Территориальная оборона в Украине

Содержание
[-]

Как создать асимметричный потенциал противостояния врагу 

Сейчас в Украине есть территориальная оборона, но она - никакая. Война России против Украины продемонстрировала отсутствие четкой линии фронта, которая требует многоуровневой системы сдерживания.

Как отмечает LB.UA, 16 декабря в Верховную Раду был внесен и зарегистрирован проект Закона Украины «О территориальной обороне Украины» под номером 4504. Профильные специалисты уже успели заявить, что его принятие должно существенно повысить обороноспособность нашей краини. Все ли так просто с этим законопроектом, и что он значит для обороноспособности Украины? Попробуем разобраться.

Асимметрия в современной войне

Наверное, нет смысла повторять, что Украина не готова к линейной войне с Россией, поскольку оборонные потенциалы несопоставимы. Между прочим, для иллюстрации приведем лишь два маленьких факта. В частности, только Черноморский флот (даже без учета боевой авиации) способен осуществить совместный залп в две сотни пусков ракет. А со стороны только белорусской границы РФ готова, по определению специалистов, направить до 150 диверсионно-разведывательных групп. Это уже не говоря о группировках на восточной границе. Поэтому даже создание пятисоттысячной ВСУ тут не решит проблему защиты государства.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Но есть и хорошая новость: в мире стремительно меняются методы и формы ведения войн. Массированная атака турецких ударных беспилотников в Сирии в конце февраля 2020 года, а затем 40-дневная война за Нагорный Карабах это доказала: новые, относительно недорогие технологии, в условиях массового применения способны обеспечить противостояние с более сильным и вооруженным противником. Но - это только один элемент асимметрии.

По определению председателя наблюдательного совета Украинского института исследований безопасности академика Владимира Горбулина, к асимметричным, т.е. нелинейным средствам, следует отнести как чисто военные возможности, так и потенциал несилового противодействия. Несиловые средства являются предохранителем, к ним можно отнести контрразведку, разведку и специальные информационные подразделения. Силовые - это профессиональная армия, развитая территориальная оборона (ТрО) и смежных возможности в виде, например, возможностей Сил спецопераций (ССО) проводить операции за рубежом. Или даже применение ЧВК - частных военных компаний. И также специфических возможностей, в частности, ракетных. Многие помнят, какой шум начался в России, когда упомянутый уже Горбулин призвал создать ракету дальностью поражения 1500 км - «чтобы она могла дотянуться до Москвы» ...

Война России против Украины продемонстрировала отсутствие четкой линии фронта, которая требует многоуровневой системы сдерживания. И здесь как раз есть возможность вспомнить, что благодаря ТРО (или партизанским движениям) маленькие государства выигрывали войны у больших, мощных армий. Как, например, в Американо-вьетнамской войне в 70-х годах ХХ века.

ТРО «по-украински». Есть нюансы

Действительно, возможности ТрО по блокированию действий противника очевидны и не подлежат обжалованию: можно победить армию, но нельзя поработить народ. Она якобы существует в Украине, но ...

«Предполагаю, что за содержание внесенного в Верховную Раду 16-го декабря проекта Закона «О территориальной обороне Украины» будет ожесточенная борьба», - такого мнения придерживается заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины генерал Сергей Кривонос.

С одной стороны, многие соглашаются с утверждением, что именно добровольческие батальоны, а по сути - наспех сформированные подразделения ТрО, более всего содействовали остановке российского врага в 2014 году. Но Рада так и не смогла законодательно зафиксировать функции и задачи ТрО, как и границы полномочий местных администраций в формировании и развитии «своих отрядов». Первый проект закона появился еще в 2015 году, вторая попытка провалилась в 2017 году, теперь общество получило проект третьего «акта». Среди спорных вопросов, кроме полномочий местных администраций, есть еще проблема финансирования войск ТрО, их оснащение и вооружение, определение функционала, механизмов пополнения мобилизационного ресурса и собственно подчинения ТрО.

Сейчас есть немало факторов, стопорящих развитие территориальной обороны. Например, по мнению генерала Кривоноса, финансирование ТрО должно осуществляться 50 на 50%: половина - из бюджета военного ведомства, а другая - из местных бюджетов. Председателем ТрО области должен быть глава областной администрации, а при нем должен быть начальник штаба, который является заместителем губернатора и военным руководителем ТрО. Это, по его мнению, нужно для того, чтобы организовать охрану и защиту около 700 объектов стратегического уровня (по всей Украине, - В.Б.). Поскольку НГУ, имеющая численность 54 тыс. человек, не может справиться с этой задачей. Наконец, такой способ организации ТрО будет предусматривать и пополнение мобилизационного резерва, а воины подразделений территориальной обороны фактически будут ориентироваться на стрелковое оружие и, возможно, небольшое количество техники для того, чтобы передвигаться.

Кстати, он заявил, что для подготовки ТрО не нужны полигоны ВСУ - достаточно использовать тиры для стрелковой подготовки. Свое финансирование, по мнению Кривоноса, позволит значительно улучшить состояние вооружения ТрО и даже построить производственные мощности по созданию стрелкового оружия, колесной техники. К тому же, считает генерал, бюджет на нужды обороны государства не такой большой, а учитывая, что ТрО должны обеспечить безопасность людей в тылу, местный бюджет также должен быть задействован. В законопроекте предусмотрено, что финансирование потребностей ТрО составляето три процента от местных бюджетов и три процента - от бюджета ВСУ.

В свою очередь генерал Кривонос говорит, что нынешнее состояние ТрО, когда она подчинена Сухопутным войскам, не отвечает критериям ее развития. Предложенная им версия развития территориальной обороны предполагает, что сначала в территориальной обороне будет задействовано около 80 тыс. человек, и она будет подчинена Минобороны, а только потом будет передана в полномочия Генерального штаба, как это, кстати, предусмотрено в соседней Польше (предусмотрена передача ТрО до 2028 года, - В.Б.).

Кривонос убежден, что шестилетний опыт свидетельствует: все - от финансирования до проведения учений, - происходило по остаточному принципу, и поэтому не обеспечивало развития ТрО. «Территориальная оборона - это не военно-гражданская структура, а наоборот, гражданско-военная организация, и все должно идти от интересов гражданской части общества, - тогда будет обеспечено развитие», - настаивает генерал. Более того, в мирное время ТрО может использоваться для борьбы с пожарами, пандемиями и техногенными катастрофами. А главная идея для военного времени - это подготовка противодействия диверсионно-разведывательным группам (ДРГ). То есть, это асимметричные действия, а не линейная подготовка, как это делается в войсках.

Есть и другое мнение. Например, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки генерал Михаил Забродский еще летом 2020 года отмечал, что вложение местными бюджетами средств в местные милитаристские структуры несет определенную опасность. «Мы все помним историю батальонов ТрО образца 2014 года. Они не просто так назывались территориальной обороной. В то время не существовало иного законодательного механизма как привлечь людей к выполнению вспомогательных функций для ВСУ. Тогда возникало немало вопросов. Например, батальон формировался на Кировоградщине, а выполнять задания нужно в другом направлении. Поэтому могут возникнуть вопрос о том, что одни ребят одели и обучили, а выполнять задания им придется в другом регионе», - убежден он.

В свою очередь, главнокомандующий Вооруженных сил Украины Руслан Хомчак заявил агентству «ОПК», что к Территориальной обороне Украины должно быть готово все население Украины в возрасте от 18 до 60 лет, и это население должно проходить периодическую подготовку. Он считает, что все население должно раз в три года, ориентировочно пять дней, проходить подготовку и «они должны уметь стрелять из стрелкового оружия днем, ночью, в дождь и снег, также они должны знать азы тактической медицины одиночного военнослужащего».

«Что касается финансирования Территориальной обороны, то сейчас идут споры. Финансировать ТрО должны Вооруженные силы, потому что будут использоваться полигоны, оружие и боеприпасы. Местный бюджет также должен быть обязательно задействован. В прошлом году мы имели концепцию, наше видение, которое мы в Вооруженных силах изучили за шесть лет войны, но многие не решились начинать именно с нашего, украинского опыта. У нас есть свой менталитет, реальность, политическая ситуация. Но никто наш опыт не брал в расчет. Затем услышала СНБО, и начала собирать этот опыт. Стоит понимать, что полностью нам чья-то концепция ТрО не подходит. Если сегодня предоставить решать вопрос не тому исполнителю, я гарантирую, что не будет никакой ТрО. Будут только разговоры и больше ничего. Я считаю, что ее надо создавать и применять. Мы изучали систему территориальной обороны Польши, но у нас разная государственность», - убежден главнокомандующий.

Хомчак также настаивает, что Территориальная оборона должна подчиняться командующему ТрО, что в Сухопутных войсках, так как это их функция согласно стандартов и принципов НАТО, а Генеральный штаб должен заниматься генерированием и стратегическим формированием. «Это придумали не мы, а европейские страны поделились своим опытом с нами. Функция генерации - это функция подготовки, приобретения способности. Если раньше давалось направление Сухопутным войскам и они воевали, то сегодня командование Сухопутных войск не воюет. Сегодня оно имеет две основные задачи - это подготовка войск и развитие. Если по стандартам НАТО все военные части Сухопутных войск будут готовы по всем стандартам, то будет упрощена подготовка. Для этого и нужна стандартизация. Сегодня у СВ есть все полигоны, учебно-материальная база, боеприпасы, оружие и т.д. Я думаю, что подготовкой территориальной обороны должны заниматься Сухопутные войска».

Точки схождения интересов

На самом деле, все признают: ТрО должна быть и развиваться. «Территориальная оборона должна быть такой, что отобьет желание кому-то пойти на нашу территорию. Враг должен понимать, что будет большое сопротивление. Сейчас в Украине есть территориальная оборона, но она никакая», - уверен главнокомандующий ВСУ генерал Хомчак.

Сергей Кривонос уверен, что именно закон должен четко прописать обязанности главы областной государственной администрации, который должен руководить в области территориальной обороной. Он добавляет, что представленный проект закона значительно усиливает статус и возможности военного руководителя, который будет отвечать в области за территориальную оборону: «Им должен быть не командир бригады, а начальник штаба - ситуационного центра, который подчиняется заместителю председателя ОГА, но по статусу не уступает начальнику областного управления СБУ или начальнику областного управления полиции, которые, как правило, являются генералами».В целом, генерал Кривонос убежден, что развитие территориальной обороны - это и есть тот асимметричный ответ, который «будет важным шагом против российского беспредела».

Добавлю еще один аспект. В сентябре этого года Президент Зеленский принял Стратегию национальной безопасности - документ, являющийся основанием для разработки других документов стратегического оборонного планирования, например, Плана обороны и стратегии военной безопасности (военной доктрины). Что касается военной доктрины, то ее проект и предусматривал применение принципа комплексной обороны. Где ТрО занимает если не определяющее, то значительное место.

Итак, несмотря на разногласия, есть все основания считать, что внесенный в Раду ПЗУ имеет право на принятие. Пусть даже после ожесточенных дискуссий и нахождения компромиссов в виде «золотой середины». Потому что действительно, именно развитая территориальная оборона должна стать не только одним из ключевых элементов асимметричного противостояния внешней агрессии, но и сократить чрезмерную численность ВСУ, уменьшить за счет сокращения оборонных расходов на содержание действующей армии до 50%, а соответственно расходы на перевооружение довести до 30% оборонного бюджета и за счет этого реализовать программу создания профессиональной армии.

Автор Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения; опубликовано в издании LB.UA

http://argumentua.com/stati/teroborona-kak-sozdat-asimmetrichnyi-potentsial-protivostoyaniya-vragu

***

В Украине могут появиться региональные армии

Президент Украины собирается 29 декабря подать в Верховную раду законопроект о территориальной обороне. В середине месяца депутаты зарегистрировали свой законопроект на ту же тему. Позиции главы государства и членов парламента расходятся в принципиально важных вопросах.

«Территориальная оборона должна заниматься проблемами тыла по принципу «я защищаю себя, свою семью, свой дом, свою улицу и свой город», – сказал ранее замсекретаря Совета нацбезопасности и обороны (СНБО) Сергей Кривонос. Эксперты отмечают, что в 2014 году формирование добровольческих батальонов в Украине поначалу соответствовало этому принципу. Однако бойцы отправились в Донбасс, а терроборона в мирных областях Украины продолжала строиться на базе старого законодательства.

Руководитель Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак отметил: «Верховная рада так и не смогла законодательно зафиксировать функции и задачи терробороны, как и границы полномочий местных администраций в формировании и развитии «своих отрядов». Первый проект закона появился еще в 2015 году, вторая попытка провалилась в 2017-м». Тот законопроект, который будет внесен в парламент Владимиром Зеленским, готовился более года, то есть с момента смены власти в Украине. Об этом сказал украинским СМИ советник главы офиса президента по вопросам стратегических коммуникаций в сфере национальной безопасности и обороны, член украинской делегации на Минских переговорах Алексей Арестович.

Чиновник отметил, что с 2014 года система территориальной обороны в Украине была создана: «Она работает. А принятие этого закона – следующий этап развития. И будут еще новые этапы… Там много вопросов. От создания учебных центров до привлечения добровольческих подразделений». Все эти вопросы изложены как в президентском законопроекте, так и в депутатском. Арестович отметил, что в документах содержатся разные подходы к формированию территориальной обороны.

По его словам, авторы депутатского законопроекта исходят из необходимости разрушить старую систему и создать новую с нуля. Об этом ранее сказал агентству «Укринформ» военный эксперт Михаил Самусь: «Действующий закон о территориальной обороне – это устаревшая советская модель. Этот документ не отвечает современным вызовам, которые стоят перед Украиной. Им предусмотрено выполнение функций только в особый период, то есть в военное время: силы терробороны включаются в общий план обороны государства, но как вспомогательные – по тем задачам, которые будут выполняться регулярными вооруженными силами и отмобилизованными войсками». Самусь считает, что систему следует построить так, чтобы она выполняла свои функции постоянно, в том числе в мирное время.

Президент предлагает использовать то, что уже создано. Но главный вопрос – в каком направлении развивать систему. В первую очередь речь идет о подчинении сил территориальной обороны. Ранее начальник Генштаба ВСУ Руслан Хомчак поддержал идею подчинения Сухопутным войскам: «Это придумали не мы, а европейские страны, поделившиеся с нами своим опытом… У Сухопутных войск есть свои полигоны, учебно-материальная база, боеприпасы, оружие и т.д. Я думаю, что подготовкой сил терробороны должны заниматься Сухопутные войска».

Замсекретаря СНБО Сергей Кривонос, которого цитируют украинские СМИ, ранее заявил, что силы терробороны должны быть «отдельным формированием, подчиненным министру обороны. Возможно, со временем территориальная оборона будет подчиняться Генштабу ВСУ». Военные эксперты допускали, что в мирное время силы терробороны могли бы подчиняться МВД или Нацгвардии, выполняя совместные задачи по охране стратегических объектов, по ликвидации последствий стихийных бедствий и т.п.

Депутаты предлагают упростить этот вопрос: поскольку речь идет о выполнении задач на уровне региона, то и подчиняться соответствующие силы должны местной власти. В команде президента критикуют такой подход. Алексей Арестович отметил, что депутаты предлагают наделить губернаторов правом в случае военной угрозы вводить отдельный правовой режим в области – административно-полицейский. Но такого определения не существует в украинском законодательстве. «Это – основания для сепаратизма», – отметил чиновник. По его словам, все решения, связанные с обороной, должны приниматься на уровне центра. Предлагаемое депутатами создание специального штаба при Минобороны для координации действий сил терробороны не решит этот вопрос.

Кроме того, в президентской команде критикуют идею частичного финансирования сил территориальной обороны из местных бюджетов. В таком случае формирования перестанут быть, как прежде, «бумажной армией», а станут реальной силой, способной защитить свой регион. Эксперт Михаил Самусь сказал «Укринформу»: «Территориальная оборона должна восприниматься как компонент децентрализации власти… Инициатива – не спускаться сверху, а идти снизу». Но в президентском окружении видят серьезную угрозу в таком подходе. Алексей Арестович пояснил: «Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку…Финансирование терробороны из местных бюджетов – это создание условий для федерализации страны. Вообще существование военных подразделений, которые подчинены местным общинам, – это признак федерального государственного устройства. Можем ли мы допустить федерализацию Украины? Нет, не можем». Он выразил опасение, что «местные князья» используют силы террорбороны в своих интересах.

С этим вопросом связан еще один – о хранении оружия, используемого силами терробороны. Некоторые эксперты говорят о необходимости разрешить хранение дома у лиц, задействованных в терробороне. Другие считают, что это опасно, и предлагают хранить оружие в специально созданных на местном уровне центрах. Третьи считают наиболее приемлемым вариантом хранение оружия в воинских частях. Единого мнения по этому вопросу тоже нет.

Обсуждение законопроекта в таких условиях может вылиться в длительные споры. Эксперт Валентин Бадрак считает, что депутаты и президентское окружение найдут золотую середину и утвердят компромиссный вариант: «Ведь именно развитая территориальная оборона должна стать одним из ключевых элементов асимметричного противостояния внешней агрессии, но и сократить чрезмерную численность ВСУ, за счет сокращения уменьшить оборонные расходы на содержание армии и увеличить расходы на перевооружение. И за счет этого реализовать программу создания профессиональной армии».

Автор Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

https://www.ng.ru/cis/2020-12-23/1_8047_ukraine.html


Об авторе
[-]

Автор: Валентин Бадрак, Татьяна Ивженко

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.01.2021. Просмотров: 32

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta