Турция и украино-российская конфронтация. В. Путин стремится установить союзнические отношения с Китаем и Турцией

Содержание
[-]

Турция и украино-российская конфронтация

Государственный визит президента Российской Федерации В. Путина в Турецкую Республику 1-го декабря опять привлек внимание мирового сообщества к российско-турецким отношениям в контексте агрессивных действий России против Украины.

Оказавшись «всерьез и надолго» почти в полной политической и экономической изоляции в Европе, президент России В. Путин делает попытки внести раскол в отношения как между некоторыми европейскими странами, так и между Евросоюзом и США, и в это же время установить союзнические отношения с такими большими соседними государствами, как Китай и Турция.

Если говорить о Китае, то тут такие усилия напрасны хотя бы потому, что товарооборот между КНР и США составляет свыше 600 млрд долл., в то время как между РФ и КНР — всего лишь 88 млрд долл. — то есть, почти в 7 раз меньше. Если сравним ВВП России (2,5 млрд долл.), США (16,72 млрд долл.) и Китая (13,39 млрд долл.), то увидим, что сегодня в мире есть лишь две сверхдержавы — это США и Китай. Очевидно, уровень экономического сотрудничества Китая с США намного выше, чем с Россией, так что ему нет нужды создавать военно-политический союз с Россией против США.

Турция является второй после Китая соседствующей с Россией геополитической и экономической силой. Сотрудничество с ней чрезвычайно важно для Москвы, ведь это может помочь ей вырваться из международной политической и экономической изоляции. Как говорил турецкий эксперт Хасан Аксай, Турция — это страна, которую Россия не может себе позволить потерять. Интересно, что основой экономического базиса отношений России, как с Китаем, так и с Турцией, есть поставки энергоносителей. При этом энергорынки Китая и Турции сегодня рассматриваются Москвой как альтернативные рынку европейскому, где в последнее время у нее возникли большие осложнения и не в последнюю очередь из-за ее агрессивных действий против Украины. В частности, эту тенденцию можно было наблюдать и во время последнего визита В. Путина в Турцию.

Большое региональное государство

Чрезвычайно выгодное географическое расположение, мощный экономический потенциал и достаточно значительные человеческие ресурсы Турецкой Республики дают ей возможность быть уникальным связующим звеном между Востоком и Западом, Югом и Севером, и проводить активную региональную политику в прилегающих регионах — в Юго-Восточной Европе, на Кавказе, в Центральной Азии, на Ближнем Востоке и в Средиземноморье. Геополитическая и экономическая роль соседней Турции настолько велика, что от нее во многом зависит характер глобальных политических и экономических процессов на огромном пространстве от Алтая до Балкан и от Персидского залива до Украины.

В последнее время Турция значительно укрепила свою роль на международной арене, став членом группы стран «Большой двадцатки». Территория Турции в 22 раза меньше территории России, а вот ее ВВП (1,167 трлн. долл.) всего где-то вдвое меньший ВВП РФ (2,553 трлн долл.). При этом население Турции составляет 81,6 млн против 142,4 млн — в России (по другим данным — 128 млн). Если будут сохранены ее нынешние темпы экономического развития (3,8 % в 2013 г.), то она способна стать большим региональным государством мирового уровня. Часть промышленной продукции в экспорте Турции непрестанно возрастает. Турция занимает шестое место в Европе по выпуску автомобилей и четвертое место в мире по построению морских судов.

Турецкие вооруженные силы являются вторыми в НАТО после США по численности (до 700 тыс. военнослужащих) и по своей военной мощи. По планам руководства страны, до 2020 года национальный ВПК на 90 % будет обеспечивать потребности вооруженных сил Турции в вооружениях и военной технике. В частности, планируется наладить серийное изготовление танков, военных вертолетов и самолетов, крылатых ракет. Черноморский флот Турции по своему боевому потенциалу в 3-4 раза превышает потенциал Черноморского флота России.

Неоосманизм, неопантюркизм и турецкое евразийство

На что нам уповать, когда Россия и Турция пойдут на сближение, и насколько крепко они будут «дружить против Украины»? Очевидно, во время поиска ответа на этот вопрос нам не обойтись без осознания основных векторов и тенденций внешней политики современной Турции. Нынешнее турецкое руководство считает, что Турция должна эффективно использовать свои геополитические преимущества, свой исторический опыт времен империи Османа и превратиться в один из центров сил в мире. В последние годы неоосманизм постепенно превращается в идеологическую почву внутренней и внешней политики Турции. Начало идеологии неоосманизма положил экс-президент Турции Тургут Озал (1989-1993 гг.). Сегодня главным идеологом геополитической концепции неоосманизма является нынешний премьер-министр (а до недавнего времени — министр иностранных дел) Турции Ахмет Давутоглу.

Согласно концепции неоосманизма, внешняя политика Турции основывается на нескольких принципиальных положениях: активная дипломатическая и экономическая политика с целью превращения Турции в ведущее региональное государство; усиление влияния на мусульманские страны для получения роли «модернизатора» и посредника между Востоком и Западом. В условиях нынешних глобальных общественно-политических трансформаций в Арабском Мире Турция пытается позиционировать себя в качестве модели государства, в которой «либеральный» или умеренный Ислам органично сочетается с западными демократическими ценностями.

Идеология неоосманизма дополняется неопантюркизмом, главной целью которого является вовлечение тюркоязычных народов — от Китая до Адриатического моря — в одно международное содружество. Неоосманизм и пантюркизм, по существу, взаимодополняющие геополитические концепции, конечной целью которых является турецкое евразийство, направленное на примирение бывших империй — Турции и России — с целью формирования Евразийского содружества славянских и тюркских народов в противовес западному доминированию. Таким образом, турецкий проект Евразийского содружества может рассматриваться в качестве попытки сформировать альтернативную Евросоюзу структуру в случае провала евроинтеграционного курса Турции. Именно антизападная направленность является общей платформой в процессе взаимодействия турецкого и российского евразийства.

По нашему мнению, то обстоятельство, что ни русское, ни турецкое евразийство не может быть приемлемой для Украины геополитической перспективой, в значительной степени усложняет, по крайней мере, в мировоззренческом и цивилизационном измерении, взаимодействие нашего государства как с Россией, так и с Турцией. Впрочем, турецкая евразийская доктрина даже ее авторами рассматривается скорее, как гипотетическая альтернатива, не исключающая евроатлантической интеграции, начавшейся для Турции более 50 лет тому назад, в сентябре 1963 года, подписанием договора об ассоциации с Европейским экономическим содружеством. Так, в одном из своих недавних выступлений А. Давутоглу отметил, что «исключение из трансатлантического партнерства является неприемлемым для Турции, а экономические отношения, какие мы выстраиваем с соседней нам Россией, не является альтернативой любому другому экономическому партнерству». По словам А. Давутоглу, приоритетом для Турции остается полноправное членство в ЕС с целью доступа к трансатлантическому инвестиционному и торговому партнерству.

Анкара между Вашингтоном и Москвой

Нынешнее турецкое руководство считает, что ориентация Турции после Второй мировой войны преимущественно на стратегическое сотрудничество с США и Европой нарушила равновесие внешней политики Турции, нанесла вред ее национальным интересам, поскольку осуществлялась за счет снижения ее внешнеполитической активности на региональном уровне.

Поэтому, стремясь сбалансировать в течение последних лет свою внешнюю политику, Турция выходит не столько из блочной солидарности в рамках НАТО, сколько из своих национальных интересов.

В последние годы Анкара все упорнее пытается играть независимую роль в смежных регионах, все более дистанционируясь от США и сближаясь с Россией. Москва и Анкара играют ведущую роль в Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС). В то же время обе страны одинаково критически относятся к деятельности ОДЭР-ГУАМ как к инициированному Вашингтоном «антироссийскому проекту». На данный момент рассматривается вопрос о вступлении Турции в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), хотя это и не очень коррелирует с ее членством в НАТО.

Подобное развитие событий выгодно Москве, стремящейся удерживать свои отношения с Турцией на уровне стратегического партнерства, при этом не принимая во внимание расхождения во взглядах на ситуацию, сложившуюся вокруг Сирии или Нагорного Карабаха. Как известно, у Москвы и Анкары противоположные взгляды на вопрос легитимности президента Сирии Б. Асада. Турецкое правительство также формально выступает за территориальную целостность Украины и официально не признает присоединения Крыма к России, хотя воздерживается от антироссийской риторики.

Вступление в 2004 году Румынии и Болгарии в НАТО, а также размещение в 2006 году американских военных баз на их территории с великой обеспокоенностью было воспринято не только Москвой, но и Турцией, которая перестала быть в роли единственного члена НАТО в Черноморском регионе. Как и Россия, Турция выступает против усиления военно-политического присутствия США в Черноморском регионе, в том числе и в период после нелегитимного присоединения Крыма к России

Характер отношений России с Турцией определяется взаимозависимостью. Две трети потребляемых газа и треть нефти Турция импортирует из России. В 2013 году товарооборот между Россией и Турцией составлял 33 млрд долл., став вровень с объемом товарооборота 2008 года. (Для сравнения: между Украиной и Турцией — около 6 млрд долл.). Москва и Анкара рассматривают возможность отказаться в двухсторонней торговле от доллара и перейти на расчеты в рублях и лирах. Кстати, уже сейчас взаиморасчеты между двумя странами на сумму до 1,5 млрд долл. выполняются в национальных валютах. Турецкие строительные компании получают большие заказы в России, в частности, они строили Олимпийский комплекс в Сочи. В настоящее время в России работает около 100 турецких строительных компаний.

В 2013 году Россия поставила Турции 26,6 млрд куб. м газа по подводному газопроводу «Голубой поток» и Трансбалканскому газопроводу, берущем начало в Украине и проходящему по территории Румынии и Болгарии. (Для сравнения: в 2013 году «Газпром» поставил Украине 25,8 млрд куб. м газа, а с начала этого года — около 14 млрд куб. м). По соглашению, подписанному еще в 2010 году, в марте 2015 года российская государственная корпорация «Росатом» должна начать в Турции строительство АЭС «Аккую» мощностью 4800 МВт и стоимостью 27 млрд долл. При том этот проект выполняется по модели BOO (build-own-operate). Не исключено также, что газопровод «Южный поток» может быть перенаправлен из Болгарии на Турцию.

Российские туристы — большая статья доходов для турецкой экономики. Около 4,3 млн таких туристов ежегодно посещают курорты Турции. За первые девять месяцев 2014 года Турцию посетили 4,1 миллиона. Это на 300 тысяч больше, чем за аналогичный период 2013 года.

Товарообмен между Турцией и США в течение последних нескольких лет не превышал 20 млрд долл. и в 2013 году составил 18,7 млрд долл., из них 2/3 — импорт из США. В общем объеме внешней торговли Турции (334 млрд долл.) часть США составляет 4,7 %. Американские инвестиции в Турции составляют около 10 млрд долл., а турецкие в США — менее 2 млрд долл. В Турции работает приблизительно 1200 американских компаний, однако по их количеству США значительно уступают Германии, Великобритании и Голландии. Несколько лет назад «Турецкая национальная нефтяная компания» (TPAO) заключила соглашения с американскими компаниями мирового уровня — ExxonMobil, Chevron Corp., Toreador Resources Corporation, Stratic Energy Corporation о разведке и добыче энергоносителей на турецком шельфе Черного моря.

В течение многих десятилетий Вашингтон традиционно рассматривал Турцию в качестве проводника американского политического влияния в регионе, хотя в последние годы эта роль Турции значительно локализовалась. Более того, похоже, что на данный момент американскую администрацию больше тревожат определенные действия Анкары на международной арене, в частности, на Ближнем Востоке, объективно вступающие в противоречие с некоторыми внешнеполитическими акциями Вашингтона и НАТО. Так, между Вашингтоном и Анкарой имеются определенные расхождения по поводу ситуации в Сирии и Ираке, в частности, по противодействию террористической группировке «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ).

В октябре с. г. вице-президент США Джо Байден заявил, что в начале гражданской войны в Сирии созданию ИГИЛ содействовала именно Турция, пропуская исламистов через границу. Попытки Турции создать в Северной Сирии буферную зону для размещения сирийских беженцев, формирования так называемой Сирийской свободной армии и структур сирийской оппозиции не были поддержаны американцами. Подготовка на военных базах Турции боевиков-исламистов, а также участие тысяч турецких граждан в таких террористических группировках как «Джабхат ан-Нусра», «Хизб ат-Тахрир», ИГИЛ также вызывает обеспокоенность в Вашингтоне. Со своей стороны, Анкара не разрешает США бомбардировать базы боевиков ИГИЛ в соседних Ираке и Сирии с американских авиабаз на территории Турции в Измире и Инджирлике, и сама не намеревается участвовать в таких боевых операциях.

Недовольство Р. Эрдогана отказом Вашингтона нанести удар по правительственным войскам Сирии было настолько откровенным, что он публично заявил о своем нежелании иметь личных контактов с Б. Обамой, что, конечно, очень огорчило последнего. На данный момент точно неизвестно, удалось ли вице-президенту США Джо Байдену наладить диалог между американской администрацией и турецким руководством во время его визита в Анкару в ноябре с. г.

Реакция Турции на аннексию Крыма

Следует отметить, что руководство Турции достаточно сдержанно воспринимает революционные события в Украине, отдавая преимущество стабильности и эволюционному пути развития. Впрочем, после оккупации Крыма министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу прибыл в Киев, где заявил о своей поддержке территориальной целостности и суверенитета Украины и выразил обеспокоенность нарушениям прав крымско-татарского народа самозваной администрацией Крыма.

Официальная Анкара осудила запрет на въезд в Крым лидерам крымско-татарского народа М. Джемилеву и Р. Чубарову, однако ничего не сделала для того, чтобы урегулировать эту проблему с Москвой. 25 ноября 2014 года в Анкаре находилась делегация Меджлиса крымско-татарского народа во главе с М. Джемилевым и Р. Чубаровым, которую принял президент ТР Р. Эрдоган и премьер-министр ТР А. Давутоглу. Они обсуждали проблемы, связанные с нарушением прав крымских татар в оккупированном Крыму.

Вообще официальная Анкара достаточно сдержанно выступила против российской аннексии Крыма, надеясь, что Москва будет уважать национальные права крымско-татарского народа и способствовать повышению их роли в Крыму после его присоединения к России. Некоторые аналитики объясняют эту осмотрительность Анкары, проводя параллель между русской аннексией Крыма и захватом Турцией в 1974 году северной части Кипра, заселенной этническими турками.

20 октября посол Турции в Украине Йонет Джан Тезель заявил, что «Турция будет действовать в рамках международных законов и не поддержит никаких действий, нарушающих территориальную целостность Украины». При этом он подчеркнул, что позиция Турции однозначна: Крым является украинской территорией. Комментируя сообщение о том, что самолеты турецких авиалиний пересекают воздушное пространство Крыма, а морские суда Турции заходят в территориальных воды и порты полуострова, посол заверял, что этого не происходит.

Правительство Турции не видит ничего плохого в том, чтобы вопреки санкциям своих партнеров, воспользоваться противостоянием Запада и России в своих интересах. Невзирая на заявления Турции о непризнании итогов псевдореферендума 16 марта в Крыму, Анкара не спешит присоединяться к санкциям ЕС против России. В турецких правительственных кругах полагают, что от России невозможно чего-то добиться с помощью штрафных санкций. Выступая в середине октября в Европарламенте, министр Турции по делам ЕС Волкан Бокзир заявил, что Анкара не будет присоединяться к европейским санкциям против России. В. Бокзир также отметил, что «Турция имеет хорошие отношения с Россией, которые дают экономическую выгоду, поэтому нет необходимости присоединяться к санкциям». Турецкий министр заявил о необходимости сотрудничества с Россией с учетом ее влияния и роли в Совете Безопасности ООН.

Похоже, что Анкара избегает конфликта с Россией из-за российско-украинской конфронтации. При этом следует отметить, что во всех заявлениях турецкого МИДа события в Крыму и на Донбассе квалифицируются исключительно как внутренняя проблема Украины, и Россия в этих заявлениях практически не упоминается, не говоря уже о полном отсутствии осуждения ее агрессивных действий. По мнению многих аналитиков, такая снисходительная позиция турецкого руководства по поводу агрессивных действий Москвы против Украины в полном диссонансе с политикой НАТО и ЕС.

Турция стала едва ли не единственной страной-членом НАТО, которая не ввела санкции против России. Поэтому не случайно 1 декабря, когда В. Путин находился в Анкаре, Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг выразил надежду, что Турция присоединится к экономическим санкциям ЕС против России из-за ее агрессивных действий против Украины.

Визит В. Путина в Турцию

Государственный визит В. Путина в Анкару 1 декабря начался с трехчасовой встречи тет-е-тет с Р. Эрдоганом, в ходе которой главное внимание было уделено международной ситуации в Черноморско-каспийском регионе, на Ближнем Востоке и в Украине. По итогам переговоров в рамках пятого заседания российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня было подписано восемь общих документов, половину из которых составили меморандумы о взаимопонимании: по торгово-экономическому сотрудничеству, в отрасли энергоэффективности, энергосбережения и восстанавливаемых источников энергии, по подготовке кадров для атомной отрасли и смежных отраслей, о сотрудничестве в сфере труда, социального обеспечения и занятости и др. Стороны выразили намерение довести объем товарооборота в 2020 году до 100 млрд долл. В энергетической отрасли было решено увеличить мощности подводного газопровода «Голубой поток» с 16 млрд куб. м до 19 млрд куб. м в год и уменьшить цену газа на 6 % с 1 января в 2015 г. и на 15 % — в 2016 году.

На итоговой пресс-конференции В. Путин объявил свое сенсационное решение прервать строительство газопровода «Южный поток» из-за «деструктивной позиции Еврокомиссии и Болгарии» и вместо Болгарии перенаправить подводную часть газопровода к побережью Турции параллельно уже существующему подводному газопроводу «Голубой поток». Дальше газопровод предполагается проложить по территории Турции к турецко-греческой границе, где планируется создать газовый хаб для Южной Европы, от которого европейские страны могут строить разводные газопроводы по своему усмотрению. Предусматривается, что часть (около 14 млрд куб. м. газа) из запланированных 63 млрд куб. м. газа для прокачки по газопроводу «Южный поток», пойдет на турецкий рынок, а остальные — на европейский.

На вышеупомянутой итоговой пресс-конференции президент Турции Р. Эрдоган заявил: «Что касается украинского кризиса, то, конечно же, мы заявляем о том, что украинский кризис должен быть решен обязательно в рамках международного права и с соблюдением всех договоренностей Минского соглашения. И мы в этой мысли едины»…

В день визита В. Путина в ТР на центральной площади Анкары «Кызылай» прошел митинг протеста против агрессивной политики России и в поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины. Митингующие озвучили заявление с призывом к турецкому правительству применить санкции против страны-агрессора.

Украина и Турция на крутом геополитическом вираже

Невзирая на то, что Украина и Турция принадлежат к разным цивилизациям, однако есть немало факторов одинаково присущих обеим странам. Назовем хотя бы один из них. Среди похожих внутриполитических процессов в Турции и в Украине можно выделить проблему разграничения населения стран по идеологически-политическим признакам по линии Восток-Запад. Если турецкое общество разделяется на сторонников «вестернизации» и «исламизации», то украинское общество разделяется на сторонников европейской и евразийской интеграции. При этом пропорции этого распределения существенно отличаются: в Турции больше «исламистов-традиционалистов», у нас — сторонников евроинтеграции.

Конечно, удерживание Турции от применения санкций против России не может очень радовать украинцев, но если мы надеемся на санкции от Турции или какой-то другой страны, то, наверное, должны в первую очередь сами прибегать к этим санкциям. Однако, этого на самом деле не происходит. Российский бизнес в Украине до настоящего времени чувствует себя достаточно уютно. Невзирая на то, что закон «О санкциях» принят Верховной Радой еще 14 августа с. г., однако кардинальных ограничений деятельности российского бизнеса в Украине до сих пор нет. В Украине продолжают действовать филиалы российских банков. Украинский парламент до недавнего времени обслуживался отделением российского «Альфа-банка». Завод «Южмаш» не прекратил обслуживать российские стратегические ракеты-носители ядерных боеголовок, а завод «Мотор Сич» поставляет через посредников двигатели для российских военных вертолетов. Предложения еще первого Правительства А. Яценюка по поводу ограничительных мероприятий к 209 компаниям и более 1000 физическим лицам, представляющих российский бизнес, до сих пор в полном объеме не реализованы. Кроме газа и нефти, мы покупаем у России уголь, электроэнергию, ядерное топливо и многое другое.

Кроме того, если у нас официально АТО, а не война с Россией, то формально мы не можем надеяться, что все страны мира будут на нашей стороне. Если у нас АТО, то почему до настоящего времени Минюст Украины не смог подать в Международный суд ООН в Гааге иск на Россию за нарушение ею Европейской конвенции о борьбе с терроризмом? Говорят, что Минюст якобы собирается это сделать, но что-то очень долго собирает очевидные для всех доказательства о поддержке Россией террористов на Донбассе.

Но здесь возникает вопрос: если мы полностью прекратим все экономические связи с Россией и официально признаем войну с ней — будет ли это выгодно Украине? Можем ли мы рассчитывать на победу в полномасштабной войне с третьей армией в мире (после американской и китайской) по своему боевому потенциалу? Наверное, нет. Итогом полномасштабной войны с Россией для нас может быть превращение всей Украины на развалины и уничтожение миллионов людей. Значит, мы должны сделать все возможное и невозможное, чтобы избежать полномасштабной войны с Россией. Наша борьба может закончиться победой лишь тогда, когда мы будем получать помощь от мирового сообщества и порядочных граждан самой России. Международные санкции и падение цены на нефть — это та сила, с которой Путину не управиться. С другой стороны, возможно двухсторонние украинско-российские экономические связи все же как-то сдерживают перерастание локального конфликта на Донбассе в полномасштабную войну с Россией? Когда враги торгуют, то остается надежда, что они когда-то помирятся для того, чтобы вражда не мешала торговле. Возможно, не все так однозначно в этом мире и не все победы достигаются силой оружия. Некоторые победы можно достичь лишь силой ума. И украинско-российская асимметричная или «гибридная» война — это именно тот случай?

И еще один, по-моему, существенный момент. По большому счету, Турция сотрудничает не с Путиным, а с Россией. Думаю, если бы не было ни Путина, ни Эрдогана, то российско-турецкие отношения существенно бы не изменились, поскольку общие интересы стран и народов важнее амбиций лидеров. К тому же полностью изолировать Путина, в руках которого «ядерный чемоданчик с красной кнопкой», крайне неосмотрительно. Очевидно, следует давать ему «доступ к кислороду», иначе в случае, когда Путину уже будет нечего терять, он может окончательно «сойти с ума» и ввергнуть мир в бездну третьей мировой войны, в этот раз уже ядерной. По-моему, в отношениях с Путиным следует придерживаться очень непростого, но необходимого баланса давления и диалога.

***

Как и для России, для нас Турецкая Республика является одним из важнейших торговых партнеров. Во время третьего заседания Стратегического совета высокого уровня 19 октября в Анкаре стороны заявили о своих намерениях заключить соглашение о зоне свободной торговли и увеличении товарооборота между обеими странами до 20 млрд долл. до 2020 года. По объемам реализации отечественного экспорта ТР традиционно занимает второе место после РФ. Объем торговли товарами в 2013 году составил 5,658 млрд долл., что на 0.4 % больше, чем в 2012 году. Если в период с 2011 по 2013 год в торговле между Украиной и ТР наблюдался рост товарооборота, то с начала 2014 года экспорт замедлился, а также резко упал импорт из Турции.

Инвестиционное сотрудничество между Украиной и Турцией в настоящее время на очень низком уровне. Состоянием на 31 декабря 2013 года прямые инвестиции из Турции в экономику Украины составляли всего 215,5 млн долл. В 2014 году наблюдается отток турецких инвестиций из Украины. Официальной информации по объемам инвестиций нашего государства в ТР нет. В Украине функционирует около 600 турецких предприятий, а в Турции — 300 украинских.

В последние годы часто можно было услышать, что Украину и Турцию объединяют отношения стратегического партнерства. Но на самом деле это, скорее всего, желание, чем действительность. Возможно, двухсторонние украино-турецкие отношения когда-то и поднимутся до уровня стратегических, но это если и случится, то не так быстро, как хочется. На наш взгляд, отношения стратегического партнерства могут быть лишь между равноправными в экономическом и геополитическом измерении партнерами, чего нельзя сказать об Украине и Турции. Достаточно напомнить, что ВВП Турции в 3,5 раз больше ВВП Украины. Состоянием на декабрь 2012 года золотовалютный запас Турции составлял 93,3 млрд долл., а Украины — 27 млрд долл. Особенно ценным для Украины является опыт Турции в стратегическом планировании и мобилизации всех ресурсов для развития национальной экономики, что дало возможность этой стране в относительно сжатый период достичь уровня большого регионального государства.

По-моему, вопреки всем сложностям и проблемам, мы должны сохранить с Турцией хорошие отношения и сотрудничать с ней. Кремлевская камарилья не может дождаться, когда мы перессоримся с соседними государствами и, прежде всего, с Турцией. И не только мечтает об этом, но и подстрекает турок предъявить Украине территориальные претензии. Но напрасно.

Итоги встречи президентов Украины и Турции 4 сентября в кулуарах саммита НАТО в Уэльсе дают основания полагать, что украино-турецкие отношения и далее будут развиваться по восходящей. Во время встречи Р. Эрдоган акцентировал внимание на стратегическом характере сотрудничества двух стран и заверил в поддержке территориальной целостности и суверенитета Украины, а также Мирного плана П. Порошенко. Что касается развития двухсторонних отношений, то президенты договорились провести вначале 2015 года заседание Стратегического совета высокого уровня. Р. Эрдоган обещал, что турецкие авиакомпании не будут выполнять прямые рейсы в Крым. Р. Эрдоган назвал вопиющим тот факт, что лидерам крымско-татарского народа М.  Джамилеву и Р. Чубарову нелегитимная власть Крыма не разрешает вернуться на родину.

10 ноября с. г. состоялся визит в Украину министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу, главной целью которого были переговоры о подготовке к ІV заседанию украино-турецкого Стратегического совета высокого уровня с участием президентов двух стран, который может состояться в Киеве в начале 2015 года. П. Климкин и М. Чавушоглу обсудили широкий спектр вопросов двухстороннего сотрудничества в разных сферах, в частности, аэрокосмической, энергетической и военно-технической. Затрагивая вопросы о ситуации на Востоке Украины и в Крыму, М. Чавушоглу отметил безусловную поддержку Украины, ее территориальной целостности и неприкосновенности границ. Министры также обсудили вопрос укрепления безопасности в Черноморском регионе, существенно подорванную агрессивными действиями России против Украины. М. Чавушоглу встретился с президентом Украины П. Порошенко.

Сегодня Украина и Турция оказались на крутом геополитическом повороте, и для нас очень важно не дать украино-турецким отношениям попасть на обочину магистрального пути прогресса, модернизации и европейской интеграции обеих стран.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.12.2014. Просмотров: 273

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta