У российских соотечественников отбивают охоту к репатриации

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
О мерах по повышению эффективности госпрограммы по переселению  

***

Российский госаппарат ставит перед переселенцами высокие бюрократические барьеры 

К госпрограмме переселения в Россию соотечественников из-за рубежа в очередной раз выдвинут обширный набор претензий.

Например, речь идет о том, что этот инструмент репатриации уже превратился в некий оргнабор трудовых мигрантов. С каждым годом привлекательность госпрограммы в глазах именно русскоязычных падает, зато ее участниками все чаще становятся иностранцы, вообще не владеющие госязыком. А теперь правозащитники особо указывают на факты массового недопуска к программе тех, кто желает переехать в Россию, еще на стадии подачи ими заявлений в миграционные органы с помощью всевозможных бюрократических барьеров.

Правозащитники из «Форума переселенческих организаций» совместно с Институтом стран СНГ подготовили для властей РФ предложения по гуманизации действующей госпрограммы, которая ныне оказалась переполненной различными препонами и ловушками для соотечественников. Например, эта программа настолько забюрократизирована, что попасть в нее удается лишь единицам. Поэтому неудивительно, что за 15 лет существования ею воспользовались порядка 1 млн человек. Хотя в одном только Казахстане, откуда сейчас идет наибольший поток желающих переселиться в Россию, около 3 млн русских.

Одна из причин невысокой популярности госпрограммы в том, что на местах соотечественников рассматривают как обычных мигрантов, а само переселение – как некий оргнабор гастарбайтеров. Поэтому-то нет достаточно внятных преференций для участников госпрограммы, а есть повсеместные процедурные сложности с оформлением этого статуса. И, конечно, присутствует в целом чрезмерный уровень коммерциализации данной сферы. При этом трудности с оформлением статуса начинаются у людей еще за рубежом. Российские консульства и представительства Главного управления МВД РФ по вопросам миграции (ГУВМ) сильно перегружены, соотечественники вынуждены ждать по два-три месяца возможности подать документы. И зачастую их им возвращают якобы из-за ненадлежащего оформления, а значит, вставать в очередь приходится заново. 

Есть и конкретные по-настоящему вопиющие примеры. Скажем, в городах Казахстана Алматы и Нурсултан запись на прием проводится только через лист ожидания. Причем от людей требуют подтверждать ее на сайте временной рабочей группы ГУВМ каждый день в течение не менее чем одного месяца строго в одно и то же время. И обязательно с одного и того же электронного устройства, ip-адрес которого отслеживается. Если эти условия не соблюдать, то понижается некий рейтинг заявителя, что в итоге может вообще привести к удалению из листа ожидания. Однако в Узбекистане и Таджикистане подать документы на участие в госпрограмме еще сложнее, утверждают правозащитники. 

«Растущая коммерциализация госуслуг по оформлению статуса, включая отсутствие большинства из перечисленных проблем при оформлении через коммерческие миграционные центры, требует наличия значительных финансовых средств, которые у многих соотечественников отсутствуют», – указано в подборке материалов Форума переселенческих организаций. Но не меньшие сложности и затраты возникают и при вступлении в программу уже на территории страны. Например, в некоторых субъектах РФ теперь стали настаивать, чтобы соотечественники сперва проработали у них несколько месяцев, а уже затем подавали документы. Это, видимо, для того, чтобы оценить трудовой потенциал переселенцев. 

В очередной раз правозащитники пожаловались и на сложности с регистрацией участников госпрограммы. За установленный законом срок соотечественники реально могут либо найти «резиновую квартиру», либо купить поддельную прописку. «Правоприменительная практика, в том числе судебная, свидетельствует о многочисленных фактах привлечения соотечественников к ответственности за проживание без регистрации независимо от невозможности ее оформления, то есть при отсутствии вины», – подчеркивают правозащитники. По их мнению, «очевидна нелогичность привлечения законопослушных граждан к ответственности за отсутствие административного акта, который они получить не в состоянии». Отмечена также рассогласованность госпрограммы с программами социально-экономического развития российских регионов. Негативные последствия для госпрограммы имеет и тот факт, что отсутствует какой-то единый госорган, который организует и контролирует деятельность по ее исполнению. Показательно, что в ее официальном тексте до сих пор указана ликвидированная еще в 2016 году Федеральная миграционная служба. 

«НГ» спросила экспертов, по какой причине российская бюрократия не то чтобы не занимается помощью соотечественникам, а как будто специально отбивает у них охоту к переселению? Как считает эксперт Центра защиты трудовых прав «Рабочий компас» Александр Зимбовский, одна из причин – это сила традиции: «При первом президенте РФ было принято политическое решение, чтобы наших зарубежных соотечественников в России было поменьше. А те, кто все-таки сумел бы просочиться, были как можно бесправнее». Это потому, что такие люди, явно недовольные развалом СССР, были бы в оппозиции власти. Но и нынешний режим, вроде бы декларирующий другой политический курс, во многом продолжает прежнюю политику – «то ли в силу бюрократических традиций, то ли в силу иных соображений». Кроме того, Зимбовский не исключил, что раз вокруг проблем с переселением выросло приличное количество разных неофициальных и полуофициальных консультантов, то, мол, ликвидация условий, дающих этим посредникам возможность безбедно существовать, ударит и по определенному кругу представителей госбюрократии, что, естественно, вызывает недовольство. «А в суровое кризисное время силовые и бюрократические структуры, наверное, не должны иметь поводов для недовольства верховной властью», – предположил эксперт.

По словам лидера движения «Гражданская солидарность» Георгия Федорова, госпрограмма переселения соотечественников так и не будет эффективна и максимально доступна для желающих, пока государство не изменит экономическую, а вслед за ней – и миграционную политику. Поскольку помимо внутреннего стремления к воссоединению с родиной соотечественники, живущие за рубежом, думают и о том, как они будут жить после возвращения, где работать, какие социальные гарантии будут у них и их детей? Эти вопросы государство обязано учитывать, а главное, стремиться дать на них максимально конкретные ответы и гарантии. В теории так вроде бы и есть, но не на практике, заметил Федоров. Например, к большому сожалению, рынок труда в России не создает реального спроса на квалифицированных специалистов: ни крупный бизнес, ни госпредприятия не проявляют интереса к привлечению соотечественников на хорошо оплачиваемые позиции, а конкурировать с нелегальными или полулегальными гастарбайтерами в традиционных для тех сферах практически невозможно. «К тому же чрезмерная забюрократизированность системы и высокий уровень коррупции только ухудшают ситуацию», – пояснил он.

Гражданский активист Алексей Егоркин обратил внимание на бессистемность, формализм, некомпетентность, чинопочитание, коррупцию, отсутствие человеческого сочувствия и соучастия в проблемах людей. Короче говоря, тут, как и везде, видны одни и те же управленческие ошибки: «Проблема переселения соотечественников и то, как она фактически саботируется даже не по причине злого умысла, а по причине реализации госпрограммы случайными людьми, которых устроили и встроили в систему, например, по знакомству». Отсутствие ответственности за халатность в работе лишь способствует той практике, чтобы ничего не делать и просто получать за это деньги. «И с каждым годом эта система «ничегонеделания» лишь укрепляется, что наводит на тягостные мысли. К примеру, что это не только удобно, но кому-то и выгодно», – заявил «НГ» Егоркин.

Автор Екатерина Трифонова, корреспондент отдела политики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/politics/2022-05-10/3_8431_barriers.html

***

Приложение.  Чиновники ждут гастарбайтеров, а не соотечественников

Оказавшиеся в России представители "русского мира" начали об этом жалеть

Правозащитники, занимающиеся проблемами соотечественников, планируют обсудить с миграционными чиновниками меры по повышению эффективности госпрограммы по переселению. Сейчас все больше субъектов РФ намерено свернуть участие в данном проекте, властям больше интересны гастарбайтеры и рынок труда, чем репатриация представителей «русского мира». И те из них, кто уже переехал в Россию, начинают об этом жалеть. Например, квалифицированным медикам до сих пор так и не гарантирована работа по этой востребованной специальности.

По информации «НГ», эксперты Форума переселенческих организаций и Института стран СНГ готовят совещание по проблемам в реализации госпрограммы переселения соотечественников из-за рубежа.

В последнее время ее эффективность все чаще ставится под сомнение губернаторами ряда регионов, самый показательный пример – Калужская область. К дискуссии приглашены Главное управление МВД РФ по вопросам миграции (ГУВМ), МИД России, власти субъектов РФ. «Эффективность программы будет рассмотрена на примере проблем ее участников, переселяющихся в Калужскую, Воронежскую, Новосибирскую области и на Дальний Восток», – указывается в анонсе данного мероприятия.

Между тем именно сейчас многие соотечественники, которые сталкиваются за рубежом с ксенофобией или даже притеснениями, задумались о возвращении на историческую родину. Однако программа переселения, по мнению экспертов, настолько забюрократизирована, что попасть в нее удается лишь единицам. Кто-то не может подтвердить принадлежность к народам, которые исторически проживают в России, кто-то – найти вакансию в конкретном регионе именно по своей специальности. А на местах соотечественников как раз часто и расценивают как обычных мигрантов, саму же госпрограмму – как оргнабор рабочих рук, из которого отфильтровывают «профнепригодных». То есть от репатриантов требуют конкретно обосновать свою полезность стране, а подтекст в этом такой: если ты не трудоспособный, а наоборот, пожилой и больной соотечественник, то, значит, ты для России бесполезен и вряд ли сюда попадешь.

По словам председателя исполкома Форума переселенческих организаций Евгения Боброва, разговор планируется не столько о правах человека, сколько об идеологии власти, от которой хотят наконец добиться внятного ответа – что мешает привлекать в страну больше соотечественников, особенно тех, кто здесь востребован? И насколько значим для государства акцент именно на трудовой миграции? А также почему вместо снятия бюрократических барьеров и перехода к более гибким условиям приема регионы и вовсе стали задумываться о сворачивании участия в госпрограмме? По мнению экспертов, очевидно, что вопрос переселения соотечественников все же нельзя отдавать на откуп регионам, которые руководствуются лишь выгодой, госпрограмме давно пора придать больше репатриационный, нежели трудовой характер. А вторая проблема, которую рассчитывают обсудить с чиновниками эксперты форума, – это причины, по которым люди в Россию либо не едут, либо потом уезжают из нее назад.

Одна из таких причин – это нежелание властей решать вопрос с иностранными специалистами, прежде всего медиками. Им на протяжении более года заблокирована процедура нострификации, то есть признания свидетельств о профессиональной квалификации. В результате уже тысячи соотечественников вынуждены находиться в стране без работы – и это при том, что по условиям госпрограммы переселения у них нет права на пособие по безработице. Либо же этим людям приходится возвращаться в государства исхода, чтобы просто иметь возможность зарабатывать на жизнь. В конце прошлого года правозащитники вроде бы добились, чтобы таким медикам начали выдавать направления на экзамен. Но когда соотечественники его сдают, они опять не знают, куда с этой бумажкой бежать, да и сами чиновники тоже не понимают, что с ней делать, поскольку никакой команды сверху не поступает.

Как рассказала «НГ» переселенка в РФ из Казахстана Наталья Маликова, с одной стороны, соотечественникам стали выдавать некие акты о сдаче экзамена, то есть не сертификаты, как раньше. С другой стороны, устроиться на работу по профилю они так и не могут, так как нужно пройти еще какую-то аккредитацию, правила которой чиновники еще не придумали. Между тем прежние правила тестирования утратили силу с января 2021 года, а нового постановления правительства нет. Созданные же аккредитационные конторы, по словам Маликовой, чаще отфутболивают людей, ссылаясь на непонимание будущих правил. Есть, правда, такие регионы, которые все же решились трудоустраивать специалистов, сдавших экзамен, но на свой страх и риск. Причем власти не хотят трудоустраивать и обладателей советских дипломов, хотя в России они действуют спокойно. Так что на практике таких специалистов из стран СНГ априори воспринимают «как понаехавших из какого-то аула».

Вот, например, конкретная история медсестры высшей категории, которая уже в качестве гражданки РФ переехала из Казахстана в Барнаул. Она поясняет, что для подтверждения диплома нужно оплатить переводы, госпошлину, курсы повышения квалификации – все это выходит где-то 50 тыс. руб. А поскольку некоторые регионы, в том числе и Алтайский край, направляют на экзамен только в Москву, то людям надо потратить еще примерно такую же сумму. Однако у большинства провинциальных медработников зарплата настолько низкая, что «они лишь за год заработают ту сумму, которую нужно отдать за оформление всех документов». Скажем, в Барнауле средний медработник получает около 15 тыс. руб. «Легче пойти работать в магазин на кассу», – возмущается медсестра. По ее мнению, настоящие специалисты вынуждены уходить в другие профессии, «все сделано, чтобы мы не работали по своей специальности, чего вообще добивается Россия?».

Поэтому-то, заметила Маликова, многие и стали задумываться: стоит ли вообще подтверждать диплом? Часть докторов уже работают «санитарами, таксуют или разгружают фуры». Но чиновники с высоких трибун продолжают жаловаться на нехватку квалифицированных кадров в медицине и образовании. Проблема в том, что чаще всего в Россию едут соотечественники с большим стажем и опытом в медицине, но они здесь не учитываются, что и сказывается на зарплате. И уже немало тех, заявила «НГ» Маликова, кто, даже получив российский паспорт, так и вынужден жить на две страны: «Мой муж – оперирующий хирург с многолетним стажем, и ему приходится работать в Казахстане, будучи гражданином РФ. Имея высшую категорию по травматологии и хирургии, в России без надбавок он будет получать копейки. Его примут как студента, только окончившего институт». Вместе с тем, по ее словам, уровень жизни в Казахстане на самом деле не хуже российского – и многие едут в Россию лишь из-за языковой ситуации, хотят спокойно говорить по-русски. Кстати, согласно госпрограмме переселения, предпочтения как раз отдаются врачам и педагогам, в которых Россия остро нуждается.

Но, очевидно, что к репатриации «русского мира», о котором трубит пропаганда, госаппарат даже в таких мелочах не готов. И, как отметила Маликова, постепенно эйфория от обещаний сходит на нет, переселенцы задаются вопросом: что мы тут делаем, если на самом деле нас здесь не ждут? Люди так и говорят, мол, «поиграли в Россию – поедем назад». И пока у России еще есть возможность перестать относиться к специалистам как к гастарбайтерам. «Лучше бы с таким усердием, с которым они борются с «русским миром», чиновники боролись с коррупцией: ведь многие мигранты, не знающие и слова по-русски, реально имеют сертификаты на руках, они каким-то образом защищаются раньше всех нас», – заметила собеседница «НГ».

Автор Екатерина Трифонова, Корреспондент отдела политики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/politics/2022-04-19/1_8421_officials.html


Дата публикации: 11.05.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 102
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta