Три русских протектората. Повторится ли крымский сценарий? Конфликт на востоке Украины входит в фазу «замороженной» ситуации.

Содержание
[-]

Три русских протектората. Повторится ли крымский сценарий? 

Конфликт на востоке Украины с военной точки зрения входит в фазу, для которой используется слово «замороженный».

Так называемая Новороссия, то есть сепаратисты, контролирующие восток страны, напоминает то, что иногда называют «государством де-факто». Если эта ситуация затянется, то Украина превратится в еще один феномен в ряду бывших советских республик, которые находятся в этой проблемной фазе уже с первой половины 90-х годов.

Образования, называемые «государствами де-факто», обладают, более или менее, всеми характеристиками самостоятельных государств и в целом реально функционируют, хотя большая часть международного сообщества их не признает. Сегодня наиболее типичным примером является, конечно, Тайвань, но и на территории бывшего СССР можно найти сразу четыре таких «непризнанных государства». Все они появились как следствие этнических конфликтов, отстояли свою фактическую независимость в войнах, и конфликты превратились в «замороженные». Но события на Украине вызывают опасения о том, что они снова могут войти в «горячую» фазу.

Самым ближайшим из таких образований является Приднестровье, которое с точки зрения международного права составляет часть Молдавии. Оно находится на левом берегу реки Днестр и населено главным образом этническими русскими и украинцами, тогда как молдаване близки к румынам. Сегодня Приднестровье напоминает своего рода «советский музей под открытым небом» и печально известно своей нелегальной торговлей оружием, которое осталось от советской армии. Ее войска в 1990-1992 гг. помогали отстоять фактическую независимость этой территории, хотя ее не признает ни один из членов ООН.

Сразу два таких «замороженных» конфликта есть у Грузии, где помимо известной Южной Осетии находится еще и Абхазия. Обе эти территории раньше имели формальный статус автономий, который они имеют и до сих пор, но в войнах 1991-1993 гг. (опять-таки при поддержке Москвы) они отвоевали себе независимость. Но присутствие многочисленного российского контингента как «миротворческих сил» делает из них (как и из Приднестровья) скорее российские «протектораты».

Этот конфликт был «разморожен» в 2008 году, когда прозападный президент Грузии Саакашвили попытался провести «блиц-криг», чтобы восстановить контроль над Южной Осетией. Но этому плану помешала российская интервенция, так что, несмотря на то, что у Грузии был реальный шанс победить, и несмотря на ряд ошибок россиян, конфликт стал поражением Саакашвили. Вскоре после этого Россия (а затем и несколько других стран) признала официальную независимость республик Южная Осетия и Абхазия.

Четвертым постсоветским «государством де-факто» является Нагорный Карабах, который от остальных трех отличается тем, что он не входит в зону прямых интересов Москвы. Территория с преимущественно армянским населением формально должна относиться к Азербайджану, но после войны между Арменией и Азербайджаном в 1992-1994 гг. Нагорный Карабах превратился в квазинезависимую территорию, которая сегодня существует уже скорее как часть Армении. Что касается Кремля, то его эта напряженная ситуация в целом устраивает, потому что является для него идеальным инструментом давления на Азербайджан и Армению по принципу «разделяй и властвуй».

Игнорирование замороженных конфликтов

 

Кроме того, ситуация вокруг Нагорного Карабаха, возможно, уже и не является «замороженной»: она «оттаивает». Перестрелки между армянскими и азербайджанскими военными стали там рутиной. Иногда даже используется артиллерия, и с обеих сторон звучат угрозы объявить войну. Так что можно заключить, что именно в случае Нагорного Карабаха существует максимальный риск перехода конфликта снова в «горячую» фазу, но и в случае трех остальных этого нельзя исключать.

Ведь именно события на Украине повысили конфликтный потенциал Приднестровья и двух «грузинских» республик. В случае Приднестровья, кстати, есть непосредственная связь с Украиной, так как появилась информация о том, что сепаратисты могут предпринять попытку захватить побережье Черного моря, чтобы создать сухопутный коридор в Крым, а затем и в Приднестровье. А оно в марте 2014 года даже попросило включить себя в состав Российской Федерации.

Такую же просьбу высказала Южная Осетия, а Абхазия открыто дает понять, что хочет оставаться по-настоящему независимой. Но тут снова надо подчеркнуть, что эта троица «государств» представляет собой скорее «зависимые территории» России, что подтверждается не только присутствием российских войск, но и ключевой важностью российского капитала, и российскими паспортами у большой части населения. В любом случае, звучат и предупреждения о том, что Москва может готовить нечто вроде повторения «крымского» сценария, то есть может пойти на полную аннексию этих спорных территорий.

Несмотря на то, что подобное развитие событий нельзя исключить полностью, также нужно учесть более широкий контекст. Ведь «замороженные» конфликты на протяжении многих лет игнорировались, и мир фактически смирился с существованием этих «государств де-факто». Да и Москву этот статус-кво устраивал. Ситуация начала меняться лишь в последние годы вместе с усилением агрессивности во внешней политике России. Кроме того, свою лепту внесло и отношение Запада к вопросу Косово. Ситуация явно обострилась после конфликта в Южной Осетии в августе 2008 года, что выразилось, в частности, в формальном признании Южной Осетии и Абхазии.

Поддержка пророссийских сепаратистов на востоке Украины прекрасно вписывается в эту схему, поскольку в рамках российской стратегии все это те силы, с помощью которых Кремль может распространять свое влияние, и при этом рассуждать о них как о «независимых». (Тут встает тревожащий вопрос: чего не хватало или не хватает для того, чтобы Кремль признал и формальную независимость «Новороссии»?). Полная аннексия территории в итоге лишь подтвердила бы фактическое положение.

Но в данный момент не похоже, что Россия готовится к подобному шагу. Как раньше ее устраивало тихое игнорирование «замороженных» конфликтов, так и сегодня ей на руку растущее напряжение вокруг них. Стратегия так называемой гибридной войны работает на дестабилизацию и разложение противника, для чего отлично подходит поддержка «государств де-факто». Поэтому мы должны внимательно следить за событиями: если Кремль пойдет на следующую фазу в своей стратегии и в других странах, «размораживание» одного из конфликтов может перерасти в «горячую» войну.

 


Об авторе
[-]

Автор: Лукаш Визинг

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.04.2015. Просмотров: 247

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta