Стремление КНР к лидерству в области инноваций

Содержание
[-]

Квантовые технологии КНР могут подорвать господство США 

Стремление председателя КНР к лидерству в области инноваций является неотъемлемой частью его «китайской мечты» о «национальном омоложении». Амбиции КНР по своей сути бросают вызов международному порядку, в рамках которого США добились превосходства.

К 2035 году Китай должен стать «глобальным лидером в области инноваций», заявил председатель КНР Си Цзиньпин во время 19-го съезда Компартии Китая в октябре 2017 года. После десятилетий зависимости от иностранных технологий Пекин стремится не только догнать Запад с точки зрения технологий, но и превзойти его. Для этого нужна национальная стратегия развития, основанная на инновациях. В этом заключаются стратегические амбиции Китая, пишет Эльза Каниа в статье для Foreign Affairs.

Пекин стремится стать мировым лидером в области квантовых технологий благодаря крупномасштабным государственным инвестициям, которые в ближайшие годы могут составить десятки миллиардов долларов. В рамках своего 13-го пятилетнего плана, запущенного в 2016 году, Китай намерен реализовать «мегапроект» в области квантовой связи и вычислительной техники, чтобы к 2030 году добиться крупных достижений в этих областях, включая расширение национальной инфраструктуры квантовых коммуникаций и создание прототипа квантового компьютера. Китай также строит национальную лабораторию квантовых информационных наук, которая, учитывая первоначальное финансирование в $1 млрд, может превратиться в исследовательский центр, который сыграет ключевую роль в будущих разработках.

Сможет ли Китай стать пионером в области квантовых технологий? Другие государственные инвестиционные проекты привели к неоднозначным результатам. Например, Китай добился определенных успехов в области гиперзвукового оружия, однако не смог существенно продвинуться в развитии полупроводников. Тем не менее Китай готов сделать большие ставки. Несмотря на то, что такие азартные игры являются очень рискованными, потенциальный выигрыш огромен: успех в квантовой науке может сместить баланс сил между Пекином и Вашингтоном.

Квантовые технологии могут привести к резкому скачку в развитии. Например, огромная вычислительная мощность квантовых компьютеров может быть использована в машинном обучении и комплексном моделировании. Квантовая наука может привести к революции в шифровании и коммуникации. Квантовые компьютеры могут подорвать все распространенные формы шифрования и качественно повысить уровень шифрования информации. У противника могут появиться крупные проблемы с расшифровкой. Между тем достижения в области квантового зондирования, метрологии и навигации могут обеспечить уникальные возможности обнаружения, точности и позиционирования.

Уже сейчас инвестиции Пекина в квантовые технологии начали давать результаты. В 2016 году Китай запустил первый в мире квантовый спутник связи, который используют для зашифрованных видеозвонков между Китаем и Европой. В настоящее время в КНР расширяют национальную инфраструктуру квантовых коммуникаций, что будет способствовать повышению уровня информационной безопасности. Китайские ученые достигли новых рекордов в квантовой запутанности — ключевом ориентире, указывающем на прогресс в области квантовых вычислений.

Китайская оборонная промышленность проявляет большой интерес к квантовым технологиям. Например, Народно-освободительная армия КНР (НОАК) может использовать достижения в области квантовой радиолокации и зондирования, чтобы компенсировать техническое превосходство США в стелс-технологии. Флот НОАК хочет получить квантовый компас для своих подводных лодок, который позволил бы им передвигаться без помощи BeiDou (китайский аналог GPS). В этом случае подводные лодки КНР стали бы независимыми от космических систем позиционирования, которые могут быть уничтожены в ходе конфликта. Квантовое шифрование обезопасило бы военные коммуникации. Если КНР удастся добиться успехов в области квантовых технологий, то Пекин сможет опередить американских военных по ряду направлений.

К прогрессу Китая в области квантовой науки следует относиться серьезно, но в тоже время не стоит преувеличивать его достижения. Пока неясно, окупятся ли инвестиции, вложенные КНР в квантовое шифрование и коммуникации, сможет ли Пекин повысить уровень информационной безопасности до уровня, который оправдал бы огромные инвестиции. Пока рано говорить, сможет ли Пекин добиться квантового превосходства, создав квантовый компьютер. Для разработки полнофункционального квантового компьютера могут потребоваться десятилетия. Процесс разработки можно сравнить с марафоном, но не со спринтом. В будущем КНР придется преодолеть множество проблем, связанных с разработкой новых квантовых алгоритмов и программного обеспечения. У квантовых вычислений много потенциальных путей развития. Пойдет ли развитие в области квантовых вычислений по пути использования сверхпроводящих или топологических кубитов, или будут использованы и те, и другие — это вопрос открытый.

Стремление Китая к лидерству в квантовой науке подчеркивает необходимость принятия соответствующих мер со стороны США, чтобы сохранить конкурентоспособность Вашингтона в данной области. Совсем недавно был принят ряд мер. В сентябре 2018 года Палата представителей США приняла закон о национальной квантовой инициативе, в котором содержится призыв к созданию национальных исследовательских центров в области квантовой информатики в рамках министерства энергетики США. Ранее на этой неделе Белый дом созвал саммит по исследованиям в области квантовых технологий. В ходе саммита представители Национального научного фонда и министерства энергетики США объявили о дальнейшем финансировании квантовых исследований. Всё это хорошо, но в конечном итоге все будет зависеть от эффективной реализации перечисленных инициатив на практике.

Стремление председателя КНР к лидерству в области инноваций является неотъемлемой частью его «китайской мечты» о «национальном омоложении». Амбиции КНР по своей сути бросают вызов международному порядку, в рамках которого США добились превосходства.

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/2489693.html

***

Приложение: У КНР появился новый вид экономического оружия 

В случае с Южной Кореей Китай впервые прибегнул к широкомасштабному использованию туристической отрасли для нанесения ущерба крупной экономике.

В начале 2017 года Южная Корея решила развернуть на своей территории американскую систему противоракетной обороны THAAD для защиты от ракетной угрозы, исходящей от КНДР. Однако Китаю не понравилось такое решение, поскольку, с его точки зрения, THAAD может представлять потенциальную угрозу национальной безопасности КНР. Пекин отреагировал быстро и решительно. Наряду с ожидаемым ограничением торговли с Южной Кореей Китай использовал еще одно средство: ограничил туристический поток в Южную Корею. Через несколько месяцев после размещения THAAD в Южной Корее произошло резкое сокращение туристического потока из КНР. Число китайских туристов, пребывающих в Южную Корею, сократилось на 40%. Туристическая отрасль Южной Кореи понесла серьезный ущерб, учитывая то, что китайские туристы составляют примерно 50% от общего числа туристов, пребывающих в Южную Корею, пишет Нитин Кока (Nithin Coca) в статье для американского издания The Foreign Policy.

«Китайское правительство пригрозило крупными штрафами туристическим агентствам, которые уже забронировали туристические туры в Южную Корею», — заявил эксперт по Азиатско-Тихоокеанскому региону из американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor Эван Рис.

В случае с Южной Кореей Китай впервые прибегнул к широкомасштабному использованию туристической отрасли для нанесения ущерба крупной экономике. На примере Южной Кореи можно предположить, что КНР может применить свое новое экономическое оружие и в будущем. В течение последних нескольких десятилетий Китай превратился в крупнейшего игрока в туристической отрасли в рамках Азиатско-Тихоокеанского региона. Большую часть туристов, пребывающих в Японию, Таиланд, Тайвань, Сингапур или Бали, составляют туристы из КНР. В 2017 году 129 млн граждан КНР совершили зарубежные туристические поездки. В большинстве случаев китайские туристы тратят гораздо больше, чем их западные или азиатские коллеги.

«В прошлом году число китайских туристов, совершивших зарубежные поездки, достигло высокого уровня. Ожидается, что в течение ближайших нескольких лет число туристов из КНР будет расти», — заявил помощник профессора маркетинга в Гавайском университете в Маноа Мьяо Ху.

Благодаря своей уникальной способности управлять туристическом потоком, Китай может использовать туризм в качестве инструмента давления. Это новая форма мягкой силы, с которой мир еще не сталкивался, и Китай начинает ее использовать. Китайское правительство управляет туристическим потоком с помощью туристических агентств, которые организуют групповые поездки (это примерно 58% всего выездного туризма КНР). Все китайские турфирмы в значительной степени зависят от связей с правительством, поэтому у них не остается иного выбора, как подчиниться требованиям китайских властей.

В 2017 году под ударом оказалась Южная Корея, а сегодня — крошечное государство Палау в связи с дипломатическим признанием Тайваня. Завтра под ударом может оказаться Япония, Таиланд, Индонезия, Филиппины или любая другая страна. При этом практически не существует эффективных контрмер, которые можно было бы противопоставить туристическому оружию КНР. Во-первых, это обусловлено тем, что демократы имеют ограниченные возможности по блокированию туристических поездок своих граждан.

Во-вторых, Китай посещает ограниченное число иностранных туристов, это связано как с многочисленными проблемами, которые туристы должны преодолеть, чтобы получить дорогостоящую визу, так и с недостатком туристических объектов. С 2004 года по 2016 год численность въезжающих в Китай туристов выросла примерно на 30%, тогда как выездной туристический поток вырос за аналогичный период более чем на 400%.  «У нас появилось молодое поколение богатых китайцев, которые путешествуют уже на протяжении 10−15 лет. Большое количество независимых путешественников продолжают поездки в такие места, как Южная Корея или Тайвань, на фоне запрета групповых поездок», — заявил представитель Китайского научно-исследовательского института выездного туризма (COTRI) Кристофер Ледшам.

Несмотря на то, что китайское правительство пока не может ограничить поездки независимых туристов, существует фактор, который может изменить ситуацию. Недавняя история о жестоком отношении шведской полиции к семье из Китая потрясла китайский интернет. Вероятно, Швеция не столкнется с серьезными экономическими последствиями, поскольку данную страну посещает ограниченное число китайских туристов. Однако нетрудно предположить, что в будущем возможны подобные ситуации в Южной Корее, Японии, Тайване и любой другой стране. Это может оказать серьезное влияние на поток независимых туристов. Причем всегда сохраняется возможность того, что история, аналогичная шведской, может быть специально срежиссирована.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2489702.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Белов, Максим Исаев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.10.2018. Просмотров: 57

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta