Украина: Что решат на саммите в Париже по Донбассу

Содержание
[-]

"Гора не может родить мышь"

Саммит в "нормандском формате" назначен на 9 декабря в Париже. Хоть стороны и показывают готовность к диалогу, противоречий между Киевом и Москвой все еще немало.

"Вести" выяснили, как их намерены снимать накануне встречи.

Модернизация "Минска"

Встреча в "нормандском формате" назначена на 9 декабря в Париже. Дату согласовали президенты Владимир Зеленский и Эммануэль Макрон (на сайте ОП говорится о "координации встречи" на высшем уровне и ее "содержательном наполнении" в телефонной беседе 15 ноября). Подтверждение поступило и от Германии: глава МИД Хайко Маас уточнил, что ведется "активная работа по подготовке" к саммиту. "Дата еще не гарантирована на 100%, ее назначили аж на "через месяц", то есть встреча еще не готова, хотя лидеры и хотят встретиться", — считает политолог Руслан Бортник.

Теперь ключевой вопрос — участие РФ. С ее стороны поступил весьма двусмысленный сигнал. С одной стороны, Владимир Путин высказался, что саммит таки будет. С другой — что встречаться с украинским коллегой до его начала смысла нет. "Чего же нам суетиться и бегать на неподготовленные встречи? В этом никто не заинтересован: ни я, ни президент Зеленский. Мы же должны выйти с каким-то результатом, — сказал Путин. — Так-то мы с ним в контакте, мы же разговариваем по телефону".

Однако спустя пару минут Путин сделал важное уточнение, фактически выдвинув дополнительные требования: отвод ВСУ по всей линии фронта (не только в Золотом/Петровском, где отвод уже состоялся), продление действия закона об особом статусе Донбасса, включение в "нормандский формат" вопроса о транзите газа по украинской ГТС (с отказом Киева от своих побед над "Газпромом" в Стокгольмском арбитраже).

"Это повышение переговорных ставок. РФ хочет, чтобы на саммите стороны ограничились набором тем: транзит газа, обсуждение особенностей самоуправления Донбасса, открытие новых КПВВ, социальные и пенсионные действия Украины, модернизация Минских соглашений. Вместе с тем вопрос Крыма Россия хотела бы вынести за рамки, потому и настаивает, чтобы вся повестка была согласована заранее", — пояснил "Вестям" политический аналитик Алексей Якубин.

Важное уточнение делает российский политолог Алексей Чеснаков, которого называют голосом Владислава Суркова (помощник Путина, в задачи которого входит кураторство по вопросам Донбасса). "Проведения саммита до конца года нельзя исключать. Однако вряд ли стоит ожидать каких-либо прорывов, способных радикально изменить ситуацию, — написал он в "Фейсбуке". — Позиция Киева не представляется уверенной и устойчивой. Это создает дополнительные риски для переговорного процесса. И в условиях глобального недоверия сторон друг к другу никто, в т. ч. Зеленский, не может гарантировать непересмотра выполненных решений".

Два варианта итогового документа

Позиции Киева таковы: препятствия для проведения саммита сняты, и теперь нужен четкий разговор. Более того, готов и проект коммюнике лидеров по итогам саммита (но он может измениться по результату переговоров).

Глава МИД Украины Вадим Пристайко в недавнем интервью конкретизировал: в документе будет пункт о массовом обмене пленными (вероятно, даже в формате "всех на всех") и согласование доступа к территориям Донецка и Луганска для международных гуманитарных организаций (например, Красного Креста — для розыска пропавших без вести). Также могут быть очерчены следующие участки для разведения сил.

"Но это — "лайт-вариант" коммюнике, в котором, кстати, кроме означенных пунктов, может быть и запуск пассажирского сообщения с неподконтрольными территориями, и пенсии, и упрощение пересечения линии разграничения", — поясняет Бортник.

В "хард-варианте" эксперт видит подписание "Дорожной карты" по Минским соглашениям с четкими алгоритмами и сроками (по действующему "Минску-2" они закончились еще в 2015–2016 гг.). "Это и "политическая" часть — амнистия, выборы в Донецке/Луганске, фиксация нового закона по особому статусу в Конституции или законодательстве, передача границы. Во-вторых, Москва будет требовать заявления украинского руководства в том, что оно будет привержено Минским соглашениям и не оставит переговорный "нормандский формат", — уточнил Бортник.

Принципиально важно, чтобы в итоге коммюнике содержало конкретные позиции. "Гора не может родить мышь, в Украине все ждут завершения боевых действий, поэтому и Зеленскому, и Путину важно зафиксировать конкретику. В том числе дабы избежать обвинений в "зраде" со стороны патриотической общественности в обеих странах", — считает политолог Николай Спиридонов.

Интересно желание РФ включить "газовый вопрос" в итоговый документ. Пристайко не видит в этом проблемы, учитывая, что победа Украины в арбитраже не обсуждается (РФ, напротив, настаивает на "нулевом варианте". — Авт.). Политолог Владимир Фесенко видит в этом дополнительные сложности, которые снизят возможность компромисса. "В теории, мы со своей стороны можем настаивать на привязывании к этой встрече вопроса Крыма — и стороны синхронно снимут тему "газа" и "Крыма", достигнув компромисса, — полагает Спиридонов. — Иначе точек соприкосновения будет еще меньше".

Закон по Донбассу

Собственно, интересен вопрос даты, 9 декабря. Она не случайна: между саммитом и Новым годом останется всего одна пленарная неделя. За нее Киеву придется решить отдельный вопрос, без которого урегулирование конфликта невозможно, — принятие закона об особом статусе Донбасса вместо того, который заканчивает действие 31 декабря (был принят в 2014 году с боями под Радой, в нем прописан "особый статус" управления Донбассом, недопущение уголовного преследования участников военных действий в регионе, а привязан он к проведению местных выборов по украинскому законодательству, т. е. сейчас является "спящим").

Дмитрий Разумков обещает его принятие до конца года. А собеседники "Вестей", знакомые с переговорным процессом, уточняют позиции: РФ настаивает на внесении особого статуса Донбасса в Конституцию и на прямых переговорах Киев/Донецк о том, как проводить выборы (согласование действительно прописано в Минских соглашениях). Также Москва выступает за то, чтобы закон был бессрочным, а верстался на базе нынешнего.

Позиция Киева такова: "особый статус" регион получит наряду с другими регионами в рамках децентрализации. Правки в Конституцию специально "под Донбасс" не вносятся. На прямые переговоры с Донецком и Луганском Украина также не согласна, а выборы в регионе проводятся, когда "ДНР" и "ЛНР" уже прекратят существование. И вопрос "народной милиции" Киев намерен решить по-своему.

"Не проблема, если у них будут сотрудники милиции или полиции из местного населения. Главное, чтобы они не были комбатантами, т. е. не были задействованы в боевых действиях", — уточнил позиции "Вестям" один из переговорщиков.

Параллельно усилились медийные атаки на Андрея Ермака, советника президента по международным вопросам. Его "торпедирует" близкий идеологически к Петру Порошенко эксперт Павел Нусс, называя "угрозой нацбезопасности". О нем говорит Роман Бессмертный, экс-представитель Украины в Трехсторонней контактной группе, уточняя, что именно он поддерживает контакт с Владиславом Сурковым.

"По моей информации, это правда. Общение с Сурковым действительно активное. У Суркова есть планы приехать сюда в составе небольшой неофициальной делегации в начале января, чтобы разрулить ситуацию по Донбассу", — заявил политолог Юрий Романенко, возглавляющий Институт будущего, близкий к Арсену Авакову. "Это атака на главного медиатора ОП по внешнеполитическим вопросам — и его хотят "сбить" и люди Авакова (глава МВД претендует на роль одного из игроков в переговорном процессе), и Коломойского, люди, ориентирующиеся на демократов/"ястребов", плюс еще Медведчук, — пояснил "Вестям" Якубин. — Пока Зеленскому удается удерживать ситуацию под контролем, но борьба усилилась".

РФ возвращает "Яны Капу"

РФ начала процесс возвращения Украине судов, захваченных в ноябре 2018-го в Керченском проливе. Буксир "Яны Капу" и два катера, "Бердянск" и "Никополь", будут переданы в открытом море, что подтверждают в пресс-службе Пограничного управления ФСБ РФ в оккупированном Крыму: ожидается, что встреча и передача произойдут примерно в 60 милях от Одессы, недалеко от крымского мыса Тарханкут. Из портов Южный, Черноморск и Одесса за судами вышли буксиры "Титан", "Гайдамака" и поисково-спасательное судно "Сапфир".

Еще 25 мая Международный трибунал ООН по морскому праву 25 мая 2019 года вынес "приказ о применении обеспечительных мер" и обязал РФ "незамедлительно" вернуть суда Украине. "Но РФ могла бы и не выполнять этот приказ, однако своим решением Москва демонстрирует, что готова к ведению переговоров, тем самым как бы повышая собственные позиции", — считает политолог Алексей Якубин. Кстати, "Вести" насчитали всего семь дипломатических нот и требований вернуть захваченные суда.

УИАМП

https://uiamp.org.ua/gora-ne-mozhet-rodit-mysh-chto-reshat-na-sammite-po-donbassu

***

Комментарий: Без немецкого коучинга Украину не подтянут к Нормандскому формату

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас 18 ноября прибыл в Украину с двухдневным визитом. Судя по тому, что о поездке стало известно только в воскресенье, а повестка дня не была обнародована, визит этот носит экстренный характер. В Киеве не сомневаются в том, что речь идет о подготовке к встрече в Нормандском формате. Точнее – о решениях, которые должны быть приняты 9 декабря в Париже.

Ранее глава украинского МИДа Вадим Пристайко сказал журналистам, что российская сторона предложила заранее согласовать общие положения документа, который может быть принят по итогам переговоров лидеров РФ, Украины, Германии, Франции. По его словам, такой проект есть, но никакой конкретики в нем нет.

Накануне визита Мааса Пристайко рассказал в интервью «РБК‑Украина», что сейчас существует рабочий документ, согласованный советниками глав государств: «Есть два подхода. Первый: давайте контролировать наши ожидания и не ставить слишком амбициозные задачи перед собой, чтобы потом, не найдя путь их выполнения, мы не говорили, что прогресс не достигнут, и мы даже откатились назад. Это осторожный подход, который зафиксирован в коротком коммюнике. Мы этот документ выписали, все четыре стороны на него согласились».

Но в том случае, если лидеры «нормандской четверки», которые, как ожидается, встретятся в Париже 9 декабря (спустя более чем три года после предыдущего раунда переговоров в полном составе), на сей раз договорятся о прорыве в урегулировании, то может быть подписан другой документ. «Оперативно будет подготовлен новый документ. Например, все четыре лидера придут к тому, что надо заканчивать с войной. И есть три‑четыре шага, которые надо сделать… Это – идеальный сценарий. Но сейчас наши ожидания основаны на минимально возможном варианте», – сказал Пристайко.

Он пояснил, что при хорошем развитии ситуации лидеры Нормандского формата примут стратегические решения, которые затем на уровне тактических действий будут утверждены на переговорах трехсторонней контактной группы в Минске. «Лидеры договорились, определили вот такие следующие направления. Теперь договаривайтесь в Минске, создайте подгруппы. Например, по передаче границы под контроль Украины. И в течение некоторого времени покажите нам решение, как этого добиться. Второе: в гуманитарной группе закончите до такого‑то и такого‑то времени обмен всех на всех. Решите существующие гуманитарные проблемы, подготовьтесь к возможному проведению выборов. Всем четырем подгруппам (по безопасности, политической, экономической и гуманитарной), думаю, будут даны направления, по которым они за определенный разумный период работы должны будут показать результат», – сказал Пристайко.

Но в том же интервью украинский министр рассказал и о других сценариях развития событий, один из которых предполагает ввод в Донбасс международной миротворческой миссии. «И у нас в запасе есть еще несколько вариантов, которые обрисовывались уже президенту (Зеленскому. – «НГ») в общих чертах», – отметил Вадим Пристайко.

Вопрос в том, как отнесутся к этим вариантам другие участники «нормандского формата». Об этом, видимо, собирался поговорить в Киеве глава МИД Германии. О его приезде сообщил украинский посол Андрей Мельник. Он написал в Twitter: «18‑19 ноября в Украине будет находиться с визитом глава МИД Германии Хайко Маас. Это уже вторая поездка в Киев за последние пять месяцев. Ценим поддержку наших немецких партнеров».

Собеседник «НГ» неофициально сказал о том, что министр приедет, «чтобы убедить Зеленского и Пристайко в необходимости закрепить в украинском законодательстве особый статус Донбасса». Он напомнил, что в сентябре, когда украинская сторона поначалу отказалась предоставить письменное согласие на имплементацию «формулы Штайнмайера», именно Маас выступил посредником в переговорах: «18 сентября немецкий министр по телефону поговорил с Сергеем Лавровым, который пожаловался, что Киев не принимает условие относительно «формулы Штайнмайера», а без этого «нормандский формат» не может собраться. И уже через день Маас позвонил Пристайко – и Украина согласилась на формулу. Сейчас, обратите внимание, президент Путин и канцлер Меркель 11 ноября по телефону обсудили подготовку к встрече – причем в сообщении российской стороны было сказано, что стороны согласились с необходимостью «закрепления особого статуса Донбасса в законодательстве Украины». И Маас едет в Киев… ».

В украинском законодательстве «особый статус» звучит как «расширенные полномочия местных органов власти в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». И проблема в том, когда эти районы могут получить такие полномочия. «Формула Штайнмайера» предполагает временное предоставление особого статуса на период подготовки и проведения выборов местных органов власти, а после признания миссией ОБСЕ выборов состоявшимися и соответствующими демократическим стандартам – на постоянной основе.

Нюанс в том, что ДНР/ЛНР требуют особый статус уже сейчас, что предполагало бы согласование между Киевом и республиками правил проведения местных выборов в регионе. Украинская власть не принимает такой вариант.

Директор Национального института стратегических исследований Александр Литвиненко, который в период президентства Петра Порошенко работал замсекретаря Совета нацбезопасности и обороны Украины, сказал Радио «Свобода», что Украина согласилась на «формулу Штайнмайера» не для того, чтобы легализовать ДНР/ЛНР, а чтобы «продемонстрировать волю к построению мира». Он подчеркнул: «Самым важным здесь является выведение российских войск и других незаконных формирований, полная демилитаризация региона… Мы не можем говорить о выборах по стандартам ОБСЕ при наличии иностранных войск и незаконных военных формирований».

Россия, давно рекомендуя Киеву вступить в прямые переговоры с республиками, поддерживает позицию Донецка и Луганска. Поэтому принципиально важно, на чью сторону в данном вопросе встанут европейские посредники. Сигналов ожидают по итогам визита в Киев Хайко Мааса.

Автор: Татьяна Ивженко, собственный корреспондент "НГ" в Украине

http://www.ng.ru/cis/2019-11-18/1_7729_ukraine.html

***

Приложение. Возможна ли реинтеграция Донбасса без выполнения Минских соглашений?

В Киеве считают, что реализация документа может привести к радикальным изменениям в Украине.

За пять лет противостояния украинское общество и жители неподконтрольных Киеву территорий Донбасса все больше привыкают жить друг без друга. Украина пережила уже несколько электоральных циклов без участия 3–4 млн украинских граждан. В свою очередь, в самопровозглашенных республиках также организована система власти, в работу которой включены сотни людей.

Экономическая, социальная и гуманитарная блокада Киевом неподконтрольных территорий Донбасса привела к тому, что их жители все больше интегрируются в Россию. Учебные программы, хозяйственно‑экономическая деятельность, вопросы безопасности, а с апреля текущего года еще и возможность получить российское гражданство – все это включает людей в российскую жизнь.

Да и сама Украина за прошедшие пять лет решительно изменилась. Значительная часть общества солидаризовалась на основе противостояния России (потеря Крыма и поддержка сепаратистов Донбасса – неиссякаемый источник демонстрации России как врага), чему способствовала массированная антироссийская пропаганда, соответствующую направленность приобрели политические и экономические процессы. До последнего времени все публичное пространство контролировалось, условно говоря, «партией войны». Представить себе реинтеграцию Донбасса в такую Украину практически невозможно. Чтобы реинтеграция стала возможной, обе стороны противостояния должны как‑то адаптироваться к новой реальности. Полное выполнение Комплекса мер, даже если бы это было возможно, стало бы лишь некой переходной фазой к полноценному новому единству страны.

С приходом к власти Владимира Зеленского ситуация с конфликтом в Донбассе начала меняться. Однако готовности выполнить свою часть политических обязательств новая власть, как и прежняя, не проявляет. Скорее наоборот – ищет способы пересмотреть предусмотренные Минскими соглашениями требования.

Добиться устойчивого мира на востоке Украины без корректировки отношения к происходящему в ключевых странах ЕС, на мой взгляд, нереально. Разумеется, роль США не менее важна. Но, учитывая нарастающую турбулентность американской политики, интерес к Украине в ближайшие годы, возможно, больше будет ограничен ее ролью в войне демократов против Трампа. А в Европе процесс пересмотра отношений с Россией, очевидно, начался, что не может не сказаться на перспективах корректировки еэсовской интерпретации кризиса в Донбассе. Пока эта интерпретация сводится к требованию, обращенному исключительно к России, выполнить Минские соглашения. Ни о каких требованиях к Украине (не говоря уж о санкциях) до сих пор речи всерьез не шло.

Именно такая интерпретация кризиса европейцами способствовала делегитимации Минского процесса в украинских элитах – как проигравших выборы, так и новых, пришедших на смену Петру Порошенко и Ко. Критики Минских соглашений утверждают, что их выполнение приведет к радикальному переформатированию Украины как государства, вероятно, к переходу ее к статусу даже не федеративному, а скорее конфедеративному, а также отмене многих законов, корректировке политики памяти, отказу от жесткого антироссийского курса и т.д. И в этом критики, думается, правы. Другой вопрос – хорошо это или плохо, а главное, есть ли у Украины иной путь. Поэтому трудно удивляться сопротивлению, которое вызвали первые робкие шаги команды Зеленского – признание «формулы Штайнмаера» и разведение сил и средств в Золотом. Не только националисты, но и все решительные противники переформатирования Украины расценили эти действия Зеленского как первый шаг к катастрофе.

Готовы ли европейские элиты, дружно поддержавшие смену власти в 2014‑м, поддержать столь решительный come back?

Напомню, с чего все начиналось.

21 февраля 2014 года при участии министров иностранных дел Германии, Франции и Польши было подписано соглашение между Виктором Януковичем и оппозицией, в котором «подписанты заявляют о намерении создать коалицию и сформировать правительство национального единства в течение ближайших 10 дней» (п. 1). Не успели просохнуть чернила на подписях под этим соглашением, как оппозицией оно было проигнорировано. Уже наутро Верховная рада своим решением отстранила Януковича от власти (Конституция не предусматривала такого способа лишения поста президента), Янукович бежал, и власть в стране перешла под контроль победителей, которые не преминули в тот же день отменить закон, гарантирующий права русскоязычных. И никакой коалиции: одна часть страны (запад и частично центр) победила другую (юг и восток). Произошло то, что одни называют революцией достоинства, а другие – государственным переворотом.

Через месяц в апреле Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) принимает резолюцию, в которой утверждается, что смена власти произошла «в духе единства и консенсуса», что были «реализованы общие постулаты упомянутого выше соглашения и должным образом соблюдены конституционные принципы». В этом утверждении все – от первого слова до последнего – ложь с далеко идущими последствиями. И, наконец, вишенка на торте: «Ассамблея решительно возражает против любой концепции федерализации Украины и любого давления извне, имеющего целью проведение федерализации в будущем, поскольку это существенно ослабит единство и подорвет стабильность страны».

История не знает сослагательного наклонения, но мне иногда кажется, что если бы кооперативный запад 22 февраля 2014 года потребовал от лидеров оппозиции (в тот момент уже – власти!) вернуться к исполнению соглашения от 21 февраля, предупредив, что отказ повлечет за собой непризнание новой власти и санкции по отношению к ее лидерам, Украина избежала бы потери территорий и войны на востоке. И даже, возможно, встала бы на путь мягкой федерализации.

Конечно, пять лет назад такое произойти не могло. Европейцы поверили или сделали вид, что поверили, словам Барака Обамы о том, что «экономика России будет разорвана в клочья», а санкции вынудят руководство РФ «вернуться к исполнению норм международного права», ну, к примеру, как строго ему следовало НАТО в Югославии или США, да и Франция и другие цивилизованные страны в Ираке и Ливии.

Позиция лидеров ЕС в отношении к роли Украины тогда мало отличалась от позиции США. ЕС жестко отверг предложение Москвы провести переговоры по зоне свободной торговли (ЗСТ) в формате тройки ЕС–Украина–РФ, как и отверг предложение начать переговоры о ЗСТ между ЕС и Таможенным союзом. Можно приводить еще массу примеров, демонстрирующих игнорирование интересов РФ во всем, что касалось ситуации вокруг кризиса на востоке Украины.

Некоторые признаки корректировки такой позиции появились лишь в этом году. Об этом говорит и безуспешность попыток вице‑президента США Майкла Пенса уговорить Ангелу Меркель направить в Черное море и Керченский пролив военные корабли (как утверждали источники Bloomberg), и решение ПАСЕ о возврате российской делегации, и, наконец, известное выступление Макрона перед послами, которое некоторые эксперты вообще считают поворотным пунктом в отношениях Европы и РФ в стратегическом плане.

Означает ли все это готовность Эмманюэля Макрона и Меркель настаивать на строгом выполнении буквы и духа Минских соглашений не только Москвы, но и Киева, сказать трудно. Но без этого «нормандский формат» не имеет смысла. Реинтеграция Донбасса в состав Украины если и возможна, то лишь на условиях, прописанных в Комплексе мер, то есть в Украину, которая будет решительно отличаться от той, которая досталась Зеленскому и его команде в наследство от Порошенко. Пусть не одномоментно, но неизбежно.

Автор: Михаил Погребинский – директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии.

http://www.ng.ru/courier/2019-11-10/11_7722_ukraine.html

***

Дополнение 1. Что привезет Зеленский в Париж?

Получается, что большинство граждан Украины действительно за мир, но именно на тех условиях, с которыми собирается ехать в Париж украинский президент. Следует признать, что Зеленский, выдвигая эти неприемлемые условия ревизии Минских соглашений, к сожалению, ориентируется на мнение не меньшинства, а большинства украинских граждан.

После того, как, наконец, Зеленский после нескольких неудачных попыток получил оценку «удовлетворительно» за выполнение домашнего задания по разведению сторон конфликта, а экзаменаторы в лице Путина, Макрона и Меркель назначили дату встречи «нормандской четверки» в Париже на 9 декабря, хотелось бы разобраться, какие же конструктивные предложения привезет новый украинский президент на эту встречу.

Пока что из высказываний украинского президента и его окружения складывается такая картина. Формально подписав «формулу Штайнмайера», украинское руководство на словах клянется в приверженности Минским соглашениям, но в то же время не скрывает, что на «нормандской четверке» собирается проталкивать «модифицирование и усовершенствование» этих соглашений, с которыми заведомо не согласятся ни республики Донбасса, ни Россия. При этом ими даже не скрывается, что требования немедленно предоставить Украине контроль над границей и отказ от всеобщей амнистии (вопреки утвержденному тексту Минских соглашений) необходимы исключительно для того, чтобы нейтрализовать, по их терминологии, то есть расправиться с лидерами и активистами республик Донбасса.

В таком случае декабрьский «нормандский саммит» вполне может закончиться скандалом. Киев предложит невыполнимые изменения Минских соглашений, а французы и немцы могут сказать, что неплохо бы обсудить «новые миролюбивые украинские предложения». Путин их с порога отвергнет. После чего может быть заявлено, что «это Россия блокирует выполнение Минских соглашений», и все с облегчением снова найдут формальный повод в конце декабря продлить европейские санкции.

Многие в позитивных прогнозах исходят из того, что Зеленский не решится на такое вызывающее поведение, устыдившись своих избирателей, которые голосовали за него в надежде на то, что он установит мир, начав выполнять, наконец, Минские соглашения. К сожалению, это совсем не так. Да, по результатам социологического опроса, проведенного «Центром Разумкова» 11 октября, действительно 52% граждан Украины выступили против того, чтобы неконтролируемые территории Донбасса вернулись в состав государства военным путем. Но при этом более половины опрошенных украинских граждан (а именно 56%) ждут возвращения неконтролируемых территорий в состав Украины «на тех же условиях, что были раньше» (то есть в составе Донецкой и Луганской областей унитарной Украины). Только 13,5% опрошенных пожелали, чтобы, при возвращении в состав Украины, указанные территории стали более независимыми от Киева, и еще меньше, всего лишь 10%, выступили за автономию ныне неконтролируемых территорий в составе Украины, то есть за то, что прямо предусмотрено для них Минскими соглашениями.

Получается, что большинство граждан Украины действительно за мир, но именно на тех условиях, с которыми собирается ехать в Париж украинский президент. Следует признать, что Зеленский, выдвигая эти неприемлемые условия ревизии Минских соглашений, к сожалению, ориентируется на мнение не меньшинства, а большинства украинских граждан.

Причины такого парадоксального поведения украинского населения можно объяснить несколькими факторами. Во-первых, не стоит забывать, что в течение тех нескольких лет, что прошли с момента подписания соглашений, в украинских СМИ велась тотальная и целенаправленная пропаганда по дискредитации самой идеи предоставления расширенных полномочий республикам Донбасса. Большинство постепенно убедили в том, что федерализация Украины приведет к распаду целостного государства. Во-вторых, за те годы, которые прошли без широкомасштабных военных действий, успели забыться тяжелейшие военные поражения украинских вооруженных формирований, которые только и заставили Порошенко подписать серьезные уступки украинской власти, отраженные в Минских соглашениях. Теперь многим кажется, что можно и поторговаться.

Наконец, возрастающей уверенности и власти, и населения на Украине, что «всё вернется как было», а Минские соглашения для этого выполнять совсем не обязательно, очень способствовало активное пособничество со стороны руководства Франции и Германии украинскому саботажу выполнения политических пунктов этих соглашений. Украинская политическая элита убедила себя и значительную часть населения в том, что под все возрастающим давлением санкций Россия рано или поздно чудесным образом сдастся, перестанет поддерживать Донбасс, а затем и вернет Крым. При этом другие, значительно более вероятные сценарии развития событий, основанные на тех или иных компромиссных решениях, практически не рассматриваются и не анализируются. Скажете, так не может быть? Может. Например, до сих пор, несмотря на недвусмысленные отказы, многие на Украине продолжают быть уверенными, что случится чудо и вступление страны в ЕС и НАТО состоится в самое ближайшее время.

Конечно, такие настроения, с которыми Зеленский собирается ехать в Париж, могут и, казалось бы, должны быть нейтрализованы совместной твердой позицией стран — гарантов Минских соглашений — Россией, Францией и Германией. Много говорится об «усталости» стран старой Европы от санкций и украинских капризов. Беда только в том, что это говорится в подавляющем большинстве случаев в российских СМИ и российскими политиками и политологами. За исключением господина Рара из Германии, который, к сожалению, сейчас уже не представляет немецкий политический мейнстрим. Страны старой Европы, мне кажется, пока еще не готовы признать ошибочность своей украинской политики и отказаться от поддержки деструктивных намерений украинского руководства. Недавний съезд Европейской народной партии, в которую входит и находящаяся у власти партия Германии ХДС/ХСС, со всей очевидностью это показал.

Так что, испытывая естественные надежды на конструктивные итоги декабрьского саммита «нормандской четверки», приходится признать, что для такого оптимистичного сценария имеется не так много реальных предпосылок.

Автор: Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ

https://regnum.ru/news/polit/2788659.html

***

Дополнение 2. Нормандский формат: скепсис

Очень хочется верить, что через неделю я буду вынужден признать, что был не прав, а парижская встреча в «нормандском формате» (Путин, Меркель, Макрон, Зеленский) принесла хотя бы какое-то облегчение уже истерзанной противостоянием земле моей Украины. Но пока терзает скепсис.

Потому что любое соглашение, если только оно не заключено «под дулом пистолета победителя», подразумевает встречную заинтересованность интересов всех заинтересованных сторон. Учет интересов, конечно, не полный, иначе бы дипломатию не называли «искусством оставлять всех неудовлетворенными».

В гражданское сознание украинского общества, особенно милитарно-патриотической его части, упорно вкладывается мысль, что окончание кризиса на востоке страны может быть только либо «победным», либо «капитулятивным». Нарастающее невежество, к сожалению, не позволяет «ястребам» даже предположить, что подавляющее большинство войн в истории человечества заканчивалось консенсусом, если не статус-кво. Этим, кстати, ястребы опосредовано подтверждают, что на востоке Украины идет не «война», а «внутренний гражданский конфликт», который и в самом деле всегда заканчивался уничтожением противника, казнями побежденных, шестью тысячами крестов на дороге из Капуи в Рим (помните восстание Спартака?) и тому подобным.

Скепсис в отношении нормандского формата вызывается в первую очередь тем, что ни одна из сторон-участниц не имеет прагматической заинтересованности в его окончании:

  • Украина уже шестой год все ошибки своей власти: провалы реформ, повышения (введение) налогов и тарифов, коррупцию, продажу всего, что обладает хотя бы какой-то ликвидной стоимостью, — имеет возможность оправдывать сакраментальным и не подлежащим сомнению «…иначе Путин нападет»;
  • Россия, явно входящая в эпоху социального кризиса (несправедливость распределения и активизация молодежного либерального движения) всегда имеет возможность купировать социальные протесты не менее сакраментальным «…а то будет, как у хохлов», и оправдывать любые затраты на военно-промышленный комплекс (тем более что затраты достаточно эффективны);
  • «старой Европе», иконами которой являются ныне Меркель и Макрон, напряжение на границе также необходимо ради обоснования необходимости «Европы двух скоростей», собственной «европейской армии» и нивелирования внутренних проблем, в первую очередь мигрантских. А то «альтернативные ле пены» уже истеблишменту все пятки оттоптали.

Мудрая Америка вовремя выскочила из грязи восточноукраинской ямы. Хотя ведь начинала «разгребать» ее именно она. Сейчас мало кто помнит, что давным-давно, задолго до Минска, 17 апреля 2014 года, четыре стороны (Украина, ЕС, США и Россия) заключили Женевское соглашение. Это была одна из первых попыток урегулирования украинского кризиса, попытка неудачная и поэтому почти забытая. Но отнюдь не потерявшая своих качеств международного политико-правового акта.

Как никуда не исчезли и американские интересы в регионе. Пользуясь конфликтом, США смогли накачать Центральную Европу своими войсками и активами, формируя устойчивый антироссийский и частично антикитайский санитарный кордон.

И последнее по списку, но совсем не по существу. Не очень-то и похоже, что мир является политическим идеалом власти в Донецке и Луганске. И Денис Пушилин, и Леонид Пасечник являются лидерами военного времени, и в мирном формате они могут и не найти своего места. А недооценивать их не стоит. Конечно, Киев сейчас безапелляционно заявляет, что никакие «террористы-сепаратисты» за стол переговоров не сядут. Но украинская народная мудрость рекомендует «не казати гоп, доки не перескочив».

Уж какими бы террористами весь мир (а не только украинское правовое поле) ни признавал афганский «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но американцы уже более года назад начали с ними переговоры, а 28 ноября, в День благодарения, Дональд Трамп совершил неожиданный визит в Афганистан и, выступая перед журналистами после встречи с афганским президентом Ашрафом Гани, заявил, что он возобновил мирные переговоры с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Ну, а после такой выходки и переговоры с хорошо вооруженными и «устоявшимися» донбасскими инсургентами могут оказаться куда более благопристойными и допустимыми.

Поэтому не стоит удивляться, что лидеры в Луганске и Донецке совсем не выглядят испуганными, а даже наоборот. Более того, парламент инсургентов принял решение о «новых границах» непризнанной республики: «Граница определена по территории Донецкой области, которая была на период 2014 года. Он предусматривает, что до тех пор, пока не урегулирован спор между Украиной и ДНР, граница будет проходить по линии соприкосновения», — сказал глава Народного Совета Владимир Бидевка.

В заявлениях Киева тоже не чувствуется стремления к мирному решению. В интервью с журналистами SPIEGEL, TIME, Le Monde и Gazeta Wyborcza президент Владимир Зеленский заявил, что «есть мнение, что большинство людей (на востоке Украины — А.Г.) хотят жить в России. Это неправда. Я верю и знаю, что есть люди, которые за Украину. Есть заблудшие. И наконец, есть те, кто за Россию. Те, кто за Россию, могут уехать: Россия сейчас раздает там свои нелегальные паспорта».

Если уйти от эмоциональных оценок, то по факту Зеленский предложил жителям Донбасса (ну, или значительной его части) добровольную депортацию с родной земли. Что совсем не является декларативным заявлением «голубя мира». Все это и позволяет предположить, что «нормандская встреча» в Париже не закончится ничем. Хотя — как хочется ошибиться!

Автор: Андрей Ганжа

https://regnum.ru/news/polit/2797072.html


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП, Татьяна Ивженко, Михаил Погребинский, Владимир Жарихин, Андрей Ганжа

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.12.2019. Просмотров: 233

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta