Цель, механизм и причина «бунта навальных» в России

Содержание
[-]

***

«Бунт навальных» с самого начала был инспирирован, подготовлен и организован внешними силами

Пожалуй, никому уже не требуется специально доказывать, что состоявшийся «бунт навальных» с самого начала был инспирирован, подготовлен и организован внешними силами. Это победившие в США и, шире, в целом на Западе либеральные глобалисты транснациональных финансовых корпораций. Причем воюют они не против конкретно России. Их основной целью является разрушение самого института классического буржуазного государства.

Подробно об этом я уже писал, так что сейчас этот момент достаточно лишь постулировать. Главным препятствием на пути к окончательной победе у них находится Китай, сопоставимый с транснациональными корпорациями по масштабу подконтрольных сырьевых, промышленных и денежных ресурсов. Но для победы над ним глобалистам требуется переформатировать «свою» Америку, потом поглотить Европу и абсорбировать в свою управленческую пирамиду всё прочее доступное пространство. Именно с этого места перед глобалистами возникает проблема России. Реорганизация «американской системы» оказывается сопряжена с утратой геополитического влияния в ряде ключевых регионов мира. И так получается, что образовавшийся, например, на Ближнем Востоке или в Центральной Африке вакуум силы заполняется Москвой.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Где-то — потому что «западники» сами влезли в ранее неоспоримую сферу российского (ранее — советского) влияния, а где-то потому что больше наводить порядок оказывается некому. Китай достаточно четко ограничил зону своего влияния Азией, точнее азиатско-тихоокеанским регионом, за пределы которого Пекин особо не идет. Отсюда выходит, что для достижения необходимых условий для победы над Красным драконом в 30-х годах нынешнего века глобалистам сначала остро необходимо в ближайшие 4−5 лет ликвидировать Россию. Уж слишком быстро она стала восстанавливаться после шока в связи с распадом СССР.

Убрать с глобальной шахматной доски русских военным способом возможным не представляется. Сегодня Россия является единственным в мире государством, способным уничтожить США (да и весь западный мир) в военном отношении физически. Фактор ядерного сдерживания никто не сумел отменить. Более того, русские «кинжалы», «авангарды», «сарматы» и «посейдоны» его нерушимость даже усилили. Так что остается единственный доступный сценарий — разрушение российского государства через внутренний бунт по технологии цветной революции. Но и с этим есть проблема. Красочный майдан служит лишь самым внешним оформлением процесса, его следствием. Тогда как основной причиной служит максимизация принципиальных разногласий внутри правящей элиты атакованной страны.

Там, где «мягкие» революции, так сказать, удались, масштаб внутриэлитарных разногласий уже изначально находился на достаточной для запуска процесса высоте. До 2012 года противнику казалось, что Россия устроена аналогично, но попытка запустить «Болотную» привела организаторов к серьезному разочарованию. Государство оказалось не просто неожиданно прочным.

Выяснилось, что оно еще и слишком недостаточно буржуазное. В отличие от Соединенных Штатов или Западной Европы, в России нет глобальной пирамиды сложно взаимодействующих, и даже прямо конкурирующих между собой, достаточно богатых групп и кланов, охватывающих все уровни общества и пронизывающих все элементы государственного механизма. Нет, отдельные олигархи были, и с некоторыми из них даже открывались перспективы «поработать», но на практике их возможности по «смене президентов» до требуемого масштаба не дотягивали. В результате все эти «ходорковские» были вынуждены из страны бежать, утратив способность что бы то ни было «решать в стране в свою пользу». Отсюда и возникла идея сломать Россию по «ближневосточной» схеме, иногда еще называемой «арабской». Через инициацию максимально всенародного бунта «против царя».

Мы так устроены, что все эти «демократические механизмы и властные ветви» в общественном мировосприятии носят довольно абстрактный характер. Любая власть обязана иметь свое конкретное олицетворение. Его текущее наименование — царь, император, товарищ Сталин или президент — носит сугубо вторичный характер. «За всё отвечающий конкретный человек» просто обязан быть. Более того, он должен проявлять успешность, волю и соответствовать «правде», под которой в российском обществе подсознательно подразумевается достаточность соответствия очень сложному и довольно противоречивому понятию праведности.

Когда во главе России такой лидер появлялся, страна переживала любые трудности, преодолевала кризисы, укреплялась, улучшалась, расширялась и богатела. И наоборот, если лидер приходил «ненастоящий», то достаточно быстро возникала Смута. Как правило, приводившая к ослаблению и даже физическому распаду страны. Именно отсюда берутся корни западного проекта «Навальный». До 2012 года с его помощью предполагалось организовать в России классический буржуазный переворот, маскируемый «инициативой народа снизу». Мол, государство плохое, потому что на руководящих постах находятся «негодные бояре». Вот сейчас «хорошие люди со светлыми лицами» соберутся, поучаствуют в выборах, займут нужные места у нужных рычагов и демократическим путем сделают «всем красиво».

Когда выяснилось, что «это не работает», в том числе по причине собственной бездарности либеральной оппозиции, центром плана стало моральное низвержение Владимира Путина, не просто как президента, а именно как человека, по психологии общества, олицетворяющего в своем лице государственную власть, являющегося его социально-психологической основой. А так как само собой дело запускаться не желало, требовалось повторить 1905-й или 1917-й, или перестроечный период 1984—1991 годов. Посредством формирования внешних проблем подорвать внутреннюю экономику страны. Чтобы стронуть своего рода лавину народного недовольства. А дальше уже сами граждане сметут собственное государство. Смотри пример Египта, Ливии, Сирии или Украины. Ненужное вычеркнуть, недостающее вписать.

Вот над этой задачей противник сейчас и бьется. Идея переформатировать «навальное движение» во что-то похожее на политическую партию для проникновения в Государственную думу на выборах осенью 2021 года явно провалилась. Путин изящно переиграл Навального и его кукловодов, предоставив им возможность «сначала потренироваться на меньших формах» на местных выборах в 2012—2013 годах. Где они громко провалились. Потому что орать на протестах — это одно, а созидательная работа — совершенно другое. Даже там, где оппозиции удалось провести своих людей «в депутаты», все они оказались, мягко скажем, абсолютно профнепригодными и быстро слились.

Остается единственный вариант — отменить результаты еще не состоявшихся президентских выборов 2024 года. Вне зависимости от их фактических итогов. Глобалисты на самом деле не такие уж и безупречно умные ребята. Они пытаются портировать на новые задачи уже ранее сработавшие приемы. Удалось же свалить Трампа через уличные бунты и его столкновение с радикализированной маргинальной толпой. Хотя технически процедура выглядела несколько сложнее, ее базовая суть сводилась именно к раздуванию иррационального и максимально эмоционального протеста толпы.

Именно это 23 января 2021 года «навальнята» и пытались реализовать в России. Точнее, попытались запустить подготовительный этап. У себя дома глобалисты победили, но чтобы инициировать усиление санкционного давления на Россию, им требуется хотя бы видимость «годного» повода. Неважно, какого именно. Тем более без разницы, насколько правдивого, достоверного или адекватного. Главное, чтобы в картинке по телевизору побольше крови и полицейской жестокости в подавлении якобы настолько всенародного протеста, что в нём принимали бы активное участие даже подростки. А что по факту тех протестунов на улицу вышло от силы пятнадцать сотых одного процента всего населения, то это никого из авторов проекта не интересует. Протесты были? Были! Власть их силой разгоняла? Да, вот картинка. Ну и всё. Ждем новой санкционной вакханалии.

Но тут не стоит думать, что без этого повода зарубежные кукловоды запустить новые санкции бы не смогли. Россия «виновата» лишь потому, что им хочется кушать. Так что не этот, так другой, но подходящий для них повод они найти бы сумели.

Важно другое, масштаб протестного ресурса не просто оказался слишком мелким, он наглядно подтвердил очевидность нисходящей тенденции. Если на Болотную вышли практически все слои российского общества, то в прошлый раз к бузе удалось привлечь только студентов, а сейчас основную часть уличной пехоты составили вообще одни подростки. Вышедшие не столько именно протестовать ради четких политических целей, сколько просто ярко потусить. Ну и ощутить себя причастными к чему-то «великому». Без разницы, к чему именно.

Это, безусловно, хорошо. Результат свидетельствует о верности реализуемой государством политико-экономической долгосрочной стратегии. Воплощающейся в жизнь на протяжении двух десятилетий, и особенно последних восьми лет. Однако стоит задуматься о другом. Если цифры убедительно подтверждают повышение уровня жизни в стране, а если судить по объемам продаж всего, от машин и квартир до мобильных телефонов, он действительно повышается, то почему вообще мог случится этот, по меткому определению Дмитрия Стешина, «бунт сытых»?

Команда Навального не создала этот протест, она лишь новыми методами примитивных «тиктоковских» роликов и откровенно лживым «фильмом про дворец в Геленджике» всколыхнула остатки «протестного ресурса». Но сам этот ресурс взялся откуда? Просто глупые дети у таких же недалеких и безответственных родителей? А что, раньше глупые люди в обществе составляли большую долю? Увы, нет. Как всегда это бывает, любой массовый бунт является следствием раскачки внешними усилиями строго собственного внутреннего недовольства, самостоятельно существующего в обществе. В нашем случае таковое тоже существует.

Оно вызвано элементарным страхом перед будущим. Мы все оказались на переломном этапе истории. В самом простом, можно сказать, бытовом понимании этого термина. В 90-х массово казалось, что жить лучше по советской модели мировоззрения уже невозможно. Как в том анекдоте: сын генерала не может стать маршалом, потому что у маршала тоже есть собственный сын. Отсюда возникло массовое убеждение в необходимости кардинальных перемен на уровне устройства общества и экономики.

Отказ от коммунистических идей в пользу капитализма создал впечатление перехода на верный путь. И хотя «всё получаться» начало далеко не сразу, а поначалу жизнь вообще еще сильнее ухудшилась, но первое десятилетие XXI века таки оказалось «сытыми годами». Уровень жизни действительно пошел в светлую сторону. Не сразу, не идеально, но ощутимо и, что важно, поступательно. А потом начинался нарастающий кризис буржуазного этапа глобальной модели капитализма. Разрушающий понимание, как вообще надо жить дальше. Если у старшего поколения пересмотры сроков выхода на пенсию вызывали лишь раздражение от того, что придется работать еще несколько лет, то даже среднее сейчас уже не уверено, что сможет жить на ту пенсию, которая, возможно, будет, «когда придет их очередь». Что до молодежи, особенно старших школьников, то они, и не без оснований, сомневаются в возможности получения пенсии вовсе.

Причем не только в пенсии дело. Оказывается разрушенной вся картина мира, позволяющая понимать, какой выбор делать в жизни, куда и на кого идти учиться, где и какую искать работу. Как строить жизнь? К каким целям стремиться? Оно, конечно, прикольно смотреть фильмы и играть в компьютерные игры про постапокалипсис, но жить в нем реально не хочется никому. Особенно когда будущее преподносится в максимально мрачных красках. Oбщество столкнулось с кризисом базовых ценностей, наиболее сильно давящим на молодежь. Давление вызывает раздражение, которое, в свою очередь, требует «найти крайнего». Государство после 90-х строило «общество высокого потребления»? Общество постепенно к этому привыкло и теперь, видя, что рост замедляется, подспудно винит в этом государство.

Окружающий нас мир проходит фундаментальную трансформацию. По ходу пьесы меняя и сами условия. А вместе с этим утрачивает эффективность реактивная адаптационная модель, господствовавшая в российском обществе и государстве на протяжении истекших тридцати лет. Не существуй американо-китайского глобального противостояния, тихо и неспешно подстраиваться под перемены мы бы могли еще очень и очень долго. Но так уж получилось, что, за неимением гербовой, приходится писать на обычной.

На мой взгляд, грядущий век станет веком корпораций. Свою глобальную корпоративную модель сегодня активно возводит Китай. К строительству собственного варианта в западном пространстве приступили американские глобальные ТНК. Так что свою «корпорацию Россия» следует начать публично строить и нам.

Автор Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/polit/3171604.html

***

Комментарий: Продукт Навальный

Политический сезон — 2021 начинается с Алексея Навального и митингов в его поддержку. Радикализация улицы в преддверии первого электорального барьера транзитной дистанции на фоне обновленного, резко антироссийского курса США вкупе со всеми эпидемиологическими и экономическими трудностями страны выглядит пугающе, хотя и кажется, что оппозиция допускает фальстарт. Ведь, похоже, власть решила закончить бесконечный танец с условными сроками Навального, жестко ответить на дестабилизацию системы и наконец разобраться с инфраструктурой возгонки протеста. Не слишком ли поздно решено купировать риски системы?

Токсичный бренд

Российская власть сама взрастила себе врага сколь содержательно ничтожного, столь и потенциально опасного, а теперь пригретого геополитическими оппонентами. Пугать, конечно, должен не Навальный, а технологии медийной пропаганды и сбора протестной улицы, которые массово обкатываются в России прямо сейчас. Миллионы хештегов с призывом на митинг 23 января, рассылки по почте и в молодежных пабликах — вся эта инфраструктура возникла не сегодня, и странно, что до сих пор она существует при попустительстве силовиков. Но именно Навальный стоит в центре системы подрыва государственности, и только эту цель преследует секта, созданная этим политиком.

Впрочем, политик ли Навальный? Кто-то считает, что таковым он стал после искусственного спарринга с московским градоначальником Сергеем Собяниным еще в 2013 году. Другие увидели в нем политика именно сейчас, когда он храбро вернулся на родину, осознавая, что его ждет арест и заключение. Нельсон Мандела, Владимир Ленин, Махатма Ганди — каких только сравнений не удостоился Навальный за последнюю неделю. Но ведь, по сути, как раз политической деятельностью «берлинский пациент» никогда особо и не занимался: юридической, общественной, пропагандистской — да. Но из настоящей политики он был выведен на маргинальную обочину политической системы сразу же. Там он прочно занял нишу медийного, маркетингового продукта. Но именно в этой нише государство никогда не обладало серьезными компетенциями.

Каждым новым решением демонстрируя, что Навальный не политик и политиком быть не может, власть раскручивает бренд «единственного в своем роде» медиаоппонента с доступом к тайнам дворцов и королей, интригам, отравлениям, спецслужбам, большим деньгам и запредельной власти. Только его президент подчеркнуто не называет по фамилии. Только на него «публично плюют» олигархи и вызывают на дуэль топ-силовики. Только он может проникнуть в дворцы вельмож и семейные тайны знати. Таким образом, посредственный товар превращается в уникальный бренд. Эксклюзив контента — вот секрет 100 млн просмотров красивой истории про дворец Путина в Геленджике. Это не про политику. Это замочная скважина в мир элиты по лекалам проектов «Окна», шоу Малахова или «Дома-2».

При этом очевидно, что конвертация интереса к продукту в продажи-протесты незначительна. Как сказали бы маркетологи, бренд слишком токсичен, красивый промоутинг привлечет внимание, но не приводит к реализации товара. Впрочем, к раскрутке уже привлечены опытные зарубежные амбассадоры.

Проблема же в том, что продукт Навальный существует в пустующей нише политической альтернативы и является токсичным по отношению к самому рынку. Он фальшивый, несодержательный, с массой багов и отсутствием постпродажного обслуживания. Но сам факт его раскрутки подрывает репутацию системных политических продуктов. А для вывода с рынка требуется либо мощная контр-пиар-кампания, либо новая качественная альтернатива.

Возвращаясь из мира маркетинговых аналогий в реальность: российская власть не спешит с политическими альтернативами, но и в пиаре не сильна. Отсюда удивительная сосредоточенность российского медиапространства на судьбе политического проходимца, его популистских лозунгах и громких расследованиях. Политическая система вынуждена просто наблюдать, как ее обыгрывают на смежном информационном пространстве. В Белоруссии развитие похожего сценария привело к клинчу государственной системы с многочисленными экономическими и общественными издержками власти.

Он был выгоден

Сила Алексея Навального не в лозунгах и программе — их популистский запал не выдержит и первого теста у руля системы госуправления. Не в сторонниках и соратниках — об умении несистемной оппозиции ругаться в самые ответственные моменты и проецировать завистливую ненависть друг на друга уже даже не шутят. А ядро последователей Навального, в общем то, мизерное. Он не выражает интересы людей, он является проводником страхов и надежд узкой категории населения: столичной интеллигенции и части молодежной аудитории — тоже небольшой, ведь юные россияне ни выборами, ни политикой не интересуются.

Сила Алексея Навального в умении использовать современные информационные и пропагандистские коммуникации и, отбросив долгосрочные задачи, сосредоточить в подходящий момент все ресурсы для конкретной цели: уничтожить российскую власть, невзирая на жертвы, потери, разрушенные судьбы. Программа: радикализация протеста с подключением молодежи и регионов, повторение как минимум белорусского кейса с усилением международного давления и крахом государства вследствие падения уровня жизни.

Навальный не партия, не система, не команда. Это продукт, состоящий из конкретного человека, борца против коррумпированных чиновников и лично против Путина. Деятельность окружения и сочувствующих подчинена единственной логике — максимальной раскрутке бренда. «Не рефлексируй, распространяй», как любит говорит Навальный. Роль мерчендайзеров Алексея мало кого устраивает даже в несистемной оппозиции, но в отсутствие чего бы то ни было иного и эта роль иногда принимается дешевеющими оппозиционными активами.

Именно в таком виде Навальный был выгоден всем, и отсюда его множащиеся условные приговоры с постоянными нарушениями, штрафами, отсидками, заграничными путешествиями и прочими благами, которые не светят его менее счастливым сторонникам, улетающим за решетку на несколько лет за брошенный бумажный стаканчик или разбитое окно офиса «Единой России». Он был выгоден и власти для манипуляции и усиления деградации оппозиционного движения. Личные амбиции Навального уничтожают конкуренцию в несистемном поле и переводят протест в раскрутку его собственного бренда в ущерб содержательной, системной политической деятельности. Протест канализируется, но остается в относительно цивилизованном русле, без накачки сторонниками и ресурсами анархистских, леворадикальных и просто террористических ячеек.

Он был выгоден элитам, которые находятся внутри одного лагеря, но борются друг с другом с помощью сливов с подключением медийных ресурсов несистемного поля. Большая часть расследований Навального имеют все признаки заказных материалов и оперируют информацией, которую нельзя достать из открытых источников. Наконец, он выгоден самой столичной интеллигенции, которая прекрасно осознает свою малочисленную особость в окружении «неправильного» темного и непросвещенного народа. Понимает, что легитимными способами «своей» правды не добиться, а потому можно ставить на революционный бренд, который (в мечтах) после разгрома власти отойдет в сторону и уступит людям с прекрасными лицами право строить демократическую Россию будущего.

В итоге за последние десять лет на фоне резкого сужения поля несистемной оппозиции Алексей Навальный нарастил узнаваемость с единиц процентов до 70–80. По данным «Левады», уже 20% респондентов одобряют его деятельность, хотя и антирейтинг Навального растет. При этом его электоральный рейтинг ничтожно мал, в пределах 2%, но мы уже отметили: Навальный не политик, Навальный — это бренд, который только потеряет при переносе функционала в легальное политическое поле.

Перевербовали

В 2020 году мы наблюдали смену парадигмы взаимоотношений между Навальным и российской властью. Цепь событий на внутреннем и внешнем контуре заставила пересмотреть риски оппозиционного бренда и длину его поводка. Это новые очаги дестабилизации на границах в Карабахе и Белоруссии, поражение Трампа и развязанные демократическим составом Конгресса руки президента Байдена. Стало понятно, что усилится не только санкционное давление Запада, но и будут разморожены и накачаны ресурсами каналы поддержки внутренней оппозиции Кремлю, а выборная осень 2021-го грозит массовыми протестами.

В этом контексте происходит мутная история с якобы отравлением Навального и его спешная транспортировка в Германию под бдительное наблюдение заграничных спецслужб с расширением контактов с западными политиками. Можно только догадываться о статусе сотрудничества оппозиционера с иностранцами. Но именно в последние полгода действия Навального синхронизируются с геополитическими событиями, его привлекают для разработки санкционных списков против российской элиты, а в его расследованиях появляются небрежные свидетельства участия зарубежных силовиков и пропагандистов.

В аэропорт по дороге на родину «берлинского пациента» этапируют немецкие солдаты. Решение видится единственно логичным: в отсутствие бренда система продаж протеста в России начала рассыпаться. А Навальный в российской тюрьме — долгосрочный инструмент давления на Москву и потенциал для бесконечных протестов. Бренд претерпевает опасную эволюцию — в образ страдальца за правду, мученика, гонимого системой. Издержки в виде физического заключения Навального превращаются в политический бонус для номинального представителя — жены Юлии, уже анонсированного кандидата в депутаты Госдумы для несистемного блока, «русской Тихановской» и «жены декабриста» («Дойче Велле») для западных пропагандистов.

Но и для российского государства нет пути отступления. Очередное помилование Навального будет выглядеть слабостью в глазах лоялистов. Есть реальная опасность для осенних выборов в виде митингов или системы «умного голосования». Токсичен Навальный и для широкого круга российских элит — его очевидная ставка на радикализацию, санкции и западный арбитраж теперь всерьез угрожает их активам. Навальный окончательно закрепляет за собой статус иностранного агента, даже если не имел такого желания, а значит, обязан столкнуться с инстинктом самосохранения системы.

Другая альтернатива

В российском обществе довольны высоки протестные настроения — в среднем 25–30%, по данным ФОМ. В отдельных регионах до 50% населения считают возможным выйти на уличные митинги. Но не выходят. Протест остается апатичным, «кухонным». Отсутствие лидеров, идей, по-настоящему кризисных явлений, в целом нормальное отношение общества к государству не приводят к радикализация умеренно недовольного населения. Но проблемы, недовольство почему-то не канализируются и системной политикой.

Все последние годы мы пытаемся выстроить технократическое госуправление, фактически управление государством — без политики. Поэтому проблемы политическими средствами не решаются, а в результате теряют дееспособность и политические механизмы — партии. О проблемах системной оппозиции в Москве сказано многое, но и в регионах полная катастрофа: отделения КПРФ и ЛДПР вымирают, проходят сложные кадровые ротации, приходят молодые депутаты, которые ставят задачу встроиться в госуправление, но не проводить собственно контакт с избирателем. Как минимум 40% населения страны не видит для себя интересных политических движений (ФОМ, «Левада»). И ввиду отсутствия идей по реорганизации партийно-политического поля такая ситуация рассматривается как приемлемая. Ведь все новые движения, будь то «За правду», или «Новые люди» или обновленная, «Справедливая Россия», создаются исключительно с технологической задачей распыления оппозиционного электората, а не для выработки, например, своей повестки дня. А инициативы снизу — а они есть — глушатся в отсутствие сигналов со Старой площади.

Это, конечно, играет на руку Навальному и его западных кураторам. Алексей Навальный занимается не политикой, а технологиями. И до тех пор, пока на этом бренде будет сосредоточена вся альтернатива партии власти, он будет пользоваться многомиллионным интересом к своей пропагандистской деятельности. Единственный выход на перспективу — разбить монополию элит, сосредоточенных в «Единой России», и допустить свободную конкуренцию двух-трех партий. У такой альтернативы есть один важный бонус: она будет контролируемой только внутренними силами. А в нашу жизнь наконец вернется политика, а не имитация и медиавойны.

Автор Петр Скоробогатый

https://expert.ru/expert/2021/05/produkt-navalnij/

***

Мнение политолога. Провал митингов Навального: результаты и выводы

События 23 января показали, что нас ждёт возгонка протестов и белорусский сценарий нам в помощь. Методичка — та же. Соцсети, ЛОМы, студенты, эксперты, артисты, спортсмены, учёные, журналисты, «Я/мы Иван Голунов» и всё такое прочее. В России готовят не трансфер – в России готовят Майдан.

События минувшей субботы, 23 января 2020, имеют две достаточно четко обособленные стороны.

Первое. Для победивших в США и в целом на Западе либеральных глобалистов Россия остается принципиальным врагом. Но им все равно нужен повод для усиления давления.

Второе. Кейс Навального показал несостоятельность официальной молодёжной и информационной политики. В стране по-прежнему нет идеи будущего, нет консенсуса по прошлому, нет удовлетворения настоящим.

Что касается Запада, то ему было необходимо, чтобы на картинке в телевизоре протест выглядел масштабно. Требовалось показать своей западной аудитории, что протесты в России есть. И что уровень народного недовольства настолько велик, что в митингах участвуют даже дети, которых «бронированные силовики» безжалостно разгоняют.

Для западных глобалистов это достаточное основание чтобы «выступить на защиту мировой демократии» и броситься усиливать всевозможные санкции «против тоталитарного государства и антинародного российского режима». С очень простой целью. В сентябре нынешнего года состоятся выборы в российский парламент. Шансов у ставленников Запада провести туда хоть сколько-нибудь значимые свои партии совершенно точно нет. Значит, и расколоть потом государственный механизм через создание противостояния между Госдумой и президентом уже нереально.

Остается попытка реализовать сценарий — отказать в легитимности итогов парламентских выборов 2021 года, а затем и президентских выборов 2024 года «по трамповскому варианту», то есть через противопоставление государства и масштабных эмоциональных уличных протестов. А еще лучше накалить ситуацию таким образом, чтобы сменить власть в России до 2024 года в результате «цветной революции».

Правда, если судить по многочисленным попыткам откровенного провоцирования полиции на максимальную жесткость, главная цель организаторов этого шабаша — массовое пролитие крови перед телекамерами — осталась недостигнутой. Слишком четкими, выверенными, выдержанными и профессиональными оказались действия российских сил правопорядка. Да и реальный масштаб беспорядков вышел сильно ниже ожидавшегося их организаторами. Если складывать отчеты с мест, то в миллионном Краснодаре на улицу удалось вывести всего 3−3,5 тыс. человек. В Белгороде, из 400 тыс. жителей на площади собралось максимум 700. Даже в Москве, многомилионном мегаполисе, активная протестная аудитория не превысила 20 тысяч человек.

Иными словами, штабу Навального удалось мобилизовать не более 0,15% от всего населения России, в которой проживают 149 млн граждан. Причем изрядная доля протестующих оказалась подростками, вообще слабо понимающими за что или против чего они «пришли выражать свою гражданскую позицию». Означает ли это, что нужно недооценивать сам факт массовых выступлений в ряде городов России и продолжать следовать прежней политике по целому ряду вопросов? Думаю, что субботняя акция — это только проба пера, и если не переосмыслить подходы, в частности, к молодежной и не только политике, протестная волна будет нарастать.

Если разобраться, в стране не всё так уж плохо. Нет большой безработицы, постепенно рассасывается постковидный кризис, хотя он ещё долго будет довлеть над всеми странами мира. Что же толкает людей на протесты и необъяснимую агрессию? Российское общество давно и глубоко психологически травмировано. Агрессия в быту проявлялась ещё в позднем СССР, но её объясняли просто: «Все беды от бедности». Потом в 90-е годы агрессии стало еще больше, так как у большинства населения появилось чувство несправедливости и обворованности от присвоения небольшой группой людей общей собственности.

Одновременно из школ ушло воспитание и нравственный образец. Подрастало поколение без руля и ветрил, растлеваемое с детства и поощряемое к агрессии. Многое из того, что они видели вокруг себя, порождало злобу, корысть и непонимание, почему одним — всё, а другим — ничего. Когда в большинстве своем молодежь поняла, что иллюзии напрасны и реальных «социальных лифтов» для нее нет, она превратились во взрывоопасный материал. С ней никто не работал. Это было и остается незаполненной нишей. И тогда к ним пришёл Навальный со словами «Я пришёл дать вам волю», который стал их змеем-искусителем, но не стал вождём.

Те, кто вышел на улицы 23 января, в большинстве своем не являются сторонниками Навального и его повестки. Они вообще мало в курсе всего этого. Поражает большое число пьяных, социопатов и психопатов, истеричных субъектов от порога совершеннолетия до пенсионного возраста. При этом в малых и средних городах люди на площадях обсуждали не повестку Навального, а городские темы — несанкционированные застройки, утилизацию мусора, проблемы местной жизни. Что лишний раз подчеркивает неудовлетворенность людей решением местных проблем. Хотя сам факт успешности привлечения даже тех, кто вышел на улицы, говорит о серьезном изменении информационного и понятийного пространства, в котором сейчас идет накат на Россию.

Вообще, информационная политика — слабое место нашей власти. Тут привыкли брать количеством, а не качеством. Креатив — явление редкое. Особенно в части воздействия на молодежную среду. Язык, которым наши СМИ разговаривают с молодежью, это примерно то же самое, что говорить с ней на древнегреческом. Тогда как те, кто посредством интернет-ресурсов призывали молодежь на митинги, объяснялись с ней на понятном ей языке и понятными символами.

События 23 января показали, что нас ждёт возгонка протестов и белорусский сценарий нам в помощь. Методичка — та же. Соцсети, ЛОМы, студенты, эксперты, артисты, спортсмены, учёные, журналисты, «Я/мы Иван Голунов» и всё такое прочее. В России готовят не трансфер — в России готовят Майдан. Можно ли решить проблему Навального только силовыми методами? Безусловно, закон есть закон, и в случае его нарушения должна быть ответственность. Но надо отделять одно от другого — его персону и проблемы, стоящие перед обществом.

Многое в этих протестах объясняется отсутствием позитивной социальной идеи на уровне базовых смыслов. И если мы их не выработаем в ближайшее время, стабильность, достигнутая сейчас и неосознаваемая новым поколением, в ближайшее время окажется утраченной. Вы спросите, о какой стабильности идет речь?

Достаточно сравнить жизнь россиян сегодня с 90-ми годами: месяцами не выплачиваемые зарплаты, пенсии; голодные шахтеры, перекрывающие дороги; развал инфраструктуры, сплошь и рядом уличные барахолки, бегающие крысы по улицам больших городов, отсутствие каких-либо социальных пособий.

Сегодня для преодоления системного кризиса России требуется четко обозначенная, публично оформленная, веско обоснованная и понятная обществу долгосрочная конечная цель и система управления, позволяющая людям оценивать степень верности или ошибочности принимаемых властью тактических решений.

Автор Елена Панина — директор Института РУССТРАТ

https://regnum.ru/news/polit/3171550.html

***

Мнение колумниста: Почему в России не будет революции

Попытки трактовать субботние протесты 23 января как удар по системе и формирование масштабного силового гражданского протеста чрезмерно завышают значимость события и его последствий для власти и общества. Никаких требований народа о свободе Навального и политзаключённых в протестной массе и в помине нет. Это фантазия и неадекватная оценка реальности.

Попытки трактовать субботние протесты 23 января как удар по системе и формирование масштабного силового гражданского протеста, чрезмерно завышают значимость события и его последствий для власти и общества. Никаких требований народа о свободе Навального и политзаключённых в протестной массе и в помине нет. Это фантазия и неадекватная оценка реальности.

Авангард протеста и протестная масса являются носителями совершено разных политических культур, и уже в силу этого никакого правозащитного характера протесты не носили. У людей накипело совсем другое, и они в силу отсутствия других каналов обратной связи с властью выплеснули то, что давно носили на душе. Это первое.

В основе агрессивности протестов лежит резонансное совпадение нескольких мотиваций: кризис, цены, усталость, неопределённость. Затянувшийся стресс. И ещё сильнейшая люмпенизация населения начиная с 1991 года и по наше время, независимо от того — подъём в экономике или спад. Причём люмпенизированы все сословия — от аристократов до дегенератов. И на эту люмпенизацию лет эдак двадцать пять работает вся наша медийно-информационно-образовательная система. Это второе. 

Общество деградировало вместе с элитой, а контрэлита не возникла. Для неё пока нет достаточных причин. Ни войн, ни революций. Ровное бытие, всё стабильно и предсказуемо. Всё под контролем.

Молодёжь — всегда протестная, причём глупо, спонтанно и неосознанно. В наше время мы стекались в Москве на такие же митинги Валерии Новодворской с её «Демократическим союзом» (кто из тех, кому 50+, помнит эту организацию?). Тогда тоже улица была полна таких вот прыщавых психопатов и любопытных служащих, а толпу качали провокаторы, которых разгоняла милиция. А все орали: «Фа-шис-ты!» и «По-зор!». На дворе был 1987 год. Ничего не изменилось.

А сколько народа испортили себе зимние пальто, заляпав их парафином от свечей на процессии похорон Сахарова! Шли ночью в холод по Чайковского, удивляясь новым ощущениям. Потом через 20 лет плевались от злости на себя. Но что поделать! Каждое поколение молодых имеет право на свою глупость. Спасибо товарищу Ельцину за наше счастливое детство. Никакие «демсоюзы» с Новодворской и Сахаровы с Боннер КПСС не расшатали. Её расшатали сами коммунисты. Навальный — это Новодворская с Сахаровым наших дней. И кончит он так же. А Юлия, как Боннер, уедет доживать век в США, но эту пенсию ещё надо заслужить, и она старается.

Что возмущало молодёжь того времени? А чёрт его знает, уже никто толком не помнит. Тоже какая-то чушь вроде льгот партноменклатуры и стариков в Политбюро. Потом, когда страна распалась, было уже не до этого. Нынешний молодняк этого не помнит и не знает, а взрослые так заняты собой, что давно уже забыли свои собственные глупости. Нынешний протест не имеет чётких осознанных требований и конкретной программы. Он не имеет организации и лидеров, способных такие требования сформулировать. Даже к власти лидеры протеста не стремятся. Их цель — провокация, расчищающая дорогу тем, о ком страна пока и не догадывается. Они выдут из тени тогда, когда посчитают задачу Навального выполненной, а степень готовности элиты к расколу достаточной.

Протестные массы неоднородны по всем социальным параметрам. Они хотят разного, и нет механизма согласования их требований, чтобы выступить единым фронтом с едиными лидерами. Даже сформулировать свои претензии к власти они не могут. Так не делаются ни революции, ни дворцовые перевороты. Но так проводится разведка боем и зондируется почва на предмет «готовности к посеву». Так создают дымовую завесу слухов, что власть уже слаба, что можно выйти из подполья и начать собирать силы для штурма. Сторонники должны устрашиться, противники — приободриться. Общество и власть должны поверить, что против них вышла большая сила, и сдаться. Если не все, то многие. Расчёт на то, что многие крысы побегут с корабля прежде времени и заразят паникой других. Однако если накал уличных эмоций не приведёт к крушению власти, — а он к нему не приведёт просто технически, — то со временем всё пойдёт на спад. Протест выдохнется.

Новый цикл протестов потребует долгой подготовки, а проблема в том, что мобилизационный потенциал Навального уже исчерпан. Новых шокирующих историй для публики придумать сложно. Хотя это не значит, что страну перестанут дестабилизировать. Скорее всего, перейдут к другим технологиям, оставив Навального за скобками. Новым приоритетом станут региональные конфликты. При помощи них постараются сделать то, что не удалось Навальному — спровоцировать конфликт в элитах. Если это удастся, в дело вступят представители совсем другой весовой категории.

Автор Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/3172778.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Запольскис, Петр Скоробогатый, Елена Панина, Александр Халдей

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.01.2021. Просмотров: 198

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta