Украинa – Донбасс: "Капитуляция" или "Война до последнего украинца"

Содержание
[-]

Донбасс в качестве гордиевого узла мировой политики 

Новая встреча "нормандской четверки" обострила старые проблемы, которые давно уже вышли за пределы Украины. Вопрос "Что делать с Донбассом?", сегодня это и вопрос о будущем Украины, и вопрос антироссийских санкций (т. е. и вопрос об отношениях Европы и РФ), и даже вопрос грядущих президентских выборов в США.

Все это не могло не сказаться на остроте ситуации в нашей стране, в которой противники "капітуляції" (выполнения Минских договоренностей, заключенных по инициативе Петра Порошенко) выходят на новый Майдан.

Естественно, что гордиевым узлом мировой политики Донбасс стал не случайно. За прошедшие пять с половиной лет в нем "сплелись" не только местные "ополченцы" и бойцы ВСУ, но и участники разного рода добробатов, российские "отпускники", наемники со всего мира (участвовавшие в боях с обеих сторон), американское оружие, натовские инструкторы, наблюдатели, спецслужбы и т. д. Частью конфликта стали дипломатические скандалы, взаимные высылки дипломатов накануне нормандских встреч, а призывающий к миру с Россией президент Франции Макрон столкнулся с экономическими протестами французов, очень напоминающими Майданы в Киеве и Гонконге.

Смогут ли новые инициативы "нормандской четверки" привести к тому, чтобы в Украину и Европу пришел мир? Есть ли реалистичный сценарий, который, пусть и скрепя сердце, примут и противники "зради-капітуляції", и сторонники "мира в первую очередь", считающие войну гибельной для независимости Украины? Общественная экспертиза задала три вопроса экспертам.

Общественная экспертиза – совместный постояннодействующий проект "Вестей" и Украинского института стратегий глобального развития и адаптации. Раз в неделю профессионалы критически рассматривают наиболее резонансные решения власти и обращают внимание общественности на возможные риски. Под руководством директора УИСГРА, Виктора Левицкого, эксперты (которым может выступить любой, имеющий общественный авторитет специалист) формулируют рекомендации для улучшения ситуации.

Кто, с кем и о чем должен договориться, чтобы война на Донбассе закончилась?

Алексей Якубин, политолог:

— Должны вестись переговоры всех со всеми. Встреча в "нормандском формате" — это плюс. Встреча с Путиным — это плюс. Общение Украины с представителями самопровозглашенных республик, я считаю, тоже может быть плюсом. Даже если мы их считаем марионетками и подставными лицами, мы должны с ними вести переговоры. Поскольку де-факто в минской переговорной группе уже ведем с ними переговоры. Поскольку без этого нельзя было договориться ни о перемирии, ни о разведении войск.

Сергей Магера, народный депутат (внефракционный):

— На сегодня урегулирование конфликта зависит от многих сторон. Во-первых, это Россия. Мы уже пять лет ведем переговоры с Москвой. Консенсуса пока нет. Но есть надежда, что новая власть в Украине сможет добиться компромисса.

Во-вторых, это народ. И власть, и народ в Украине хотят мира. Проблема — в разных взглядах на способы его достижения. Поэтому люди должны договориться между собой. А власть должна договориться с людьми. И на подконтрольной, и на неподконтрольной территории. У нас всех есть общая цель — это мир. Теперь нужно достичь единства по поводу способа достижения мира.

Анатолий Кинах, премьер-министр Украины (2001–2002), секретарь СНБО (2005–2006), министр экономики (2007):

— Я бы рекомендовал тем, кто против прямых переговоров с Донбассом, вспомнить о том, что те же Минские соглашения подписаны представителями непризнанных республик. С одной стороны, мы не хотим вести переговоры, а с другой стороны, постоянно ссылаемся на документы, подписанные представителями непризнанных республик. Это не только двойные стандарты. В медицине это называется "когнитивный диссонанс". Эту ситуацию надо рассматривать исходя из мирового опыта, что переговоры крайне нужны, и, безусловно, они являются неотъемлемой составляющей решения вопроса в рамках территориальной целостности Украины и восстановления мира на Донбассе. Надо действовать. И очень важно, чтобы эта позиция Украины была доведена и была сбалансирована на уровне международного сообщества. Особенно в рамках "нормандского формата".

В чем заключается наиболее реалистичный сценарий примирения, который мог бы устроить все стороны?

Алексей Якубин:

— На данный момент надо быть прагматиком и постараться выполнять то, что было в Минских соглашениях. Результат не нравится никому. Мне кажется, что "Минск" — это самый реалистичный план решения. Но пункты требуют модернизации. Компромисс — это когда все стороны будут недовольны. Потому что в компромиссе не может быть ситуации, когда одна сторона получает все. Компромисс — это когда все в чем-то должны уступить.

Сергей Магера:

— На сегодня никто не сможет дать вам готовый сценарий. Нужен диалог. И на политическом уровне, и на социальном уровне. В основе примирения лежит важный принцип — это готовность обеих сторон идти на компромиссы и уметь прощать. Это сложно. Но для нашего будущего, для будущего наших детей это нужно сделать.

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

— Недовольные останутся в любом случае. Чтобы был наиболее реалистичный сценарий примирения, он должен касаться большинства сторон или всех сторон. Останутся недовольные в любом случае. Наиболее реалистичный сценарий должен включать в себя возвращение Донбасса в состав Украины на правах широкой автономии. Включать в себя серьезный финансовый пакет, участие международных доноров в России, Германии, Франции. Должны быть новые контракты по газу и политике между Россией и Украиной, так и новые договоренности между Россией и ЕС, так и Россией и частью истеблишмента США в отношении общего видения наиболее острых политических проблем в мире. Этот кризис, как матрешка. Снаружи этой матрешки украинский конфликт, и его должна преодолевать автономия Донбасса — и политическая, и культурная. Иметь возможность тем, кто не согласен с ситуацией в остальной Украине, жить тут, но иначе. Второй уровень матрешки — это конфликт между частью российских и украинских элит. Это должно решаться деньгами и политикой. А третий уровень — это конфликт между Россией и Западом. Я думаю, что пока стороны не готовы к такому подходу.

Анатолий Кинах:

— Это долгий путь. Наиболее реалистичный сценарий основан на блоке вопросов доверия, уважения, защиты прав всех граждан, живущих на территории Донбасса, в сочетании с пакетом, связанным с социально-экономическим развитием. Я уже не говорю о задачах восстановления инфраструктуры. Очень важно, чтобы жители Донбасса на неконтролируемой территории видели, что на противоположной стороне, в Украине, люди живут лучше, качество жизни повышается, их права и безопасность жестко защищается государством. В том числе, чтобы видели, как Украина восстанавливает монополию государства на насилие, безусловно, в рамках Конституции. Это важнейшая функция государства, и это один из стандартов и показателей эффективности государства как такового.

К сожалению, на сегодняшнем этапе данная функция Украины как государства значительно утеряна. Я уже не говорю о том, чтобы эти планы обязательно формировались на принципах поэтапности, и чтобы каждый этап усиливал консолидацию доверия внутри украинского общества. Доверие, уважение, умение слушать друг друга. План возврата Донбасса в Украину должен способствовать укреплению единства и консолидации всего украинского общества. Это непросто, но альтернативы нет. Если хотим сохранить Донбасс в составе Украины.

Что необходимо предпринять украинской власти, чтобы приблизиться и к примирению на Донбассе, и между партиями войны и мира среди украинцев?

Алексей Якубин:

— Чтобы реинтегрировать Донбасс обратно, Украина и сама должна меняться. Было решение Венецианской комиссии о законе о языке. Есть ряд вопросов, которые будут вызывать отторжение там. Это и декоммунизация, и ситуация с языком. Украина должна сделать некоторые шаги по собственному изменению. В информационной политике нужно думать, как называть людей с той стороны.

Сергей Магера:

— Во-первых, должна быть политическая воля закончить войну и вернуть Донбасс. Во-вторых, необходимо разработать четкий план урегулирования конфликта и реинтеграции Донбасса, нужна дорожная карта. В-третьих, нужен диалог. Необходимо создавать атмосферу доверия, а не конфронтации. Нужно уже сегодня обсуждать, какими должны быть законы Украины об особенностях самоуправления, об амнистии, о муниципальной милиции, о снятии экономической блокады и восстановлении обмена товарами, временной переходной банковской системы. Обсуждение реальных шагов к миру поможет определиться и с внутренними разночтениями.

Руслан Бортник:

— Тут есть два простых выхода, третьего не дано. Если мы хотим завершить конфликт, а не просто играться в конфликт. Первый выход — президент берет на себя ответственность и говорит: я "де Голль", меня избрали, я беру на себя ответственность за реализацию Минских соглашений, за те компромиссы, на которые я иду. Если вы не согласны, через четыре года выборы, там вы выскажете свое отношение ко мне. Второй подход — это вынос этих вопросов на референдум. Все эти компромиссы надо выносить на референдум, и, опираясь на результаты референдума, бороться с внутренней оппозицией и показывать партнерам нежизнеспособность альтернативного варианта.

Заключение Общественной экспертизы

Встреча в Париже показала, что при всем несовпадении позиций украинской и российской сторон, основания для компромисса есть. Необходимо лишь расстаться с иллюзиями (хотя это и сложно), что реализация Минских соглашений станет победным оружием в руках одной из сторон конфликта. Всем придется пойти на уступки и напряженно работать над тем, чтобы минский план стал реальностью. В противном случае, кризис на Донбассе, в Украине, Европе будет оставаться кровоточащей раной, от которой будут страдать все, но в первую очередь украинцы по обе стороны линии фронта. Путь от войны к миру не может быть менее напряженным и затратным, чем путь от мира к войне, по которому мы идем более пяти лет. Но он точно будет менее кровавым. И дать сигнал не только жителям нашей страны, но и европейцам, и американцам, что можно отойти от пропасти разобщения и конфронтации.

От редакции

Главной общественной угрозой, которая дестабилизирует экономику Украины и приводит к национальной вражде, является злоупотребление властью. Слабость гражданского общества и низкий уровень жизни сегодня не позволяют уравновесить волю отдельных политиков и бизнесменов коллективной волей украинских граждан.

В связи с этим мы проводим новый, совместный с Украинским институтом стратегий глобального развития и адаптации, проект "Общественная экспертиза". Специалисты в области права, политики, истории, философии, социологии, различных областей экономики и пр. будут оценивать важные решения власти, указывая на проблемные моменты, конфликты интересов или их противоречие действующим законам. У "Общественной экспертизы" два принципиальных отличия от схожих инициатив: 1) она будет работать независимо от того, кто именно будет находиться у власти; 2) круг приглашенных к сотрудничеству экспертов будет всегда открытым (т. е. любой профессионал, независимо от политических симпатий, может предложить свой критический анализ). Поэтому мы надеемся, что "Общественная экспертиза" возьмет на себя миссию предупреждения власти от дилетантских, непродуманных или коррупционных решений.

Мы планируем публиковать итоговые результаты экспертизы. Полемика и предварительное обсуждение будут проходить на нашем сайте — vesti.ua. Отбор тем и контроль демократичности нашего проекта будет осуществлять ее постоянный ведущий, директор УИСГРА Виктор Левицкий.

Виктор Левицкий — директор Украинского института стратегий глобального развития и адаптации (УИСГРА), кандидат философских наук, заслуженный экономист Украины. Специалист в области социальной теории, культурной онтологии, философии истории. Имеет опыт работы на руководящих должностях в бизнесе и госуправлении. Активно участвует в продвижении интересов Украины на международной арене, выступал с аналитическими докладами в Киеве, Брюсселе, Вероне, Москве, Риме и др. Сфера научных интересов — проблемы глобального развития, политическая и культурная идеология, теория секуляризации.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/kapitulyaciya-vs-voyna-do-poslednego-ukrainca

***

Мнение экспертов: С чем Украина должна выйти на новый раунд переговоров по Донбассу

Лидеры стран "нормандской четверки" после саммита в Париже договорились провести еще одну встречу через четыре месяца и продолжить договариваться. Delo.ua разбиралось, при каких обстоятельствах этот план можно будет воплотить в жизнь.

Встреча лидеров стран нормандской четверки, дата которой неоднократно менялась, и на которой Президент Украины Владимир Зеленский впервые провел переговоры c российским президентом Владимиром Путиным, оставила после себя двоякое впечатление. С одной стороны, Украина не вышла из этих переговоров с победой, но и поражения тоже не произошло. По большому счету, эта встреча лишь "разморозила" нормандский процесс, который был на паузе уже несколько лет. Главные вызовы перед Украиной появятся через четыре месяца — именно через такой срок запланирована следующая встреча лидеров четырех стран. Если она состоится.

"Домашнее задание" для Украины

Основные договоренности саммита в Париже были оформлены в итоговое коммюнике. Если исходить из его содержания, на четыре месяца, отведенные до новой встречи, Украина получила "домашнее задание". В частности, нужно было продлить действие закона об особенностях местного самоуправления в ОРДЛО, и Верховная Рада Украины это уже сделала. Кроме того, в украинское законодательство должна быть имплементирована "формула Штаймайера". И политические эксперты сходятся во мнении, что это будет сделано не в 2019 году, а уже в 2020-м году.

Еще один вопрос этой повестки — еще в 2019 году добиться устойчивого перемирия на Донбассе, договориться о разведении сил и осуществить обмен пленными. А также наработать пакет законов, которые необходимы, чтобы принять "дорожную карту" реализации Минских соглашений — это законы о выборах на Донбассе, про переходное законодательство для этих территорий и так далее, отмечает директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

"Такое "домашнее задание" стоит перед Украиной и другими участниками этого переговорного процесса. Если оно не будет выполнено за 4 месяца, то сроки проведения следующей встречи могут существенно измениться. Они могут быть перенесены, или вообще встреча может быть отменена. Может снова возникнуть большая политическая пауза, если стороны зайдут в тупик в переговорах по этим вопросам", — говорит Бортник.

Как отмечает профессор политологии Киево-Могилянской академии Алексей Гарань, устойчивое перемирие, обмен пленными, определение трех дополнительных участков для разведения войск и обеспечение доступа мониторинговой миссии ОБСЕ по всей территории Донбасса — это тот минимум, с которым Украина может идти на следующий саммит. Но дальше ситуация может развиваться по-разному, ведь наиболее сложными для согласования являются вопросы выборов на неподконтрольной Украине территории и контроля границы.

В этих вопросах украинская позиция кардинально противоположна позиции президента Российской Федерации Владимира Путина. Тем не менее, несмотря на то, что глава РФ выступает за то, чтобы действовать согласно Минским соглашениям, в которых были зафиксированы сначала выборы, а потом контроль за границей, Ангела Меркель во время саммита заявила о том, что в соглашениях возможно внести изменения. По мнению Гараня, в будущем это и станет одним из ключевых аспектов, над которым будут работать советники и главы внешнеполитических ведомств стран для того, чтобы выйти на следующую встречу в "нормандском формате".

"Но состоится она или нет — сказать сложно. Я не исключаю, что Россия и Украина будут стоять на противоположных позициях, и что дальше мы увидим то, что происходило во времена Петра Порошенко, то есть, что команда президента Владимира Зеленского может вернуться к жесткой линии предыдущего гаранта", — говорит Гарань. При этом, как отмечает эксперт, первым и главным вопросом является достижение устойчивого перемирия. Если этого не произойдет, то дальше ситуация развиваться не будет. Отметим, что подобного добиться не удавалось с 2014 года, несмотря на постоянные встречи контактных групп.

Сложный поиск компромиссов

Договоренности участников саммита в Париже по обмену пленными, разведению сил, созданию новых точек для пересечения линии разграничения — это аспекты, которые гуманизируют конфликт и могут не только снизить военную эскалацию, но и облегчить жизнь людям, которые находятся в зоне конфликта, говорит Руслан Бортник. В то же время стороны очень далеки от политического решения. Более того, их позиции серьезно различаются, и это не меняется еще с 2015 года. Но ни о каком политическом урегулировании не может быть и речи, если стороны не решат вопросы безопасности, считает политолог Владимир Фесенко.

"Дело в том, что есть риски обострения противоречий по выполнению тех договоренностей, которые были. Особенно, исходя из противоположных интересов сторон. Например, если не получится с полноценной реализацией перемирия, что очень вероятно, это будет проблема. Если Путин откажется идти на компромиссы по вопросу о границе, по вопросам безопасности, то, естественно, ни о каком продвижении вперед по вопросам выборов не может быть и речи. Соответственно, тогда Путин может прибегнуть к своей традиционной практике — ультиматумы, срыв очередного раунда переговоров, и тогда сама возможность, что вторая встреча может состояться в апреле 2020-го, окажется под большим вопросом", — говорит Фесенко.

По мнению эксперта, выполненными могут быть лишь часть договоренностей. Например, может быть реализовано разведение войск в некоторых участках. В то же время существуют большие риски по срыву договоренностей о прекращении огня. Но наибольшие риски есть в вопросе поиска компромиссов по вопросам безопасности, особенно в том, что касается контроля над границей, разоружения незаконных формирований, обеспечения безопасности во время выборов и т.д. По мнению Фесенко, достичь компромисса в этих вопросах будет крайне сложно, как и в вопросах проведения выборов в ОРДЛО.

"Движение вперед будет, если Путин на это пойдет, то может быть удастся снизить уровень военной активности хотя бы на отдельных участках в зоне конфликта. Но крайне сложно будет двигаться вперед именно по увязке вопросов безопасности и политических вопросов", — считает эксперт.

Как отмечает эксперт, "формула Штайнмайера", которую Украина должна "вписать" в свое законодательство, носит условно-гипотетический характер, и ни о какой ее практической реализации сейчас и в ближайшем будущем речь не идет. Работа по ней может начаться при двух условиях — если будет решен вопрос с безопасностью, и если будет достигнута договоренность о выборах. Если же эти два условия не будут соблюдены — то ни о какой "формуле Штайнмайера" не будет идти и речи, считает Фесенко.

В то же время, вопрос с тем, пойдет ли Путин на устойчивое перемирие, остается открытым, ведь даже во время саммита в Париже на Донбассе продолжались обстрелы. Но сейчас, по мнению Алексея Гараня, президент РФ пытается продавить позицию, будто он идет на уступки, а взамен — с России нужно снимать санкции, проводить выборы на Донбассе и решать вопрос с границей на ее условиях — то есть сначала провести выборы, а потом заниматься им. По мнению эксперта, если Путин не получит этого, не исключено, что Россия будет саботировать устойчивое перемирие на Донбассе.

"В данном случае все зависит от позиции Путина. Если в его расчетах будет то, что все же нужно движение вперед хотя бы для того, чтобы говорить об ослаблении санкций, и для этого ему нужно будет устойчивое перемирие, то оно будет. Хотя через несколько дней должна состояться встреча Совета ЕС, на котором они будут принимать решение о продлении секторальных санкций в отношении России. На 99% это произойдет, потому что пока того, что делала Россия, недостаточно для того, чтобы говорить даже про ослабление санкций", — говорит Гарань.

В любом случае, ожидать "прорыва" в вопросе урегулирования конфликта на Донбассе ни в ближайшее время, ни в 2020-м году не стоит, считает Владимир Фесенко. Впереди сторонам предстоит медленное и тяжелое движение вперед с теми же кризисами и переговорными сбоями. Тем не менее, позиция Украины в них должна быть жесткой — дальнейшее продвижение вперед в дискуссии о выборах может быть только в том случае, если будут конструктивные компромиссы и уступки российской стороны по вопросам безопасности. Если этого не будет, то не будет и движения вперед по политической повестке, говорит эксперт.

Напомним, что встреча лидеров Украины, Германии, Франции и России состоялась 9 декабря в Париже. Итоговая пресс-конференция четырех лидеров состоялась уже после полуночи, и на ней они озвучили базовые договоренности, оформленные в коммюнике. В частности, лидеры договорились о полном прекращении огня на Донбассе, которое должно состояться до конца 2019 года. За это же время Украина и Россия должны провести обмен пленными "на основе принципа "всех на всех", начиная со "всех установленных на всех установленных" (по словам Зеленского, в Украину могут вернуться 72 человека). До конца марта 2020 года стороны также договорились отвести войска еще в трех точках, которые будут определены позднее (президент Зеленский позднее заявил, что эти точки не будут украинскими стратегическими позициями). Также в коммюнике упоминаются Минские договоренности — стороны в очередной раз подчеркнули приверженность к полной имплементации этих соглашений. Даже больше — Ангела Меркель отметила необходимость адаптировать этот документ под нынешние реалии. Также лидеры нормандской четверки приняли решение о расширении мандата миссии ОБСЕ. Теперь она должна работать в режиме 24/7 и получить доступ ко всей территории Украины.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/vstrecha-v-normandskom-formate-s-chem-ukraina-dolzhna-vyyti-na-novyy-raund-peregovorov


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.01.2020. Просмотров: 55

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta