Трамп – разрушитель старого миропорядка ради сохранения величия США

Содержание
[-]

***

Часть первая.

Oт Американского к Азиатскому системному циклу накопления капитала 

В середине мая в Орловском государственном университете им. И.С.Тургенева проходили вторые «Арригиевские чтения», посвященные выдающемуся американскому ученому итальянского происхождения, одному из основоположников мир-системного анализа Джованни Арриги, разработавшему теорию системных циклов накопления капитала (СЦНК). Суть этой теории заключается в том, что капиталистическая экономика, основанная на накоплении капитала, развивается не линейно, а циклично, формируя вековые циклы накопления капитала.

Каждый такой СЦНК имеет своего лидера или гегемона на разных стадиях развития капитализма, который образует Центр накопления капитала. В XV—XVI вв. СЦНК сформировала Генуя и другие итальянские города-государства, поэтому он получил название Генуэзского. В XVII—XVIII таким центром стал голландский Амстердам, а СЦНК получил название Голландского. В XIX в. центром стала Британия, стоявшая во главе Британской империи, поэтому СЦНК назывался Британским. В ХХ веке гегемоном стали США, и СЦНК стал называться Американским, а в XXI на смену Американскому приходит новый Азиатский СЦНК, лидерами которого будут Китай, Индия и другие азиатские страны.

Эту свою теорию Дж. Арриги изложил в двух книгах, которые были переведены на русский язык и изданы в России: «Долгий ХХ век» (2006 г.) и «Адам Смит в Пекине» (2009 г.). Но теория Дж. Арриги изложена в трех книгах, одну из которых он написал вместе со своей супругой доктором социологии Беверли Силвер, которая является постоянным участником наших «Арригиевских чтений». Эта книга, которая называется «Хаос и управление в современной мир-системе», к сожалению, не была переведена на русский язык и пока не доступна для большинства российских ученых.

Но именно эта книга, основанная на многолетних научных исследований, показывает, что процесс перехода от одного СЦНК к другому всегда отличается турбулентностью и носит хаотичный характер. Этот хаос порождается крушением старого миропорядка и формированием на его развалинах нового мирохозяйственного уклада (теория МХУ академика С.Ю.Глазьева). Переход от хаоса переходного периода к новому миропорядку знаменует собой установление нового СЦНК. Этой книге и были посвящены последние «Арригиевские чтения» в Орле, на которых разгорелись жаркие дискуссии о будущем мирового сообщества и роли президента США Дональда Трампа в современной мировой политике.

Многие политологи представляют Д. Трампа, как этакого сумасброда и самодура, который делает то, что его левая нога пожелает. Я на наших «Арригиевских чтениях» выступил с докладом. Меня поддержали многие участники нашей дискуссии и развили эти идеи. Д.ф.н. и вице-президент Международного фонда Н. Д. Кондратьева Л. Е. Гринин выступил с докладом «7 слабостей американской экономики».

Доцент ОГУ В.А.Беликов выступил с докладом «Современный глобальный беспорядок, как объективная закономерность крушения Имперского МХУ и формирования Интегрального МХУ», а лауреат «Золотой медали» МФ Н.Д.Кондратьева д.ф.н. В.И.Пантин высказался о неизбежности развязывания США мировой войны, и задача нашей страны заключается в том, чтобы она не завершилась ядерной катастрофой.

Работа Дж. Арриги и Беверли Силвер «Хаос и управление в современной мир-системе» посвящена исследованию переходных периодов от Голландского СЦНК к Британскому и от Британского к Американскому. Она дает нам методологический подход к исследованию современного переходного периода от Американского к Азиатскому СЦНК и позволяет прогнозировать, как и какими силами будет осуществляться этот переход, и какие современные акторы политической сцены работают на ускорение перехода от Американского к Азиатскому СЦНК, а какие тормозят его.

Дж. Арриги утверждает, что во всех трех последних СЦНК голландская, британская и американская гегемонии являлись результатом длительных периодов «конкурентной экспансии, которая приводит к определенной концентрации экономической и политической власти». В ходе этой конкурентной экспансии возрастающий гегемон приобретает решающее преимущество, в первую очередь, в производстве, затем в торговле, а потом и в финансах.

Но гегемония прочно закрепляется только благодаря победе в многолетней кульминационной «мировой войне» — Тридцатилетней войне с 1618 по 1648 год в период становления Голландского СЦНК, наполеоновских войнах с 1792 по 1815 в период становления Британского СЦНК, и длительных евразийских войнах 1914−1945г., в процессе которых сформировался Американский СЦНК. «Экономическая граница победителя расширяется самим процессом войны, а послевоенное межгосударственное урегулирование предназначено для закрепления этой большей границы и защиты от эрозии», — утверждал И.Валлерстайн.

Американский системный цикл накопления капитала

Формирование и развитие Американского СЦНК проходило весь ХХ век. В материальном производстве конкурентная экспансия США продолжалась с начала ХХ века и до 1950-х гг., когда США стали окончательно индустриальным центром мира и приобрели абсолютную гегемонию в мировой индустрии. В торговле конкурентная борьба продолжалась с 1920 гг. и до 1970 гг., когда США стали абсолютным гегемоном на мировом рынке.

В финансовой сфере гегемония США установилась с Бреттон-Вудса (установление господства доллара США в мировых финансах) и продолжается до настоящего времени. Гегемония США начала формироваться в результате Первой мировой войны, а окончательно закрепилась в результате Второй мировой войны, когда экономической границей победителя стал весь капиталистический мир за исключением социалистических стран во главе с СССР.

Временами гегемония США подвергалась эрозии: в производственной сфере и торговле Япония и ФРГ составили серьезную конкуренцию США уже к 1980-м гг., но господство в финансовой сфере и военно-политическое лидерство США поставило все на свои места. США вынудили Японию и Германию пойти на резкое удорожание своих валют Соглашением в отеле «Плаза» в 1985 г. К тому же начавшаяся в 1980-х гг. повышательная волна большого Кондратьевского цикла позволила США, опираясь на свое научно-технологическое превосходство, первыми овладеть V ТУ и сохранить свою гегемонию в мире.

Но после кризиса 2008 г. картина кардинально изменилась, т.к. начиная с 1980 гг. бурно развивающийся процесс глобализации существенно ослабил конкурентные возможности США в экономике и торговле. Транснациональные корпорации и банки (ТНК), получившие мощный толчок к своему развитию на понижательной волне Кондратьевского цикла 1970−80-х гг., начали свою экспансию по всему миру.

В 1950−60 гг. жесткое государственное регулирование экономики тормозило их развитие, а на понижательной волне Кондратьевского цикла в 1970−80-х гг., чтобы выжить и развиваться дальше, они вынуждены были искать возможности для сокращения своих затрат и повышения доходов, стремительно преодолевая национальные границы и регуляторные ограничения. ТНК стали переносить свои производства в развивающиеся страны, где рабочая сила стоила на порядок меньше, чем в США, где не было строгих ограничений по загрязнению окружающей среды, и где система налогообложения была в разы более мягкой, чем в США.

Свою прибыль они стали хранить в оффшорах, дабы скрыть ее от жесткой налоговой системы США. Появление новых рабочих мест в развивающихся странах породило спрос на товары из США и других развитых стран, что привело к расширению массового спроса и в целом росту мировой экономики. Таким образом, основным движителем мировой экономики 1980−2000-х гг. стали ТНК, экспансия которых на мировых рынках и стала основой процесса глобализации. Глобализация вместе с процессом овладения V ТУ в 1980−90 гг. на повышательной волне четвертого Кондратьевского цикла способствовал мощному подъему, как в самих США, так и во всей мировой экономике.

Но при этом мало кто замечал, что из США уходит промышленность, на смену которой приходит сфера услуг, в первую очередь финансовых, т.к. ТНК оставляли в США свои головные, финансовые и научно-конструкторские подразделения, а трудоемкое производство переезжало в развивающиеся страны. Таким образом, ТНК резко сокращали свои затраты на персонал и другие издержки производства, получая дополнительную прибыль за счет переноса центров прибыли своих корпораций в страны с низким налогообложением.

В результате развития процесса глобализации экономика самих США стала тормозиться в своем развитии, средний класс стал вымываться за счет сокращения «синих воротничков» — работников материального производства, что привело к резкому нарастанию неравенства среди коренных американцев.

На территории США появился «ржавый пояс США» — бывшие центры американской индустрии. А столица американского автомобилестроения — Детройт — превратился из процветающего индустриального центра в город-банкрот (2013г.), который пришел в экономический и демографический упадок — численность его населения сократилась в 3 раза, с 1,8 млн человек в 1950 г. до 680 тысяч человек в 2014 г.

К тому же мощный приток нелегальных эмигрантов из Мексики и других латиноамериканских стран привел к росту безработицы и резкому усилению конкуренции на рынке труда. В результате глобализации США превратились в большое раскидистое дерево, сгнившее изнутри. Российский ученый Л.Е.Гринин очень точно отметил слабости США, которые не позволят им укрепить свою гегемонию в мир-системе и сохранить Американский СЦНК:

  1. Огромный и хронический дефицит внешней торговли (в целом счета платежного баланса), который имеет тенденцию к росту.
  2. Огромный и хронический дефицит бюджета, который к тому же растет.
  3. Огромный государственный долг, размер которого постоянно увеличивается; общая закредитованность бизнеса и населения.
  4. Особая роль доллара и огромная зависимость от этого американской экономики и внешней политики.
  5. Особенности системы здравоохранения. Непомерно высокие цены на медицинские услуги и лекарства подрывают бюджет, являются источником роста госдолга (особенно в условиях старения населения).
  6. Уменьшение доли белого населения WASP (белых англо-саксонских протестантов). Эта и другие социально-демографические тенденции могут привести к ослаблению единства нации и усилению внутренних конфликтов.
  7. Слабость политической системы в условиях глобализации и необходимости удерживать лидерство.

Внимательный анализ семи слабостей (неразрешимых проблем) США, доставшихся Трампу в наследство от президентства демократа Б. Обамы, показывает их разнонаправленное развитие. При этом получается такой запутанный клубок, который не позволяет решать одну из проблем, чтобы не усугублять другие. Как в русской пословице: нос вытащишь, хвост увязнет.

Создается ситуация, когда такой клубок проще разрубить, чем медленно и отнюдь не гарантированно с положительным эффектом его распутывать. А рубить такие проблемы, исходя из исторического опыта проще всего через перебрасывание своих проблем на соседей или партнеров и других участников общих процессов. В этом заключена суть торговых войн, которые развязал Д.Трамп.

И быстрее всего подобные проблемы решаются через крупные военные конфликты, на что указывал И. Валлерстайн в выше приведенной цитате. Вот почему США в настоящее время стоят перед опасной для всего мира чертой выбора пути решения своих проблем: мирным или военным путем попытаться разрешить эти неразрешимые проблемы.

Трамп как разрушитель старого миропорядка ради сохранения величия США

Американская политическая система в современный период недостаточно подходит для глобальных внешнеполитических задач, связанных с удержанием американской гегемонии. Это подтверждает нынешний раскол американского общества практически пополам, вызванный победой Д. Трампа на президентских выборах 2016 года.

Президент Д. Трамп стал выразителем той половины американского общества, которую порожденная экспансией ТНК глобализация привела к ухудшению благосостояния и существенному снижению уровня жизни («ржавый пояс», индустриальные центры периода расцвета США в 1950−60 гг. и т.д.). Доля среднего класса, который составлял в 1960 гг. 70% населения страны, в настоящее время снизилась на четверть — до 53%.

С другой стороны, резко выросли доходы 1% очень богатых американцев, и особенно, сверхдоходы 0,01% — миллиардеров. Именно эта часть населения, которая обогатилась за счет глобализации, и подняла другую половину населения США на борьбу против президента Д.Трампа. В то время как переживаемый ныне исторический период требует, чтобы США были едиными, американское общество оказалось расколото пополам. В такие исторические периоды наиболее эффективными бывают государства с авторитарной формой правления, а демократические государства, как правило, из-за своих внутренних противоречий утрачивают лидерские позиции в мировой экономике, что приводит к крушению господствующего МХУ.

Д.Трамп главным лозунгом своей предвыборной компании выбрал лозунг: «Сделаем Америку снова Великой!». Чтобы вернуть утрачиваемую гегемонию США в мире он, в первую очередь, разрушил уже почти сформированные и требующие только окончательного юридического оформления Трансатлантическое и Транстихоокеанское партнерства, которые предоставляли беспрецедентные права ТНК, ставя их в привилегированное положение по отношению к национальным государствам. Этим он нанес сокрушительный удар по глобалистам.

За счет налоговых льгот и административных мер, Д. Трамп хочет вернуть промышленные предприятия и прибыль, которую ТНК хранят в оффшорах (от 2,4 до 5 трлн. долларов), на территорию США. Для сохранения единства американской нации он выступил против незаконной эмиграции, для чего предложил даже построить стену между США и Мексикой, отгородившись таким образом от многомиллионной латиноамериканской эмиграции. Для сокращения огромного бюджетного дефицита он предложил ликвидировать программу «Обамакер», которая стала дополнительным грузом для американского бюджета.

Но ему не удастся «сделать Америку снова Великой», т.к. США уже безвозвратно утеряли лидерство в сфере производства и торговли, которое перешло к Китаю и ЕС. Но если ЕС представляет собой союзников и вассалов США, не способных противопоставлять свои интересы интересам американцев, то Китай — это единое централизованное государство, развивающееся быстрыми темпами, которое уже превзошло США по ВВП.

К 2030 году, по расчетам экспертов, ВВП Китая будет вдвое больше ВВП США (64,2 трлн. $ у Китая против 31 трлн. $ у США). Чтобы затормозить бурное развитие китайской экономики, Д. Трамп развязывает торговые войны с Китаем — единственной страной, способной уже в ближайшие годы разрушить гегемонию США и стать лидером в мировой экономике, а также с ЕС, Мексикой и Канадой, имеющих положительный торговый баланс с США.

Источник - https://regnum.ru/news/economy/2642380.html

***

Часть вторая.

Конец американского цикла накопления капитала не за горами. Объективная невозможность сделать «Америку снова Великой» 

Сейчас гегемония США держится исключительно на лидерстве в сфере финансов, основанной на роли доллара США как главной резервной валюты мировой экономики и американской военно-политической мощи. Но американский доллар постепенно утрачивает свое значение в мировой экономике, а стремление США обложить санкциями всех несогласных с политикой Д. Трампа усиливает стремление независимых государств избавляться от доллара.

Военно-политическое могущество США подвергается серьезному противодействию со стороны, в первую очередь, России, имеющей ядерный паритет с Америкой, да и в основных видах вооружения не уступающей США. В союзе же с Китаем и другими независимыми странами Россия вполне в состоянии противостоять США в реальном военно-политическом противостоянии в любом регионе мира, о чем свидетельствует опыт Сирии, КНДР, Ливии и Венесуэлы.

В тоже время атлантическая солидарность в рамках НАТО в последние годы подвергается серьезной эрозии в связи с тем, что союзники США привыкшие обеспечивать свою безопасность не вместе с Америкой, а за счет США, не хотят идти на дополнительные расходы по обеспечению своей обороноспособности, увеличив вклад в НАТО, если не до 4%, то хотя бы до 2% своего ВВП, отлично понимая, что эти средства пойдут на закупку американского оружия. Да и не существует в настоящее время военной угрозы Европе, кроме выдуманной «российской агрессии».

С другой стороны, вторая по численности армия НАТО — турецкая, отстаивая свою независимость и суверенитет, не желает слепо подчиняться диктату США и покупать исключительно американские системы вооружений, если они уступают в качестве и эффективности российским. Более того, Турция налаживает теснейшие связи с Россией не только в военно-политической, но и в торгово-экономической и культурной сферах, учитывая, что у России и Турции есть общие цивилизационные корни, так как мусульмане и тюрки составляют значительную часть населения РФ.

В результате политика Д. Трампа, направленная на то, чтобы «снова сделать Америку Великой» с развязыванием торговых войн, введением санкций против непослушных и т.д., приводит к прямо противоположным результатам. В мире все больше появляется стран, стремящихся уйти от расчетов в американской валюте, дабы ликвидировать зависимость от США.

Все теснее формируется союз России и Китая, но при этом Китай, обрастая союзниками не только в Азии, но и в Латинской Америке, и особенно в Африке, все активнее двигается в Европу. А Россия, находя себе новых союзников среди главных союзников США: Турции, Израиля, Саудовской Аравии и т.д., возвращается на Ближний Восток, в Юго-Восточную Азию, Индию, Латинскую Америку и Африку, проводя открытую и независимую политику.

Таким образом, хаос переходного периода от Американского к Азиатскому СЦНК породил Д. Трампа, желающего вернуть утрачиваемую гегемонию США в мире, «сделав Америку снова Великой», но результат при этом получается ровно противоположный. При этом в первую очередь он разрушает саму Америку, порождая раскол между либеральными глобалистами и консервативными националистами внутри самих Соединенных Штатов.

С другой стороны, он разрушает единство США и их военно-политических союзников, вынуждая их делать то, что противоречит их национальным интересам. И в третьих, Д. Трамп стимулирует объединение своих противников, навязывая им торговые войны и различные санкции. Таким образом, находясь в условиях хаоса переходного периода, Д. Трамп порождает еще больший хаос, усиливая развивающие хаос процессы.

Но в рамках любого хаоса, в соответствии с теорией Лауреата Нобелевской премии И. Пригожина, формируются новые диссипативные структуры, формирующие будущий мировой порядок. Точно также и в нынешний переходный период от Американского к Азиатскому СЦНК сформируются новые диссипативные структуры, из которых и образуется новый Интегральный МХУ, который придет на смену Имперскому МХУ, практически уже утратившему свое внутреннее содержание.

И Д. Трамп лучше, чем кто-либо другой, отражает этот процесс разрушения старого миропорядка при искреннем желании сохранить его и упрочить. Для полного соответствия теории Дж. Арриги Д. Трампу не хватает только развязать многолетнюю кульминационную «мировую войну», о неизбежности которой предупреждает д.ф.н. В.И.Пантин. Новая «мировая война» подведет окончательную черту под гегемонией США и закрепит новый мировой порядок, в котором уже не будет одного гегемона, и который будет носить полицентричный и интегральный характер.

Конец Американского СЦНК не за горами

Анализируя переходные периоды от Голландского к Британскому и от Британского к Американскому СЦНК Дж. Арриги и Беверли Силвер в своем исследовании «Хаос и управление в современной мир-системе» отмечали, что они проходили в три этапа.

Первый этап соответствует кризису британской гегемонии под влиянием Депрессии 1873−96 гг. (это была понижательная волна второго Кондратьевского цикла). В ходе депрессии усилилось соперничество между великими державами, возникли военно-промышленные комплексы, слишком мощные для того, чтобы Британия могла контролировать традиционную политику баланса сил, и началась системная финансовая экспансия, центром которой являлся Лондонский Сити. Депрессия 1873−96 гг. стала сигнальным кризисом Британского СЦНК, который оповещал о вступлении Британского СЦНК в фазу своего заката.

Но точно такой же этап проходил и Американский СЦНК, так называемый период стагфляции 1970−80 гг. Это была снова понижательная волна, только теперь уже четвертого Кондратьевского цикла. В ходе этого этапа усилилось соперничество как между блоками (именно в этот период были подписаны соглашения по ПРО, ОСВ, Хельсинский Акт и т.д.), так и между отдельными державами внутри капиталистического блока, которое удалось разрешить с помощью соглашения в отеле «Плаза». И это был сигнальный кризис Американского СЦНК, предупреждающий о вступлении Американского СЦНК в период своего заката.

Более того, именно в этот период транснациональные корпорации и банки сформировались в такую могущественную силу мирового экономического развития, что даже потребовали от правительства Франции убраться в Лион, чтобы превратить Париж в столицу ТНК. И именно с 1980 гг. началась финансовая экспансия мировой экономики, основным движителем которой стали ТНК, а центром — Уолл-Стрит. Финансолизация мировой экономики — это свидетельство того, что для Американского СЦНК наступила «осень патриарха».

Характеризуя следующий исторический этап переходного периода от Британского к Американскому СЦНК Дж. Арриги и Б. Силвер приводят анализ британского историка Э. Хобсбаума: «По мере ослабления [британской] промышленности ее финансы торжествовали, а ее услуги в качестве грузоотправителя, трейдера и посредника в мировой платежной системе стали более необходимыми. Действительно, если Лондон когда-либо был реальным экономическим центром мира, а фунт стерлингов являлся его основой, то это было между 1870 и 1913 годами» (Hobsbawn, 1968, 125).

Ровно то же самое можно сказать и о США периода 1983−2008 гг.: американская промышленность постепенно слабела, зато финансы торжествовали. Если в 1980 гг. в финансовые подразделения промышленных корпораций США давали не более 15% общей прибыли, то в начале XXI века они обеспечивали уже половину прибыли своих корпораций. Не производство обеспечивало создание прибыли промышленным корпорациям, а операции их финансовых подразделений на финансовых рынках. Уолл-Стрит стал реальным экономическим центром мира, а доллар являлся его основой.

Второй этап кризиса Британского СЦНК начался с Первой мировой войны, которая фактически разрушила структуры мирового порядка XIX в., именно в результате первой мировой войны произошел переход с повышательной на понижательную волну третьего Кондратьевского цикла, которая продлилась до второй мировой войны. Попытка Британии восстановить после окончания первой мировой войны структуры старого мирового порядка закончилась полным провалом, ускорив гибель в 1930 гг. Британского СЦНК. Вторая мировая война окончательно завершила разрушение Британского СЦНК — это был терминальный (конечный) кризис, по определению Дж. Арриги, Британского СЦНК.

Переход с повышательной к понижательной волне пятого Кондратьевского цикла, начиная с кризиса 2008 г., ознаменовал собой второй этап кризиса Американского СЦНК, после которого началось разрушение структур мирового порядка ХХ века. Возникли новые центры экономической мощи: Китай, страны Юго-Восточной Азии, Индия, Бразилия и т.д., а ядро нового еще только формирующегося миропорядка увеличилось с G7 до G20. Старые институты (ООН, ВТО, МВФ и т.д.) перестали работать с прежним эффектом, их значение подверглось эрозии, а попытка восстановить эффективность их работы привела к длительной рецессии, которая только ускорит их отмирание в ближайшем будущем.

Мировой порядок под главенством США появился только на третьем завершающем этапе перехода от Британского к Американскому СЦНК. Именно на этом этапе Великая депрессия 1930-х годов, Вторая мировая война и консолидация Советской империи в Евразии создали условия для зарождения «холодной войны», как формы мирного сосуществования и развития двух имперских образований: капиталистического и социалистического. Как только структуры «холодной войны» были созданы (к 1950 годам), переход к новому мировому порядку был завершен. Но этот новый мировой порядок, по терминологии С.Ю.Глазьева Имперский МХУ, сформировался после Второй мировой войны на повышательной волне четвертого Кондратьевского цикла.

С приходом Д. Трампа на пост президента США, развязавшего череду торговых и санкционных войн, дабы вернуть старый порядок и «сделать Америку снова Великой», начался третий этап переходного периода от Американского к Азиатскому СЦНК. Д. Трамп нанес сокрушительный удар по либеральной глобализации, в рамках которой проходила финансовая экспансия, разрушив Трансатлантическое и Транстихоокеанское партнерства, создававшиеся в интересах ТНК.

Он пытается «сделать Америку снова Великой», т. е. вернуться в состояние 1950−60-х гг., но результат для США, как и после первой мировой войны для Великобритании будет обратный. Впереди мировое сообщество неизбежно ожидает терминальный кризис Американского СЦНК, по поводу сроков которого мнение ученых, выступавших на «Арригиевских чтениях», разделились. Одни (в том числе и автор этих строк) считают, что терминальный кризис Американского СЦНК произойдет в 2019−20 гг., а другие, что не позднее 2024−25 гг. Но не вызывает сомнения одно — это случится в очень даже ближайшем будущем, и мир вступит в Азиатский СЦНК, лидерами которого будут Китай, Индия и, возможно, Россия.

Формирование Азиатского СЦНК

После победы капиталистической империи во главе с США в «холодной войне» Фрэнсис Фукуяма провозгласил «конец истории» и победу либерально-рыночного капитализма. Но он сильно ошибался, т.к. эта была «пиррова победа». Эта победа означала наступление «осени патриарха» — завершающей фазы гегемонии США и в целом западного мира на фоне бурного подъема стран азиатского континента. Конкуренция со стороны Японии в 1970−80-х гг. была только первым звоночком о зарождении в недрах Американского СЦНК нового Азиатского СЦНК. Соглашение в отеле «Плаза» спеленало экономику Японии, затормозив ее развитие на десятки лет.

Но эстафету Японии в 1980−90-х гг. подхватили «азиатские тигры» — Южная Корея, Тайвань, Гонконг и Сингапур, а после кризиса 2008 г. жесткую конкуренцию США навязал Китай, за которыми последовали страны Юго-Восточной Азии, а в последнее время к ним присоединилась еще и Индия. После кризиса 2008 года стало четко понятно, что на наших глазах формируется новый Азиатский СЦНК, с экономическим лидером в лице Китая, которому уже удалось обогнать США по основным экономическим показателям (ВВП по ППС, объему внешней торговли и т.д.), а на место G7 — ядра Американского СЦНК пришла G20, как прообраз будущего ядра новой мир-системы.

Хотя США и растерял свои преимущества в сфере промышленности и торговли, но в сфере финансов он продолжает сохранять свои господствующие позиции, которые базируются на роли доллара, как основной мировой резервной валюты — рудимента Американского СЦНК. Также сохраняется американское лидерство и в военно-политической сфере, базирующееся на НАТО — реликте Американского СЦНК.

ООН, сформированный после второй мировой войны для поддержания мира и сохранения баланса между двумя противоборствующими сторонами Американского СЦНК, перестал выполнять свои главные функции, т.к. его решения нередко игнорируются США и его союзниками, или используется ими в своих политических целях.

Решения о мире и войне, о введении санкций и так далее часто осуществляются в обход ООН или игнорируя решения ООН. То там, то тут в разных регионах мира возникают «горячие» региональные конфликты, в которых США «по праву сильного» пытаются навязать свою волю и понимание «путей развития» независимым национальным государствам, поощряя «цветные революции» и прямые военные интервенции (Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия и т.д.) в не подчиняющиеся им страны.

На смену Имперскому МХУ, по мнению С.Ю.Глазьева, придет Интегральный МХУ, основные институты которого находятся в стадии становления и пока еще не обрели четких и ясных форм и структур. «В настоящее время зарождение нового Интегрального МХУ уже проглядывается в практике функционирования новых международных экономических объединений, таких как БРИКС, ШОС, ЕАЭС, МЕРКОСУР, АСЕАН-Китай, как отношений, базирующихся на равноправной, взаимовыгодной и консенсусной основе (С.Глазьев «Рывок в будущее», с.161).

 «Новый МХУ, формирующийся в рамках Азиатского СЦНК, неизбежно интегрирует в себе наиболее эффективные черты противоборствующих начал Имперского МХУ: рыночную самоорганизацию и частную инициативу, с одной стороны; индикативное планирование и регулирование экономической деятельности, с другой. Организационная деятельность в рамках Интегрального МХУ будет носить не вертикально-интегрированный, как в Имперском МХУ, основанном на монополизме, а горизонтально-сетевой характер.

Главной же отличительной чертой Интегрального МХУ от Имперского будет примат общественных интересов над частными, но, в отличие от советской системы директивного руководства, в новом МХУ государство будет выполнять скорее роль модератора, формирующего механизмы социального партнерства и взаимодействия между основными социальными группами, организующего совместную работу делового, научного и инженерного сообществ для формирования общих целей развития и выработки методов их достижения» (там же, с.169).

Судя по всему, в рамках Интегрального МХУ не будет и одного ярко выраженного гегемона, каковыми были Британия и США в предыдущих МХУ. Мир приобретет полицентричный характер, основанный на диалоге и партнерстве цивилизаций, вызревающего из нынешнего столкновения цивилизаций (теории С. Хантингтона), которое как нельзя лучше характеризует политический хаос переходного периода с Американского к Азиатскому СЦНК.

И не удивительно, что эту идею продвигает в жизнь руководитель КНР Си Цзиньпин, проводивший недавно в Пекине конференцию под лозунгом «От столкновения к партнерству цивилизаций в Азии». Но этого никак не могут понять ориентированные на Запад российские политологи. Автор этих строк вместе с В.И.Пантиным видит прообраз будущего полицентричного мира в образе этакого политического БАГУА. История покажет, кто окажется прав — ориентированные на Запад российские политологи, или мы с президентом России Владимиром Путиным и председателем ЦК КПК Си Цзиньпинем.

Источник - https://regnum.ru/news/economy/2642383.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Айвазов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.06.2019. Просмотров: 30

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta