Стратегическая стабильность и военная спецоперация России в Украине. Часть 2.

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Пути решения стратегических задач  

***

Необходимость изменений в экономике, социальной политике и госуправлении

Продолжение. Начало читайте в «Стратегическая стабильность и военная спецоперация России в Украине. Часть 1».

Во второй части статьи излагаются изменения в экономике, социальной политике и госуправлении, необходимые для выживания России в начатой странами НАТО войне. Главными из них являются: переход к плановой экономике, введение рентных платежей для повышения жизненного уровня населения и решения проблемы депопуляции, пространственное освоение страны, зачистка пятой колонны в структурах управления, изменение управления ВПК и инновационного комплекса, создание структур информационной войны. 

  1. Экономическая сфера 

1*. Необходимость перехода на время конфликта от либеральной к плановой экономике. Отказ на время военных действий от либеральной ориентации экономики, акцент на планировании, контроле исполнения и подборе кадров, способных справиться с поставленными задачами.

2*. Создание более благоприятных условий для предпринимательства в России. Снижение налоговой нагрузки страны до уровня, который позволяет активно развиваться промышленности, в частности, высокотехнологичной. (Во Франции, известной высокими налогами, с каждого заработанного евро предприниматель должен заплатить 39 евроцентов. В России с каждого рубля — 79 копеек. Это блокирует развитие промышленности.) 

3*. Рост материальной поддержки детей, пенсионеров. Повышение жизненного уровня и расширение внутреннего рынка путем вложения дополнительных средств в обеспечение детства и пенсионеров, необходимые в связи с ожидаемым ростом цен и инфляции в ходе спецоперации. 

4*. Изменение порядка кредитования военных заказов. Спецоперация потребовала увеличения производства ряда видов продукции в несколько, а иногда в десятки раз. Необходимо расширение производства. Существующая банковская система неповоротлива и не приспособлена для решения таких задач. Необходим особый порядок кредитования соответствующих предприятий. Эти кредиты и расходы должны быть под непосредственным контролем президента и правительства. 

5*. Развитие логистических коридоров в контексте развивающегося противостояния и других возможных военных конфликтов. Развитие логистики, ориентированной на наиболее важные маршруты передвижения войск, оружия и боеприпасов в случае конфликтов. Транспортное «собирание» страны. Использование новых видов транспорта. Исторический опыт показывает, что несовершенная логистика часто оказывалась ахиллесовой пятой российских войск в ходе войн и конфликтов. 

  1. Повышение эффективности и управляемости экономики России. Системообразующие государственные предприятия, нефтегазовые компании, «Ростех», «Норникель» и ряд других должны быть в руках государства. 
  1. Рентные платежи, ориентированные на повышение жизненного уровня большинства населения страны. Принципиальны рентные платежи населению, связанные с долей доходов от добычи и продажи невосполнимых природных ресурсов. Их должен получать каждый гражданин страны. 
  1. Увеличение населения России. Реализация комплекса экономических мер, ориентированных на воспроизводство населения России. Доведение суммарного коэффициента рождаемости до 2,1 ребенка на женщину и выше с нынешнего 1,5 (см. Рис. 5). Снижение стоимости детских вещей, бесплатные секции в школах, деурбанизация, освоение территории страны, повышение качества образования. 
  1. Необходимость более эффективно осваивать территорию страны. Изменение принципов организации территориального развития страны, необходимое с точки зрения безопасности и роста народонаселения. Нынешние принципы связаны со стратегией переселения людей в большие агломерации. В 2011 году Э. С. Набиуллина заявила о необходимости приоритетного развития 15-20 агломераций, в которые и должно стягиваться население. В 2021 году М. Ш. Хуснуллин выдвинул идею «агрессивного развития инфраструктуры», предусматривающую сосредоточение значительной части населения России в 41-й агломерации, строительство многоэтажных домов, позволяющих мигрантам «зацепиться» за мегаполис. Эта политика приводит к обезлюживанию страны, к утрате контроля над территориями, к неконтролируемому заселению ряда регионов России мигрантами. Мегаполисы невозможно надежно защитить, и сосредоточение большой массы населения в них увеличивает военную угрозу. В то же время 65-70% граждан России желают иметь свой дом. Стоимость двухкомнатной малогабаритной квартиры, площадью 50 кв. м, примерно равна стоимости небольшого дома площадью 130 кв. м (5-6 комнат и возможность разместить гораздо большее количество детей). Решение очевидно — попытка целостного гармоничного развития России, а не обеспечение гигантского роста Москвы и Санкт-Петербурга, акцент на малоэтажном строительстве, на личных домах. Если в индустриальной фазе развития строительства рост больших городов с огромными заводами и эффектом масштаба экономически был оправдан, то в постиндустриальной реальности с ее распределенными системами и работой значительной части населения с информацией от этого следует отказываться. Важно, чтобы ошибки российского градостроения не были перенесены на территорию восстанавливаемых городов Украины. 
  1. Изменение структуры рабочей силы России. В сложившихся условиях следует рассчитывать не на использование мигрантов, а на собственное население. Массовое привлечение мигрантов (иногда называемое хуснуллизацией) экономит деньги предпринимателей, позволяет им не поднимать зарплаты и не совершенствовать технологии. По данным ВЦИОМ 70% граждан России выступают за ограничение потока мигрантов. Половина опрошенных поддерживают привлечение в страну русских и русскоязычных иммигрантов. Опыт привлечения мигрантов в Европу показывает кратковременный выигрыш от этой меры для экономики и огромный социальный, культурный, политический минус от таких действий. По мнению секретаря Совета безопасности РФ Н. П. Патрушева [15]: «Масштабный приток трудовых мигрантов из других государств также несет серьезные риски роста преступности, возникновения конфликтов на этнической и религиозной почве, массовых беспорядков, способствует повышению напряженности среди коренного населения». Очевидно, сейчас из этого и надо исходить, ориентируясь на собственную рабочую силу. 
  1. Подготовка к новому уровню соперничества и противостояния. Военные действия определяются стремлением разрушить производительные силы соперничающей страны или цивилизации. Существенна фаза развития цивилизации: традиционная, индустриальная или постиндустриальная [11]. В традиционной фазе (до XX века) в центре внимания было исследование и использование природы, добывающая экономика. В индустриальной в центре внимания — машины, перерабатывающая экономика. В постиндустриальной фазе, в которую мир вступает сейчас, во главе угла находится человек и создающая экономика. В индустриальной фазе речь шла о захвате территории и людей, которые могли бы работать на победителей. И в ходе традиционной фазы развития сформировались великие державы [16, с. 96]: 

«По классическому определению, великие державы — это государства, достаточно сильные для того, чтобы вести войну собственными силами, т.е. не полагаясь на союзников, но это определение ныне устарело, поскольку сегодня вопрос заключается не в том, как можно воевать с союзниками или без оных, а в том, можно ли вообще вести войну на отдаленном расстоянии только техническими средствами, не подвергаясь серьезному риску понести какие-либо потери. Либо получается следующее: до сих пор по умолчанию предполагалось, что статус великой державы подразумевает готовность применить силу всякий раз, когда это выгодно, спокойно принимая при этом боевые потери, конечно, до тех пор, пока их численность будет пропорциональна масштабам завоеваний». 

Сталину приписывают фразу о том, что Вторая мировая война была последней войной за территории, а дальше начнутся войны за ресурсы — население и территории утратили прежнюю привлекательность. Сейчас, в начале постиндустриальной эпохи, ситуация кардинально изменилась по нескольким причинам: Появление ядерного оружия показало, что определенные страны могут уничтожить цивилизацию или отбросить человечество на много веков назад. Чтобы этого не произошло, надо договариваться и многое держать под контролем. 

Средства массовой информации, интернет, социальные сети позволяют вести войну «в прямом эфире». Это многократно увеличивает цену жизни в глазах общества. «Данные новой семейной демографии свидетельствуют, что ни одна из развитых стран с низким уровнем рождаемости больше не может играть роль классической военной державы: ни США, ни Россия, ни Британия, ни Франция, ни тем более Германия или Япония. Иные из них еще обладают атрибутами военной силы, но их общество настолько не переносит жертвы, что в действительности демилитаризовано или близко к нему» [16, с. 101]. 

Виндустриальной фазе имели место массовое производство, образование, армии. Большое население было важной частью производительных сил. Это определяло запрещение химического и биологического оружия, не различающего «своих» и «чужих». «Свои» нужны, чтобы производить прибавочный продукт после войны. Ситуация ныне кардинально изменилась — многие люди стали при современных технологиях «не нужны», правящим элитам надо их «кормить», поэтому они могут быть уничтожены. 

Поэтому войны, в которые мы вступаем, будут иными — инструментами противостояния станут санкции, эпидемии, организация цветных революций, информационное и когнитивное воздействие. Уровень государства будет определяться системной достаточностью — возможностью в случае конфликта производить все необходимое, возможностью самореализации — способностью реализовать эффективные научно-технические и социальные проекты, современной транспортной структурой, системой здравоохранения, научным и образовательным пространством, качеством жизни, ясным пониманием граждан, что у них в стране «хорошо», а не «плохо». Одним из индикаторов этого является подушевой валовой внутренний доход. На Рис. 6 представлен этот показатель.

Как видим, Россия в этом рейтинге находится на 86 позиции, Украина — на 132. Путь к ведущим странам, устойчивым к внешним воздействиям по отношению к силовому противостоянию, в постиндустриальной реальности для нашего Отечества связан с достижением более высоких позиций в перечисленных средах. 

  1. Военное пространство 

1*. Испытание ядерного оружия. Испытание Россией тактического ядерного оружия. В Послании Федеральному Собранию 01.03.2018 президент посетовал, что Запад не слышит Россию и не воспринимает ее аргументы всерьез, полагает, что «красная кнопка» в нашем Отечестве никогда не будет нажата. Специальная военная операция показала, что Россия готова отстаивать свои интересы, даже применяя военную силу. Испытания ядерного оружия углубят это понимание. Такие испытания принципиально важны для формирования следующего поколения специалистов атомной отрасли, для совершенствования вооружений. 

2*. Восполнение пробелов в военной технике, обнаруженных в ходе нынешней операции. Военные действия показали существенное отставание вооруженных сил России в области связи, разведки, бомбардировочной авиации, беспилотников, целеуказания от инструментов, используемых Западом. Следует быстро и эффективно восполнить обнаруженные пробелы. 

3*. Увеличение армии и численности подготовленных людей к ведению боевых действий. Фронт протяженностью 900 км требует привлечение большего количества подготовленных людей. Реализованная российскими либералами концепция «небольшой профессиональной армии» должна быть отброшена. Американские стратеги с 2009 года планируют региональный конфликт на южной границе России в Центральной Азии, и к нему следует быть готовым. Кроме того, весьма вероятны конфликты на Балтике и в Черном море, к которым также нужно готовиться. 

4*. Выявление структур, организаций, людей, препятствующих ведению спецоперации и наведению порядка. Ряд государственных органов саботируют усилия других структур и населения, направленные на поддержку вооруженных сил, участвующих в спецоперации. Пример — препятствия таможни для передачи через границу беспилотников, купленных населением за собственные деньги. Эти случаи следует выявлять и виновных жестко наказывать. В военной ситуации стоит быстро и точно менять законы и инструкции, чтобы можно было работать на армию, а не против нее. Законы военного и мирного времени очень существенно различаются. Следует продумать и принять законы военного времени там, где ведутся боевые действия, учитывая, что приоритетом проводимой операции являются жизни людей. 

5*. Расширение производства необходимого в спецоперации оружия. Расширенное воспроизводство военной техники, необходимое для того, чтобы восполнить выведенное из строя в ходе спецоперации оружие. 

6*. Активизация информационной войны. Информационная война — необходимая часть силового противостояния — требует привлечения военных социологов, психологов, историков, страноведов, компьютерщиков, представителей творческих профессий. Их работа позволяет учесть специфику населения данной страны, определить «болевые точки» и ускорить психологический надлом противника. Это крайне важно, поскольку современная война — это во многом война на морально-психологическое истощение противника. Желательна организация радио и телевизионных передач, ориентированных на Украину. Нельзя всю агитацию возлагать на Ю. Подоляку и М. Онуфриенко. Современные компьютерные технологии позволяют иметь детальную информацию практически о каждом гражданине страны-противника. Этим также следует пользоваться. 

7*. Выработка большой стратегии противостояния Западу. Спецоперация на Украине — часть цивилизационной войны с Западом, поэтому важно представлять «болевые точки» других цивилизаций и способы воздействия на них. Как заметил Александр Ходаковский, командовавший войсками в Мариуполе: «Хотелось бы воздать Западу сполна за его дирижерскую работу, но приходится пока бить по оркестру». Необходима выработка большой стратегии противостояния Западу, выявление «дирижеров» и разработка мер противодействия им. 

8*. Повышение уровня доверия к руководителям спецоперацией. Принципиальными являются в случае войны уровень доверия к руководству страны, уверенность населения, что не будет неприемлемого «договорняка». Именно поэтому большую тревогу вызвали переговоры Мединского с украинскими дипломатами. Вопросы вызывают артиллерийские удары по Донецку и Луганску, по российским территориям через 100 дней войны, неготовность отрезать «польский коридор» поставок западного оружия, безопасность и сохранение транспортных путей Киева, в который регулярно приезжают ведущие европейские политики. Уровень доверия правительству следует повышать путем объяснения конкретных действий руководства. Дела важнее пропаганды и пиара. 

9*. Развитие и использование инновационной деятельности, в том числе в небольших компаниях. Отказ от «олигархизации» оборонно-промышленного комплекса. Небольшие фирмы, разработавшие дешевые эффективные виды оружия и специальной техники или работающие над этим, боятся их предлагать и производить, чтобы «не испортить отношения» с крупными компаниями, производящими небольшое количество дорогого оружия и ориентирующимися на большие прибыли, а не на решение возникающих военных задач и использование открывающихся возможностей. Эти ситуации следует выявлять и разрешать, имея в виду не прибыль крупных корпораций, а решение военных проблем. Существует простейшая модель, определяющая численность вооруженных сил соперничающих сторон А и В. 

В этом уравнении, называемом квадратичным законом Ланчестера, Ac и Bc — первоначальное число единиц, соответственно сторон A и B, At и Bt — численность войск этих армий в момент t. Е — качество оружия = (поражающая способность оружия стороны В)/(поражающая способность оружия стороны А). Другими словами, сила армии пропорциональна квадрату ее численности. Если украинская армия втрое больше, чем российская, то для того, чтобы было равенство, качество российского оружия должно быть в 9 раз выше качества украинского. Это очень серьезный вызов для отечественного ОПК и инновационного сектора экономики.

Заметим, что предпочтение дорогих неэффективных видов вооружения в противовес новым дешевым и эффективным видам оружия является типичной проблемой для оборонных комплексов многих стран в мирное время. В США это наглядно показывает блокирование ряда проектов Управления перспективных исследований и разработок США (Defense Advanced Research Project Agency, DARPA) [19]. В то же время приоритетом является истребитель-бомбардировщик пятого поколения F-35, в разработку которого было вложено более $550 млрд и который стоит более $100 млн. При этом многие эксперты называют его «дорогим и недоделанным». Экономические возможности России и США существенно отличаются. И для нас оптимальные решения являются не прихотью, а жизненной необходимостью. После начала специальной военной операции более 800 американских фирм предложили около 1300 новых видов вооружения и боевой техники. Россия не должна остаться в долгу. 

10*. Децентрализация оборонно-промышленного корпуса и военного образования. В военной сфере важна конкуренция и конструкторских бюро, и военных учебных заведений, позволяющая предложить несколько подходов и выбрать из них лучший. Достаточно вспомнить множество конструкторских бюро в авиационной отрасли в годы Великой Отечественной войны и несколько крупных космических корпораций в послевоенное время в СССР. По этому же пути идут в США, Китае, Великобритании. Война показала неэффективность сверхцентрализации и в сфере ОПК, и в военном образовании. Следует продумать оптимальный вариант децентрализации обсуждаемых структур и реализовать его. 

11*. Полноценное освоение компьютерного мира и использование этих знаний и технологий в военной сфере. В военных целях необходимо форсированное развитие микроэлектроники, компьютерной техники, освоение компьютерного мира и создание систем искусственного интеллекта. Академик Ж. И. Алферов полагал, что именно все это является главным направлением повышения обороноспособности России, поскольку от 80 до 95% возможностей современного оружия определяется электроникой, которая в него «зашита». При этом импортозамещение не должно сводиться к тому, чтобы заменить Запад Востоком, а к тому, чтобы научиться делать собственные системы, необходимые для национальной обороны. Цивилизационное развитие требует перестать быть «технически порабощенной страной» и «страной-дауншифтером», как именовал Россию Герман Греф. 

Число элементов на кристалле Q от времени t более 60 лет растет по закону Мура Q~2t/2 года, то есть в геометрической прогрессии. Производительность нынешних компьютеров в 1015 выше, чем у первых образцов. Россия, по сути, не участвует в этой компьютерной гонке. Это все равно, как если бы Петр I решил не заниматься строительством кораблей и литьем пушек. Такое положение дел следует изменить. Это должно быть политическое и военное, а не экономическое решение. 

12*. Организация массового производства современных эффективных беспилотников. Необходимо создать отрасль промышленности, ориентированную на массовое производство современных беспилотников и барражирующих снарядов. Война показывает, какое оружие приобретает принципиальное значение. Разведывательные и ударные беспилотники в ходе специальной военной операции оказались именно таким оружием. Нетерпима ситуация, когда волонтеры должны на свои деньги покупать беспилотники, необходимые армии, в Китае. Свои должны быть эффективнее и лучше. 

  1. Развитие космического сегмента, поддерживающего действия вооруженных сил России. Следует ликвидировать отставание в космическом обеспечении военной отрасли, обратив особое внимание на получение и обработку информации дистанционного зондирования, на спутниковые группировки на низких орбитах, на необходимое количество аппаратов, требующихся для сопровождения военных конфликтов, на инструменты, блокирующие использование космических систем противником. 
  1. Создание и развитие субъектов прогноза и планирования в военной сфере, работа которых не сводится к восхвалению и оправданию действий Министерства обороны. Формирование субъектов, способных верно прогнозировать, планировать и предлагать стратегию и тактику войн будущего, а не «готовиться к прошлой войне». Судя по российским военным доктринам, которые очень существенно менялись за последние десятилетия, по тому, что в начале войны и Россия, и Украина воевали в основном советским оружием, таких субъектов у нас нет. Начиная с Крымской войны (1853-1856), ведомственные организации доказывали, что правительство и министерство обороны делает все наилучшим образом. Сейчас этого недостаточно. Нужны другие интеллектуальные центры, занимающиеся не только оправданием происходящего и сообщением хороших новостей руководству, но прежде всего определением «слабых мест» и разработкой конкретных рекомендаций по быстрому исправлению ситуации. В ряде ведущих стран войны планируют и к ним готовятся за десятилетия до того, как они будут начаты. Очевидно России следует действовать так же. 

15*. Необходимость целостного механизма анализа решения проблем. Обращая внимание на недостатки действий вооруженных сил, руководство сталкивается с парадоксальной ситуацией. Административная система, делопроизводство и традиции чиновников построены таким образом, что виновных в провале нет. Одно ведомство валит на другое, один департамент на соседний. Принципиальным является точная, объективная и полная информация о положения дел у руководства. Не менее важно было бы наличие надведомственных органов, способных разобраться в происходящем, выяснить, почему все сложилось не так, как ожидалось, и предложить эффективное решение проблемы. Такие надведомственные органы необходимо создать. Междисциплинарные задачи, с которыми сталкивается армия, ОПК и страна, должны эффективно и своевременно решаться на системном уровне. 

  1. Прогнозирование следующей среды военного противостояния и создание соответствующих вооружений и систем защиты. История показывает, что технический прогресс открывает новые возможные сферы технического противостояния. В Первую мировую войну такой средой стала подводная стихия. В ходе неограниченной подводной войны немецкие субмарины потопили 5 тысяч торговых судов, 104 боевых корабля, 61 судно-ловушку. С другой стороны, в боях было уничтожено 178 немецких подлодок. От конструктивных дефектов и ошибок затонуло 39. Трое из 10 подводников погибли [17]. 

Вторую мировую войну Сталин называл «войной моторов». Важнейшей сферой противостояния стал воздух. За время Второй мировой войны СССР произвел 120 тысяч самолетов, а Германия 104 тысячи. Более 30 лет мне приходилось писать, что появляются две новые сферы противостояния — город и биологическое пространство. Начиная с войны в Чечне и с пандемии COVID-19, эти прогнозы полностью оправдываются. Очень жаль, что в свое время не были приняты необходимые меры. В самом деле, урбанизация приводит к тому, что вместо «поля боя» появляется «город боя» со своей тактикой и защитой наступления и со своими техническими средствами. Война на Украине сделала это очевидным. 

На территории Украины было найдено несколько десятков биолабораторий. Коварство оружия в этой сфере связано с тем, что пандемию, более разрушительную, чем COVID-19, может организовать группа из 15-20 человек, работающих в двух комнатах в течение нескольких лет. Возможно создание этнического оружия. Применение биологического оружия стало реальным, поскольку многим элитам в этой фазе развития цивилизаций люди уже не нужны. Доктор Рошаль назвал пандемию COVID-19 «репетицией биологической войны». Более 300 тысяч человек умерло от этой болезни в каждой из 4 стран — США (на 27.06.22 заразилось 86,9 млн, умерло 1015 тыс.), Индия (заразилось 43,4 млн, умерло 525 тыс.), Бразилия (заразилось 32,0 млн, умерло 670 тыс.), Россия (заразилось 18,1 млн, умерло 373 тыс.). Отношение количества умерших к числу зараженных показывает, что худшие показатели среди этих стран у России. Сокращение вдвое числа больниц в последние десятилетия в целях оптимизации в нашей стране и реформы в воинских частях и институтах, связанных с биологическими угрозами, привели к неудовлетворительным результатам. 

Разумеется, в этих сферах следует нагонять упущенное. Однако появляется еще одна серьезная угроза. Революция в сфере вооружений и развертывание глобальных спутниковых группировок на низких орбитах (200-500 км), а также прорыв в сфере искусственного интеллекта, приводят к перспективе «безлюдных войн». К этому витку гонки вооружений следует самым активным образом готовиться. 

  1. Формирование надведомственных, междисциплинарных связей между молодыми конструкторами вооружений с ориентацией на создание нового поколения оборонных систем России. Наполеон говорил: «Каждый солдат носит в своем ранце маршальский жезл». Иными словами, солдат и офицер должен готовить себя к решению больших, стратегических задач, не замыкаясь в своей рутинной деятельности. В нынешнюю эпоху революции в военном деле это очень важно. Нужно, чтобы люди уже в молодости были готовы видеть лес за отдельными деревьями, не сосредотачиваться только на текущей деятельности. Этого остро не хватает в отечественном ОПК — люди совершенствуют свои вооружения, не представляя общей картины. Дублирование и отсутствие видения перспективы в этой сфере крайне опасно, что подтверждает военная история. Необходимы школы, семинары, рабочие группы ведущих молодых конструкторов вооружений, которые в недалеком будущем займут ключевые посты. Можно вспомнить совет главных конструкторов, состоявший из 6 человек, работавший под началом С. П. Королева. Этот совет сыграл огромную роль в прорыве СССР в космос. Около 30 человек стояло у основания атомной отрасли нашей страны. Союз единомышленников может сделать гораздо больше, чем каждый по отдельности. Можно обратить внимание на американский опыт. Министр обороны США Роберт Макнамара выделил аналогичные виды оружия, разрабатывавшиеся в интересах различных родов войск, упорядочил и стандартизировал разработку, сделав акцент на универсальных системах. Это позволило значительно сократить оборонный бюджет страны и упростить обслуживание оружия. Самоорганизация, выделение ключевых переменных в больших системах управления себя оправдывает. 
  1. Повышение скорости и эффективности срабатывания систем управления боевыми действиями и развитие систем искусственного интеллекта. Если Вторая мировая война была «войной моторов», то специальная военная операция показала, что мы имеем дело с соперничеством разведывательно-ударных комплексов, скорость и точность срабатывания которых приобретает ключевое значение. Это предъявляет высокие требования к совершенствованию компьютерных систем, поддержке принятия решений и систем с элементами искусственного интеллекта. Очень важны перемены к лучшему в этом направлении. В настоящее время на развитие систем искусственного интеллекта в России тратится средств в 350 раз меньше, чем в Китае; то есть там, где в России работает один исследователь, в Китае можно создать научный институт. Но, разумеется, дело не только во вкладываемых средствах, но и в организации работ. 
  1. Заключение международных договоров по ограничению ряда систем оружия с элементами искусственного интеллекта. Совершенствование систем вооружения идет по опасному пути, на который обращал внимание еще Станислав Лем. Этот путь связан с заменой людей системами искусственного интеллекта, действующими с недостижимыми для человека эффективностью, точностью и очень высокой вероятностью ошибки [20, с. 551]: «Это можно выразить так: системы неслыханно быстрые ошибаются неслыханно быстро».

Важно, чтобы апокалипсис не стал результатом компьютерной ошибки. Чтобы эта трагическая перспектива не стала реальностью, следует заключать международные договоры, связанные с ограничением систем с использованием искусственного интеллекта в ряде вооружений.

***

Признателен за обсуждение ряда этих предложений В. В. Иванову, В. И. Ковалеву, Н. А. Малышевой, С. А. Попову, В. И. Волкову, А. А. Артемову, В. И. Пантину, Д. Е. Фесенко, Н. А. Махутову, А. С. Дмитриеву, а также участникам семинара «Образ победы», который проходил 09.06.2022 в Институте прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН. 

Литература 

  1. Ежегодное Послание Президента Федеральному Собранию от 01.03.2028. Электронный ресурс https://www/kremlin.ru/acts/bank/42902. (дата обращения 12.06.2022). 
  1. Малинецкий Г. Г. Синергетика — новый стиль мышления: Предметное знание, математическое моделирование и философская рефлексия в новой реальности. — М.: URSS, 2022. — 288 с — (Синергетика: от прошлого к будущему №105. Будущая Россия №35). 
  1. «…хорошо забытое старое» / Сб. статей. Е. И. Мартынов, А. А. Свечин, С. Ф. Ахромеев. — М.: Воениздат, 1991. — 192 с. — (Из истории отечественной военной мысли). 
  1. Малинецкий Г. Г. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации в системном контексте. Размышления математика. // Научный вестник оборонно-промышленного комплекса России, 2022, №1, с.56-70. 
  1. Аладьин В., Ковалев С., Малков С., Малинецкий Г. Помни войну. (Аналитический доклад российскому интеллектуальному клубу.) / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2016. — 480 с. 
  1. Фридман Дж. Следующие 100 лет. Прогноз событий 21 века. / пер. с англ. А. Калинина, В. Нарицы, М. Мацковской. — М.: Эксмо, 2010. — 336с. — (Библиотека Коммерсантъ). 
  1. Источник. Всемирный банк. Электронный ресурс https:// howmach.net/articles/the-world-economy-2019/ 
  1. Ворошилов Д. ВЦИОМ оценил поддержку операции на Украине в 72% россиян. Электронный ресурс https:// Yandex/ru/turbo/rbc.ru/s/politics/05.30.2022/6 294 909d9a7947ab87f30 350. 
  1. Проханов А. Икона Победы // Изборский клуб. Русские стратегии. 2021, №11-12 (97-98), с. 2-3. 
  1. Веллер М. Остров для белых. — М.: Издательство АСТ, 2022. — 704 с. 
  1. Иванов В. В., Малинецкий Г. Г. Россия: XXI век. Стратегия прорыва: Технологии. Образование. Наука. — М.: URSS, 2022, 304 с. (Будущая Россия №26). 
  1. Григорьев В. Р., Ковалев В. И. Когнитивные воздействия как инструментарий ведения гибридной войны против России // Информационные войны. 2021, №4 (60), с. 77-87. 
  1. Пензина М. Как COVID-19 меняет образ будущего // В мире науки, 2020, № 4/5, с. 24-31. 
  1. Численность населения стран мира: данные на 2022 год. Электронный ресурс: https://migrantumir.com/naselenie-stran/ 
  1. Хомяков В. Совбез пошел против Хуснуллина: мигранты приезжают не работать. Электронный ресурс: https://tsargrad.tv/articles/sovbez-poshel-protiv-husnullina-migranty-priezzhajut-ne-rabotat_438209?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop 
  1. Люттвак Э. Н. Стратегия: Логика войны и мира / Пер. с англ. А. Н. Коваль. — М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке — 2012. 392 с. 
  1. Березин А. Подводный козырь. Как Германия почти победила в Первой мировой войне. Электронный ресурс: https://life.ru/p/976180. 
  1. Владимиров В. А., Воробьев Ю. Л., Малинецкий Г. Г. и др. Управление риском. Риск, устойчивое развитие, синергетика — М.: Наука, 2000. 429 с. (Серия: «Кибернетика: неограниченные возможности и возможные ограничения»). 
  1. «DARPA и наука Третьего рейха: оборонные исследования США и Германии / Под общ. ред. А. Е. Суворова — М.: ТЕХНОСФЕРА, 2020. 208 с. 
  1. Лем С. Система оружия XXI века / Пер. с польского К. Душенко / Библиотека XXI века: Сб. / С. Лем — М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с. 542-578.

***

Автор Георгий Малинецкий

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3637946.html


Дата публикации: 06.07.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 106
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta