Цифровизация экономики и энергетическая политика Германии на современном этапе

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Тенденции развития экономики Германии  

***

Как Германия наверстывает цифровое отставание

Коронавирус за два года существенно изменил отношение немцев к электронным услугам и онлайн-сервисам.

До пандемии считалось, что в таких сферах, как цифровизация страны и развитие всего того, что можно описать общим термином интернет-индустрия, Германия заметно отстает от других наиболее продвинутых стран Европы, не говоря уже о США. Критики указывали, например, на слишком медленное подключение немецких индивидуальных и коммерческих пользователей к скоростному интернету, особенно в сельской местности. И на то, что в ФРГ так и не смогли создать компании, способные составить ощутимую конкуренцию – и тем более реальную альтернативу – таким американским гигантам, как Amazon, Meta (Facebook, Instagram, WhatsApp) и Alphabet (Google).

Удаленная работа, QR-коды и Zoom

Подводить экономические итоги пандемии пока еще рано, но уже сейчас, два года после начала массового распространения коронавируса, можно с уверенностью сказать, что она по меньшей мере в двух сферах обеспечила Германии огромный рывок вперед. Пандемия дала мощнейший импульс немецкой фармацевтической промышленности и производителям медицинской техники и лабораторного оборудования. Одновременно она резко ускорила цифровизацию.

Правда, это не касается технического перехода сельских районов и небольших городов на быстрый и сверхбыстрый интернет: тут решающего прорыва пока не произошло. Но он произошел в другом: в использовании электронных технологий и разнообразных возможностей интернета самыми широкими слоями населения. Многочисленные примеры этого мы можем наблюдать буквально каждый день.

В супермаркетах мы видим, что немцы стали намного чаще, чем раньше, расплачиваться карточками, а не наличными; в общественных местах с правилом 2G жители страны всех возрастов привычно, как будто всегда это делали, достают смартфоны с QR-кодами о вакцинации; по улицам городов чаще, чем раньше, разъезжают грузовики сервисов экспресс-доставки с заказанными по интернету товарами; большое число коллег, знакомых и родственников работают теперь с помощью интернета из дома в удаленном режиме; резко выросло число подписчиков у Netflix и других стриминговых сервисов, позволяющих смотреть дома фильмы и сериалы в интернете; обыденным делом стали как онлайн-трансляции всевозможных мероприятий, так и виртуальное участие в совещаниях, конференциях или семинарах с использованием компьютерных программ типа Zoom.

Кредитные карточки вместо банкнот

Уже одного этого поверхностного взгляда достаточно, чтобы увидеть колоссальный сдвиг в пользовании интернет-услугами, сдвиг во многом ментальный, поведенческий. Ведь Германия, к примеру, вовсе не потому отставала, скажем, от Швеции и Дании в области электронных платежей, что для этого не хватало технических возможностей или у немцев на руках было мало банковских и кредитных карточек. Нет, они до самого последнего времени предпочитали платить наличными, потому что испытывали стойкие предубеждения перед каждодневными электронными расчетами.

Эти предубеждения отчасти были связаны с опасениями бережливых немцев потерять при постоянных оплатах карточками контроль над своими тратами, отчасти стали следствием трагического прошлого страны: страшный опыт тотальной гестаповской слежки времен нацистской Германии породил обостренное отношение к тайне личных данных и во многом даже подсознательную боязнь оставлять слишком много электронных следов, даже если речь идет о том, кто, где, когда и какую купил колбасу.

Однако в условиях пандемии новые угрозы оттеснили прежние предубеждения на задний план: опасения подхватить вирус от постоянно переходящих из рук в руки банкнот заставили многих жителей Германии чаще или преимущественно пользоваться при оплате карточками. Тем более, что они теперь оснащены чипом, позволяющим при покупках до 50 евро платить бесконтактно, когда нет необходимости нажимать кнопки для введения ПИН-кода.

Опубликованный в ноябре 2021 года опрос Института демоскопии в Алленсбахе (IfD Allensbach) показал, что уже больше половины респондентов (53%) в возрасте от 16 до 59 лет охотнее всего платят с помощью карточек и смартфонов, а в категории 60+ доля сторонников электронных расчетов по сравнению с 2018 годом удвоилась и составила 24%.

Быстрое преодоление прежних страхов

В том же исследовании на вопрос социологов «Что во время коронавируса вы делали чаще, чем обычно?» 53% назвали покупки в интернете, 36% – оплату карточками, 32% – разговоры в видеоформате с друзьями и родственниками, 30% – участие в служебных видеоконференциях, 28% – пользование онлайн-банкингом, 23% – заказ еды через интернет.

Таким образом, использование немцами различных возможностей цифровых технологий выросло всего за два года на четверть, на треть, на половину, в зависимости от вида сервиса. За столь короткий срок это, повторим, просто гигантский сдвиг в потребительском поведении! И он, подчеркнем это еще раз, связан не с внезапным появлением новых сервисов – практически все они к началу пандемии уже существовали, а с возросшей готовностью ими пользоваться.

В специфических условиях локдаунов и противоэпидемических ограничений многим жителям Германии волей-неволей пришлось чаще прибегать к тем или иным интернет-услугам или даже впервые испытать их – и скептики убедились, насколько они удобны и просты в обращении. При этом подспудно произошли весьма существенные изменения в отношении немцев к вопросам защиты личных данных в интернете, которое раньше представлялось со стороны, из-за рубежа, чрезмерно боязливым.

Однако раньше именно этот порой просто иррациональный страх за сохранность личных данных и становился нередко причиной более медленного, чем в других высокоразвитых странах, внедрения различных онлайн-услуг. Начиная, к примеру, со строгих требований к установке беспроводного локального выхода в интернет (WLAN или WiFi) в таких общедоступных местах, как кафе.

Страна переходит на онлайн-банкинг

И вот за два года пандемии отношение к теме защиты личных данных (для любого демократического государства, бесспорно, принципиально важной!) стало в Германии более взвешенным и прагматичным. Нагляднее всего это проявилось в том, насколько неожиданно спокойно абсолютное большинство немцев приняло введение QR-кодов с данными о вакцинации. Или возьмем другой пример: пользование уже упоминавшимся здесь онлайн-банкингом. Он тоже весьма долго вызывал у многих настороженное и нередко резко отрицательное отношение, особенно у представителей среднего и старшего возраста.

Но теперь уже 56% жителей страны говорят, что осуществляют денежные переводы преимущественно с помощью компьютера или смартфона и пользуются электронным почтовым ящиком для получения информации о состояния своего счета. А среди молодежи до 30 лет лишь 5% прибегают к услугам банковских филиалов при осуществлении обычных финансовых операций. Об этом свидетельствует опрос, опубликованный в феврале Федеральным объединением немецких банков. Его генеральный директор подтвердил в газетном интервью: «Пандемия дала онлайн-банкингу сильный импульс».

Поэтому рискнем сделать такой прогноз: произошедший сдвиг в общественных настроениях открывает дорогу к значительно более широкому внедрению интернета в Германии и к более быстрой цифровизации всех сфер жизни в стране. Впредь немцы разных поколений будут куда более раскованно относиться к онлайн-сервисам, это приведет к растущему спросу на их услуги и, следовательно, к дальнейшему существенному расширению предложения.

Интернет-магазины и бум стартапов

Наиболее очевидный рывок сделает и так уже бурно развивающаяся розничная торговля через интернет. В 2021 году выручка отрасли выросла в Германии на 19% и превысила 99 миллиардов евро, причем как минимум половину покупок обеспечили покупатели старше 50 лет, сообщило Федеральное объединение предприятий электронной коммерции и посылочной торговли BEVH (Bundesverband E-Commerce und Versandhandel). При этом быстрее всего росла онлайн-торговля продуктами питания, средствами личной гигиены и кормом для домашних животных: эти товарные группы до сих пор значительно реже заказывались через интернет, чем одежда, бытовая электроника и аксессуары для дома.

Бесспорным лидером был и останется глобальный гигант онлайн-торговли Amazon с его универсальным ассортиментом, но ему будет противостоять растущее число специализированных немецких интернет-магазинов. Уже сейчас, по данным исследовательского института EHI Retail Institute, пятерку его крупнейших конкурентов в Германии составляют немецкие компании: Otto (универсальный ассортимент), Zalando (одежда и обувь), MediaMarkt и Saturn (электроника), Lidl (продукты питания).

Убедительным свидетельством нарастающего в ФРГ бума в самых разных сферах интернета является также резко выросший приток международного капитала в стартапы. Инвестиции в молодые немецкие фирмы, разрабатывающие самые разные онлайн-сервисы, увеличились в 2021 году, по данным консалтинговой компании EY, более чем в три раза и достигли рекордного объема в 17,4 миллиарда евро. Получатели этих огромных средств работают главным образом в Берлине, а также в Баварии, Баден-Вюртемберге, Северном Рейне-Вестфалии и Гамбурге.

Автор: «Курс консалтинг» (Кёльн)

Источник - https://www.partner-inform.de/partner/detail/2022/3/189/10740/kak-germanija-naverstyvaet-cifrovoe-otstavanie

***

Берлин или Париж: чей энерговыбор лучше?

Ближайшие соседи, важнейшие экономические партнёры и политические союзники, Франция и Германия, принципиально разошлись по вопросам энергетического развития. Париж вновь ставит на атомную энергетику, Берлин давно отказался от неё в пользу ветра и солнца.

Ренессанс атомной энергетики позволит Франции приблизиться к целям, поставленным Парижским соглашением об изменении климата, собственным путём. 195 ратифицировавших его государств рассчитывают удержать рост глобальной средней температуры «намного ниже» 2 градусов по сравнению с доиндустриальной эпохой и «приложить усилия», чтобы этот рост был не выше 1,5 градуса. Важнейший шаг к этому – сокращение выброса парниковых газов, для чего необходимы глубокие изменения энергетической политики. Подход к ней крупнейших экономик Европы, Германии и Франции, вряд ли может быть принципиально более разным. Министр экономики ФРГ, «зелёный» Роберт Хабек (Robert Habeck) надеется установить по ветрогенератору на каждом пригорке, французский президент Эмманюэль Макрон (Emmanuel Macron) провозгласил возвращение к мирному атому. Пути ведущих держав Евросоюза в сторону углеродной нейтральности окончательно разошлись.

Чья дорога окажется легче, спрогнозировать сложно. Оба маршрута позволяют надеяться на успех – Германия делает ставку на триединство ветра, солнца и водорода, Франция рассчитывает на комбинацию атома и возобновляемых источников энергии. Эмманюэль Макрон, ранее просто заявлявший о планах строить новые АЭС, теперь их конкретизировал. Франция рассчитывает запустить шесть новых атомных реакторов уже в середине 2030-х годов и рассмотреть возможность строительства ещё восьми реакторов нового поколения. Сам президент не обозначил будущие расходы, пресса оценивает их в 50 млрд евро только на запланированные станции. Вероятно, часть вложений возьмут на себя частные инвесторы: по настоянию Франции Еврокомиссия готовится признать атомную энергетику экологически чистой и предоставлять вкладчикам налоговые льготы.

Германию «озеленение» атома возмущает, но противостоять ему вряд ли получится – тем более что взамен экологически чистым на время будет признан и газ, без которого невозможна немецкая энергетическая реформа. Во Франции президент Макрон намерен параллельно строительству новых продлить срок работы действующих 56 реакторов. Ни один из них не будет отключён от сети энергоснабжения, если этого не потребует безопасность. Президент заявил, что эта безопасность достигла серьёзного прогресса и будет рассмотрен вопрос о том, возможно ли сразу продлить срок службы реакторов больше, чем на 50 лет.

Планы по запуску шести новых АЭС через 10−15 лет многие аналитики воспринимают скептически, приводя в пример строящийся третий реактор на атомной станции в нормандском Фламанвилле. Процесс тянется уже 15 лет, конца его не видно – запуск сдвинулся на 10 лет, так почему другие реакторы должны быть созданы с нуля в рекордные сроки? Стоимость тоже может выйти за рамки разумного. В том же Фламанвилле предполагалось истратить 3,4 млрд евро, расходы уже выросли вчетверо, и это не предел. Если ориентироваться на нормандский долгострой, шесть реакторов Макрона обойдутся в сотни миллиардов, что сделает себестоимость будущих киловатт запредельной, тогда как солнечные панели и ветрогенераторы стремительно дешевеют – так стоит ли возрождение атома подобных затрат? К ним следует добавить и расходы на захоронение отслуживших свой срок тепловыделяющих элементов. Планируется строить реакторы современного типа – европейский водо-водяной ядерный реактор (ЕРR) поколения III+, в своё время проектировавшийся французской стороной при участии немецкого концерна Siemens. В качестве замедлителя и теплоносителя в ЕРR используется обычная (лёгкая) вода, он безопаснее в эксплуатации и должен строиться быстро.

Первая АЭС с таким реактором была подключена к сети энергоснабжения летом 2018 года в Китае, но и во Фламанвилле строится как раз ЕРR. Почему в Китае за несколько лет получилось сделать по французско-немецкому проекту то, что не выходит в самой Франции уже 15 – отдельный вопрос, но власть Пятой республики оптимистично рассчитывает, что возвращение к атомной энергетике позволит быстрее и надёжнее двигаться в сторону углеродной нейтральности, а Эмманюэль Макрон извлекает из этого политические дивиденды. За два месяца до президентских выборов он представил амбициозную программу, взял в свои руки решение вопросов энергетической безопасности и получил возможность заново рассуждать о «суверенном пути» Франции – идея суверенитета всегда была близка Макрону.

Окажется ли немецкая политика движения к нулевым выбросам углеводорода более привлекательной? На этом пути также могут встретиться немало преград – достаточно завести речь о сроках планирования и строительства. Опыт последних лет показывает, что необходимое ускорение не слишком реалистично. Запуск новых проектов в сфере возобновляемых источников энергии проходит крайне неторопливо, а расширение электросети ради возможности подключения к ней комплексов солнечных батарей и ветропарков практически не началось. На местах идёт жёсткое сопротивление строительству ветрогенераторов. Министр Хабек, представляя недавно программу энергетического развития, говорил о том, что собирается бороться с протестами убеждением (см. «РГ/РБ» №3/2022), но аргументы противников зачастую тоже убедительны, а рассмотрение в судах затягивает реализацию проектов на годы. К тому же немецкое государство ежегодно тратит на субвенционирование экологически чистой энергетики от 20 до 30 млрд евро. На таком фоне французские расходы могут показаться достаточно скромными, тем более что часть их возьмут на себя частные компании.

Стоимость киловатт-часа тока растёт сейчас как на дрожжах, но цифры в счёте за электричество мало что говорят о себестоимости энергосистемы в масштабах государства. Ветер дует в полную силу определённое количество часов в году, и солнце светит не каждый день, что делает совершенно незаменимым содержание гигантской энергетической инфраструктуры. Чтобы прийти к стопроцентной добыче энергии их возобновляемых источников, как планирует Германия (80% уже к 2050 году), понадобятся тысячи километров новых линий электропередачи, хранилища, электролизные установки и гигантские площади под них – всё это, возможно, потребует больше усилий и инвестиций, чем французская комбинация тех же возобновляемых источников с АЭС. Французские эксперты подсчитали, что для неё будет наиболее эффективным совмещать энергию ветра на Атлантическом побережье, солнечную с юга и продукцию АЭС.

Роберт Хабек назвал французскую энергетическую политику «старомодной», но Берлину, возможно, пора отказываться от нравоучений в адрес Парижа. Пока что энергетическая политика Германии – стоит учесть, что её творили до Хабека – привела к опасной зависимости от российского природного газа. Его хранилища стремительно пустеют, Россия не торопится их пополнять, используя поставки как рычаги политического давления, а при параллельном отказе от угля и атома резко дорожающий газ остаётся немаловажной гарантией защиты Германии от холода и темноты. Эта печальная, но реалистичная картина стала ещё одним аргументом в пользу поворота Франции в сторону атомной энергетики, который поможет сохранять независимость от смены настроений в Москве. План Эмманюэля Макрона строить новые АЭС параллельно обеспечит развитие исследований и науки, накопление знаний и возникновение новых предприятий в сфере энергетики, новые рабочие места и рост ВВП. Кто сделал правильный выбор – Париж или Берлин, покажут ближайшие десятилетия. Не исключено, что время заставит Германию позавидовать Франции, выбравшей другой маршрут в энергетическое будущее.

Автор Максим Смирнов

Источник - https://www.rg-rb.de/berlin-ili-parizh-chej-energovybor-luchshe/


Дата публикации: 11.03.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 99
Комментарии
[-]
 nancydrews | 12.03.2022, 03:45 #
very good and useful article, i really learned a lot of useful information from this article, hope you can share more good articles like this, thank you so much subway surfers
 ADOLF | 13.04.2022, 07:14 #
Readers will be able to cop the “Patchwork” Air Jordan 3 on Cyber Monday, Nov. 29 via SNKRS for $200. Grab a detailed look below. Best Sneakers
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta