Украина, Донбасс: Об экономическом положении и внешней политике республик ДНР и ЛНР

Содержание
[-]

***

ЛНР и ДНР наращивают добычу угля

По мнению украинских СМИ, ЛНР и ДНР ежегодно добывают около 15 млн тонн угля. Большая часть добычи уходит на экспорт — в Турцию, Польшу и, разумеется, окольными путями на Украину. В принципе, в России никогда не отрицали, что помогают молодым республикам продавать уголь «третьим странам».

Разумеется, точные цифры не афишируются, но в сентябре 2017 года в интервью изданию Bloomberg заместитель министра экономики России Сергей Назаров заявил, что ежемесячно ЛДНР отправляет в Россию около 1 млн тонн угля, который впоследствии РФ продает третьим странам. Учитывая, что в конце каждого года профильные министерства Донецка и Луганска рапортуют об увеличении добычи приблизительно на 20%, в 2019 году речь должна уже идти где-то о полутора миллионах тонн ежемесячно. Если, конечно, отчеты чиновников носят столь жизнеутверждающий характер заслуженно.

В конце февраля министерство угольной промышленности ДНР опубликовало отчет, в котором заявило, что в 2018 году на шахтах республики добыто 7,47 млн тонн угля, что на 21,7% больше, чем в 2017-м. Сегодня в ДНР функционирует 22 шахты. В минугле оценили стоимость товарной угольной продукции, объем которой составил более 5 млн тонн, в 17,8 млрд руб. Объемы, безусловно, несравнимые с довоенным периодом. Например, на шахте имени Засядько добыча упала в сравнении с 2011 годом с почти 1,3 млн до 729 тыс. тонн. Тем не менее объемы выглядят даже оптимистично на фоне подконтрольной Украине части Донецкой области, где за 10 месяцев 2018 года добыли всего 4,5 млн тонн.

В ЛНР в начале августа 2018 года сообщали о добыче 5,26 млн тонн угля, что на 1,1 млн тонн больше, чем в 2017 году. В целом, по мнению министерства угольной промышленности ЛНР, в сравнении с 2017 годом добыча выросла на 20%, но от того, чтобы называть точные цифры, местные чиновники воздерживаются. По приблизительным оценкам, составленным по отчетам отдельных шахтоуправлений, годовая добыча составила около 8 млн тонн.

В республике работают 22 шахты, 7 единиц очистных забоев. В отрасли занято 44,8 тыс. человек. Средняя зарплата шахтера в районе 15 тыс. рублей, в отличие от шахтеров ДНР, которые получают около 20 тыс. Низкие зарплаты приводят к постепенному оттоку квалифицированных кадров — шахтеры уезжают работать на шахтах Ростовской области и даже Якутии. Часть шахт вернулась к довоенным объемам, но в целом добыча значительно ниже прежних показателей. Так, например, в 2018 году на СП «Краснодонуголь» добыли почти 2 млн тонн угля, в то время как в 2011 году объем производства на данному предприятию превысил 5,64 млн тонн.

Тем не менее выработка постепенно растет, в то время как на подконтрольной Украине части бывшей Луганской области работающие там 8 шахт в скором времени могут прекратить свое существование. Предприятия задолжали более 1,5 млрд гривен за электроэнергию, наращивают задолженность по заработной плате — шахтеры несколько раз объявляли голодовку. В прошлом году совокупная выработка составила всего около 500 тыс. тонн.

Всего, учитывая потерю угольной отрасли Донбасса, объемы добычи ископаемого топлива на Украине снизились с 85,9 млн тонн в 2012 году до 33,29 млн тонн в 2018-м. Недостающие объемы приходится импортировать.

До того, как украинские националисты ввели более жесткую экономическую блокаду, значительная часть добываемого в ЛДНР угля отправлялась на Украину. Притом вопрос о том, в чьи карманы попадали вырученные деньги, еще не скоро станет достоянием общественности. Чтобы хоть немного представить себе размеры хищений, достаточно привести цифры из опубликованного 3 марта министерством доходов и сборов ДНР отчета о проверке ООО «Логистик Дон».

Предприятие приобрело у ГП «Донецкая железная дорога» 10 212 единиц подвижного состава на общую сумму 5 953 164 935 рублей, однако деньги на счета железнодорожников так и не поступили. Логистическая компания перевозила уголь и прочие грузы, бесплатно пользуясь 10 тысячами (!) вагонов. Как долго — министерство доходов и сборов об этом скромно умалчивает, равно как и о том, сколько из этих 10 тысяч вагонов уехало на Украину безвозвратно.

После того, как угольная отрасль в марте 2017 года была взята под контроль, Украина моментально увеличила импорт угля. В первом полугодии 2017 года импорт ископаемого в сравнении с аналогичным периодом 2016 года в денежном эквиваленте увеличился в 1,8 раза — до 1,257 млрд долларов. При этом 50,2% всего импорта приходились на долю России — стоимость закупок выросла с 446,3 до 631,1 млн долларов.

В январе-ноябре 2018 года в сравнении с 2017 годом импорт каменного угля и антрацита вырос на 9,9% и составил 19 млн 95 тыс. тонн, причем доля РФ в импорте выросла до 61,91% — это 1,667 млрд долларов.

Это невероятно, но с 2018 года Киев даже начал закупать уголь в Белоруссии, в которой ископаемое топливо не добывают. Всего Украина закупила в Минске 588,5 тыс. тонн каменного угля и 102,2 тыс. тонн антрацита на общую сумму 107 млн долларов. Согласитесь, подобное может происходить только на Украине!

Даже при самом грубом подсчете, еще в 2016 году через линию разграничения перевозили угля на колоссальные суммы. Например, если вычесть из 1,667 млрд долларов (на которые Украина импортировала угля из России в 2018 году) 771,3 млн долларов (объемы импорта из РФ в 2015 году по данным ГФС, когда уголь из ЛДНР еще можно было вывозить через линию разграничения на Украину) и добавить к полученному импорт из Белоруссии — 107 млн долларов, получаем весьма и весьма приблизительную цифру 1 млрд долларов. Конечно, какая-то доля в этих цифрах принадлежит непосредственно российскому импорту, и всё же получаются достаточно крупные суммы.

Разумеется, это более чем вольная манипуляция фактами и числами, тем не менее можно себе представить, что когда украинские националисты добились более жесткой экономической блокады ЛДНР, они нанесли колоссальный ущерб не только ворам и коррупционерам в Новороссии, но и соответствующим элементам в Киеве. А заодно и всей Украине в целом.

К сожалению, несмотря на рост добычи угля и определенные успехи в торговле, отрасль ожидают непростые времена. Еще до начала конфликта в Донбассе владельцы нещадно эксплуатировали шахтное оборудование, нарушая все возможные технические требования и правила безопасности. Горное дело было отдано на откуп дешевизне добываемого ископаемого — собственники ничего не инвестировали. Война и разруха нанесли дополнительный ущерб. Сегодня отрасль постепенно восстанавливается, стремясь приблизиться к довоенным показателям. Вводятся в эксплуатацию новые забои, восстанавливается работа шахтоуправлений — специалисты отрасли утверждают, что добычу можно увеличить в 1,5−2 раза относительно объемов 2018 года.

И всё же есть немало существенных проблем сугубо технологического характера, не говоря уже об экономико-политических, логистических и прочих сложностях. Есть трудности с обеспечением крепежным материалом и средствами защиты шахтеров, что в свою очередь приводит к недостаточному уровню техники безопасности и охраны труда. Как следствие, происходит отток квалифицированных сотрудников, происходит старение кадров.

Значительные затраты на производство из-за неудовлетворительного состояния шахтного фонда и в целом сложных горно-геологических условий, высокая себестоимость добычи и множество других проблем, которые существовали до войны и лишь усугубились после ее начала — всё это приближает момент, когда без значительных финансовых вливаний отрасль начнет проседать. А если инвестиции привлечь не удастся, постепенно деградирует до состояния, когда уголь будут добывать в кустарных «копанках» или же по старинке — с минимальной производительностью и максимальной смертностью.

Но пока угледобывающая отрасль остается наиболее живой и прибыльной составляющей экономики ЛДНР. А значит, всё так же будут спускаться в забой шахтеры; снова будут работать шахты, стоявшие без дела с 2014 года, а может, и раньше (законсервированы десятки). А это значит, что будет в республиках какая-то жизнь и, может, надежда на то, что доживут они пусть даже и не до светлого будущего, хотя бы до чего-то хорошего и радостного. Дай Бог.

Источник - https://regnum.ru/news/economy/2585556.html

***

Страсти по бюджету: На что живут ЛНР и ДНР?

25 января в официальных изданиях ЛНР и ДНР почти синхронно появилась новость о том, что в республиках впервые принят бюджет на весь 2019 год. Ранее бюджет принимался не более чем на квартал.

В пресс-службе министерства финансов ДНР выразили уверенность в том, что годовой бюджет «позволит контролировать и своевременно выполнять запланированные статьи доходной и расходной частей бюджета». Министр финансов Яна Чаусова прокомментировала новость и вовсе оптимистично: «Благодаря совместной и эффективной работе профильных министерств и ведомств стало возможным в 2019 году впервые утвердить годовой бюджет, что позволит усовершенствовать и упростить действующие механизмы в сфере бюджетирования».

Признаться, тот факт, что бюджет в республиках ранее принимался поквартально, стало в некотором роде откровением. Да это и неудивительно — все, что связано с бюджетными вопросами в ЛДНР, покрыто завесой тайны. Найти какую-либо системную информацию о формировании республиканского бюджета или показателях невозможно — на официальных сайтах и новостных ресурсах можно почерпнуть лишь разрозненные факты и минимум цифр.

Бюджет Новороссии почти сакральная тема. Упоминания о нем на сайте минфина ЛДНР напоминают описание секса в школьном учебнике анатомии — какие-то факты есть, но понять происходящее нет ни малейших шансов. В лучшем случае можно почерпнуть оптимистичную инфографику, лишенную конкретики (рис. А) либо же общие схемы бюджетирования (рис. Б).

В поисках утраченного бюджетного ковчега удалось раскопать научный доклад «Экономика ДНР: состояние, проблемы, пути решения», написанный специалистами «Института экономических исследований». Документ невероятно занятный, изобилует не только пропусками и умалчиваниями, загадочными откровениями и любопытными оговорками, причем некоторые шокируют, как, например, (рис. В). Честно, для автора стал откровением тот факт, что в ЛДНР существуют (или, возможно, существовали до окончательной блокады 2017 года?) такие категории, как «легальный ввоз из Украины», «легальный ввоз в Украину» и даже «легальный экспорт через Украину». О сколько нам открытий чудных, так сказать…

Пробелы затейливы. Например, инфографика, посвященная долям отдельных видов продукции, экспортируемых из ДНР в 2016 г. Интригует сектор, скромно обозначенный «другое». Разумеется, если бы речь шла о 5−10%, вопросов бы не возникло, но когда речь идет о 55%, это уже странно.

Впрочем, документ объемный, поэтому перейдем к изначальной теме — бюджету ЛНР и ДНР, а вернее, тому немногому, что можно о нем понять. Фактов немного, да и те изложены достаточно туманно. Например, рис. Д, на котором ЛНР по неизвестным причинам отказано в неналоговых поступлениях, а значительная часть бюджетных поступлений, от 14 до 23,3%, внесена в графу «прочее».

В документе присутствует более или менее конкретная таблица исполнения расходной части бюджета ДНР за 2017 год (рис. Е). Таблица тоже вызывает немало вопросов: почему стоят прочерки в разделах ЖКХ, культура и спорт и т. д. В случае ЖКХ можно вообразить, что коммунальные службы выживают исключительно за счет платежей, но ведь культура явно относится к иждивенцам? Что за группа расходов «прочие», съедающая 19,5% средств?

Рискуя заслуженно показаться профаном в бюджетных вопросах, автор благодаря нехитрым манипуляциям достиг более или менее достоверной цифры расходной части бюджета, что, учитывая глубокую конспирацию, уже представляется любопытным.

Отталкиваясь от графы «социальная помощь и социальное обеспечение», можно попытаться приблизительно понять, что представляют собой 40% расходной части бюджета. Основную массу социальной помощи и выплат составляют пенсии — в 2017 году в ДНР насчитывалось 680,9 тыс. пенсионеров, пенсионное обеспечение которых при средней пенсии в районе 4,3 тыс. рублей составляла около 34,5 млрд рублей. Еще 167 тысяч жителей республики получают различные социальные выплаты на приблизительную сумму около 2,8 млрд рублей, плюс почти 250 млн рублей, потраченных на различные гуманитарные программы, как то помощь при покупке твердого топлива и т. д.

Вместе мы получаем 37,4 млрд рублей. Если мы в порыве смелой фантазии предположим, что 2,6 млрд рублей в год хватит на социальное обеспечение, зарплаты сотрудникам и т. д., и округлим сумму расходов на иждивенцев в ДНР до 40 млрд рублей, мы получим общую круглую сумму годовых бюджетных расходов в 100 млрд рублей.

В таблице расходов напротив обороны стоит прочерк. Эта графа расходов явно финансируется из какого-то отдельного бюджета. Нет даже смысла пытаться понять, сколько расходуется средств на оборону ДНР — достаточно одной вполне очевидной цифры. Исходя из общеизвестного факта, что военнослужащий в ЛДНР получает от 15 тысяч (рядовой) до 25 тысяч (лейтенант) ежемесячного денежного довольствия плюс доплаты за «боевые», только по этой статье расходов необходимо ежемесячно выделять не менее 20 млрд рублей на 10 тыс. личного состава.

В общем, расходы ДНР велики. Что же касается доходов республики — они вызывают определенные сомнения. Даже после низложения Александра Тимофеева отчеты министерства доходов и сборов состоят исключительно из заявлений о том, что чего-то собрано на № процентов больше, чем в прошлом году без упоминания реальных цифр. Тем не менее, учитывая объемы экспорта из республики и отрицательное сальдо торгового баланса (рис. Ж), можно предположить, что доходы республики едва ли покрывают ее расходы.

Вероятно, значительно большие суммы покрывают предприятия, взятые под внешнее управление ЗАО «Внешторгсервис» (тот же Харцизский Трубный Завод ранее получал порядка 100 млн долларов прибыли ежегодно), однако даже самые смелые фантазии о деятельности «ВТС» не позволяют представить себе суммы, сопоставимые с ежегодными расходами ЛНР и ДНР.

Откуда берутся остальные средства? Ну, вот берутся и все тут. И не стоит тут рефлексировать. Тем не менее даже из этих нехитрых и практически наверняка не до конца верных калькуляций можно сделать следующие выводы. Раз такие средства выделяются — значит, это кому-нибудь нужно. И вряд ли этот кто-то желает тратить деньги впустую. Времена братской безвозмездной поддержки африканских и латиноамериканских республик давно прошли. Сегодня время инвестиций — если вкладывают, значит, планируют получить дивиденды. То есть многоуважаемых партнеров при любых поворотах сюжета в Донбассе ждут от дохлого осла уши. Так что всем певцам скорого и непременного слива ЛДНР стоило бы поискать себе новую более перспективную платформу для сетевого PR. В конце концов, 5-й год уже — ну, сколько можно проигрывать в Сирии и сдавать Донбасс!

Опять же, если Донецку и Луганску позволяют рулить этими суммами всерьез, планируя бюджет сразу на год, значит, местные власти приобрели определенный кредит доверия в отношении своей способности разумного управления этими денежными массами. Ну и, наконец, тем, кто считает, что в 2014 году Россия должна была непременно взять под контроль если не всю Украину, то, хотя бы ее юго-восточную половину, стоит задуматься над осмысленностью и выполнимостью этой затеи. Ведь Донбасс был наиболее богатым регионом Украины и давал порядка 25% ее валютных поступлений и даже сейчас практически вся угледобывающая отрасль и промышленность сосредоточены именно в ЛДНР, в то время как Херсонская, Николаевская и другие области давно уже были дотационными. То еще бремя!

Хотя, что греха таить, многим, в том числе и автору, всегда хотелось видеть российский флаг над всей территорией Украины. Хочется верить, что этот момент настанет.

Источник -https://regnum.ru/news/polit/2568287.html

***

Концепция внешней политики ДНР

1 марта вступила в силу Концепция внешней политики Донецкой Народной Республики.

Этот нетривиальный опус незаслуженно остался незамеченным в широких кругах, а попыток проанализировать его почему-то не предпринималось вовсе. Очевидно концепция была воспринята в качестве дежурного и не значимого манифеста правительства ДНР. Так, тихой сапой, прокрался документ, в котором скорее всего сообщается, как будут жить республики ЛНР и ДНР в ближайшем будущем.

Скорее всего, авторство действительно принадлежит аппарату Дениса Пушилина, однако главные тезисы концепции слишком значимы, чтобы провозглашать их самостоятельно, будь то хоть республиканский МИД, хоть непосредственно глава ДНР. Немного удивляет разве что отсутствие известий о вступлении в силу аналогичного документа в ЛНР — обычно все важные шаги, освященные «высшими силами», республики предпринимают синхронно.

Цели внешней политики ДНР завораживают. В первую очередь привлекает внимание намерение обеспечить госбезопасность, а также благоприятные внешние условия для развития в качестве независимого субъекта международного права исключительно дипломатическими методами. Столь же миролюбиво, «на основе принципов, заложенных в Минских соглашениях», в ДНР планируют добиться урегулированного конфликта. И в том же разделе указана цель добиться признания суверенности и независимости ДНР от мирового сообщества и высказывается желание принять участие «в интеграционных процессах на постсоветском пространстве».

Анонсированное миролюбие (на просторах концепции есть даже упоминание о важности добрососедских отношений с Украиной), пусть даже оно не повлияет на интенсивность боевых действий на линии разграничения, весьма похвально. Однако остается непонятным, как можно совместить выполнение Минских соглашений, согласно которым ЛДНР остаются в составе Украины с особыми привилегиями, которые должен был закрепить Закон Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», и намерение добиваться от мирового сообщества признания независимости ДНР? К сожалению, авторы документа никаких пояснений по этому поводу не дают.

Дальше становится еще интереснее. В разделе, посвященном задачам внешней политики, соседствуют пункты о намерениях совместно с мировым сообществом надавить на Киев, чтобы добиться выполнения Минских соглашений, и уже в следующем пункте ставится задача добиться международного правового признания и вступления в ООН, СНГ, ЕАЭС и ОДКБ. Такое впечатление, что либо текст Минских соглашений авторам незнаком, либо в скором времени ожидаются какие-то новые Минские соглашения. От этого становится несколько тревожно, потому что оба предыдущих Минских протокола подписывались после масштабной бойни с котлами и массой погибших.

Среди стратегических приоритетов внешней политики привлекает внимание формулировка «развитие дружественных отношений с Российской Федерацией». То, что отношения дружественные, понятно и хорошо, но примечателен тот факт, что слова интеграция, воссоединение, союз, альянс и т. п. не прозвучали. В общем, будет дружба народов и — хватит. Вероятно, этот тезис и муссирующийся по всему документу пассаж о суверенности и независимости ДНР должен окончательно и бесповоротно дать всем причастным понять, что ЛДНР ждет судьба Осетии и ПМР.

Косвенно это подтверждает абзац чуть ниже, который гласит о важности «укрепления и развития политических, экономических, культурных, социальных и других отношений с народами Республики Абхазия, Нагорно-Карабахской Республики, Приднестровской Молдавской Республики и тесного сотрудничества с Южной Осетией.

Знаменателен и следующий тезис: «Взаимоотношения ДНР и ЛНР сложились как военно-стратегические… В настоящее время взаимоотношения между Донецкой Народной Республикой и Луганской Народной Республикой характеризуются как братские и имеют большой потенциал для своего развития». Трактовать это изречение можно, конечно, по-всякому, но автору оно кажется предвестником того, что объединение республик не планируется.

С одной стороны, это конечно нонсенс — создавать две независимые друг от друга республики. Тут тесно связана промышленность и бизнес, тесно связана армия, организации, семьи… С другой стороны, это облегчает аудит и всесторонний контроль. А это важно, потому что традиционно богатый и амбициозный Донецк регулярно сносит в какую-то блажь и внутренние разборки, в то время как в куда менее притязательном Луганске гораздо спокойнее и проще.

Заканчивается Концепция еще несколькими пассажами на тему приверженности Минским соглашениям и миролюбии, необходимости урегулирования конфликта с Украиной исключительно дипломатическими методами, а затем общими местами.

Если исходить из вполне логичной предпосылки, что в правительстве ДНР не было всплесков инициативы, сеансов гипноза и массовых приступов безумия, можно сделать вывод, что в данном документе за порой противоречивыми, а порой и до бессмысленности обтекаемыми формулировками изложена концепция дальнейшего существования ЛНР и ДНР. Минские соглашения (которые, если честно, и так никогда не выполнялись) будут пересмотрены в пользу каких-то новых документов, а республики будут существовать порознь, в качестве очередных сателлитов России. Если же Украина будет деятельно выказывать недовольство, ее «исключительно дипломатическими методами» умиротворят. Вплоть до новых котлов и новых Минских соглашений.

Вероятно, за вступлением в силу «Концепции внешней политики ДНР» могут последовать какие-то мероприятия дипломатического характера. Ближайшее будущее покажет, насколько данная трактовка изложенных в документе тезисов соответствует действительности. Ведь в наше изменчивое время в любой момент может поменяться не только суть документа, но и значение его базовых терминов.

Источник-https://regnum.ru/news/polit/2587187.html


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Ковальчук

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.03.2019. Просмотров: 57

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta