Стратегия и тактика гибридных войн в контексте военной агрессии России против Украины

Содержание
[-]

Стратегия и тактика гибридных войн в контексте военной агрессии России против Украины

Резонансные события в мире последних лет, в частности, революционная смена власти и вооруженные конфликты в странах Северной Африки, Ближнего Востока и бывшего СССР, свидетельствуют о появлении новых форм и методов, к которым прибегают ведущие государства, стремясь достичь своих внешнеполитических целей и решить межгосударственные противоречия.

Так, на смену классическим военным агрессиям с применением вооруженной силы приходят так называемые «гибридные войны». С присущим им скрытым характером они наблюдаются, преимущественно, в политической, экономической, информационной и специальной сферах. Для решения отдельных задач привлекаются в небольшом количестве войска. Сутью такого подхода является смещение центра усилий по физическому уничтожению противника в рамках масштабной войны к использованию средств «мягкой силы» против страны-противника с целью дезинтеграции и смены ее руководства, включения ее в сферу своего влияния.

Характерные особенности «гибридных войн» следующие: агрессия без официального объявления войны; сокрытие страной-агрессором своего участия в конфликте; широкое использование нерегулярных вооруженных формирований (в т. ч. под прикрытием мирного населения); игнорирование (агрессором) международных норм ведения боевых действий, действующих соглашений и достигнутых договоренностей; взаимные мероприятия политического и экономического давления (при формальном сохранении связей между обеими странами); широкая пропаганда и контрпропаганда с применением «грязных» информационных технологий; атаки в кибернетическом пространстве.

Сегодня тема «гибридных войн» уже широко освещается в СМИ, а также она является предметом специальных исследований. В частности, такие исследования проводились известными экспертами мирового уровня, в т. ч. Фрэнком Гофманом, Дэниелом Ласиком, Джорджом Дэвисом и Девизом Килкалленом (США), Фрэнком ван Каппеном (Нидерланды).

Поскольку Россия развязала военную агрессию против Украины, то возникает необходимость в изучении данной темы, обобщении уже имеющихся некоторых выводов и оценок, с учетом при этом новых факторов и прогнозов в действиях Российской Федерации по отношению к нашему государству и странам демократического выбора бывшего СССР.

Исходя из этого, можно начать с причин возникновения самой концепции «гибридных войн» и попытаться ответить на вопрос, почему именно к таким боевым действиям активно прибегают различные страны во имя достижения своих целей.

Главной такой причиной являются новые виды мощного оружия (в т. ч. массового уничтожения), с использованием которых классические войны становятся крайне опасными как для самого агрессора, так и для окружающего мира. Ведь это вызывает большие жертвы среди мирного населения, провоцирует появление масштабных потоков беженцев, разрушение транспортной и промышленной инфраструктуры (включительно критически-опасных ядерных и химических объектов), разрыв имеющихся торгово-экономических связей и т. д.

Не менее важным фактором является также стремление агрессора приуменьшить свою роль в развязывании конфликтов для того, чтобы избежать санкций, применяемых другими странами и международными организациями, а также не потерять своего авторитета и позиций на мировой арене.

Еще одной причиной отказа от масштабного применения военной силы является стремление стран-агрессоров установить свой контроль над объектами агрессии (в т. ч. интегрировать их в свои политические, экономические и безопасностные системы) без нанесения им ощутимых потерь, которые могут сказаться на реализации геополитических и экономических интересов.

В то же время использование принципов «гибридной войны» предполагает наличие или создание определенных обязательных предпосылок внутреннего и внешнего характера.

В рамках таких предпосылок у страны-агрессора должна быть сильная и действенная власть, которая, невзирая на имеющиеся проблемы, может сплотить общественность вокруг единой национальной идеи. Это — во-первых.

Во-вторых, агрессор только в том случае сможет успешно воспользоваться методами «гибридной войны», если будет превосходить своего противника в военной, экономической и информационной сферах. Имея благодаря этому необходимые рычаги давления (влияния) на объект агрессии, агрессор сможет истощить его психологически и экономически.

В-третьих, успех в «гибридной войне» против объекта агрессии возможен лишь при условии слабости его власти, международной изоляции, раскола в обществе, деградации экономики, а также снижения дееспособности и деморализации силовых структур.

В любом случае страна-агрессор должна быть готовка к отпору со стороны объекта агрессии, а также к тому, что последнему окажут поддержку другие страны и международные организации (в т. ч. в плане предоставления политической, экономической, информационной и военной помощи, и ввода санкций против агрессора).

***

Исходя из вышеуказанного, а также учитывая имеющийся опыт, можно отметить, что типичная «гибридная война» состоит из трех основных этапов: подготовительного, активного и заключительного.

На подготовительном этапе (может длиться несколько лет) руководство страны-агрессора, активно используя спецслужбы, формирует идеологические, политические и военные предпосылки предстоящей агрессии. К таким мероприятиям можно отнести:

  • укрепление системы государственной власти в стране, включительно усиление контроля всех сфер ее жизнедеятельности;
  • идеологическую обработку своего населения для объединения вокруг идей национализма, великодержавного шовинизма, защиты так называемых «национальных ценностей и интересов», борьбы с «внешним врагом» и в условиях «осажденной крепости» и тому подобное, а также максимальное ослабление оппозиции во всех ее проявлениях;
  • захват информационного пространства страны-противника и использование его в своих интересах для формирования у населения необходимого общественного настроения;
  • подрыв государственной власти страны-объекта агрессии, в т. ч.: подкуп влиятельных правительственных чиновников, политических деятелей и руководства силовых структур; продвижение агентов влияния на должности в государственных органах власти; разжигание противостояния между различными политическими силами и установление контроля над ними (в первую очередь, из числа идеологически близких и коррумпированных партий и движений);
  • внесение раскола среди населения страны-противника путем стимулирования внутренних противоречий политического, межнационального и межрелигиозного характера (в частности, в рамках создания и поддержки различных партий, движений и организаций определенного, в т. ч. экстремистского толка);
  • всестороннее ослабление страны-объекта агрессии, подрыв доверия населения к власти, а также распространение в обществе протестных и сепаратистских настроений методом провоцирования социально-экономических и других проблем (в т. ч. путем применения элементов торгово-экономических и энергетических войн);
  • дискредитацию внешней и внутренней политики страны-противника, навязывание ее руководству и населению определенных идей и цивилизационных ценностей путем проведения активной информационной кампании с применением специальных методов «зомбирования» общества с широким привлечением как государственных, так и неправительственных организаций.

На активном этапе (как правило, длящемся до года) проводится скрытая агрессия против определенной страны с целью непосредственной реализации поставленных целей. Для этого предусматриваются следующие шаги:

  • создание в стране-объекте агрессии незаконных вооруженных формирований из числа представителей местных антиправительственных сил, с привлечение к ним сотрудников спецслужб, наемников и боевиков;
  • провоцирование в стране внутреннего конфликта на политической, социально-экономической, конфессиональной и межнациональной основе, а также стимулирование процессов по его перерастанию в массовые выступления населения, акции общественного неповиновения, беспорядки и столкновения демонстрантов с правоохранительными органами;
  • позиционирование (назначение) лидеров акций протеста из числа представителей оппозиционных политических сил общегосударственного или местного уровней, а также создание ими альтернативных «органов власти»;
  • захват участниками акций протеста (в т. ч. при помощи незаконных вооруженных формирований и спецслужб страны-агрессора) правительственных зданий и важных объектов транспортной и промышленной инфраструктуры, а также блокирование деятельности силовых структур (в том числе с использованием мирных жителей в виде «живых щитов»);
  • введение на территорию страны-объекта агрессии регулярных вооруженных сил агрессора под видом местных вооруженных формирований («отрядов самообороны», «ополченцев» и тому подобное) с целью помочь оппозиции и сепаратистам захватить власть в государстве или в ее отдельных регионах. При этом возможно скрытое участие регулярных вооруженных сил страны-агрессора в боевых действиях на стороне противников легитимного правительства страны-объекта агрессии;
  • проведение масштабных информационных кампаний по поддержке антигосударственных сил в стране-объекте агрессии, а также дискредитации действий ее руководства по обеспечению конституционного строя в государстве.

На заключительном этапе (время действия не ограничено) агрессор, закрепляя свои позиции в стране-объекте агрессии, проводит следующую работу:

  • всесторонне поддерживает новую (бывшую оппозиционную) власть в стране-объекте агрессии или сепаратистский режим в её отдельных регионах (включительно с созданием органов власти и силовых структур сепаратистов);
  • оказывает содействие в проведении «референдумов» по определению направленности внешнего и внутреннего курса страны-объекта агрессии, статуса ее регионов, и тому подобное, а также в проведении «выборов» центральных и местных (в т. ч. сепаратистских) органов власти;
  • содействует легализации самопровозглашенных государственных образований в стране-объекте агрессии, затягивании процесса урегулирования ситуации на ее территории под видом посредничества в мирных переговорах. При этом страна-агрессор ни в коем случае не признает свою роль как стороны конфликта;
  • создает условия для обеспечения своего военного присутствия в стране-объекте агрессии на долговременной/постоянной основе (в виде «миротворческих сил» или вооруженных сепаратистских формирований), а также для реализации других, в т. ч. экономических интересов.

***

Начиная со второй половины 90-х годов прошлого века, элементы и технологии концепции «гибридных войн» применялись Россией в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабасе, а США, НАТО и ЕС — в Косово, Ираке, Ливии и Сирии. С начала 2000-х годов аналогичный сценарий активно используется Российской Федерацией также и в отношении Украины (в рамках установления российского контроля над постсоветским пространством под лозунгом построения «русского мира»).

Главная цель РФ по отношению к Украине — ослабить и децентрализовать наше государство, поставить во главе его подконтрольное пророссийское правительство, сорвать его европейский курс и в конечном счете вернуть Украину под контроль Российской Федерации. При этом стратегия и тактика действий Москвы против Украины включает последовательные шаги по реализации рассмотренных выше подходов.

Так, на первом (подготовительном) этапе — с начала 2000-х годов до середины 2013 года, такие действия включали:

  • в период второго президентского термина Л. Кучмы — усиление российского влияния на руководство Украины и проведение с его помощью выгодных для России решений. Следствием этого стал отказ украинской власти от вступления в НАТО и ЕС (в 2003 году после так называемого «кольчужного скандала»), а также «определение» «наследником» Л. Кучмы ставленника России В. Януковича. Однако из-за «помаранчевой» революции Россия не достигла желаемого;
  • при президентстве В. Ющенко — проведение масштабных мероприятий по дискредитации идей «помаранчевой» революции, а также руководства Украины и его европейского и евроатлантического курса; дестабилизация обстановки в Украине и углубление раскола в украинском обществе на сторонников Запада и сторонников России; подрыв украинской экономики посредством сворачивания торгово-экономических связей с Российской Федерацией и использование энергетического фактора в качестве инструмента давления на Украину (в т. ч. в рамках т. н. «газовых войн»). Это стало предпосылкой победы В. Януковича на президентских выборах и «разворачивания» вектора движения нашего государства с запада на восток;
  • во время правления режима В. Януковича — закрепление достижений Российской Федерации в Украине и окончательная переориентация нашего государства на Россию методом: подкупа и коррупционализации представителей украинской власти (в т. ч. на высшем уровне); внедрения агентов российского влияния в руководящие органы Украины; ослабления и деморализации украинских силовых структур, в первую очередь в Крыму (руководителями почти всех силовых ведомств Украины во времена В. Януковича были граждане России); усиления российского присутствия в украинской экономике; распространения в нашем государстве идей присоединения к российским интеграционным инициативам в обмен на кредиты и экономические преференции; развертывания масштабных пророссийских движений в Украине и ее отдельных регионах (в первую очередь на Крымском полуострове и в восточных и южных областях).

Следствием такой политики Москвы стал отказ руководства Украины от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС в ноябре 2013 года и переориентация на Россию и Таможенный союз, что спровоцировало «революцию достоинства».

Отметим, что масштабное «зомбирование» как российского сообщества, так и некоторой части украинского населения на основе идей русского великодержавного шовинизма создали предпосылки для реализации следующих этапов «гибридной войны» против Украины в плане аннексии Крыма и провоцирования вооруженного конфликта на востоке нашего государства (в рамках проекта создания т. н. «Новороссии»).

На втором (активном) этапе — ориентировочно с начала ноября 2013 года, предпринимаются следующие меры:

в период подготовки к захвату Крыма и дальнейшей дезинтеграции Украины:

  • разворачивание масштабной информационной кампании по дискредитации «революции достоинства» в Украине (как «фашистского переворота») и новой власти нашего государства (как «военной хунты»), а также по навязыванию идеи о «необходимости защиты русскоязычного населения на украинской территории»;
  • организация в Крыму и на востоке Украины т. н. «отрядов самообороны» из числа местных жителей и российских граждан, в т. ч. сотрудников спецслужб, военнослужащих сил специального назначения, членов казачьих и других полувоенных формирований;
  • создание группировок войск, предназначенных для вторжения в АРК и демонстрации силы вблизи границ Украины под видом проведения учений и обеспечения безопасности Зимних олимпийских игр в Сочи в январе-феврале 2014 года.
  • При этом активные действия на украинской территории в Крыму Россия начала в наиболее благоприятный для себя момент. Он характеризовался ослаблением украинской власти из-за объективного временного отсутствия президента, премьер-министра и руководителей силовых ведомств (скрывшихся в России), а также деморализацией личного состава украинских правоохранительных органов в условиях революционных событий в нашем государстве;
  • захват российскими спецслужбами (под видом «неизвестных лиц») правительственных зданий в Симферополе и устранение от власти руководства АРК;
  • развертывание в Крыму т. н. «отрядов самообороны» («зеленых человечков»), взявших под контроль властные структуры Крымского полуострова и ключевые объекты его инфраструктуры, блокировавших подразделения силовых структур Украины на территории АРК;
  • введение российских войск в Крым под видом военных учений и под прикрытием соответствующих статей Соглашения об условиях пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины;
  • «легализация» факта оккупации Крыма путем проведения «референдума» по вопросу статуса АРК, а также принятия соответствующих решений парламентом и президентом Российской Федерации по включению Крыма в состав России как субъекта РФ;
  • окончательная ликвидация органов украинской власти в Крыму, а также вытеснение украинских войск из территории Крымского полуострова.

Таким путем Россия аннексировала Крым и создала «основания» для его интеграции в состав Российской Федерации. В то же время российская аннексия Крыма не была признана подавляющим большинством стран и вызывала негативную реакцию США, ЕС и их партнеров, которые ввели санкции против России;

- во время создания т. н. «Новороссии» и развязывания вооруженного конфликта на востоке Украины:

  • дестабилизация восточных и южных областей Украины путем организации массовых антиправительственных («антимайдановских») акций протеста, столкновений с правоохранительными органами и сторонниками единства Украины, а также захват административных зданий;
  • реализация «крымского» сценария в Донецкой и Луганской областях, при помощи т. н. взятия под контроль части их территорий, формирования «отрядов ополченцев» из числа представителей российских спецслужб, криминализированных правоохранительных органов и местных пророссийских сил;
  • «легализация» т. н. Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) путем проведения соответствующих «референдумов», а также «выборов» их «органов власти»;
  • предоставление Россией всесторонней поддержки сепаратистам, в т. ч. финансирование их деятельности, подготовка боевиков и обеспечение их оружием, военной техникой и боеприпасами, а также ввод российских войск на территорию ДНР и ЛНР;
  • осуществление Российской Федерацией политического и экономического давления на Украину, а также наращивание группировки ВС РФ вблизи украинской границы;
  • дискредитация военной операции Украины против российско-террористических группировок и дезинтеграции страны, попытки представить эту операцию как «карательную против собственного населения».

В то же время активное противодействие Украины перечисленным мероприятиям Российской Федерации, в т. ч. с применением военной силы, не позволило в полной мере реализовать «крымский» сценарий на востоке нашего государства. Фактически, «гибридная война» России против Украины превратилась в вооруженный конфликт между ними с привлечением войск непосредственно с обеих сторон. При этом, невзирая на попытки россиян скрыть участие своих вооруженных сил в данном конфликте, этот факт был признан подавляющим большинством мирового сообщества, что привело к усилению санкций США и ЕС против России.

Сейчас она пытается реализовать второй этап «гибридной войны» против Украины и в то же время (с сентября с.г. после достижения Минских договоренностей) выполнить отдельные элементы третьего этапа. Например, Российская Федерация стремится «заморозить» конфликт на востоке Украины, вынуждая нас признать сепаратистов «стороной переговорного процесса» и начать с ними переговоры на их, а фактически — российских условиях. С этой целью Россия усиливает давление на Украину, в т. ч. увеличивая количество своих войск возле украинских границ и на наших оккупированных территориях. Она отрицает свое участие в конфликте и одновременно проводит масштабную информационную кампанию антиукраинской направленности.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что Россия попытается реализовать свои планы как в виде продолжения «гибридной войны» (ползучего распространения нестабильности в других украинских регионах), так и в виде открытой агрессии с масштабным применением военной силы.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.11.2014. Просмотров: 314

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta