Tушениe масштабного пожара в зоне Чернобыльского биосферного заповедника

Содержание
[-]

"Связь - 0, организация - 0": развал ГСЧС времен Авакова 

"Ездили лесом и не знали, где мы”: пожарные рассказали, как тушили Чернобыль. Работу спасателей осложнял не только масштаб пожаров, но и условия, в которых приходилось работать. Пожарные спали в автомобилях, блуждали в лесу из-за отсутствия карт и радиостанций, лазили на деревья, чтобы поймать мобильную связь, извлекали увязшие автомобили и дышали опасным смогом.

Зона отчуждения пылает с 3 апреля. Пожар охватил тысячи гектаров. Горели бывшие села вокруг ЧАЭС , окрестности городов Чернобыль и Припять, территория Рыжего леса. По словам директора Чернобыльского биосферного заповедника Александра Галущенко, по предварительным оценкам пострадало 11 500 гектаров, а это примерно 5% заповедной территории. По состоянию на 26 апреля все еще горят два участка в селах Кривая Гора, Рудьки, Буряковка. Для тушения масштабного пожара в течение трех недель привлекли более тысячи пожарных, пишет LB.ua.

"Я такого пожара еще не видел, - рассказывает спасатель Юрий, работавший в зоне отчуждения. - Ты гасишь с одной стороны, а огонь уже с другой. Даже лесничие говорили, что Чернобыль хоть и горит каждый год, но не в таких масштабах".

Работу спасателей осложнял не только масштаб пожаров, но и условия, в которых приходилось работать. Пожарные спали в автомобилях, блуждали в лесу из-за отсутствия карт и радиостанций, лазили на деревья, чтобы поймать мобильную связь, извлекали увязшие автомобили и дышали опасным смогом.

"Организация была нулевая", - возмущается спасатель Никита (имя изменено).

LB.ua пообщался с пожарными, которые работали в зоне отчуждения. Они критически отзываются об организации и условиях работы, которые должна обеспечить Государственная служба по чрезвычайным ситуациям. Спасатели просят не упоминать их имен, чтобы не нарваться на возможные санкции со стороны руководства.

Рассказывая об условиях работы в Чернобыле, пожарные критикуют стратегию руководства ГСЧС (ДСНС), жалуются на отсутствие должной организации тушения пожаров и координации работы. "Были такие случаи, когда некоторое время люди тушат пожар водой и подручными средствами, а впоследствии это же место поджигают для тушения встречным огнем. Многие дороги в лесу мы проложили самостоятельно", - рассказывает спасатель Иван (имя изменено).

Из-за узких дорог машинам негде было развернуться, что опасно для жизни самих спасателей, говорит Юрий. По словам другого спасателя, не приспособленные к лесным пожарам МАЗы увязали и спасателям пришлось тратить время на то, чтобы их вытягивать.

Сотрудник Государственного агентства по управлению зоной отчуждения Михаил Байтало среди проблем с тушением пожаров также называл отсутствие противопожарных дорог в труднодоступных местах, куда не могла заехать техника, а также противопожарных разрывов. По данным ДСНС, за время тушения пожара пришлось создать 949 км минерализованных полос и дорог, которые служат противопожарным барьером. Усложняли тушение пожара природные условия - сухой лес и ветер. Из-за последнего огонь быстро распространился. За первый день пожар охватил 20 гектаров и уже 7 апреля перекинулась и на Житомирскую область.

Передвижения и коммуникация спасателей осложнялись отсутствием мобильной связи и радиостанций.

"Вы думаете, что нет радиостанций? Есть, но никто их не выдает. Общались криками. Один парень должен был бежать три километра. Другой вообще потерялся. Он залез на сосну, отправил геолокацию, и так его отследили", - вспоминает спасатель Никита (имя изменено). В части спасателя Ивана не было даже карт.

"Связь - 0, организация - 0. Никто ничего не знает, все друг на друга кивают. Даже карт никто не дал, мы ездили по лесу и сами не знали где. Были такие случаи, когда людей в лесу теряли", - отмечает пожарный. Вечером 13 апреля на Киевщине пошел дождь, на следующий день председатель ДСНС Николай Чечеткин заявил, что "пожара уже нет". Однако через два дня снова появился открытый огонь. Пожарные продолжали работать в зоне.

"Знаю, что пожарные делают все возможное. Я благодарен им за мужество", - отреагировал на десятый день тушения пожаров президент. Пока героизмом спасателей восхищались в соцсетях, сами они скромно оценивали свой вклад. "По моему мнению, это непосредственно наша работа. Это напрямую каждого спасателя касается. Это наша обязанность", - отметил пожарный Юрий.

"Можно сказать, что не спали"

Пожарные, которые работали в зоне до того, как там развернули палатки, рассказывают, что некоторым "повезло" ночевать в местном спортзале. Мест для всех не хватало, поэтому те, кому не "повезло", спали в пожарных автомобилях или под открытым небом в то время, когда над Киевщине стоял опасный для здоровья смог. "В спортзале было 50 коек. 14 апреля работало примерно 400 человек. Несколько частей спали в своих автомобилях. У Черкасской бригады были автономные генераторы. А те, кто спал в советских ЗИЛах, можно сказать, что и не спали: автомобиль очень маленький и печка в нем не работает", - рассказывает Никита.

Спасатель Иван жалуется на проблемы с водой, которую доставляли только в бутылках как питьевую, поэтому с умыванием возникали проблемы. Не из пожарных машин же было брать, куда набирали воду из Припяти и других болот. Питание пожарные описывают как более, чем скромное. "Все знали, куда едут, поэтому брали с собой", - рассказывает спасатель Юрий.

Спасатель Иван, который заступил в следующую смену, говорит, что на еду и не всегда было время.

"В столовой кормили, как могли. Иногда мы просто туда не успевали. Примерно в 6-7 утра ехали в лес в свои квадраты тушения, а возвращались около полуночи, и понятно, что в столовую никто не успевал. Я два раза попал в столовую", - рассказывает пожарный.

Часть, из которой приехал спасатель Никита, на три дня отправили под границу с Беларусью. Там спасатели ночевали в автомобилях и ели то, что прихватили с собой. По словам пожарного, обед им привезли только раз за три дня - борщ, кусок хлеба и холодный чай. Никита возмущается, что пожарные преимущественно питались за свой счет, а за день в командировке получают 76 гривен.

После того, как в соцсетях начали появляться сообщения и фотографии от представителей туроператоров об условиях, в которых работают пожарные, волонтеры начали собирать деньги на еду и средства гигиены. Одна из них, Наталья Юсупова, рассказывает, что решила помочь, когда увидела фото молодого спасателя, который спит под открытым небом.

"Я подумала: разве нам сложно собрать и передать помощь ребятам? Вечером написала сообщение, и на следующий день мы с подругой отправили 200 кг груза. За 10 дней прислали 1600 кг - это была тушенка, сухпайки, кофе, чай, одноразовая посуда, футболки, респираторы и распылители", - рассказывает волонтер.

"На свой страх и риск"

С началом пожаров в зоне отчуждения встал вопрос о радиологической безопасности для жителей близлежащих районов. Особенно остро, когда огонь подошел вплотную к хранилищу радиационных отходов и охватил территорию Рыжего леса, который при взрыве реактора в 1986 году взял на себя наибольшую долю выбросов радиоактивной пыли.

Благодаря работе спасателей пожар в опасный зоне Чернобыля удалось остановить. В ГАЗО сообщили, что все это время не фиксировали превышения контрольных уровней радиации в зоне отчуждения. Измеряли излучение и у пожарных. После окончания ротации каждого спасателя проверяли специальным прибором "СИЧ". Ни у одного из 1188 проверенных пожарных превышений цезия-137 (компонента радиоактивного загрязнения) не обнаружили.

По словам Никиты, сами пожарные не могли проверить уровень радиации в местах, где работали. "Индивидуальные накопительные дозиметры нам дали, но на таких дозиметрах ты не можешь увидеть уровень радиации. Групповые дозиметры, которые должны быть у руководителя тушения пожара или у начальника караула или отделения, не дали. Мы ходили на свой страх и риск. Некоторые из ребят имели свои дозиметры. Они говорили, что у Рыжего леса - подскакивало до 8-9 рентген (при допустимом фоне 0,05 микрорентген/час, - ред.)", - рассказывает Никита.

В ежедневных отчетах ДСНС из зоны отчуждения утверждается, что радиационный фон в Чернобыле не превышает естественных фоновых значений. Председатель Службы Николай Чичтокин признавал, что "на территории Чернобыльской зоны есть отдельные участки, на которых фоновые значения радиационного загрязнения превышаются, но радиологи зоны отчуждения, химики-дозиметристы ДСНС путем сверки и расчетов по определенным формулам говорят о том, сколько по времени спасатели могут работать в том или ином районе".

Председатель общественного союза "Бойкот пожарных Украина" Максим Писарский общается со спасателями, которые работают в Чернобыльской зоне. Активист обращает внимание на пренебрежение нормами безопасности работы в зоне отчуждения. Сама организация с 2015 года пытается защищать права работников пожарно-спасательных подразделений, организует акции и призывает к реформе ДСНС.

"И с пожаротушением, и с обеспечением изначально был бардак. Ребята рассказывали, что спали и в лесу. Никто не думал о палатках, о работе по нормам радиоактивной безопасности: что все люди в “серой зоне” должны находиться в протиаэрозольных и противопылевых респираторах, что нельзя есть на открытом воздухе в костюме. Есть такая вероятность, что через несколько месяцев пожарные начнут болеть с признаками радиационного поражения", - предполагает Писарский.

Активист добавляет: немало проблем, которые возникли в Чернобыльской зоне, являются системными для ДСНС.

"Ходят слухи"

Когда в соцсетях начали появляться сообщения о ненадлежащих условиях, в которых работают спасатели, отреагировала и ДСНС. "В Сети ходят слухи, что наши ребята якобы работают голодными и спят под открытым небом. Многих это привело к мысли о том, что государство не в состоянии накормить своих защитников. Однако, не спешите с выводами, руководствуясь эмоциональными сообщениями в соцсетях. Мы бы хотели развеять те мифы, которые побуждают общественность считать банки тушенки, или же дают повод мошенникам собирать средства на помощь зверям-погорельцам, как это было замечено на днях в facebook", - написали на странице ДСНС в соцсети.

В Службе рассказали, что развернули передвижные пункты в селах Старые Соколы, Рудня-Ильиницкая и Диброва, где размещают спасателей и готовят еду. "Завтракают и ужинают наши пожарные в пунктах жизнеобеспечения, обеды же доставляются к месту тушения пожаров. Организованы также надлежащие санитарно-гигиенические условия для спасателей, дозиметрический контроль и медицинское обеспечение", - заверили в ДСНС.

LB.ua обратился в пресс-службу ДСНС за дополнительными комментариями. Там отметили, что не имеют времени отвечать на вопросы и посоветовали прислать информационный запрос. Спасатели, с которыми пообщался LB.ua, удивляются, почему такие пункты начали разворачивать только через две недели после начала тушения пожаров. "Сначала ничего, а через некоторое время все сделали - и палаточный городок, и кухню, и душевые. Могут, когда нужно", - говорит спасатель Иван, который уже вернулся домой.

Автор: Диана Буцко, опубликовано в издании LB.ua, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/svyaz-0-organizatsiya-0-razval-gschs-vremen-avakova

***

Приложение. Пожары в Чернобыльской зоне вновь напомнили о судьбе украинских АЭС

Украина реализует многолетнюю программу вывода из эксплуатации действующих в стране АЭС. Как это происходит? И как влияют на дискуссию о судьбе украинских АЭС пожары в зоне ЧАЭС?

Накануне 34-й годовщины аварии на Чернобыльской АЭС в зоне отчуждения из-за чрезвычайно сухой весны вспыхнули масштабные лесные пожары. По информации Госслужбы чрезвычайных ситуаций Украины и администрации зоны отчуждения, опасности для арки над саркофагом разрушенного 4-го блока ЧАЭС и хранилища ядерного топлива нет. Но и сегодня свыше тысячи пожарных, техника и авиация ликвидируют очаги тления. Убытки от этого бедствия еще не подсчитаны.

Экологи называют такие ситуации опосредованными компенсационными рисками от эксплуатации атомных электростанций. Не случись аварии на ЧАЭС, не было бы радиационного заражения территории, выселения сел и запущенности огромной зоны, где пожары тушить очень сложно, отмечает в интервью DW заместитель директора Национального экологического центра Украины Олег Деркач. "Кто предполагал при строительстве ЧАЭС, что в полузаброшенной после 1986 года зоне, вспыхнут лесные пожары? Мир борется с изменением климата и выбросами СО2 в атмосферу. Но кто подсчитает, сколько СО2 ушло в атмосферу от этих пожаров?", - задается вопросом эколог.

В каком состоянии находятся украинские АЭС

Судьба атомных электростанций в Украине интересует многих, прежде всего, в контексте экологической безопасности. Но не только. Украинские АЭС, построенные 30-40 лет уже дорабатывают свой ресурс. А что будет с ними дальше? В настоящий момент четыре атомные станции в Украине: Запорожская, Ровенская, Хмельницкая и Южно-Украинская эксплуатируют суммарно 15 энергоблоков. Оператором всех станций является Национальная атомная энергокомпания "Энергоатом" (НАЭК "Энергоатом").

На запрос DW в "Энергоатоме" ответили, что "после 2020 года в Украине останется три действующих энергоблока, проектные сроки работы которых еще не завершились". А "срок работы 11 энергоблоков АЭС Украины, проектные сроки эксплуатации которых (30 лет) исчерпаны, продлен". Эти энергоблоки, отмечают в компании "Энергоатом", получили лицензию Государственной инспекции ядерного регулирования Украины и могут находиться в дальнейшей эксплуатации от 10 до 20 лет, в зависимости от технического состояния каждого из них.

Продление эксплуатации АЭС согласовано специальной "Комплексной сведенной программой повышения безопасности энергоблоков АЭС (КСПБ)". Она рассчитана до 2023 года и финансируется за счет кредитов Европейского банка реконструкции и развития, Европейского сообщества по атомной энергии и собственных средств "Энергоатома".

Как полагают в НАЭК "Энергоатом", оптимальный вариант выведения из эксплуатации действующих ядерных энергоблоков АЭС - отложенный демонтаж с выдержкой 30 лет. То есть, энергоблок останавливают, переводят в безопасное состояние на несколько десятилетий и начинают готовить к демонтажу. Для финансирования этих работ компания уже отчисляет средства в специальный фонд.

Станет ли "зеленая энергетика" в Украине конкурентом ядерной?

Еще в 2017 году Украина утвердила новую энергетическую стратегию, согласно которой до 2035 года доля электричества, производимого украинскими АЭС, в общих поставках энергии должна составлять 25 процентов. Сейчас эта цифра в два раза больше. В "Энергоатоме" считают 55 процентов "оптимальной долей в общем производстве электроэнергии в стране, при условии сохранения текущих объемов потребления энергии и в случае их увеличения благодаря экономическому росту".

По данным компании, в 2019 году АЭС Украины произвели 83 млрд кВт-часов электроэнергии - это 54 процента от всего объема электричества, и на протяжении последних пяти лет доля электроэнергии, вырабатываемой АЭС, составляла 50-55 процентов. "Атомная энергетика владеет неопровержимыми преимуществами, как надежность, экологическая безопасность и экономичность", подчеркивают в "Энергоатоме". Но так в Украине думают не все, рассматривая в качестве альтернативы ядерным реакторам возобновляемые источники энергии.  

В декабре 2019 года суммарная мощность всех АЭС страны на несколько суток была ограничена на 400 МВт. Тогда глава комитета Верховной рады Украины по вопросам энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Андрей Герус назвал причинами сокращения выработки электричества на АЭС низкий спрос на него из-за падения промышленного производства, теплой погоды и активной работы возобновляемых источников энергии (ВИЭ). В Украине, в частности, есть ветряные электростанции и солнечные батареи, установки по выработке электричества из биомассы. По информации министерства энергетики и защиты окружающей среды Украины, в конце 2019 года доля ВИЭ в общем производстве электричества составила 4,1 процента, или почти 530 млн кВт-часов.

В чем преимущества "зеленой энергетики" для Украины?

Пока стоимость электричества, произведенного из возобновляемых источников, самая высокая в стране - около 5 гривен за 1 кВт-час. В то время как "Энергоатом" связан специальными государственными обязательствами и отпускает 85 процентов своей электроэнергии по фиксированному тарифу в 57 копеек за 1 кВт-час.

"Зеленая энергия не должна быть дешевой, - уверен эколог Олег Деркач. - Ее производство тоже влияет на экологию. В стоимость такого электричества нужно закладывать все риски для людей и природы. А цену на электричество должен регулировать свободный рынок, а не постановления правительства". Между тем атомщики беспокоятся, что "из-за стремительного и бесконтрольного прироста доли возобновляемых источников электроэнергии" неопределенным оказывается баланс производства электроэнергии в Украине .

Олег Деркач пока не видит в "зеленой энергетике" серьезных конкурентов для украинских АЭС. Но ситуация меняется. При этом спор между сторонниками ВИЭ и АЭС о том, что больше влияет на изменение климата, эколог называет манипуляцией.

"Любой технический проект влияет на окружающую среду. Если учитывать только работу АЭС, то они выбрасывают в природу меньше углекислоты, чем электростанции на угле, мазуте, газе. Но выбросы несоизмеримо больше на всей цепочке ядерного топливного цикла - добыча урана, транспортировка руды, ее обогащение, строительство АЭС, стоимость городков энергетиков, снятие их с эксплуатации, хранение ядерных отходов. Но эти расчеты на принимаются во внимание", - сетует Олег.

Автор: Олег Климчук

https://p.dw.com/p/3bJcY


Об авторе
[-]

Автор: Диана Буцко, Олег Климчук

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.05.2020. Просмотров: 34

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta