Суета вокруг Ирана. Продажа С-300 Тегерану изменила обстановку на Ближнем Востоке

Содержание
[-]

Суета вокруг Ирана

Для Израиля новость об отмене Россией эмбарго на поставку Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300 плохая. Но восприняли ее, пусть с тревогой, без гнева и паники. Вероятно потому, что двумя неделями раньше случилось худшее.

Куда больший эффект произвело рамочное соглашение между "шестеркой" и Ираном, подписанное в начале месяца в Лозанне по инициативе и во многом под давлением США. Его в Иерусалиме расценили как позорную капитуляцию Запада перед режимом аятолл — если не зеленый, то желтый свет ядерному вооружению Тегерана.

Не секрет, что Израиль с самого начала называл это "плохой сделкой" и пытался предотвратить как мог. Дошло до беспрецедентного шага. Не сумев договориться с президентом и Госдепом, премьер Нетаньяху через их головы обратился к Конгрессу. В принципе, это испытанная тактика глав правительства Израиля, не пользующихся особым расположением в Белом доме (а таких и до Нетаньяху было немало). Но общаться с конгрессменами в обход администрации, склонять их на свою сторону, когда не находишь понимания у президента,— одно, а делать это демонстративно — другое.

Маневры на Капитолии

Ситуация усугублялась тем, что Нетаньяху принял приглашение спикера Конгресса, республиканца Джона Бейнера, выступить на Капитолийском холме, когда между республиканским большинством парламента США и Обамой шла тяжелая конфронтация, причем именно по тому вопросу, по которому премьер Израиля выступать и собирался. Республиканцы требовали ввести дополнительные санкции против Ирана, чтобы вынудить его пойти на условия США. А это могло привести не к смягчению позиции иранцев, а к срыву переговоров. Обама пригрозил наложить вето, если такое решение будет принято. А тут израильский премьер собирается в Конгрессе говорить о том же самом.

Белый дом и Госдеп официально заявили о нежелательности выступления Нетаньяху. В самом Израиле, при всем единодушии в осуждении предстоящей сделки, далеко не все приветствовали демарш. Выступление премьера, лидера правящей партии "Ликуд", которой предвыборные опросы тогда отнюдь не сулили однозначной победы, намечалось (и состоялось!) за две недели до голосования — многие видели в этом акт предвыборной пропаганды, что, скорее всего, соответствовало действительности.

В самом деле, ну как можно всерьез надеяться, что речь иностранного лидера, даже самая убедительная (а Нетаньяху — блестящий оратор, к тому же с безупречным английским), может изменить политику США?!

Глава МИД Израиля Авигдор Либерман (глава партии "Наш дом — Израиль", соперничавшей с "Ликудом" на выборах за голоса в правом лагере), правда, не присоединился к хору осуждения премьера перед вояжем в США (по словам Либермана, негоже осуждать главу своего правительства, предпринимающего шаг на международной арене). Но скептицизма по поводу результатов не скрывал. Такие тонкие вопросы, дал понять министр, с таким важным партнером, каким являются США для Израиля, надо обсуждать за закрытыми дверьми, а не публично.

По поводу выступления Нетаньяху, которое (как и ожидалось) было с восторгом принято конгрессменами и сенаторами, но не привело (как тоже ожидалось) ни к чему, кроме крайней степени обострения отношений между руководством двух стран, Либерман выразился дипломатично:

— В решении иранской проблемы важны не речи в Вашингтоне, а решения, которые принимаются в Иерусалиме. Или не принимаются.

Кто хотел — понял намек. Говоря об Иране, Либерман часто повторяет фразу из боевика Клинта Иствуда: "When you have to shoot, shoot. Don't talk!" — "Когда надо стрелять — стреляй. Не болтай!" И напоминает, что перед тем, как разбомбить ядерный реактор в Ираке в 1981-м, тогдашний премьер Менахем Бегин не грозил "надменному соседу", не обсуждал вероятность удара ни в Израиле, ни в Штатах, ни в Европе. "Просто однажды мы проснулись и узнали, что реактора у Саддама больше нет. Тогда это тоже вызвало резкое недовольство Белого дома, но там хотя бы было понятно, ради чего",— говорит Либерман, уже не намекая, а сравнивая.

Двойной цугцванг

Судя по словам, достоверность которых оценить трудно, Израиль уже три-четыре года назад был готов нанести удар по ядерным объектам Ирана. Тогдашний министр обороны Эхуд Барак поставил об этом в известность Вашингтон.

Там поднялась паника. Обама стал давить на Нетаньяху, убеждая повременить, чтобы дать последний шанс для дипломатического решения. А госсекретарь Хиллари Клинтон (возможно, с подачи президента) решила подстраховаться и приняла превентивные меры: стала обсуждать планы израильтян в своей личной электронной почте, откуда это, разумеется, утекло и стало известно чужим разведкам.

Фактор внезапности был утерян — военную операцию Израилю пришлось отложить. Зато США развернули масштабную дипломатическую операцию, чтобы склонить Иран к добровольному отказу от стремления к ядерному вооружению. Кнут санкций, на введении которых настаивал Израиль и ведущие суннитские арабские государства и которые в результате вынудили Иран сесть за стол переговоров, скрутили в огромный пряник.

Но так, как торгуются персы, не умеет торговаться никто, тем более прекраснодушные американцы и деликатные европейцы. "Последняя решительная" попытка дать шанс дипломатии продлилась на несколько лет. О соглашении, которое устроит всех и случится вот-вот, объявляли не единожды, но все раз за разом стопорилось на завершающем этапе. Последний раз это произошло в конце марта в Лозанне, где в начале апреля после бессонных ночей переговоров и демонстративных сборов чемоданов глав делегаций, включая Лаврова, рамочное соглашение удалось заключить, взяв тайм-аут до конца июня, когда будет подписан окончательный договор.

Госсекретарь Керри, который, по слухам, решил подать в отставку в случае срыва переговоров, вернулся домой победителем. Обожатели Обамы стали срамить его хулителей: "Кто кричал, что у нашенького в ближневосточной политике одни провалы? Вон какой успех! Предотвратил ядерную войну!" В Иране прошли народные гулянья по поводу отмены санкций.

Только после этого выяснилось, что в Тегеране и западных столицах, включая американскую, читают заключенное соглашение совершенно по-разному. Более того, поговаривают, что и текст его на фарси во многом не идентичен на английском и на французском.

К гадалке не ходи — трактовка лозаннского документа тем паче будет отличаться в Тегеране от того, как его понимают в странах "шестерки" и остальном мире. Ну так что? Не удалось договориться дипломатам — пусть берут слово военные. Не решаются американцы — пусть делают свое дело израильтяне.

Но Израиль, где объявили, что эта "плохая сделка", еще хуже, чем ожидалась, угодил в положение цугцванга — не срывать же большому папе его попытку последнего дипломатического шанса! Он и раньше, пока мировые державы шли к этой сделке по зову Обамы, был вынужден выбирать между плохим и худшим. А теперь тем более.

Разница, правда, в том, что теперь в положении цугцванга попал и Запад. Как выразился тот же Либерман: "Когда Иран понимает, что страны "шестерки" хотят заключить соглашение любой ценой, он выторгует для себя все, что захочет".

В целом израильские обозреватели пессимистично предсказывают: как бы себя ни повел Иран, Запад не может ни отменить действующие санкции, ни ввести новые, ни отказаться от заключения окончательного договора, каким бы он ни был. Любая смена пряника на кнут приведет к непредвиденной, но резкой реакции Ирана. Этой реакцией может быть и ускоренное продвижение к ядерному оружию (а по мнению экспертов, до него иранцам уже не годы, а месяцы), и эскалация террора, спонсируемого Ираном. В последнем режим аятолл и так не чувствует себя стесненным продолжающимся процессом переговоров с Западом.

Напротив, одна из главных претензий Израиля к заключенному рамочному соглашению — отсутствие в нем требований к Ирану свернуть подведомственную тому террористическую инфраструктуру. На иранские деньги, иранским оружием, с помощью иранских инструкторов и зачастую по указаниям из Тегерана воюют и "Хезболла" в Ливане и Сирии, и хуситы в Йемене, и шииты в Ираке, и — после смены власти в Египте — "Хамас" в Газе.

Иранское влияние и вливания в эскалацию террора ограничиваются в последнее время только деньгами, которых из-за режима санкций перестало хватать. Отмена санкций снимет эти препоны. Но и гипотетическое продолжение режима санкций, ужесточение его станут стимулом к эскалации террора: иранские власти снимут со своего народа последнее лишь бы ответить на обиду ненавистному Западу и сионистам. Опять цугцванг!

Значит ли это, что Израилю (раз больше некому) предстоит осуществить свои планы военной операции, если они у него были, есть и по-прежнему на столе? Никто не может ответить на этот вопрос определенно из тех, кто вправе говорить открыто. И для Израиля из-за продолжающегося переговорного процесса цугцванг продолжается. Но вот новый вопрос: в случае если все-таки Израиль на это пойдет, остановят ли его С-300 в Иране?

Интрига с С-300

Судя по тому, что о нем пишут, ЗРК-300 — одна из самых совершенных в мире систем ПВО. И в Израиле она вызывает беспокойство давно. Когда в 2007-м Россия заключила с Ираном контракт на поставку пяти дивизионов С-300, израильтяне потратили немало усилий на самом высоком уровне в Москве, чтобы отменить сделку. Возможно, не вполне безрезультатно — выполнение контакта затягивалось. Не исключено, что по взаимному интересу России и Израиля.

В 2008-м, в канун войны с Грузией, российским ВВС удалось сбить несколько грузинских беспилотников израильского производства. Судя по документам WikiLeaks, израильтяне передали России коды своих БПЛА, и они стали на редкость уязвимы. Эту информацию впоследствии подтвердил и бывший президент Грузии Саакашвили.

Плюс к тому тогда же, в канун войны, израильский МИД не дал Министерству обороны санкционировать продажу Грузии большой партии танков, а затем вообще запретил поставки вооружения в эту проблемную для России страну. Как тогда объяснялось, чтобы не портить отношения с большой державой из-за малой. Но может быть, не безвозмездно.

В 2010-м президент Медведев заморозил давний контракт на поставку С-300 Ирану (тот самый, который сейчас разморозил президент Путин) в соответствии с резолюцией СБ ООН, вводящей эмбарго в отношении Ирана. Хотя звучали доводы, что эмбарго не должно распространяться на заключенные ранее контракты, смягчающим обстоятельством пренебрегли. Возможно, потому что, как следует из того же WikiLeaks, это было приложением к миллиардному контракту с израильтянами на поставку беспилотников. Контракт был выполнен в 2013 году. А в 2014-м, как сообщалось в СМИ, Минобороны Израиля запретило израильским оборонным компаниям заключать новые сделки по поставкам БПЛА России.

Ну нет любви, так нет. Как вы с нами — так и мы с вами. И вот контракт разморожен.

Сдержанная реакция израильских официальных лиц на грядущую поставку грозного оружия Ирану вызывает в израильских СМИ множество версий. Один из самых авторитетных военных обозревателей Рон Бен-Ишай пишет, что, возможно, тем, кому следует реагировать на опасный шаг России, известно больше, чем нам, и С-300 не так страшны для израильских ВВС, как считалось раньше.

Намеки на этот счет я слышал и от других людей, сведущих в военных возможностях страны. С-300 вызывает у израильской армии беспокойство так давно, что там должны были подготовиться к этой угрозе. Сообщалось, как водится, на основании иностранных источников, что израильские летчики проводили учения в странах, где имеется этот вид ЗРК, в частности в Греции и на Кипре. Однозначно: лучше, чтобы их у Ирана не было, но если будут, возможно, на хитрую гайку найдется болт с резьбой.

По мнению сайта Debka, считающегося весьма информированным в военной области, заявления иранского министра обороны о том, что пять дивизионов С-300 поступят в Иран уже в этом году, излишне оптимистичны. По сведениям сайта, несмотря на то, что иранские специалисты для обслуживания ЗРК уже подготовлены в России, а локаторы и станции слежения уже в Иране, ракет и пусковых установок придется ждать, пока их изготовят. Действующие С-300 и С-400 заняты на вооружении Российской армии в Крыму и на границе с Украиной, из-за них якобы украинские ВВС там почти не участвуют в боевых действиях. Снять их оттуда и отправить в Иран в нынешней ситуации никак невозможно. Так что и у израильтян еще время есть.

Во всяком случае, судя по высказываниям компетентных лиц, куда больше проблемы появления С-300 в Иране их волнует проблема дальнейшего распространения этого ЗРК. То, что есть у иранцев, обычно попадает и к их сателлитам. Настоящей проблемой станет появление этого оружия в Сирии и в Ливане у "Хезболлы", в Йемене, где шиитским повстанцам, свергнувшим проамериканского президента, Иран помогает чем может, включая военные корабли. А это уже беспокоит не только Израиль, но и Саудовскую Аравию, Египет и другие страны суннитской коалиции, чьи ВВС действуют над зоной боевых действий.

Нефтяной след

Вердикт региональных аналитиков звучит так. Самый большой урон, который понесет от поставки С-300 в Иран Израиль, а вместе с ним суннитские страны, для которых гегемония Тегерана в регионе — реальная опасность, состоит в том, что Россия этим шагом фактически отменила режим санкций в отношении Ирана, официально пока не отмененный и еще остающийся предметом переговоров.

В брешь, пробитую Россией ракетными комплексами, опасаются в Израиле, хлынут другие. Иран из положения изгоя, измученного финансовым дефицитом, превратится в богатого и претендующего на главенствующее положение на Ближнем Востоке игрока с набором козырных карт, которого нет ни одного из его конкурентов в исламском мире.

Вот только в Израиле, судя по тону обозревателей, винят в этом не Россию, а США — главного инициатора и мотора лозаннских соглашений. Дестабилизация, вызванная ими, на совести Обамы, как всегда проявляющего полное непонимание обстановки на Ближнем Востоке.

Мотивы России, которую, разумеется, в Израиле никто в осуществлении этой сделки не одобряет, как раз понятны. Путин, пишут здесь, поспешил вставить ногу в едва приоткрывшуюся дверь, чтобы успеть первым, и не просто выиграть, а предотвратить угрозы, которые вставали и перед Россией в результате соглашения в Лозанне.

Выход на рынок иранской нефти, огромные запасы которой скопились, обрушили бы цены на углеводородное сырье. Теперь Россия взамен на оружейные поставки, считают обозреватели, получит эту нефть сама и не даст ей выплеснуться на мировой рынок.

В Кремле предвидят, что после официальной отмены санкций с подачи США американцы сами постараются установить дружеские отношения с Ираном. В дополнение к тесным связям, которые у них уже есть с Саудовской Аравией, Египтом, Иорданией, Израилем, Катаром и другими странами Персидского залива, они будут хозяевами на Ближнем Востоке, России там не останется места. Путин в этом раскладе хочет опередить Обаму и вести свою игру в регионе.

Так что сами С-300 — не только не главная угроза, но и не главное оружие. Не факт, что эти ракеты собьют израильские самолеты, которые не факт, что полетят на Тегеран. Факт, что, еще не поступив на вооружение Ирана, они уже пробили брешь в антииранских санкциях и в корне изменили обстановку в регионе.

 


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Бейдер

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.04.2015. Просмотров: 277

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta