскими гражданами, даже несмотря на тотальный переход среднего образовательного звена на российские учебники и российские образовательные стандарты.

Кстати, сами по себе учебники, которые доставляют из России в Луганск и Донецк, не до конца соответствуют сегодняшней российской программе и требованиям — иногда школьникам Новороссии достаются новые, совсем недавно напечатанные учебные пособия, а иногда учиться приходится по учебникам, выпущенным еще в 1990-е годы. Впрочем, самое главное — Россия признает республиканские аттестаты.

РФ оказывает колоссальную помощь учреждениям культуры, в частности — республиканским библиотекам. Однако в связи с тем, что на бумаге они до сих пор являются украинскими, осуществлять эту помощь приходится окружными путями, через общественные и благотворительные организации. Порой доходит до скандалов. Луганский писатель Александр Сигида, член Союза писателей России, вспоминает ситуацию, когда российские коллеги наотрез запретили вывешивать во время мероприятия флаг ЛНР. «Очень остро реагировали на само название Луганской Народной Республики, а когда мы попытались решить вопрос с демонстрацией нашего флага, они просто запаниковали и, в итоге, отказались вывешивать наш флаг. Потом, конечно, долго извинялись, но осадочек, конечно, остался, да еще какой», — рассказывает Сигида.

Жизнь в рамках Минских договоренностей создает немало законодательных казусов. Например, вооруженные силы ЛДНР никоим образом не могут наказать бойцов, нарушивших контракт и ушедших в самоволку — это невозможно, потому что согласно букве Минских протоколов, это и не вооруженные силы вовсе, а Народная милиция с туманными полномочиями и еще более туманным правовым регулированием.

В политике ситуация еще сложнее — членов правительства и общественных деятелей ЛДНР можно цитировать в прессе, приглашать на мероприятия или на телевидение, можно вести с ними диалог, но исключительно в ипостаси экспертов или «говорящих голов». Единственное место, в котором политики Новороссии приобретают хотя бы флёр легитимности — Минск, где они являются одной из сторон договорного процесса.

Фактически вся политическая и финансовая составляющая взаимодействия России с ЛНР и ДНР скрыта от публичного доступа, хотя едва ли является для кого-то тайной. На сегодняшний день до 2/3 республиканского бюджета формируется за счет помощи, оказываемой РФ, однако демонстрировать это не принято, что порой негативно сказывается на амбициях локальных политиков и общественных деятелей, которые иногда начинают необоснованно верить в могущество и самостоятельность республик.

Какую-то часть этой помощи ЛДНР компенсирует поставками угля, который затем перепродается на Украину. После очень своевременной «блокады» республик в 2017 году и перехода наиболее рентабельных шахт и предприятий под внешнее управление ЗАО «Внешторгсервис» доля контрабанды угля на Украину существенно снизилась, что моментально отразилось на показателях закупок. Так, в период с января по декабрь Киев импортировал угля на общую сумму почти $2,7 млрд, что на 10,8% больше, чем за аналогичный период в 2017 году. Причем доля импорта из России значительно выросла и составила 61,9% или $1,667 млрд в денежном эквиваленте. Для сравнения, в 2016 году Украину купила у РФ угля на 906 млн, а в 2015 году на 774 миллиона долларов. Разница очевидна.

Тем не менее, полностью уничтожить контрабандные потоки невозможно — чтобы убедиться в этом, достаточно посетить любой супермаркет или рынок ЛДНР. Обилие украинских продовольственных и промышленных товаров, в том числе с минимальным сроком годности, зашкаливает. На сегодняшний день нет ни малейших попыток купировать это явление, что однозначно негативно сказывается как на внутреннем производителе, так и на торговых партнерах республик. На сегодняшний день производители из ДНР и ЛНР, РФ, Белоруссии и Южной Осетии с избытком обеспечивают потребности населения республик. В Белоруссии и вовсе специально запустили производство отдельных линеек товаров специально для ЛДНР. Так что делать украинским товарам на полках магазинов в Новороссии решительно нечего.

Надо заметить, что контрабандные дорожки ведут не только на подконтрольную Украине территорию, но и в сторону России, куда из ЛДНР пытаются вывозить самую разную продукцию. Особой популярностью пользуются спиртное и табачные изделия, которые в Донецке и Луганске стоят в несколько раз дешевле, чем в РФ (качество изделий — соответствующее).

К сожалению, объективная статистика об экономической ситуации и показателях экспорта-импорта как таковая отсутствует. Публикующиеся данные носят идеологический, а не информационный характер, поэтому их достоверность вызывает закономерный скепсис, однако, подобно воде, бизнес-интересы всегда и везде находят лазейку, поэтому даже невооруженным глазом видно, что российский (и не только) бизнес постепенно заходит на республиканские рынки, активно интересуется уцелевшими промышленными предприятиями, налаживает различные схемы по экспорту и реализации продукции.

Критически не хватает банковской структуры, аффилированной с российской банковской системой — до сих пор ЛДНР лишены возможности прямых электронных переводов, чем удачно пользуются местные дельцы, которые берут за обналичку переводов от 4−5% (Сбербанк) до 6−10% (Qiwi, Яндекс, Webmoney). Колоссальные средства уходят на обогащение неизвестных лиц. В Луганске и Донецке регулярно озвучивают намерения открыть в республиках филиалы одного из банков Осетии, однако до сих пор сдвигов на этом направлении замечено не было.

И все же постепенно ЛДНР интегрируется в Россию даже без официального признания. Республики практически полностью получают из РФ энергоносители и ГСМ (причем, платят за них меньше, чем россияне), смотрят российское телевидение, пользуются интернетом российских провайдеров и могут относительно недорого (5 рублей/минута) звонить с номеров республиканских операторов сотовой связи «Феникс» и «Лугаком» на российские номера. Грядет долгожданное упрощение процедуры получения российского гражданства для жителей ЛНР и ДНР.

Исходя из опыта ПМР, Абхазии и Южной Осетии, республикам Новороссии едва ли стоит ждать в скором будущем формального признания или воссоединения с Россией. По крайней мере, если не случится каких-либо качественных сдвигов в геополитической ситуации. Тем не менее, постепенно эти территории движутся к тому, чтобы стать полноценными сателлитами России, а это уже немало, и пусть и не полностью, но, в целом, соответствует чаяниям местного населения, решительно высказавшегося за отделение от Украины в 2014 году.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2551202.html

*** 

Что мешает объединению ДНР и ЛНР?

Интеграция республик Новороссии возможна, но осуществить ее некому 

Наблюдая за тем, как отмежевались друг от друга Луганск и Донецк, становится любопытно — а что было бы, если бы сбылись мечты о Новороссии от Харькова до Одессы? Неужели это была бы плеяда «городов-государств» с собственными законами и «элитами», объединенных лишь пророссийскими лозунгами и российскими же дотациями?

Нашлись бы в достаточном количестве управленцы, которые смогли бы эффективно объединить инфраструктуру этих городов, их экономический потенциал, и превратить это всё в жизнеспособное новообразование? Вероятно, ответ на этот вопрос может быть только отрицательным.

Сейчас на Украине происходит деградация государственности, и люди, руководящие страной или какими-то ее составными частями, всего лишь используют накопленный ресурс, который рано или поздно непременно иссякнет.

Когда в Донецке и Луганске после выборов 2 ноября 2014 года были представлены новые депутаты Народного Совета, сразу стало понятно, что будет нелегко — среди народных избранников было много ярких людей и практически никого с хотя бы приблизительным пониманием основ работы органов местного самоуправления, государственных органов, законотворчестве и т. д.

В итоге в ЛДНР, где государственность нужно строить с нуля, до сих пор не нашлось достаточного количества управленцев, чтобы превратить деятельность правительства в нечто большее, чем карго-культ. Вместо того, чтобы объединить республики и тем самым упрочить их позиции, происходят лишь вялые попытки имитации этого процесса.

Изначально в размежевании ЛНР и ДНР имелся смысл. В условиях боевых действий и махновщины первых лет существования республик граница помогала бороться с контрабандой, а независимость Луганска позволяла ему избежать диктата более амбициозного и, к сожалению, более тесно связанного с украинскими олигархами Донецка. В то же время не совсем понятно, почему, пытаясь строить свою политическую систему по общим лекалам, вплоть до создания добровольно-принудительных общественных организаций-клонов, молодежных движений и т. д., в республиках законы принимались без оглядки друг на друга? Вероятно, мысль о том, что законодательство рано или поздно придется синхронизировать, тогда просто никому не приходила в голову.

Сегодня идея объединения Луганска и Донецка выглядит утопичной. Причем дело не только в законодательстве, которое, при желании, можно насильственно, в авральном порядке, привести в соответствие. Проблема скорее в отсутствии должного количества грамотных чиновников, политиков и управленцев, которые смогли бы не только «сшить» ЛНР и ДНР сугубо формально, а действительно укрепили и восстановили бы их социально-экономические связи. Еще одна существенная проблема — различная ситуация в борьбе с коррупцией и превышением полномочий в республиках.

Простой пример: несмотря на низкий урожай зерновых, в ЛНР и ДНР совершенно разная ситуация на потребительском рынке. В Луганске пошли в ход запасы зерна с прошлого года. В итоге цены на хлеб, муку и другие, зависящие от стоимости зерновых продуктов, остаются фиксированными. В то же время в Донецке запасы зерна, о которых еще в апреле 2018 года бодро рапортовали чиновники министерства аграрной политики ДНР, куда-то исчезли — то ли были контрабандно вывезены за пределы республики, то ли незаконно были использованы для производства спирта. Интеграционная логика предполагала бы необходимость для Луганска поделиться с соседями излишками зерна, но в реальности нет никаких гарантий, что эта помощь будет использована должным образом и не «рассосется» в чьих-то широких карманах.

То есть, прежде чем говорить об интеграции, необходимо нормализовать обстановку в ДНР и привести ее в соответствие с соседней республикой. Возможно, логичным было бы начать интеграцию именно с создания соответствующей структуры, которая могла бы бороться с подобными преступлениями как в Луганске, так и в Донецке. Притом желательно включить в нее наблюдателей и аудиторов из России, чтобы минимизировать возможность встречи эмиссаров структуры с вездесущими украинскими ДРГ.

Вообще координировать друг с другом деятельность сельского хозяйства было бы не только выгодно, но и полезно в плане обеспечения продовольственной безопасности. Еще большие выгоды сулит восстановление производственных цепочек, но это, разумеется, задача на порядок сложнее, чем взаимодействие в аграрной отрасли. Потребуются комплексные усилия в самых разных сферах — дипломатии и бизнесе, чтобы наладить сбыт продукции и поставки сырья. Понадобятся инвестиции, юридическая поддержка и значительное количество крупных специалистов для налаживания работы промышленных объектов, не говоря уже о толпах квалифицированных сотрудников.

Дефицит кадров — одна из серьезнейших проблем, с которыми столкнулись ЛДНР, и это также можно считать интеграционным вызовом. Во времена СССР на Донбассе действовал глобальный комплекс профессионально-технического образования, который частично был уничтожен во времена Украины, а после начала конфликта и вовсе был поделен между подконтрольной Киеву частью Донбасса, Луганском и Донецком.

В то же время республики критически нуждаются не только в узкопрофильных специалистах, инженерах и квалифицированных рабочих — ЛДНР буквально не хватает грамотных чиновников, администраторов, медиков, учителей и т. д. Уже сегодня на многие ответственные должности приходится назначать абсолютно неопытных людей. В ближайшем будущем кадровый вопрос может привести к серьезному кризису, когда в республиках просто не останется персонала, способного качественно учить, лечить, работать на конвейере и т. д. Для преодоления надвигающегося кризиса Луганск и Донецк должны экстренно строить единую образовательную среду, налаживать взаимодействие, восстанавливать образовательные учреждения, разрабатывать и внедрять комплексную программу привлечения квалифицированных кадров. Решать вопрос с жильем для молодых специалистов, льготами для них и т. д. К сожалению, подобная работа если и ведется, то, мягко говоря, в гомеопатических дозах.

На самом деле, плодотворная совместная работа — залог дальнейшего существования ЛДНР. В данный момент законотворчество в республиках скорее напоминает игры в государственность, чем реальную деятельность: принимаются законы о противодействии деструктивным группам в соцсетях, обсуждают пользование воздушным пространством, которое едва ли будет востребовано в ближайшие годы, и т. д.

Вся эта деятельность, хотя и является полезной, отнюдь не соответствует тем вызовам, которые стоят перед республиками сегодня. Вся эта беззаботность исходит из абсолютно необоснованной уверенности в том, что Россия будет и впредь кормить республики Новороссии в тех же, а может, и в больших объемах. Вероятно, никто даже не пытается думать о том, что ЛДНР должны создавать основу своего благоденствия, в том числе собственными усилиями, учиться обеспечивать себя самостоятельно и т. д. Но зачем — если можно играть в бирюльки, а урезание финансирования перекладывать на плечи населения?

Говоря откровенно, если завтра Россия заявит о своей готовности присоединить республики Новороссии, реализовать этот проект Москве придется исключительно своими силами. На данный момент правительства республик просто методологически не осилят процесс унификации с российским законодательством, переход на российские стандарты и нормы и т. д. Не говоря уже о неготовности чиновников работать с соответствующим КПД, нести ответственность, играть по правилам и работать прозрачно.

Процесс формирования дееспособного правительства, до сих пор не завершившийся в Крыму, на Донбассе потребует еще более радикальных мер. Причем из нынешних функционеров в новые структуры войдут немногие. Вопрос в том, где взять недостающее количество эффективных управленцев, если их нет сегодня и никто не готовит их ко дню завтрашнему?

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2555788.html


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Ковальчук

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.02.2019. Просмотров: 46

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta