Суд в Украине: произвол и безнаказанность

Содержание
[-]

Как Конституционный суд Украины повлиял на уголовную ответственность для носителей мантий 

Декабрь 2020 года запомнится громким скандалом, напоминает издание "Тиждень". Ведь дело в отношении заместителя председателя Офиса президента Олега Татарова решили забрать у Национального антикоррупционного бюро и передать в Службу безопасности Украины.

Об этом стало известно 24 декабря, накануне судебного заседания, на котором Татарову должны были избрать меру пресечения. Мужчину, напомним, подозревают в коррупции, связанной с незаконными застройками экс-депутата Максима Микитася. Интересно также и то, что решение о передаче дела приняли в Офисе генерального прокурора накануне, 23 декабря, после 23:00.

Впрочем, такой работе генпрокуратуры предшествовали другие события. 14 декабря судья Печерского райсуда Киева Сергей Вовк решил, что расследование, в котором фигурирует господин Татаров, необходимо забрать у НАБУ и передать его в Государственное бюро расследований. Правда, такое решение судьи противоречит украинскому законодательству. Ведь дела, отнесенные к подследственности НАБУ (то есть преступления, связанные с коррупцией), может расследовать только НАБУ. Так же, как рассматривать дела, связанные с коррупцией, может только специализированный суд, то есть Высший антикоррупционный суд.

За несколько месяцев до того по подобной схеме у НАБУ пытались забрать расследование по председателю Окружного админсуда Киева Павлу Вовку, дела по «ВиЭйБи Банку», $5 млн взятки руководству НАБУ и Специализированной антикоррупционной прокуратуре, дело о подкупе эксперта (в котором также якобы фигурирует Татаров). Ранее такие действия судей можно было бы квалифицировать по ст. 375 Уголовного кодекса - вынесение заведомо неправосудного решения. Наказание за это - до 8 лет тюрьмы. Впрочем с 12 декабря такого преступления в Украине не существует.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Преступление, пропавшего

В ноябре 2019 года в Конституционный Суд поступило представление 55 народных депутатов относительно несоответствия Конституции ст. 375 Уголовного кодекса Украины. Среди подписантов, в частности, были депутаты от «Оппозиционной платформы - За жизнь», среди которых Григорий Мамка, Виктор Медведчук, Илья Кива и другие. Депутаты отмечали, что норма о «заведомо неправосудном решении» противоречит Основному закону. В частности, является «оценочной», а ее содержание - непонятно.

Уже 11 июня 2020 года Конституционный Суд вынес решение: ст. 375 не соответствует Конституции Украины. Эту норму судьи назвали «неудачным подражанием практике советского государства». Поскольку ее позаимствовали из Уголовного кодекса Украинской ССР 1960 года. Конституционный Суд также отметил, что в законодательстве нет четких критериев «неправосудности», а сама статья Уголовного кодекса не объясняет словосочетание «заведомо неправосудного». Такая формулировка, по мнению КС, позволяло правоохранителям злоупотреблять этой нормой закона и преследовать людей в мантиях только за сам факт решения, который якобы мог не понравиться следователям.

В то же время, по решению Конституционного суда следует, что уголовная ответственность за такое преступление должна быть. Ведь КС хоть и отменил ст. 375 Уголовного кодекса, однако отложил ее действие на полгода - до 12 декабря 2020-го. Это время дали народным депутатам, чтобы внести уточнения в законодательство и объяснить термин «заведомо неправосудного». Однако за полгода Верховная Рада так и не смогла выработать изменений в законы. Восстановления действия ст. 375 Уголовного кодекса нет ни в проекте судебной реформы, ни в других законодательных актах, запланированных к рассмотрению.

«Да, мы знаем об этой проблеме. Но зарегистрировать проект закона - это только треть пути. Нужно иметь большинство, чтобы оно принимало решение. Как мы понимаем, в настоящее время профильный комитет по вопросам правовой политики решения генерировать не способен. Например, у нас прошло 2,5 месяца после решения Венецианской комиссии по проекту судебной реформы. Однако никаких подвижек в парламенте до сих пор нет. Также у нас нет большинства, которое может реагировать на негативные тенденции в сфере юстиции и борьбы с коррупцией. Монобольшинства также не существует. А важные решения в последние месяцы президентская партия принимает с участием других политсил», - объясняет в комментарии Тижню депутат фракции Голос Ярослав Юрчишин.

Он также добавляет: депутаты реагируют только на те проблемы, которые имеют резонанс в публичной плоскости. «Парламент согласился на роль ведомого. Рада реагирует только на те вещи, которые попадают в публичный дискурс. Например, так было с решением Конституционного Суда относительно электронного декларирования. Вещи, которые в публичную плоскость не попадают, остаются без внимания. Конституционный Суд может ставить определенные нормы законов под вопрос, давать парламенту время на решение проблемы. Но парламент это время не использует. И это не только об уголовной ответственности для судей за неправосудные решения. Это, например, история с НАБУ. До 16 декабря должно быть решение о том, кто должен получить полномочия по Бюро. И у депутатов нет ни одного решения: ни у парламента в целом, ни у профильного комитета», - жалуется Юрчишин.

«Заведомо неправосудное решение»

Несмотря на то, что из Уголовного кодекса исчезло понятие «заведомо неправосудного решения», в нем остались десятки упоминаний термина «заведомо» в контексте различных преступлений. Например, «заведомо создавал угрозу», «заведомо ложное сообщение суду о полномочиях», «заведомо ложные показания», «заведомо незаконное задержание», «заведомо незаконный привод» и еще около 50 упоминаний. По такой логике, каждая норма Уголовного кодекса, в которой есть слово «заведомо» может противоречить Конституции.

«Да, были определенные нюансы с 375-й статьей Уголовного кодекса. Она должна была быть предохранителем от произвола судей. Но ее, как и дисциплинарную ответственность, использовали для того, чтобы держать судей на крючке. Например: судья мог принять явно незаконное решение, однако следователи, которые были подконтрольны тем или иным представителям власти, могли сказать: «Или мы судим тебя, или ты будешь принимать нужные решения». Я это помню еще со времен работы судьей. Вопросы юридической определенности неправосудности, заведомость - это детали. Можно долго совершенствовать положения. Но проблема не в том, что существует уголовная ответственность. Проблема в том, как ее применяют. Вместо того, чтобы привлекать судью к ответственности - его вешали на крючок. Это примерно то же самое, если говорить, что дисциплинарная ответственность - зло, потому что ее используют против независимых судей», - объясняет в комментарии Тижню один из основателей фонда DeJure, экс-судья винницкого окружного админсуда, член Общественного совета добродетели (ОСД) Михаил Жернаков.

Его коллега из ОСД Роман Маселко добавляет: такая норма в законодательстве существует около сотни лет. «Ответственность за заведомо неправосудные решения существовала 100 лет. Ее впервые ввели, если не ошибаюсь, в 1922 году. И норма примерно так и звучала. Ведь судьи могут совершать и некоррупционные преступления. Например, из пленок НАБУ по Окружному админсуду мы знаем, что Павел Вовк и его подчиненные решили заблокировать работу Высшей квалификационной комиссии судей. Это не взятка, не очевидная коррупция, им за это не платили. Но они взяли и вынесли решение, которое заблокировало работу ВККС. В теории, здесь можно инкриминировать превышение полномочий, но, как мы помним, в 2014 году в законодательство внесли поправки, которые говорят, что это преступление должно измеряться деньгами. В случае с ВККС - как это измерить? Кто пострадавший? Что именно мерить деньгами? В законодательстве остается термин «заведомо». И его используют. Но только «заведомо неправосудное решение» почему-то стало непонятным».

Эксперты-юристы, опрошенные Тижнем,в объяснении ст. 375 сходятся в одном: заведомо неправосудным может быть решение, которое судья принимал умышленно, понимая, что нарушает закон. Один из примеров - судьи Майдана и их решения по автопробегу в Межигорье. Тогда, напомним, ряд судей лишали людей права управлять транспортными средствами на основании поддельных рапортов от Государственной автомобильной инспекции. Показательно, что водительские удостоверения отбирали у людей, которые в день автопробега были дома или вообще за границей. Однако это не останавливало людей в мантиях.

«Да, есть сложность в доказательстве «заведомо». Что такое заведомо неправосудное решение? Это очевидно умышленное действие, когда судья осознает, что нарушает закон. Да может быть судейская ошибка. Например, когда судья неправильно оценил факты, не учел отдельные доказательства и тому подобное. От этого никто не застрахован. Но есть умышленные действия, которые тяжело доказывать, ведь ты не залезешь судье в голову. Однако существует совокупность обстоятельств и доказательств, которые и доказывают преднамеренность. Например, судьи Майдана. Мы знаем, что было вмешательство в автоматизированную систему распределения дел. Скажем, было семь судей, которые могли рассматривать дела по Автомайдану, но их получили судьи Виктор Кицюк и Оксана Царевич. Как это произошло? Сестра Кицюка занималась распределением. Знал ли об этом Кицюк? Далее. Печерский суд загружен и обычно такие дела там рассматривают до трех месяцев. Однако в случае с автопробегом в Межигорье большинство решений судьи приняли за неделю. То есть имеем нетипичную скорость», - объясняет Маселко.

Он также добавляет: доказательства, которые подавала ГАИ, были довольно сомнительными. Например, в рапортах упоминались только автомобили, а не люди, которых судили. Не было доказательств, как и что именно они нарушили. Более того, были свидетели, которые доказывали невиновность людей, однако судьи на это не обращали внимания. «Были доказательства, что люди не виноваты. Были свидетели, которые говорили, что люди не ездили в Межигорье, а находились дома. В рапортах ГАИ, без подписей, упоминалось лишь то, что «такой-то автомобиль ехал в колонне». Есть вопиющий пример судьи Чауса: он лишил права управления авто инженера, который даже не был активистом Майдана и на протесты не ходил. Мужчину лишили водительского удостоверения за автопробег в Межигорье. Но в тот день его «Москвич» целый день стоял в гараже. Были люди, которые в момент автопробега находились за границей. И судьи эти факты игнорировали», - говорит Маселко.

Он замечает: если судья с опытом и стажем работы выносит много «ошибочных решений», есть факты, свидетельствующие о возможном влиянии на судью или его сознательных действиях - тогда речь идет об умысле. За который должна существовать уголовная ответственность. «Неправосудное решение - это когда ты как судья понимаешь, что принимаешь явно незаконное решение. Но все равно принимаешь его. И это преступление. Например, когда судья Вовк из Печерского райсуда решает отдать дело, подследственную НАБУ, в другой правоохранительный орган. Хотя КПК говорит, что это невозможно», - добавляет Жернаков.

Последствия

По состоянию на 24 декабря в судах находилось более 20 уголовных дел по ст. 375 УК в отношении судей Майдана. И теперь их все нужно закрыть. Ведь нормы Уголовного кодекса, за который судят людей, фактически не существует. Теоретически, прокуратура может попытаться добавить к квалификации их преступлений ст. 340 Уголовного кодекса - препятствование мирным собраниям. Однако и за эти преступления никого к ответственности привлечь не получится, ведь сроки давности истекли.

Можно было бы надеяться, что нечестных судей отсеивают во время квалификационного оценивания, однако и здесь возникают сомнения. Например, не так давно судью Кицюка рекомендовали назначить судьей пожизненно. Несмотря на то, что у Общественного совета добродетели, который также должен влиять на отбор судейского корпуса, были вопросы о законности имущества этого судьи и его решений. Так же Высший совет правосудия, который отвечает за назначение и увольнение судей, не увидел оснований для увольнения судьи Павла Вовка, который фигурирует в не менее двух коррупционных расследованиях НАБУ.

Фактически страна оказалась в ситуации, когда судей почти невозможно привлечь к ответственности за сомнительные или незаконные решения. Можно вспомнить о дисциплинарной ответственности, но она не может заменить уголовную. И Верховной Раде следовало бы обратить внимание на эту проблему. «Уголовная ответственность за заведомо неправосудные решения однозначно должна существовать. У нас проблема с подотчетностью судей. Они - как закрытая каста. До недавнего времени Нацагентство по предупреждению коррупции не могло даже их состояние проверить. Потому что так решил Конституционный Суд. И тогда вообще никакой ответственности для судей не было: дисциплинарное наказание не работает, ст. 375 Уголовного кодекса с 12 декабря нет, протокол НАПК вручить не может», - говорит Жернаков.

В то же время, нужно вернуть не только уголовную ответственность за незаконные решения, но и обеспечить неотвратимость наказания. «Важно говорить не только о строгости наказания. Но и о его неотвратимости. Можно в новом законе прописать хоть 10 суток непрерывного расстрела, но дело не попадет в суд. А если попадет, то решение по нему не будет, потому что одна из запятых стоит не на своем месте. Поэтому это комплексный вопрос, в том числе и по судебной реформе в целом», - отмечает Жернаков.

Однако пока говорить об оперативной реакции парламента не приходится: депутаты, как упоминалось выше, имели полгода на то, чтобы внести уточнения в украинское законодательство. Однако не сделали этого. Несмотря на то, как парламент реагировал на Конституционный кризис - в лучшем случае уголовную ответственность за неправосудные решения восстановят с 2021 года. Если народные депутаты вообще увидят эту проблему.

Опубликовано в издании Тиждень

http://argumentua.com/stati/sud-v-ukraine-proizvol-i-beznakazannost

***

Анализ ситуации с реформированием системы органов уголовной юстиции Украины

Вот и минул еще один год обещаний руководства государства о реформировании системы органов уголовной юстиции, отмечает ZN.ua. В нее традиционно включают органы прокуратуры, органы досудебного расследования (НАБУ, ГБР, СБУ, налоговую милицию) и еще некоторые институции. Но мы в этот раз сосредоточимся исключительно на «офицерах правосудия» и представителях органов правопорядка.

В 2008 году Указом президента были утверждены определенные принципы и подходы, которые должны были улучшить ситуацию в системе органов уголовной юстиции. С того времени прошло 12 лет, но новых предложений не зафиксировано. При этом реформирование отдельных институций напоминает хаотичное шлифование фасада вместо основательной замены «правоохранительного» фундамента. Впрочем, обновления соответствующего плана все же готовились на базе офиса президента летом 2019 года.

Этим занимался тогдашний заместитель главы офиса Руслан Рябошапка. После его перехода с Банковой (адрес офиса президента. — А.Л.) на Резницкую (адрес Офиса генпрокурора. — А.Л.) ни один из заместителей главы президентской «канцелярии» не продолжил начатую работу. Разработка концепции остановилась, хотя критическая необходимость в утверждении документа не исчезла. При этом соответствующие изменения предполагались в формате параллельных шагов на всех направлениях. Это должно было походить на своеобразный «эффект домино», когда одна реформа влияет на другую и усиливает ее. Только так система имела бы шанс на дальнейшее эффективное функционирование.

В этот раз рассмотрим реформирование всех органов, входящих в систему уголовной юстиции. И начнем с нового органа правопорядка, который сосредоточивается на высокопоставленной коррупции, а также структурном подразделении Офиса генпрокурора, который процессуально направляет указанные расследования. Речь идет о Национальном антикоррупционном бюро Украины (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуре (САП). Затем вспомним об обособлении функции следствия в органах прокуратуры, перешедшие в недавно запущенное Государственное бюро расследований (ГБР). Этот процесс предусмотрен нормами, внесенными в Конституцию Украины 1996 года. Кроме этого, детализируем необходимые изменения по функционированию Службы безопасности Украины (СБУ) и налоговой милиции. 

В целом, задекларированные реформы кардинально повлияли на статус-кво в работе органов правопорядка или прокуратуры. Более того, какие-либо выяснения обстоятельств злоупотреблений топ-чиновников должны пройти «согласование» на Банковой, что точно противоречит практикам соответствующих органов в западных демократиях. Единственная институция, сопротивляющаяся такому положению дел, — НАБУ. Поэтому шире проанализируем ситуацию с реформированием системы органов уголовной юстиции. Широкими мазками пройдемся по всем институциям, собрав «правоохранительный» пазл воедино. Поскольку о каждом из органов уже неоднократно публиковались тексты на ZN.UA.

Обещанные в 2019 году Зеленским изменения разбиваются о реалии бытия. Сначала украинцы наблюдали попытки Зе!команды протолкнуть отдельные из реформ. Потом возникали споры между профильными экспертами и провластными чинами о формате этих изменений. И под конец 2020 года офис президента полностью сменил тактику. Там пытались затормозить расследования в отношении лиц, близких к Зеленскому. Здесь можно вспомнить и кейсы о народных депутатах-«слугах», и дело о заместителе руководителя офиса президента Олеге Татарове. Похоже, Зеленский не понимает ситуации и делает все, чтобы не потерять электоральную поддержку. Но реальность несколько иная: такое поведение конвертируется в снижение его рейтинга, о чем свидетельствуют свежие соцопросы.

Реформа прокуратуры: от Рябошапки до Венедиктовой 

Реформирование органов прокуратуры стартовало осенью 2019-го, когда Верховная Рада поддержала законопроект, позволяющий перезапустить этот орган судебной власти. Тогдашний генпрокурор Руслан Рябошапка прилагал значительные усилия для очистки рядов прокуроров. Например, из 1339 работников в Генпрокуратуре (позже Офисе генпрокурора. — А.Л.) осталось всего 610. Но усилиями олигархических групп и части «слуг» Рябошапку в марте сместили с должности. Вместо него назначили Ирину Венедиктову, которая, по моей информации, говорила на Банковой, что Рябошапка нарочно тормозит расследование по делу экс-президента Порошенко. 

Прошел год, большинство расследованных кейсов в отношении владельца корпорации «Рошен» закрыто из-за отсутствия состава или события преступления. Мало того, что отдельные производства, которые расследовали в ГБР, не имеют реальных перспектив, — в большинстве прокурорам не удается сформировать обвинительный акт по инкриминированным Порошенко действиям. И вместо выделения кейсов, по которым можно привлечь к ответственности экс-президента, следователи ГБР фактически повышают рейтинг Петра Алексеевича среди простых граждан. 

Политическая мотивация расследований ГБР неочевидна только слепому представителю юридической сферы. И пока указанное Бюро якобы расследует преступления, находящиеся в пределах его компетенции, там уже сменился третий или даже четвертый руководитель. Полноценного конкурса на должность директора до сих пор не провели. Почему? Ответ прозаичный — через соответствующую конкурсную комиссию пока невозможно протащить полностью контролируемого Банковой кандидата. 

Как уже отмечалось выше, при Рябошапке очистка Офиса генпрокурора достигала 55%. Но во время последующих этапов статистика значительно ухудшилась. Например, очищение региональных (областных) прокуратур составляло 22%. Неужели в областных прокуратурах работают прокуроры лучшего «качества», чем в самой высокой прокурорской инстанции? Действительно ли ключевое «прокурорское» зло сосредоточено на улице Резницкой? Есть сомнения. Причина банальнее — областные прокуратуры никто «вычищать» не планировал. Со временем и о местных (окружных) прокуратурах можно будет сказать аналогичные вещи. 

Кроме этого, красной нитью в изменениях работы прокуратуры проходит политическая зависимость Ирины Венедиктовой от Банковой. Это прослеживается на примерах VAB Банка и так называемого кейса Татарова. Если в первом случае ей как генпрокурору не удалось реализовать план передачи дела от НАБУ другому органу правопорядка, то в деле Татарова — просто иллюстративная story of success с элементами служебных злоупотреблений и юридического хардкора. Подробнее это описано в одном из предыдущих текстов. В данном случае создается впечатление, что все силы руководства государства направлены на спасение одного из представителей своей команды. 

Немного о том, как Банковая пытается протиснуть на должность руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры «на 150% своего человека». Летом 2020 года экс-глава САП Назар Холодницкий досрочно подал в отставку, и поэтому осенью должен был состояться конкурс. Пусть даже на рубеже 2020/2021 года, но руководителя этого подразделения Офиса генпрокурора должны были избрать, продемонстрировав таким образом желание Зе!команды создать все условия для расследования высокопоставленной коррупции. Но не так сложилось, как хотелось. Торможение указанного процесса стало очевидным даже сторонникам Зеленского. Более того, звучала фамилия главы правового комитета парламента Андрея Костина как потенциального победителя конкурса. Но со временем разговоры о нем в кругу топ-чиновников «правоохранительного» направления прекратились.  

Кого же изберут руководителем САП? Неизвестно, но задержка процедур вызывает опасения о вмешательстве в процесс со стороны Банковой. Как следствие, действительно ли команда президента желает получить независимого антикоррупционного прокурора? 

Перемены в ГБР, Нацполиции, СБУ или налоговиков: есть ли разница? 

Теперь о других органах досудебного расследования, которые Зеленский перед президентскими гонками 2019 года обещал реформировать. Основное — ГБР, Национальная полиция, Служба безопасности Украины и налоговая милиция. Что же касается последнего органа, следует отметить, что даже судьи сомневаются в законности получения санкций на процессуальные действия (например, обыски) следователями-налоговиками. Негативных для фискалов в погонах решений от следственных судей в Едином судебном реестре десятки сотен. 

В свою очередь общественность подготовила административные иски по ликвидации соответствующей структуры. Вместо этого, как указано в одном из меморандумов с МВФ, должен быть создан единый орган публичной власти, который будет расследовать экономические (финансовые) преступления. Сейчас же соответствующие правонарушения расследуют Нацполиция, СБУ и уже упомянутые налоговики. Дружно и синхронно расследуют. Как утверждают представители бизнеса, эти три службы поочередно «ходят в гости». Откровенно говоря, представители каждого из органов досудебного расследования пытаются прорваться к «коррупционным кормушкам». Поэтому логично предположить, что вместо налоговой милиции надо создать новый независимый орган — Службу финансовых расследований или Бюро экономической безопасности. Этот орган должен отказаться от практики «кошмаривания» бизнеса, расследуя финансовые правонарушения в рамках Закона. А сейчас о ГБР как сплошном разочаровании всей системы органов уголовной юстиции. 

Сравнивать с другими институциями, например с НАБУ, просто смешно. В течение последних трех лет — под руководством Романа Трубы, Ирины Венедиктовой или ее представителей — ГБР вспоминается как нефункциональный и политически зависимый орган. При этом расследования в подавляющем большинстве кейсов не касаются высоких должностных лиц. Они гоняются за «дезертирами», что является ключевым достижением. Но периодическая ориентация на волю Банковой тоже дает о себе знать. ГБР продолжает давние традиции подразделений прокуратуры, от которой и были отделены следственные функции. Поэтому впечатление, что ключевой целью стало преследование политических оппонентов Банковой, не ошибочно. Но создавали ГБР совсем с другой целью. 

Теперь о целенаправленном сопротивлении политических групп расследованиям НАБУ. Создается впечатление, что Сытник и его подчиненные — ключевые мишени отечественного политического бомонда. Конечно, как Зе!команде, так и пророссийским силам с олигархическими группами неприятно видеть себя «на прицеле» у детективов. Более того, Конституционный cуд Украины (КСУ) тоже приобщился к блокированию соответствующих процессов. Сначала в КСУ признали несоответствующим Основному Закону процесс назначения директора НАБУ. Хотя рассмотрение актов индивидуального действия является крайне непривычной, если не сказать — абсурдной, практикой. Затем в КСУ взялись за «нормирование» профильного закона, регулирующего деятельность Бюро. Но реакция гражданского общества и международного сообщества притормозила членов Зе!команды в процессе «усмирения» детективов НАБУ. 

Следующим органом, нуждающимся в реформировании, является Служба безопасности Украины. Возглавляемая близким другом президента Зеленского — Иваном Бакановым — структура должна превратиться в классическую спецслужбу. О соответствующих процессах, согласованных с западными партнерами, публиковали основательный материал в ZN.UA. В целом, принципы и подходы понятны: этот орган должен перейти с постсоветских рельсов тотального контроля над каждым гражданином к фиксации преступлений в сфере терроризма и противодействия иностранным разведкам. Но 30-тысячная армия СБУшников и за минувший год не стала функциональным и эффективным органом, противодействующим вышеупомянутым угрозам. Несколько законопроектов, представленных в Верховную Раду, пока создают лишь иллюзию реформы. Поэтому изменения в формате работы ключевой спецслужбы остаются только на словах. 

Реформа уголовной юстиции: что еще важно? 

В завершение — о фундаментальных принципах, которые должны сопровождать любые процессы реформирования органов уголовной юстиции. Прежде всего каждая из соответствующих структур должна быть политически независимой. Ни руководство с Банковой, ни депутаты, ни члены правительства не должны влиять на соответствующие расследования. Процессуально органы досудебного расследования должны быть полностью независимы. Более того, руководство каждого из них надо выбирать по прозрачной процедуре с системой сдерживаний, которая не даст ни одной из политических групп протащить «нужного» кандидата на должность. Сейчас такого желания у топ-руководства государства не заметно.

Ведь каждый президент считает, что именно его команда — «арбитр» резонансных расследований. Вместо этого видим абсолютно нерелевантное желание милитаризировать каждую из служб. Такой советский рудимент должен кануть в прошлое. Какой смысл в том, чтобы прокуроры носили «мундиры»? Аналогичное можно спросить и о детективах НАБУ, и о следователях ГБР. Такое положение дел порождает дополнительную мотивацию у руководителей упомянутых органов «контролировать» ход расследований.

Общие тренды реформирования органов уголовной юстиции должны идти в фарватере западных практик. Но не будем скрывать, что даже в устойчивых демократиях руководство того или иного государства иногда пытается повлиять на ход расследований. Хотя обычно эти попытки разбиваются дотла, столкнувшись с сопротивлением руководителей подразделений правопорядка и прокуратуры. Потому что система сдерживаний и противовесов в государственном управлении там — не пустой звук. Руководители органов уголовной юстиции должны ориентироваться на Закон, а не на политические прихоти очередных «президентов». Руководители государства периодически меняются, а система должна стабильно работать, безотносительно к политическим прихотям топ-руководства страны.

Автор Александр Леменов, опубликовано в издании „Зеркало недели“, Украина

http://argumentua.com/stati/aleksandr-lemenov-sistema-organov-kak-realnoe-litso-zekomandy

***

"Без честных и справедливых судов Украине не выбраться из постсоветского болота"

К власти следует привести тех, кто будет иметь волю к реформам. Общество должно заставлять политиков выполнять обещания, - говорит американская политологиня Мелинда Гаринг.

журнал „КРАЇНА“: - Что для Украины означает избрание президентом США Джо Байдена?

Мелинда Гаринг: - Киев будет получать внимание от Вашингтона, которое заслуживает. Не будут закрывать глаза на аферы украинской элиты. В команде украинского президента ошибаются, если надеются легко убеждать американцев выделять средства.

- Какие сейчас американо-украинские отношения?

- Не слишком хорошие. Киев невольно втянули в дело об импичменте президента Трампа, фирмы Burisma и Байдена-младшего. У страны плохая репутация среди американцев. Считают ее опасным местом, полным коррупции и преследований. К сожалению, до сих пор у многих ассоциируется с Россией. Нужны профессионалы в украинском посольстве в США и качественный диалог с украинскими сторонниками в Америке. У Владимира Зеленского много работы, чтобы наладить продуктивные отношения с командой Джо Байдена, получить для Украины выгоды. Один из крупнейших вызовов - завоевать доверие. Кажется, Зеленский не слишком любит Запад. У него постсоветская ментальность. Поэтому трудно перейти на более высокий уровень и стать искренним партнером. К тому же не любит, когда поучают. Не нравится, что МВФ выдвигает требования по реформам.

- Какой будет диалог команды Байдена с Киевом?

- Будут быстрее реагировать на важные события в Украине или Восточной Европе. В ней будут эксперты, которые разбираются в украинском вопросах, могут связаться с людьми из команды Зеленского. Знают украинские элиты. К примеру, кто такой руководитель Офиса президента Андрей Ермак и что на него влияет Москва. Побуждать Киев заменить некоторых скомпрометированных игроков. Говорить будут вежливо, но прямо. Готовы говорить правду без прикрас.

До сих пор во время разговоров с Зеленским не учитывали его психологию. Он пришел к власти не обогатиться. Был успешным, богатым, известным. Его любили, смеялись над шутками. Зеленский хочет попасть в историю как выдающийся деятель. Его вынесло на вершину политики случайно. Взялся за дело, чтобы удовлетворить эго. Как и многие в истории. Я посоветовала бы людям из администрации Байдена сказать: "Если все сведешь на нет, будешь для потомков неудачником, который мог, но ничего не сделал для страны".

- Кто в команде Байдена будет отвечать за отношения с Украиной?

- Наверху - госсекретарь Энтони Блинкен, опытный дипломат. Потомок еврейских мигрантов из Украины. Осуждал российскую агрессию, бывал в Киеве, знает, кто такой Путин и как себя ведет. За украинское направление будет отвечать доктор Майкл Карпентер. Лично знает элиту Украины, олигархов и их влияние на политику.

- Чего ждать от американского президента?

- Вероятно, он пришел в Овальный кабинет на один срок. Главная его цель - исправить сотворенное Трампом. Убежден, что внутренняя и внешняя политика США последних пяти лет двигалась не туда. Он любит Украину, малые нации, подавленные большими соседями. Ему нравится Грузия, интересуется событиями в Беларуси. Поэтому будет противостоять произволу России. Байдена волнует ковчег свободы, которым был евромайдан, и судьба революции. Это для него было личное. Хочет видеть Украину успешной и чтобы его помнили как ее большого друга. Будет напоминать украинским политикам об обязательствах, которые те на себя брали. Его команда будет поддерживать украинскую армию. Энтони Блинкен все время выступал за предоставление Украине летального оружия.

- Байден как вице-президент приложил усилия, чтобы в Украине заработали антикоррупционные органы. Конституционный суд практически отменил реформу и наказание за ложь в декларациях. И хотя депутаты Верховной Рады проголосовали за возвращение наказания, имеем запутанную историю с высшим судебным органом. Как Украине реформировать суды?

- Венецианская комиссия четко сказала, что Украина должна возобновить уголовную ответственность за ложь в декларациях, не мешать работе антикоррупционных органов. Следует вернуться к статус-кво, который был перед этим решением.

- Был ли неизбежен конфликт судебной власти с антикоррупционными органами?

- Взяточники не любят, когда общество обсуждает их нечестные доходы. С начала искали пути отмены реформ. Нашли лазейку и опрокинули конструкцию, которую долго и тщательно строили другие. Но электронное декларирование затрагивает много людей и, возможно, должно касаться только высших чиновников. Тема имеет право на дискуссию.

- Как на этот кризис реагировали в Америке?

- Система построена так, чтобы такого не допустить. Но, если бы это произошло, американцы свирепствовали бы, взорвались бы протестом. Политики реагировали бы, потому что голоса избирателей - чувствительная тема. Юристы и общественные деятели запустили бы правовые процедуры обжалования. Судьям пришлось бы отвечать перед обществом. Провели бы реформу. Конечно, те, кто допустил злоупотребления ради личных интересов, не могли бы и мечтать вернуться во власть. Нельзя оставаться пассивными, видя злоупотребления властью. Для победы зла достаточно, чтобы хорошие люди ничего не делали.

- Как в Украине провести судебную реформу, если суд потом может ее отменить?

- Большой вызов. Если недостаточно давления партнеров и доноров Украины извне, общества изнутри, если чиновников в бедной стране, сидящей в долгах, не пугает потеря финансовой помощи, то у меня нет ответа. Каждый раз, когда выбираете президента или депутатов, те обещают судебную реформу. Слышали при президенте Порошенко, что ее провели. Сейчас это звучит, как грустная шутка. Без честных справедливых судов стране не выбраться из постсоветского болота. Не будет страна иметь шансов стать успешной и состоятельной. Следует привести к власти тех, кто будет иметь волю к этой реформе. Или менять их, пока найдутся, теряя ценные годы. Общество должно сильно пинать политиков, заставляя выполнять обещания. К сожалению, этого не происходит. Одно из важнейших и неотложных дел отошло на задний план.

- Видите откат реформ за полтора года правления Владимира Зеленского?

- Да. Первое правительство Алексея Гончарука было многообещающим. Там были технократы, виделось улучшение. Парламент, как сумасшедший, штамповал законы. Есть сомнения относительно их качества. Но видела желание перемен. Было много полезных технических шагов. Но с марта есть откат. Это может привести к очередному хождению по кругу. Запад опустит руки на фоне войны с Россией и скажет - мажьте себе голову своими имитациями реформ. Прошло семь лет с Майдана. В первые годы после революции был удивительный прогресс. Сейчас - обратное. В правительстве мало стремлений проводить реформы. Все устали от системных украинских провалов. Трагедия украинских политиков - каждый знает, что делать, но практически никто ничего не делает. Украинцы должны требовать изменений.

- Зеленский потерял политическую волю к реформам?

- Наверное, да. Не думаю, что он коррумпирован. Но неопытен. Бросается в разные стороны. Доверяет окружению, которое дает злые советы. Плохо разбирается в людях. Ставит на ключевые места близких. У них ограничен жизненный опыт. Если бы могла, сказала бы президенту набрать профессиональную команду не из приближенных. Нанять тех, кто может дать хорошие советы. Кто будет говорить не то, что хочешь услышать, а что есть. Зеленский попытался прыгнуть выше головы. Думал, управлять страной - просто, как играть роль. Думал, каждый может быть политиком. Сейчас кажется усталым. Почувствовал, насколько сложная работа. Только в этом году понял, насколько перед ним непростые вызовы.

Зеленский - мечтатель. Искренне говорил, что хочет сделать Украину богатой. Заявлял, что закончит войну. Действительно думал, что сможет поговорить с Путиным и все решить. Обещал побороть коррупцию, потому что считал, что это просто - взять и посадить. Правда такова, что не можешь сделать все одновременно. Даже каждое дело отдельно сложно выполнить быстро, если стремиться к качеству. Ему не хватает компетентной команды.

- Этой осенью Азербайджан отвоевал часть территории Нагорного Карабаха, которую не контролировал 30 лет. Военная сила в регионе весит больше, чем дипломатия в решении территориальных споров?

- Нет, дипломатия до сих пор имеет значение. Она помогает найти общий язык.

- Как Украине вернуть оккупированные Россией части Донбасса и Крым?

- Увеличивать и усиливать санкционное давление на Россию и вооружать армию. Нужно сделать содержание россиянами Донбасса болезненным, чтобы Кремль захотел уйти. Прежде всего сосредоточиться на Донбассе. Сейчас не вижу возможности прогнать русских с полуострова. Важно, чтобы о репрессиях и преследованиях там крымских татар и украинцев постоянно говорили в мире. Это залог того, что уровень притеснений будет меньше.

- Насколько успешны антироссийские санкции?

- Наивно думать, что они вдруг изменят поведение Кремля. Но экономика России не растет годами. Санкции съедают от нее 1,5-2 процента в год. Делают монстра менее опасным. Западные страны могут и должны ввести эффективный санкционный режим. Надеюсь, администрация Байдена сделает это. В Демократической партии такие дискуссии продолжаются давно.

- Грузия может вскоре получить План действий по членству в НАТО. Как ускорить украинский путь в Альянс?

- В 2008-м на саммите НАТО в Бухаресте обе получили отказ в вопросе Плана действий относительно членства. Это была ошибка Североатлантического альянса. После этого страны пострадали в результате российской агрессии. НАТО должно дать четкие реалистичные требования и временные рамки, когда сможете получить перспективу вступления. Радует, что ведущие страны меняют на позитивное отношение к членству Украины в ЕС и НАТО.

- Далеко ли страна продвинулась на этом пути с 2014-го?

- Много сделано, но недостаточно, чтобы убедить западных партнеров в необратимости выбора.

- Что больше мешает приблизиться к этим объединениям - отсутствие реформ или нежелание западных союзников ссориться с Россией?

- Обе причины. Сложно измерить, какая больше.

- В Молдове победила проевропейская президентка Мая Санду. Она заявила, что России следует вывести войска из Приднестровья. Это возможно?

- Нет такой перспективы. Замороженные конфликты - инструмент Москвы. Он работает и отвечает интересам Кремля - контролировать бывшие советские республики. Стремится уничтожить в странах бывшего СССР европейскую демократическую идентичность. Для этого подпитывает конфликты и создает новые.

- В Беларуси более четырех месяцев протестуют против самопровозглашенного президента Александра Лукашенко, сфальсифицированных выборов и насилия силовиков. Какой урок можем вынести?

- Стремление людей к свободе во всех постсоветских странах невозможно стереть даже десятилетиями диктатуры. Те, кто сопротивляется, соревнуются со временем, с неизбежным завтра. Люди везде хотят жить достойно. Они долго терпели некомпетентного Лукашенко. Переполнил чашу терпения его подход к коронавирусу: "Садитесь на тракторы и пейте водку, если не хотите болеть". Так тупо и безответственно.

- Почему постсоветские страны, за исключением Балтии, колеблются между стремлением к демократии и авторитаризмом?

- Потому что элиты хотят удерживать власть из-за нехватки демократических традиций, а народ стремится жить богато и достойно, что гарантирует только демократия. Происходит соревнование между ними. Хочу верить, что Украина наконец воспользуется творческим потенциалом сполна. Есть ужасное управление. Самые талантливые уезжают, потому что могут лучше реализоваться в Польше или Чехии, в Канаде или США. Еще один вызов для Зеленского - дать аргументы, зачем украинцы оставались. В Украине веселее, чем в Америке. У вас другой образ жизни - спонтанный, дружба глубже, а отношения честнее. Власти должны позаботиться о качестве жизни граждан.

***

Мелинда Гаринг, 38 лет, аналитик, политолог. Родилась 8 февраля 1982-го в городе Кинай на Аляске. Окончила бакалавриат по политологии в колледже города Гров, курсы российских и восточноевропейских исследований в Оксфордском университете. Магистерскую программу "Россия, Евразия и восточноевропейские студии" в Джорджтаунском университете Вашингтона. Старший научный работник "Евразийских программ" в Foreign Policy Research Institute. Заместитель председателя правления неправительственной организации США в Украине East Europe Foundation. Членкиня Council on Foreign Relations. С 2019 года - заместитель директора "Евразийского центра" в Аtlantic Council. С февраля этого года работает в наблюдательном совете американской неправительственной организации в Киеве Right to Protection. Пишет о событиях в Восточной Европе для The Washington Post, Foreign Affairs, Foreign Policy, Newsweek, The Kyiv Post. Играет на кларнете. Ходит в горы, катается на лыжах. Любит произведения Фрэнсиса Фицджеральда, Оливера Сакса. Замужем. Муж Даниэль - украинский еврей. Работает в Госдепартаменте США переводчиком. Воспитывают дочь 6-летнюю Дару. Живет в Вашингтоне.

***

Автор Игорь Тымоць, опубликовано в журнале КРАЇНА

http://argumentua.com/stati/bez-chestnykh-i-spravedlivykh-sudov-ukraine-ne-vybratsya-iz-postsovetskogo-bolota


Об авторе
[-]

Автор: Игорь Тымоць, Александр Леменов

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.01.2021. Просмотров: 35

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta