Торговые войны между США и Китаем

Содержание
[-]

***

Cтратегии холодной войны не помогут США в борьбе с КНР

Продолжающаяся эскалация, если её не обуздать и не обратить вспять, направит обе страны по пути взаимного гарантированного разрушения, что нанесёт ущерб перспективам роста большинства других стран.

Нынешние торговые переговоры между Соединёнными Штатами и Китаем значительно отличаются по своему характеру и охвату от любых других торговых переговоров, в которых США участвовали со времен Второй мировой войны. Использование старых схем и стратегий, актуальных для более ранних эпох, почти наверняка окажется контрпродуктивным. Ни стратегии, которые использовались в период холодной войны, ни те, которые США задействовали в недавних традиционных торговых переговорах, больше не подходят, пишет Роберт Хорматс в статье для издания Atlantic Council.

Поначалу противостояние казалось лишь торговой войной, для которой свойственно взаимное увеличение торговых пошлин. Но по мере того, как противостояние набирает обороты, становится всё более очевидным, что проблемы, с которыми столкнулись США, гораздо серьёзнее и шире и не ограничиваются одними только торговыми пошлинами.

Масштаб конфронтации нарастает, а интенсивность националистических настроений увеличивается. Помимо торговых пошлин обе страны проводят политику по оказанию давления друг на друга и уменьшению своих предполагаемых уязвимостей. Страны задействовали широкий спектр мер, от торговых пошлин и увеличения инвестиционных барьеров и санкций до различных видов экспортных и импортных ограничений на критически важные технологии и другие предметы. Если страны продолжат двигаться в данном направлении, то нынешняя так называемая торговая война может перерасти в совокупность инвестиционных, импортных/экспортных, технологических и валютных войн.

По своей сути, в основе противостояния между двумя крупнейшими мировыми экономиками и военными державами лежит их стремление занять лидирующие позиции в разработке ведущих технологий первой половины XXI века. Эти технологии могут определить их будущее экономическое процветание, создать новые рабочие места в новых отраслях, а также укрепить их глобальную конкурентоспособность и военный потенциал на десятилетия вперед.

Продолжающаяся эскалация, если её не обуздать и не обратить вспять, направит обе страны по пути взаимного гарантированного разрушения, что нанесёт ущерб перспективам роста большинства других стран. Трудно сказать, готовятся ли обе страны к длительной конфронтации или всё же они смогут найти конструктивный способ снизить напряжённость. Несколько месяцев назад казалось, что именно второй вариант наиболее вероятен. Оказалось, что нет. Всё больше признаков теперь указывают на то, что длительная конфронтация стала более вероятной.

Тем не менее в ближайшие несколько месяцев возможен положительный исход переговоров, если обе стороны признают, что им необходимо урегулировать ряд разногласий, накопившихся за последние несколько лет, поскольку в противном случае экономический конфликт между США и КНР может обостриться. В то же время обе стороны должны будут смириться с вероятностью того, что нынешние переговоры могут не привести к немедленному урегулированию всех торговых, инвестиционных и технологических разногласий. В лучшем случае они смогут найти решения только для некоторых спорных вопросов и создать прочную основу для решения или, по крайней мере, конструктивного управления остальными проблемами в будущем. Такая основа особенно важна для урегулирования политических разногласий в сфере передовых технологий XXI века, в которой стороны продолжат конкурировать на региональных и мировых рынках в течение следующих нескольких десятилетий.

В более широком смысле нынешние проблемы — это лишь часть более широкого набора экономических, технологических, политических проблем и проблем в сфере безопасности, которые Китай и Соединённые Штаты должны будут решить в предстоящие годы. Для обеих стран важно задать согласованную и конструктивную рамку для будущих переговоров. Главный вопрос сейчас заключается в том, смогут ли они построить свои будущие отношения на основе общих или, по крайней мере, взаимоприемлемых норм, правил и практик, которые позволят им работать вместе над важнейшими двусторонними и глобальными вопросами, несмотря на конкуренцию по целому ряду других вопросов.

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/2651911.html

***

Комментарий: Как торговые войны США и Китая замедляют рост мировой экономики

президент США Дональд Трамп буквально взорвал мировые рынки. Зыбкое перемирие в торговой войне с Китаем, о котором стороны вроде бы договорились на саммите G20 в Японии в конце июня, оказалось сорванным.

В своем любимом стиле твиттер-дипломатии Трамп заявил о намерении ввести новый 10%-ный тариф на $300 млрд китайского импорта в США в год с 1 сентября ($250 млрд импорта уже находятся под 25%-ным тарифом). В обоснование своих намерений Трамп рассказал, что ранее КНР намеревалась закупить большой объем американской агропродукции, но так и не сделала этого. Рынкам заявление Трампа явно не понравилось — на них тут же стартовала существенная коррекция, продлившаяся на этой неделе. Оно и понятно — оптимизм в отношении перспектив переговоров США и Китая испарился. Зато появилось осознание, что новый виток торговой войны может загнать мировую экономику в рецессию.

Так, аналитики Morgan Stanley ожидают начала глобальной рецессии, в случае если Трамп «разойдется», и будет введен 25%-ный тариф на вышеуказанные $300 млрд. В этом случае глобальный рост ВВП упадет в 2020-м ниже уровня в 2,5 % (текущий прогноз МВФ — 3,2 %). 10%-ный тариф не столь токсичен — мировой рост сократится до 2,8–3 %. Но тоже хорошего мало, это будет самый плохой показатель за последние десять лет, минувших с глобального финансового кризиса.

Реакцией китайской стороны стала девальвация юаня. Символический уровень в 7 юаней за доллар оказался пробитым уже в понедельник, 5 августа. Китайский центробанк долгое время удерживал курс вблизи, но ниже этого уровня. Видимо, не в последнюю очередь из суеверных соображений — в китайской нумерологии цифра семь не очень счастливая, в отличие от гармоничной восьмерки (недаром Олимпиада в Пекине началась 08.08.2008).

Впрочем, в экономическом смысле ничего страшного не произошло — девальвация к доллару составила всего около 1,5 %. Одновременно китайский центробанк выпустил пресс-релиз, в котором попытался всех успокоить и заявил о готовности поддерживать курс юаня на стабильном и разумном уровне.

Но рынки не успокоились. Дело в том, что действия Китая были восприняты как попытка ослабить действие американских ограничительных мер. Если тарифы удорожают товар для конечного американского потребителя, то более слабый юань делает его дешевле, причем для всех импортеров, не только живущих в США. Но такая реакция китайской стороны не могла не вызвать ответа со стороны Вашингтона.

И она тут же последовала. Почти сразу после девальвации юаня Трамп заявил в твите о валютной манипуляции со стороны КНР. Мгновенно подключилось Казначейство США и официально объявило Китай страной — валютным манипулятором. В экономическом смысле признание валютным манипулятором в нынешних условиях почти сбалансированного платежного баланса (профицит 0,5 % ВВП по прогнозу МВФ) и фактического отсутствия интервенций со стороны китайского центробанка представляется довольно сомнительным. Проще говоря, нельзя сказать, что китайская валюта недооценена, и власти намеренно сдерживают ее рост. Но Трампа вряд ли интересуют такие тонкости.

Впрочем, этот шаг тоже можно отнести скорее к символическим. В юридическом смысле The 1988 Omnibus Trade and Competitiveness Act, определяющий страну — валютного манипулятора, не предполагает каких-либо четко прописанных санкций, кроме «начала переговоров в МВФ или на двусторонней основе». Поэтому какой-то дополнительной угрозы (кроме уже озвученного Трампом намерения поднять тарифы до 10 % на оставшийся китайский импорт в США) этот статус не создает. Переговорами Китай тоже вряд ли можно напугать.

Однако сам факт признания КНР валютным манипулятором говорит о том, что противоречия между Вашингтоном и Пекином возрастают, а шансы на повышение тарифов в сентябре увеличиваются.

На другом, политическом, фронте тоже все неспокойно. В понедельник вице-президент США Майк Пенс заявил о готовности применить санкции в рамках Global Magnitsky Act к китайским чиновникам высокого уровня за действия КНР в Синьцзян-Уйгурском автономном регионе, где нарушаются права мусульманского меньшинства. Увы, но это еще одно подтверждение того, что противостояние США и Китая — это всерьез и надолго.

Автор: Алиса Калашникова

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/09/81549-bumazhnyy-dom

***

Приложение. Торговая война между США и КНР: какую выгоду сможет извлечь из нее ЕС?

Нет худа без добра: пошлины Дональда Трампа на китайский импорт дестабилизируют мировую торговлю, но страны Евросоюза и особенно Германия от них выиграют, подсчитал институт ifo.

"Когда двое ссорятся, третий радуется", гласит немецкая пословица. Однако к описанию отношения деловых кругов Германии к торговой войне между США и Китаем она не подходит: вводимые Вашингтоном пошлины на китайский импорт и ответные меры из Пекина дестабилизируют всю мировую торговлю, а это больно бьет по ориентированной на экспорт экономике ФРГ, уже оказавшейся на грани рецессии.

Институт ifo: ЕС и Германия выиграют от новых пошлин против КНР

Но нет худа без добра: хотя в целом условия ведения бизнеса на планете ухудшаются, новые 10-процентные пошлины на китайские товары стоимостью в 300 миллиардов долларов, которые президент США Дональд Трамп намерен ввести 1 сентября, принесут небольшую, но все же выгоду странам Евросоюза, в том числе Германии. К такому выводу пришел экономический научно-исследовательский институт ifo в Мюнхене.

Его ученые представили 13 августа конкретные цифры. Правда, спустя несколько часов после их публикации Вашингтон объявил, что введение пошлин на некоторые товарные группы, в том числе из области бытовой электроники, откладывается до 15 декабря. Этот потребует некоторой корректировки данных ifo, но не меняет сути расчетов.

А она такова: если прибавить к уже действующим 25-процентным пошлинам на товары в 250 млрд долларов новые 10-процентные на товары в 300 млрд, то убытки Китая составят 24,8 млрд евро, США выиграют 1,8 млрд евро, а Евросоюз в целом получит дополнительные доходы в размере 1,5 млрд евро. При этом выигрыш Италии составит 183 млн, Германии - 94 млн, Великобритании - 86 млн, Франции - 29 млн и Испании - 25 млн.

"Государства ЕС могли бы после введения дополнительных американских пошлин на импорт из Китая больше экспортировать в США, замещая выпадающие китайские товары", - пояснила руководитель исследования Марина Штайнингер (Marina Steininger), подчеркнув при этом, что позитивный эффект для Евросоюза и Соединенных Штатов окажется все же небольшим.

При ответном ударе Китая еврозона выиграет еще больше

Выигрыш США в размере 1,8 млрд евро обеспечат импортозамещение (американцы предпочтут отечественные товары китайским) и увеличение доходов казны за счет взимаемых пошлин. Однако ученые предупреждают: если Китай в ответ тоже введет 10-процентные дополнительные пошлины, то от американского выигрыша ничего не останется. Наоборот, Соединенные Штаты понесут убытки в размере 1,5 млрд евро, тогда как Китай несколько снизит свои потери до 21,6 млрд евро.

В то же время отдельные страны Евросоюза, по подсчетам ifo, в случае ответных китайских мер и тем самым дальнейшей эскалации конфликта еще больше выиграют. Дополнительные доходы Германии составят 323 млн евро, Италия получит 231 млн, Франция - 168 млн. А вот у Великобритании выигрыш снизится до 58 млн.

Полученные Мариной Штайнингер результаты (о методике подсчета ничего не сообщается) настолько расходятся с широко распространенным в Германии мнением о безусловном вреде вводимых в США и КНР таможенных пошлин, что президент института ifo профессор Клеменс Фюст (Clemens Fuest) счел нужным снабдить их коротким комментарием: "Американо-китайская торговая война несет с собой, однако, отрицательные побочные эффекты для всех, поскольку она еще больше подрывает доверие инвесторов и потребителей по всему миру в условиях и без того неустойчивой глобальной конъюнктуры".

Пошлины способствуют сдерживанию глобальной экспансии Китая

К тому же авторы исследования специально оговариваются, что не учитывали при расчетах возможную (дальнейшую) девальвацию юаня, иначе говоря - перерастание торговой войны в валютную, в ходе которой немецкие и другие экспортеры из еврозоны могут понести серьезные потери. Ведь чем ниже курс денежной единицы КНР, тем дороже становятся для китайских фирм и потребителей товары из Германии и других стран ЕС.

Тем не менее ключевой вывод исследования, согласно которому Китай в ходе торговой войны с США непременно терпит некоторые убытки, а Евросоюз при определенных условиях даже оказывается в выигрыше, означает: протекционистские меры Дональда Трампа против КНР не так уже плохи для европейцев, как многим, возможно, кажется. В любом случае эти меры ведут к ослаблению госкапиталистической экономической модели КНР и тем самым к сдерживанию глобальной экспансии коммунистического Китая.

А ведь именно к этому настоятельно призывало в начале года руководство Германии и ЕС головная организация германского бизнеса - Федеральное объединение немецкой промышленности (BDI). И именно поэтому многие либеральные эксперты и СМИ в Западной Европе тогда же поддержали те требования играть по правилам свободного рынка, которые хозяин Белого дома предъявил Пекину в весьма жесткой форме.

Одним из первых зримых результатов этого ослабления и сдерживания можно, с некоторыми оговорками, считать резкое сокращение китайских инвестиций в Европе. На него 12 августа указала консалтинговая компания Ernst & Young (EY) в очередном исследовании, посвященном слияниям и поглощениям на европейском рынке с участием капитала из КНР.

За первые шесть месяцев 2019 года фирмы из КНР осуществили в Европе 81 транзакцию по покупке компаний или долей в них - это на 28 процентов меньше, чем в первом полугодии 2018 года. При этом объем инвестиций, по данным EY, сократился на 84 процента до 2,4 млрд долларов. Для сравнения: в рекордном 2016 году китайские фирмы потратили на покупку производственных активов в Европе свыше 85 млрд долларов. В Германии число сделок уменьшилось по сравнению с первой половиной прошлого года с 25 до 11, а сумма вложений - с 10,1 млрд до 0,5 млрд долларов.   

С одной стороны, это плохо, потому что сократился приток в Европу свежего капитала. С другой стороны, это означает, что руководимые из Пекина китайские фирмы притормозили планомерную скупку западноевропейских фирм, чаще всего высокотехнологических.

Притормозили, но вовсе не прекратили, о чем свидетельствует, в частности, приобретение крупного пакета акций немецкого автостроителя Daimler китайской госкомпанией BAIC, произошедшее, однако, уже во втором полугодии, в июле. 

Автор: Андрей Гурков   

https://p.dw.com/p/3NqCI


Об авторе
[-]

Автор: Александр Белов, Алиса Калашникова, Андрей Гурков

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 16.08.2019. Просмотров: 68

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta