Уходящий 2017 год завершает постмайданный период в Украине

Содержание
[-]

Украинцы устали от боев и ждут свежих лидеров

Уходящий 2017 год завершает постмайданный период в Украине. Наступающий 2018-й станет предвыборным годом: власти, которая сменила команду Виктора Януковича, придется отчитаться о выполнении обещаний, звучавших на майдане.

Руководитель Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко отметил, что третий год президентства Петра Порошенко принес введение безвизового режима с европейскими странами, вступление в силу в полном объеме Соглашения об ассоциации с ЕС. «К внешнеполитическим серьезным проблемам можно отнести ухудшение отношений с соседями на западных границах – Польшей, Венгрией, отчасти с Румынией», – сказал он в комментарии «24 каналу». Фесенко отметил усиление конфликтности и внутри Украины.

«Начался год с торговой блокады Донбасса, а заканчивается протестами во главе с Михаилом Саакашвили… Эти события вызвали усиление политической напряженности», – сказал эксперт. Дополнительное влияние на ситуацию оказывают громкие уголовные дела по фактам коррупции, в которых фигурируют имена высокопоставленных чиновников и депутатов Верховной рады. В то же время в 2017 году начались межведомственные войны, в которых задействованы новые антикоррупционные структуры, Генпрокуратура, СБУ.

В новом году эти тенденции будут нарастать по мере приближения к назначенным на 2019 год президентским и парламентским выборам, убеждены эксперты. Они же отмечают, что сейчас до половины украинцев не видят кандидатов, которых готовы поддержать. Лидерство Петра Порошенко и Юлии Тимошенко в президентских рейтингах носит условный характер: ни один из основных на сегодня кандидатов не располагает поддержкой даже пятой части избирателей. Украинцы ждут новых кандидатов, считает Фесенко: «Хотят не столько политика, сколько морального авторитета… Своеобразного арбитра. Есть запрос на украинского Гавела или Макрона – молодого, решительного, динамичного».

Как менялись настроения в украинском обществе за годы независимости и как ситуация выглядит сейчас, выяснил Киевский международный институт социологии (КМИС), который сравнил данные своих опросов за 25 лет.

Оценка уровня бедности отражает субъективное восприятие ситуации гражданами. В 2017 году 12% указали, что им не хватает денег даже на еду. Это высокий показатель для страны с евроинтеграционными амбициями. Однако сравнение данных показало, что с 1994 года, когда показатель составлял 28%, он постепенно увеличивался до максимального значения в 1998 году – 52%. С 2000 года (47%) субъективное восприятие бедности снижалось до начала 2008 года (11%). Спад пришелся в основном на время президентства Виктора Ющенко, когда государство минимально вмешивалось в экономические процессы. Затем на ситуацию повлиял мировой кризис: в 2009 году бедными себя назвали 21% украинцев. Минимальное значение этого показателя было зафиксировано в 2013–2014 годах (9%), после майдана начался рост (до 17%), сейчас – снова спад.

Эксперты отметили любопытный нюанс: большинство украинцев жалуются на экономическую ситуацию в стране и свой уровень жизни, а главной проблемой считают войну в Донбассе. Однако это не отражается на субъективной оценке счастья. С 2001 года КМИС задавал респондентам прямой вопрос: «Считаете ли вы себя счастливым человеком?» В первом опросе утвердительно ответили 38% респондентов, затем показатели постепенно росли и в 2010 году (накануне победы на выборах Виктора Януковича) достигли максимального значения 65%. Затем пошли на спад. Очередной всплеск был зафиксирован в 2014 году, после смены власти. Потом показатель понемногу снижался и в 2017 году составил 53%. «Детальный анализ показал, что снижение уровня субъективной оценки счастья произошло за счет тех территорий, на которых люди непосредственно переживают войну. Жители в других регионах Украины чувствуют себя в той же мере счастливыми, что и до войны», – сказано в отчете.

Как выяснилось, заметные перемены в настроениях общества связаны не столько с частной жизнью, сколько с ситуацией в стране и политикой государства. Это в первую очередь отразилось на оценке украинцами отношений с Россией (опросы проводятся с 2008 года). Идею объединения в единое государство в разные периоды поддерживали от 20 до 2%, сейчас – 4% граждан Украины. Идея независимого существования двух отдельных государств всегда была популярнее (75–92%), сейчас ее сторонниками являются 85% украинцев. В то же время положительное отношение к России снизилось с 90% в 2008 году до 30% в 2015-м.

КМИС отметил, что в РФ соответствующие опросы проводятся Левада-Центром, затем данные сопоставляются. «За 10 лет существования проекта отношение украинцев к России всегда было лучше, чем отношение россиян к Украине», – сказано в отчете. На ситуацию повлиял крымский референдум 2014 года: «До этих событий 80–90% украинцев относились положительно к России (а в России показатели позитивного отношения в некоторые периоды падали до 30%, в лучшее время составляли 70%). После крымских событий был зафиксирован обвал показателей положительного отношения украинцев к России, но отношение россиян к Украине ухудшилось сильнее. Сейчас положительно относятся к России около 40% населения Украины, а в России около 30% населения положительно относятся к Украине».

Отношение к независимости Украины, судя по анализу данных за много лет, зависит от украинско-российских отношений. С 2014 года социологи фиксируют пиковые значения (на уровне 90%) поддержки гражданами независимого статуса Украины. Это почти соответствует показателям времен провозглашения независимости. Всплески патриотизма в украинском обществе, по данным социологов, наблюдались в 1990-х (в период войны в Чечне), в начале нулевых (в период украинско-российского конфликта из-за острова Тузла в Черном море). Предыдущее максимальное значение (около 80%) поддержки независимости Украины было зафиксировано в 2008 году в момент конфликта в Грузии, затем показатель еще возрос на фоне крымских событий.

Параллельно менялось и отношение украинцев к НАТО и ЕС. Относительно евроинтеграции сомнения в обществе оставались в 2005 году, когда команда Виктора Ющенко начала подготовку к сближению с ЕС. Эту идею поддержали тогда 33% украинцев, не поддержали 39%. В 2014 году за евроинтеграцию выступали уже 54% (против 23%); в 2015-м – 52% «за», 25% «против»; в 2016-м – 43% «за», 27% «против»; в 2017 году – 49% «за», 28% «против». Отношение к сближению с НАТО изменилось кардинально. В 2005 году идею поддерживали 16%, не поддерживали 57%. В 2014 году соотношение изменилось: 48% «за», 32% «против». Затем показатели стабилизировались, и в последние годы соотношение выглядит так: около 40% сторонников будущего членства в НАТО, около 30% противников.

Эксперты КМИС уточнили, что на юге и востоке Украины число противников сближения с НАТО превышает число сторонников. Но многие граждане заявляют, что не приняли бы участия в референдуме. «Если бы референдум относительно членства в НАТО проводился, например, в сентябре 2017 года и в голосовании приняли бы участие те, кто окончательно определился с выбором, явка составила бы 72%, а голоса участников распределились бы так: 62% за вступление в НАТО, 38% – против», – сказано в отчете по итогам исследования.

Граждане Украины требуют от власти реформ, которые позволят государству выйти на уровень стандартов ЕС и НАТО. При этом критикуют нынешнюю экономическую политику, считают недостаточно активной и эффективной борьбу с коррупцией. Главная претензия, которую подняли на свои флаги сторонники Михаила Саакашвили, – имитация реформ и сохранение олигархической системы, против которой люди выступили на майдане в 2013-м. При этом массовой поддержки акций «Руха новых сил» Саакашвили в Украине не было. Эксперты отмечают, что украинцы не хотят повторения майдана, тем более на фоне ситуации в Донбассе. Но ожидают, что в 2018 году появятся политические лидеры, которые способны будут реформировать государство.

Эксперты КМИС обратили внимание: «Большинство населения (70%) считает, что ситуация развивается в неправильном направлении: коррупция увеличилась, реформы не идут». Но при этом уровень бедности и показатели ощущения счастья свидетельствуют, что «ситуация стабилизировалась и не выглядит катастрофической».  

Верховная рада Украины собирается ввести уголовное наказание за отрицание "факта российской агрессии"

После новогодних праздников в Украине собираются ужесточить ответственность за государственную измену и ввести наказание за коллаборационизм. Возможна также уголовная ответственность за публичное отрицание «факта российской агрессии». Соответствующие законопроекты уже зарегистрированы или готовятся к регистрации в Верховной раде.

В начале 2017 года некоторые депутаты выступали с подобными идеями, но их не поддержали. Разработанные тогда законопроекты подверглись критике, поскольку в случае их утверждения большое число жителей территорий, которые Киев с 2014 года не контролирует, могли быть обвинены в «сотрудничестве с врагом».

Сейчас авторы нового законопроекта учли ошибки. Они предлагают внести поправки в действующий Уголовный кодекс (УК), четко определив терминологию и понятия. Уточнения предлагается вносить в основном в раздел «Государственная измена». Сейчас в ней указано, что само понятие означает «деяние, умышленно совершенное гражданином Украины во вред суверенитету, территориальной целостности, обороноспособности, государственной, экономической или информационной безопасности; переход на сторону врага в условиях военного положения или в период вооруженного конфликта, шпионаж, предоставление иностранному государству, иностранной организации или их представителям помощи в проведении подрывной деятельности против Украины».

Теперь депутаты предлагают дополнить определение словами «осознанное и добровольное сотрудничество с государством-агрессором, в его интересах, получение должностей (в том числе и выборных) в оккупационных органах власти государства-агрессора». Уточняется, что речь идет о государствах, которые Верховной радой признаны агрессорами. А также – что под оккупационными органами подразумеваются все структуры, «самопровозглашенные или созданные государством-агрессором», которые выполняют функции органов власти на неподконтрольной Украине территории.

Лицам с клеймом изменников Родины будет запрещено в течение определенных сроков (от 3 до 10 лет) работать в системе украинской госслужбы: в предлагаемых поправках перечислены органы власти Украины и названы все должности. До сих пор эта статья УК предусматривала также наказание за государственную измену в виде лишения свободы на срок от 12 до 15 лет. Данную норму депутаты предлагают оставить без изменений.

Кроме ответственности за коллаборационизм Верховная рада в 2018 году может ввести уголовную ответственность за «отрицание факта российской агрессии». О подготовке соответствующего законопроекта недавно заявил депутат от «Народного фронта», советник главы МВД Украины Антон Геращенко. Он возмутился тем, что некоторые украинские политики и эксперты позволяют себе называть события 2013–2014 годов государственным переворотом, а войну в Донбассе – внутренним гражданским конфликтом. Официальная позиция Украины заключается в признании майдана «революцией достоинства», а крымских событий и войны на востоке страны – «следствием внешней агрессии».

Геращенко сказал украинским СМИ: «Да, действительно статья 34 Конституции Украины гарантирует свободу мысли и слова, право на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Однако эта же статья предусматривает возможность ограничения законом – в интересах национальной безопасности, территориальной целостности, общественной морали. Чтобы защитить информационное пространство Украины… я подписал законопроект о дополнении Уголовного кодекса статьей, которой предлагаю ввести уголовную ответственность (до 5 лет лишения свободы) за публичное отрицание факта военной агрессии Российской Федерации против Украины».

Некоторые эксперты, комментируя парламентские инициативы, выражают опасения, что новые поправки в УК будут применяться по политическим причинам. Известный правозащитник Семен Глузман сказал, что в законодательстве уже есть норма о государственной измене, дополнение ее понятием «коллаборационизма» может вывести ситуацию за пределы права. «Кто будет определять, коллаборационист он или нет? Это вообще очень опасный термин», – сказал он.

В Украине ранее было несколько громких задержаний лиц, подозреваемых в государственной измене. Среди них были даже сотрудники украинских спецслужб. Однако сейчас развивается дело, которое привлекает больше всего внимание: 20 декабря СБУ задержала Станислава Ежова, замруководителя службы протокола премьер-министра Украины. Он долгое время работал в системе МИДа, а в правительстве работал переводчиком, бывал на переговорах с Владимиром Гройсманом. По сведениям украинских СМИ, которые ссылаются на источники в СБУ, Ежов был завербован российскими спецслужбами в период его работы в США.

Люди, знавшие задержанного чиновника со времен службы в системе МИДа, не скрывают удивления по поводу этого громкого задержания. Дипломат и общественный активист Богдан Яременко отметил в своем блоге, что должность, которую занимал Ежов, не предполагала допуска к информации, составляющей государственную тайну. Он допустил, что кто-то из руководителей задержанного знакомил его с содержанием засекреченных документов. «Или Ежов собирал правительственные сплетни и зарисовки…» – отметил Яременко.

Гройсман, придя в Верховную раду в последний день перед новогодней паузой в работе парламента (в прошлую пятницу), тоже заявил, что его подчиненный не имел доступа к государственной тайне: «Поэтому никаких серьезных потерь у нас нет… Возможно, кто-то и хотел использовать эту ситуацию против меня. Хочу им передать привет: сколько бы ни пытались меня дискредитировать, я всегда буду это выявлять и публично реагировать».

Гройсман отметил, что спецоперация СБУ готовилась несколько месяцев. Но это не вяжется со словами о том, что задержанный Ежов не располагал сведениями, которые могли бы интересовать врагов. Общественный деятель Лариса Волошина отметила в блоге на сайте «Газета.ua», что задержание происходило перед телекамерами (съемочная группа одного из телеканалов утверждает, что случайно оказалась рядом): «Арест шпиона, которому враг доверяет, без попытки перевербовать его. Или хотя бы не вспугнуть всю шпионскую сеть… Так вот, такой образцово-показательный арест иностранного шпиона – это что-то вроде хеппи-энда во второсортном боевике. А у нас тут не кино».

Богдан Яременко считает, что способ задержания может ударить по имиджу Украины: «Потому что все иностранцы, общавшиеся с Владимиром Гройсманом через переводчика, начнут ерзать, припоминая, что они там наговорили и что о них теперь знают россияне? Ну, и в ближайшее время все хорошо подумают, что говорить украинской стороне, а что – нет».

Эксперты обратили внимание еще на один момент в этой ситуации: сам Владимир Гройсман допустил, что некто вел игру лично против него. «Мы не знаем, может, Ежов – действительно шпион. Но может, некто пытался шпионской историей дискредитировать премьер-министра, а Ежов оказался пешкой в этой политической игре?» – сказал «НГ» один из политологов. Он отметил, что подобных историй может стать больше, если Верховная рада внесет упомянутые поправки в законодательство: «В 2018 году начнется предвыборная кампания. Заподозрил конкурента в государственной измене, коллаборационизме или обвинил в некорректных политических заявлениях – и уничтожил его рейтинг», – оценил ситуацию собеседник «НГ». Он отметил, что в Украине в последнее время стали разбрасываться обвинениями в «работе на врага».


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Ивженко

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.12.2017. Просмотров: 165

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta