Трамп как симптом: национал-популизм шагает по планете

Содержание
[-]

«Я, и только я, могу превратить ваш гнев в возрождение страны»

Президент США Дональд Трамп куда более искренний человек, чем принято считать. Говорит то, что думает. Делает то, что обещает. Все это необычно и непривычно.

Он существует в мире, населенном врагами, скрытыми или явными. В мире, где одним не доверяешь, а других презираешь. Наверное, это давит. Рождает желание отомстить. Как ни странно это звучит, Америка, кажущаяся со стороны завидно процветающей, полна гнева, смешанного со страхом. Трамп это ощущает. Поэтому обещал: «Я, и только я, могу превратить ваш гнев в возрождение страны».

Одноэтажная Америка

Трамп — символ перемен к лучшему для множества американцев, впавших в тоску и утративших надежду. Он исполнил обязанности фармакологов, не способных разработать лекарство, которое излечивало бы от коллективной депрессии целые народы и поколения. А для всего мира его избрание — симптом кардинальных перемен в политической жизни Запада.

В современной Америке процветают не те, кто работает руками и проходит утром через заводскую проходную, а те, кто освоил мир новых технологий, открывающих безграничные возможности. Есть Америка, устремленная в будущее, и Америка, которая считает себя забытой и обделенной. И ее не радует современный ритм жизни.

Чьи сердца завоевал Трамп? Людей обиженных: они не получили того, что им обещала Америка.

Им не по карману или не по силам пользоваться все новыми достижениями цивилизации. Они стали ненужными, потому что устаревающие производства закрываются, а для работы в сфере высоких технологий им не хватает образования. Они в тоске ходят мимо опустевших заводских корпусов, а на телеэкране видят других людей, которые с восторгом осваивают бесконечные возможности ХХI века.

Белые американцы из маленьких городков испытывают страх перед обновлением жизни; им представляется, что причина их неуспеха — утрата всего привычного. Жизнь стремительно меняется. Впервые никто не делает секрета из своих сексуальных пристрастий. В глаза бросается то, что еще вчера было запрещено и сурово каралось, что скрывали и чего стыдились.

Немалая часть американцев, особенно старшего возраста, не в состоянии с этим смириться. Три четверти белых евангелистов считают, что их жизнь стала хуже по сравнению с пятидесятыми. Налоги выше, работы нет, и сама жизнь менее христианская. Люди мечтают вернуть ту Америку, которая существовала до того, как возникли все эти проблемы. Это ностальгический поход под лозунгом: «Вперед к прошлому!» Сохранить устои, народные традиции и национальный дух!

Одноэтажная Америка увидела в Трампе своего заступника. Кто-то должен ответить за то, что надежды не сбылись! И тут появился человек, который выразил их возмущение, обиду, ненависть, гнев и боль.

За последние полвека в Соединенные Штаты перебралось почти 60 миллионов иммигрантов. Но 50 лет назад белые составляли 85 процентов населения. Сегодня — 60. Иммигранты — олицетворение всех проблем страны, от нехватки рабочих мест до терроризма.

Среди белых американцев сильны настроения, направленные против гомосексуалистов, афроамериканцев и мусульман. Белые американцы нашли в Трампе человека, который обещал уберечь их от всего этого зла. Он апеллирует к древнему страху чем-то заразиться. Не случайно Трамп сам так боится микробов. Избегает рукопожатий. И требует очистить страну от чужих и чуждых. Агрессивный темперамент рождает отклик восхищенной аудитории. Трамп порадовал своих поклонников: больше никакой глобализации, перестанем жертвовать своими интересами и выбрасывать деньги на помощь другим. Америка должна позаботиться о себе.

Главный стратег Белого дома

Левые обвиняют финансовый капитал, банки и Уолл-стрит. Правые во всем винят иммигрантов и глобализм. Разгневанные белые мужчины, рабочие и средний класс, выставили счет элите, высшему обществу: Америка становится богатой, но не для них. Во всем виноват оторвавшийся от народа правящий класс, погрязший в роскоши истеблишмент.

Многие уверены, что власть захвачена невидимыми силами, которые угнетают простой народ. И не важно, кто формально сидит в Белом доме, — все это служащие одних и тех же тайных сил. В этих идеях есть какая-то привлекательность, иначе непонятно было бы, почему их разделяет немалое число людей. Тем более что многие политики охотно такие настроения разжигают. Не знаю, верят ли во все это сами, но во всяком случае умело играют на этих чувствах и настроениях.

— Простые люди сыты по горло партией Давоса, — сформулировал эту позицию Стивен Бэннон, мистическая фигура в окружении Трампа, ныне главный стратег Белого дома.

Стивен Бэннон учился в католической мужской школе, где преподаватели-монахи установили почти военную дисциплину. Служил на флоте. Окончил школу бизнеса в Гарварде, работал в крупнейшем инвестиционном банке «Голдман-Сакс». Настроился против банкиров после кризиса 2008 года. Завоевал репутацию яростного борца против глобализма, истеблишмента, мультикультурализма, иммиграции, ислама — точнее, против, как он сам выражается, «исламского фашизма».

Бэннон: «Мы, иудео-христианский Запад, должны обратить внимание на слова Путина о традиционализме и ощутить его поддержку национализма».

Христианские фундаменталисты, некогда проклинавшие безбожный советский режим, ныне ценят усилия российского руководства в борьбе против главного врага цивилизации — политического исламизма.

Обосновавшись в Белом доме, Стивен Бэннон честно признался в одном из интервью: «Дональд Трамп для нас — инструмент».

Американцы устали

Выгодное географическое положение позволяет Соединенным Штатам держаться на комфортном расстоянии от конфликтов, раздирающих Европу и Азию. Но американцев в ХХ веке дважды втягивали в кровопролитные войны, и они решили, что, пожалуй, лучше участвовать в мировых делах и гасить конфликты прежде, чем придется опять посылать своих парней умирать в чужих битвах.

Джон Кеннеди, вступая в должность президента в 1961 году, посвятил внутренним проблемам страны всего несколько слов. Он сосредоточился на внешней политике:

— Все народы, как бы мы к ним ни относились, должны знать, что мы заплатим любую цену, вынесем любые тяготы, стерпим любые невзгоды, но поможем всем друзьям и будем сражаться со всеми врагами, чтобы обеспечить существование и победу свободы!

Никогда в современной истории ни одна страна не господствовала столь безраздельно, как Соединенные Штаты. Это была единственная сверхдержава — в экономическом, военном и культурном отношении. Ни одну мировую проблему нельзя было разрешить без участия американцев. Но Америка переоценила свои возможности.

Неудача попытки Джорджа Буша-младшего преобразовать жизнь в Афганистане и Ираке усилила позиции изоляционистов. США истратили столько ресурсов в этой войне, что это привело к тектоническим изменениям соотношения сил в мире.

Возможно, это была последняя попытка Соединенных Штатов исполнить свою историческую миссию — изменить мир к лучшему в соответствии с идеалистическими представлениями американцев. Больше они не хотят заниматься чужими делами.

Множество людей этому бездумно радуются, не сознавая: рушится мировой порядок, выстроенный после кровавой войны ради того, чтобы избежать следующей.

Европа: атака справа

Победа Трампа — симптом. В Европе разочарованные и неудовлетворенные голосуют за демагогов и сторонников жесткой руки. Национал-популисты берут власть, обещая руководствоваться интересами большинства.

Европейцы, желая избежать новой войны, образовали Европейский союз, согласившись на то, что важнейшие решения будут приниматься на международном, наднациональном уровне на основе совместно разработанных правовых норм. Но глобализация и массовая миграция вызвали тоску по прежним национальным государствам. Вновь кажется, что, только надежно отгородившись от чужих бед, можно зажить счастливо.

Старый Свет откатывается назад. Возвращается на привычный путь экономического национализма, который в ХХ веке дважды приводил Европу к войнам.

Ультраправый кандидат едва не стал президентом Австрии. Лидер Национального фронта Марин Ле Пен может победить на выборах во Франции, а Ангела Меркель, напротив, проиграть в Германии. В Венгрии уже у власти национал-популист. Премьер-министр Виктор Орбан был счастлив, когда Трамп обещал не пускать в Америку мусульман. Он счел избрание Трампа победой над либеральным истеблишментом. Позвонил новому президенту и пожаловался: «Меня не пускали в Белый дом. Обращались со мной, как с паршивой овцой». В ответ Трамп рассмеялся: «Со мной они обращались так же!»

Исторические параллели

Никогда раньше я не видел Тони Блэра, недавнего британского премьер-министра, так близко. В здании Европейского парламента на церемонии по случаю Международного дня памяти жертв Холокоста он появился в кипе, традиционном головном уборе религиозных евреев. Сел рядом с новым главой Европарламента итальянцем Антонио Таяни, специальным представителем ЮНЕСКО по вопросам преподавания истории Холокоста и предупреждения геноцида немкой Беатой Кларсфельд, российским режиссером Андреем Кончаловским.

В жизни, как и в зрительном зале, люди занимают места по своему выбору. В соответствии со своими идеями и идеалами. И всегда видно, кто во что верит.

— Самая страшная опасность — ненависть к другим, — говорил Тони Блэр. — Но евреев убивали не только потому, что их кто-то ненавидел, но и потому, что другие остались равнодушными. Поэтому сегодня никто не может чувствовать себя в безопасности…

Куда бы ни направлялся Тони Блэр, он берет с собой Библию. Она лежит на столике рядом с кроватью, и он каждый вечер ее читает. Его считают умелым актером, который лишь играет. На самом деле он глубоко переживающий происходящее человек. Поэтому принял на себя обязанности председателя Европейского совета по толерантности и примирению. Я и не предполагал, что Блэр — блестящий оратор! Он был очень искренен:

— Мне стыдно говорить об антисемитизме в сегодняшней Англии. Мы должны решать, какие ценности готовы защищать и какой ценой, что нас объединяет? Сознание нашей общности, не делимой на расы и религии. Поминание жертв само по себе помогает нам понять, во что мы верим. Вот почему день памяти жертв Холокоста — один из самых важных дней в году.

Показали кадры из фильма «Рай». За эту ленту об ужасах Холокоста, за сохранение памяти о трагедиях человечества президент Европейского еврейского конгресса Вячеслав Кантор вручил Андрею Кончаловскому Медаль толерантности. Конгресс объединяет и координирует работу еврейских общин в европейских странах, а это больше двух миллионов евреев. Принимая награду, Кончаловский сказал:

— Мой долг быть с вами в этот день. Нацистская Германия показала, как легко просвещенная нация рушится в варварство. Сегодня варварство на подъеме по всему миру.

Никогда еще с послевоенных времен национализм, ксенофобия, антисемитизм не были так сильны в Европе. В Европейском парламенте Вячеслав Кантор говорил:

— Европу атакуют с разных сторон. Европа в опасности. На наших глазах происходит зловещий подъем крайне правых и неонацистов. Нельзя исключать того, что к концу года крайне правые и неонацистские партии придут к власти в ряде европейских стран.

Новый глава Европейского парламента Антонио Таяни напомнил:

— Сегодня мы видим то же, что привело к Аушвицу: ксенофобию, антисемитизм, нацистскую символику на наших улицах, агрессивные популистские высказывания в европейских парламентах.

В эти же дни и папа римский Франциск предупредил об опасности популизма:

— Гитлер не захватывал власть, он был избран народом. И привел свой народ к катастрофе. Во времена кризиса нам отказывает способность мыслить трезво.

Папа римский проводит очевидные параллели между нынешним укреплением позиций популистских движений в Европе и событиями в Германии в начале 30-х годов, когда на фоне экономического кризиса и высокой безработицы усилились позиции нацистов.

Главу католической церкви пугает стремление с помощью стен и колючей проволоки отгородиться от соседей и от остального мира. Папа римский Франциск осудил Трампа: «Тот, кто думает только о строительстве стен и не строит мосты, — не христианин».

Трамп мстительно ответил: «Когда и если исламские террористы нападут на Ватикан, папа будет молиться, чтобы в эту минуту я был президентом Соединенных Штатов, потому что при мне такое станет немыслимо».

Можно ли их остановить?

Одна немецкая писательница сказала, что только дважды ей пожимали руку, узнав, что она немка. Когда канцлер ФРГ Вилли Брандт стал на колени перед памятником еврейскому гетто в Варшаве. И когда студентка Беата Кларсфельд дала пощечину другому канцлеру ФРГ — Курту Георгу Кизингеру за его нацистское прошлое. Оба поступка более всего другого помогли изменить представление о немцах как тупых и жестоких варварах.

Беата вышла замуж за парижского адвоката Сержа Кларсфельда. Отец Сержа, как и многие французские евреи, в годы войны был отправлен в немецкий лагерь и там погиб. Отец Беаты служил в вермахте. Беата принадлежит к тем немцам, которые решили, что они обязаны искупить грехи отцов. Она примерная домохозяйка, у них с Сержем двое детей, которые часто оставались одни, потому что их родители почти в одиночку искали нацистских преступников, пытавшихся избежать наказания. Это они нашли в далекой Боливии бывшего начальника лионского гестапо Клауса Барби. А гестаповца Курта Лишку обнаружили в Кёльне. Его просто не хотели искать.

Беата Кларсфельд тоже выступала в Европейском парламенте в день поминовения жертв нацистского террора:

— Германия приложила огромные усилия для преодоления прошлого. Обрела уважение, доказав, что стала свободной и демократической. Но когда по призыву канцлера Ангелы Меркель Германия, столкнувшись с трагедией беженцев, проявила щедрость, которая резко контрастирует с бесчеловечностью гитлеровского рейха, в некоторых немцах проснулись расизм и ксенофобия. Мы стараемся противостоять этой опасности. Но ход истории непредсказуем. В середине ХIХ века немец считался образцом домашних добродетелей и поэтической чувствительности. А в середине ХХ века воспринимался как смесь услужливости, воинственного высокомерия и зверской жестокости.

В эти же дни один из руководителей ультраправой партии «Альтернатива для Германии» Бьорн Хёке назвал глупым негативное отношение к собственному прошлому.

— Мы, немцы, единственный народ в мире, разместивший Мемориал стыда в сердце свой столицы, — заявил он, имея в виду памятник убитым евреям в Берлине. — Вместо того чтобы воспитывать новое поколение на памяти о великих филантропах, музыкантах, изобретателях, которых в нашей истории множество — быть может, больше, чем у любого другого народа на Земле! — вместо того, чтобы рассказывать детям в школе о наших славных достижениях, мы превратили историю Германии в нечто постыдное.

Знакомые слова: хватит чернить прошлое! Надо воспитывать гордость за свою страну! Но характерно, что в Германии такие речи произносят только неонацисты и ультраправые. Остальные немецкие политики считают своим долгом говорить о вине Германии за преступления нацистского режима. Нам кажется странным, что руководитель государства должен вновь и вновь извиняться за то, что совершено его предшественниками давным-давно. Но в этом и состоит ответственность политика. Когда кто-то из новых руководителей Германии скажет: хватит, наизвинялись, — это будет предвестием новой катастрофы.


Об авторе
[-]

Автор: Леонид Млечин

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.02.2017. Просмотров: 109

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta