Торговые войны США опасны, потому что абсурдны

Содержание
[-]

*** 

Торговый дефицит США

Торговый дефицит США не является доказательством недобросовестных действий со стороны американских партнёров.

Дон Кихот сражался с ветряными мельницами. Президент США Дональд Трамп борется с торговым дефицитом. Эти сражения кажутся абсурдными, но Дон Кихотом, по крайней мере, двигала его преданность идеалам. В случае с Трампом мы имеем дело с воинствующим невежеством, пишет Джеффри Сакс в статье для издания Project Syndicate. Недавно стало известно, что международный торговый дефицит США достиг $621 млрд, несмотря на обещания Трампа, что его жёсткая торговая политика в отношении Канады и Мексики, ЕС и Китая позволит его сократить. Трамп считает, что торговый дефицит США является свидетельством недобросовестных действий со стороны американских торговых партнёров. Глава Белого дома пообещал положить конец несправедливым торговым практикам и заключить более справедливые торговые соглашения с перечисленными странами.

И всё же торговый дефицит США не является доказательством недобросовестных действий со стороны американских партнёров. Торговые переговоры Трампа не смогут остановить рост дефицита, который свидетельствует о наличии макроэкономического дисбаланса. Каждый человек зарабатывает и тратит определённое количество денег. Представим себе, что доход — это экспорт товаров и услуг, а расходы — это импорт, тогда сразу станет понятно, что в случае, если экспорт превышает импорт, то доходы превышают расходы. Возникновение дефицита указывает на то, что страна больше тратит, чем зарабатывает. Данная схема верна и для экономики, где профицит текущего счёта возникает, когда валовой национальный доход (ВНД) превышает внутренние расходы, а дефицит — когда внутренние расходы превышают ВНД. Когда страна сберегает больше средств, чем инвестирует, можно говорить о профиците текущего счёта, а когда страна сберегает меньше средств, чем инвестирует, то у неё возникает дефицит текущего счёта.

Обратите внимание, что речь о торговой политике здесь вообще не идёт. Дефицит текущего счёта — это чисто макроэкономическая величина, которая указывает на дефицит сбережений по отношению к инвестициям. Внешний дефицит США никоим образом не является показателем того, что Канада, Мексика, ЕС или Китай используют нечестную торговую практику. Это Трамп думает по-другому, потому что он невежа. Его невежество постоянно оказывается в центре внимания. Многие уверены в том, что его советники уходят в отставку, когда начинают перечить президенту. Остальные члены Республиканской партии предпочитают просто молчать, когда Трамп несёт откровенную чепуху.

США столкнулись с хроническим дефицитом текущего счёта еще в 1980-х годах, главным образом в результате серии налоговых сокращений при Рональде Рейгане, Джордже Буше — младшем и Трампе. Сокращение налогов произошло без сокращения государственных внутренних расходов, поэтому произошло сокращение государственных сбережений. Снижение налогов, как правило, приводит к сокращению внутренних сбережений, что, в свою очередь, увеличивает дефицит текущего счёта.

Согласно данным Федерального резервного банка Сент-Луиса, в 1970-х годах сбережения правительства США составляли в среднем — 0,1% ВНД, в то время как частные сбережения составляли в среднем 22,2% ВНД. Таким образом, внутренние сбережения США составили 22,1% ВНД. В первые три квартала 2018 года сбережения правительства США находились на уровне — 3,1% от ВНД, в то время как частные сбережения составили 21,8% ВНД, поэтому уровень внутренних сбережений составил 18,7% ВНД. При этом профицит текущего счёта США в 1970-х годах составлял 0,2% ВНД, а в первые три квартала 2018 года уровень дефицита достиг 2,4% ВНД.

В результате снижения налогов в 2017 году государственные сбережения могут сократиться примерно на 1% ВНД. Частные сбережения могут увеличиться наполовину в ожидании увеличения налогов в будущем. При этом увеличение дефицита текущего счета может составить около 0,5% ВНД. Собственная налоговая политика Трампа способствовала росту международного дисбаланса. Опять же торговая политика не играет здесь ключевой роли.

С другой стороны, торговая политика США оказывает влияние на мировую экономику. Мировая экономика стала менее стабильной, а отношения между США и большей частью остального мира заметно ухудшились. В большинстве стран мира Трампа просто презирают. К американскому руководству стали относиться с меньшим уважением.

Конечно, торговая политика Трампа направлена не только на улучшение торгового баланса США, но и представляет собой попытку сдержать Китай и даже ослабить ЕС. Подобный подход отражает неоконсервативное мировоззрение, в рамках которого экономические успехи американских конкурентов рассматриваются в качестве угрозы для американского глобального лидерства и, следовательно, американской безопасности.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2591389.html

***

США потеряли миллиардов долларов из-за протекционистской политики Трампа

Американская экономика на торговых войнах потеряла почти 8 млрд долл. Об этом сообщает Национальное бюро экономических исследований (NBER). Для американской экономики это очень небольшая цена. И она не станет аргументом для прекращения политики протекционизма, считают эксперты. В то же время Дональд Трамп пока не может похвастаться особыми успехами: общий торговый дефицит США не сокращается, а нарастает.

Группа американских ученых из Калифорнийского университета в Беркли, Колумбийского университета, Йельского университета и Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе обнародовали исследование о влиянии на экономику США торговых войн. В итоге авторы пришли к выводу, что только в 2018 году от торговых баталий экономика США потеряла почти 8 млрд долл, или 0,04% ВВП. Импорт в США товаров, которые американцы обложили пошлинами, упал на 31,5%. При этом тарифы на импорт выросли со среднего значения 2,6 до 17%. Повышение тарифов затронуло около 12 тыс. различных продуктов на общую сумму в 303 млрд долл. Это 12,6% от объема импорта товаров США в 2017 году.

В свою очередь, экспорт из Штатов в страны, которые ввели ответные меры, сократился на 11%. При этом втянутые в торговые войны партнеры США повысили свои импортные тарифы на американские товары с 6,6 до 23%. Повышение тарифов затронуло 2,9 тыс. наименований экспортируемых американских товаров на общую сумму в 96 млрд долл. Это 6,2% от объема товарного экспорта США в 2017 году, замечают экономисты.

Прямые потери американских потребителей и производителей от повышения стоимости импортируемой продукции составили почти 70 млрд долл., или 0,37% ВВП, следует из расчетов ученых. Тем не менее, продолжают они, многие производители все же выиграли как в результате увеличения доли рынка, так и в результате повышения цен на свою продукцию.

Исследователи также подчеркивают, что, хотя американские тарифы благоприятствуют секторам, расположенным в «политически конкурентных» округах, ответные тарифы, налагаемые на товары США, компенсируют выгоды для этих областей. «Мы считаем, что работники торгового сектора в республиканских штатах сильнее пострадали от торговой войны», – говорят ученые. Напомним, торговая война между США и Китаем началась в прошлом году. Дональд Трамп неоднократно жаловался на чрезмерный, по его мнению, торговый дефицит с Китаем. В июле стороны ввели взаимные повышенные таможенные тарифы между странами в размере 25%. А с сентября начали действовать американские пошлины в размере 10% на товары из КНР объемом импорта в 200 млрд долл. в год. Пекин ответил на это, введя тарифы в размере от 5 до 10% на импорт продукции из США объемом в 60 млрд долл.

Ожидалось, что конфликт пойдет на спад после того, как в декабре лидеры США и Китая договорились предпринять в течение трех месяцев меры, нацеленные на заключение торгового соглашения между Вашингтоном и Пекином. Президент США заявил, что согласился с 1 января не повышать тарифы с 10 до 25% на китайскую продукцию на общую сумму 200 млрд долл., как он планировал ранее. Срок заключения торговой сделки истек 1 марта, однако Трамп выразил готовность не повышать пошлины до тех пор, пока переговоры идут успешно и в правильном для Вашингтона направлении.

По мнению ряда российских экономистов, выводы американских ученых могут быть даже на руку Белому дому. «Цена торговых войн (0,04% ВВП. – «НГ») выглядит крайне невысокой, и, очевидно, это исследование не станет сильным аргументом для оппонентов Трампа, пытающихся остановить расширение протекционизма», – отмечает в своем Telegram-канале MMI директор аналитического департамента «Локо-инвест» Кирилл Тремасов.  К слову, замедление роста американского ВВП если и происходит, то на фоне беспрецедентного снижения уровня безработицы в стране. По итогам февраля этот показатель снизился до 3,8% с 4% в январе.

Интегральный «индекс занятости» в США также заметно улучшился по итогам февраля, говорится в отчете Conference Board. Согласно их данным, индекс вырос до 111,15 пункта по сравнению с 109,34 пункта в январе. По сравнению с аналогичным периодом 2018 года индекс повысился на 4,3%. Отметим, индекс включает в себя восемь индикаторов состояния рынка труда. В частности, в число этих индикаторов входят и число заявок на пособие по безработице, и число объявлений о приеме на работу, а также показатели промпроизводства.

Средний почасовой доход в США увеличился до 27,66 долл. В годовом выражении он вырос на 3,4%, что является наивысшим показателем с 2009 года и также сигнализирует о позитивной в целом динамике на рынке труда. И если показатели рынка труда в Штатах в целом улучшаются, то победа над торговым дефицитом пока очень далека. Так, по итогам 2018 года дефицит торгового баланса страны достиг 10-летнего максимума и составил 891,3 млрд долл. При этом с Китаем дефицит торгового баланса достиг рекордных 419 млрд долл. в прошлом году, с Евросоюзом – почти 170 млрд (см. «НГ» от 11.03.19).

Тем не менее протекционистскую политику Трампа пока что совершенно справедливо можно назвать провальной, говорят эксперты «НГ». «Если учесть, что главной ее целью является экономический рост, обеспеченный развитием промышленного производства, то стоит констатировать, что хоть сколько-нибудь ощутимого подъема не наблюдается», – заявляет аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов.

Симптоматично, что рост объемов промпроизводства в Штатах обеспечивается сейчас за счет добывающего сектора. «Например, в феврале добыча нефти и газа выросла на 2,8%, притом что в обрабатывающем секторе объем производства упал на 0,4%. То есть даже тот небольшой позитив, который мы видим, никоим образом не обязан своим существованием результатам внешнеторговой политики Трампа. Более того, обрабатывающая промышленность, те самые заводы и фабрики, которые должны помочь Трампу сделать Америку снова великой, создавая рабочие места, продолжает сворачиваться, а страна садится на своеобразную нефтегазовую иглу», – подчеркивает аналитик.

Кроме того, торговые войны не привели к снижению дефицита торгового баланса, который вырос по итогам 2018 года до 891,3 млрд долл. «Это значит, что Америка не только осталась нетто-импортером, но и стала еще более зависимой от поставщиков», – указывает Антонов.

На сегодняшний день говорить о каких-либо позитивных результатах политики Трампа нельзя, соглашается доцент Российского экономического университета им. Плеханова Ирина Комарова. «Что мы имеем на текущий момент? Дефицит торгового баланса США продолжает расширяться; внутренне производство, которое, по мнению Трампа, должно было получить новые импульсы роста, продолжает падать второй месяц подряд, инвестиционная активность на фоне нарастания экономической неопределенности снижается, чистый объем покупок американских ценных бумаг иностранными инвесторами находится в отрицательной области», – перечисляет она.

Протекционизм – наиболее спорный элемент в экономическом курсе Трампа, говорит финансовый аналитик компании «БКС Премьер» Сергей Дейнека. «Глава Белого дома акцентирует внимание на тезисе о том, что именно такая политика необходима для возвращения рабочих мест и производств в США. Но в современных условиях данная политика может иметь эффект бумеранга, за краткосрочный статистический позитив может последовать долгосрочная расплата в виде потери огромных рынков, снижения конкурентоспособности промышленности и сокращения капитализации крупнейших компаний», – рассуждает эксперт.

Автор: Ольга Соловьева

http://www.ng.ru/economics/2019-03-17/4_7532_usa.html

***

К сожалению, похоже, что КНР и США так и не смогут заключить торговое соглашение

Президент США Дональд Трамп отложил как минимум до апреля предполагаемый крайний срок завершения текущих торговых переговоров с КНР. Стороны смогли бы отменить недавнее повышение пошлин в случае прогресса в переговорах, если бы Китай согласился обеспечить лучший уровень защиты интеллектуальной собственности США и уменьшить роль государства в своей экономике, а США повысили бы свои национальные сбережения и государственные инвестиции. К сожалению, похоже, КНР и США так и не смогут заключить торговое соглашение, пишет Джеффри Франкел в статье для издания Project Syndicate.

Для начала, Трамп стремится исправить ситуацию с дефицитом США в торговле с КНР. Пекин, вероятно, мог бы взять на себя поддающееся проверке — но бесполезное — обязательство по увеличению импорта товаров из США, включая сою, природный газ и т. д. Данный шаг КНР фактически никак не сможет повлиять на общий торговый баланс США, поскольку Соединённым Штатам придётся экспортировать меньше сои и природного газа в другие страны. Демократы в конгрессе справедливо бы указали на иллюзорность выигрыша, ещё раз подчеркнув несущественность исправления двусторонних торговых балансов. США добились бы более значимой победы, если бы смогли исправить ситуацию с общим торговым дефицитом, который, между прочим, увеличился в 2018 году — это вполне предсказуемый результат разрушительной для бюджета фискальной политики Трампа.

У США и других стран есть более существенные претензии к КНР в сфере передачи технологий и прав интеллектуальной собственности. Эффективное противодействие краже интеллектуальной собственности стало бы возможным в случае сотрудничества США со своими союзниками в рамках многосторонних институтов, таких как Всемирная торговая организация (ВТО) или Транстихоокеанское партнёрство. Однако Трамп решил сделать всё совсем наоборот, что только затруднило прогресс.

Вообще, очень нелегко найти какую-либо логику в торговой политике Трампа. Однако если она всё же существует, то скорее всего, Вашингтон будет стремиться к тому, чтобы заставить Китай реструктуризировать свою экономику за счёт расширения роли рынка, сокращения государственного сектора и ослабления всепроникающего государственного контроля. По крайней мере, такого подхода придерживались предыдущие администрации США.

С другой стороны, несмотря на то, что в конце 2013 года Пекин согласился осуществить рыночные реформы, с тех пор мало что изменилось. Напротив, стало ясно, что председатель КНР Си Цзиньпин не заинтересован в уменьшении роли государства в экономике КНР. Неэффективным государственным предприятиям по-прежнему проще получить банковские кредиты, чем более динамично развивающимся частным компаниям. Старший научный сотрудник в Институте международной экономики имени Петерсона Николас Ларди считает, что председатель КНР просто свернул рыночные реформы. Это указывает на неспособность Цзиньпина осознать потенциальные экономические преимущества свободного рынка либо на его веру в то, что сохранение политического контроля над китайским обществом стоит экономических затрат.

США также давно критикуют Пекин за то, что он вмешивается в обменный курс юаня. С 2003 года американские политики не перестают указывать на то, что китайские власти вмешиваются в валютный рынок, чтобы искусственно снизить стоимость юаня. Цель США заключается в том, чтобы помочь своим компаниям в конкуренции с более дешёвой продукцией китайских производителей, поэтому нужно добиться увеличения стоимости юаня. Подобная позиция США имела смысл до 2014 года, потом ситуация на рынке изменилась. С тех пор Народному банку Китая пришлось потратить почти $1 трлн, чтобы остановить обесценивание национальной валюты. Если бы Пекин позволил рынку работать так, как того требовали американские политики, то стоимость юаня упала бы ещё больше.Что делает Трамп? Он набросился на КНР, указав на манипулирование обменным курсом. Увеличение стоимости юаня — это одно из ключевых требований на текущих переговорах. Власти КНР, со своей стороны, не хотят, чтобы их валюта обесценилась ещё больше. Теперь все согласны с тем, что требование США о стабилизации обменного курса юаня противоречит требованию о снижении влияния правительства в экономике КНР.

К сожалению, похоже, что лидеры двух стран плохо разбираются в основных экономических принципах. Председатель КНР, кажется, заботится только о сохранении политического контроля, в то время как Трамп, кажется, заботится только о себе.

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/economy/2596282.html


Об авторе
[-]

Автор: Максим Исаев, Ольга Соловьева, Александр Белов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.04.2019. Просмотров: 90

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta