Спецоперация России заставила задуматься о качестве политико-административных кадров страны

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
СВО России в Украине  

***

Момент истины для российской элиты: смена или чистка 

По инициативе президента несколько лет назад был запущен масштабный проект «Лидеры России», нацеленный на выявление и приведение к власти наиболее способных и креативных управленцев.

После начала специальной военной операции стала крайне актуальной тема состояния и качества политико-административной элиты России. Отечественные политологи не раз и не два писали о состоянии российских элит в специализированных журналах, защищены кандидатские и докторские диссертации, в России существует несколько хорошо известных действующих элитологических школ, проведены четыре элитологических конгресса, накоплен немалый опыт в преподавании специальных курсов по элитологической тематике и т.д. Особое внимание при этом ученые давно уже уделяют теме национализации элит.

Найти новые возможности

При этом не только ученые, но и отечественные публицисты и писатели отмечают невысокое качество нашей элиты. Для примера сошлюсь на мнение писателя Юрия Полякова. В статье «Чистка» элиты идет добровольно. Пока» он пишет: «Если мы хотим сохраниться как большая Россия, неизбежна переаттестация, а возможно, и «чистка» элиты». 

Справедливости ради надо обратить внимание на то, что определенная чистка элиты происходит уже немало лет. В подтверждение достаточно вспомнить о находящихся под следствием или в местах не столь отдаленных некоторых министрах, губернаторах и их замах, мэрах городов... Но есть ли от такой чистки прок, если вместо одного ему на смену нередко приходит ему подобный? Кстати говоря, некоторые чистки, случавшиеся в нашей давней и не очень давней истории, навсегда остались в генетической памяти народа, и он не забудет их никогда. Особенно сталинскую 1937–1938 годов. Эти чистки точнее можно назвать расправой над неугодными, истреблением инакомыслящих и инакодействующих, а заодно и многих тысяч других, невинных. 

Было бы, пожалуй, неверно считать, что осознание важности формирования новой элиты пришло нашим властным кругам только сейчас, когда, как говорится, «жареный петух клюнул». По инициативе президента Владимира Путина несколько лет назад был запущен масштабный разноформатный процесс «Лидеры России», нацеленный на выявление и приведение к власти наиболее способных и креативных управленцев. Руководит этим процессом с самого начала его реализации первый заместитель администрации президента России Сергей Кириенко. 

За четыре сезона оргкомитет конкурса получил более 840 тыс. заявок, из числа победителей трех первых сезонов конкурса 350 человек уже получили назначение на высокие должности, а также новые возможности для самореализации. Из 300 участников конкурса четвертого сезона 106 были признаны победителями. Все они получили образовательные гранты на 1 млн руб., каждого из них будет в течение года курировать, наставлять и передавать опыт высокопоставленный чиновник, в основном федерального уровня, включая членов правительства. В число кураторов входит и премьер-министр Михаил Мишустин. 

Среди победителей конкурса – представители 32 регионов России и 3 зарубежных стран: Эстонии, Казахстана и ОАЭ. Лидером по количеству победителей стала Москва – 46 человек, на втором месте Московская область и Санкт-Петербург – по 6 человек, на третьем месте Тюменская область – 4 победителя. 

Напрашивается вопрос: если процесс элитообразования идет так масштабно и даже, казалось бы, успешно, то почему же в таком случае проблема новой элиты стала столь актуальной и почему сегодня она вышла на первый план? Вместо того чтобы заниматься бесконечной и малорезультативной чисткой, не пора ли задуматься о создании отвечающей требованиям времени новой системы элитообразования? 

Для этого, на мой взгляд, есть несколько причин, как объективных, так и субъективных. К главной объективной причине смены элит относится ситуация, связанная с революциями, как промышленными и технологическими, так и социальными. И в одном, и в другом случае меняются правящие силы. Однако при промышленной революции эта смена происходит эволюционно и, как правило, постепенно, ненасильственно, по мере того как меняются слои и группы населения, прямо или косвенно связанные с этой революцией. При социальной революции, напротив, смена правящих сил и в первую голову политико-административной элиты, как и элиты силовых структур и институтов – основных инструментов сохранения и осуществления власти, происходит насильственно и фактически почти одномоментно. Для примера можно сослаться на Октябрьскую революцию 1917 года. То же самое происходило при социальных революциях и в других странах. 

Несистемные перемены 

Из этого можно сделать достаточно обоснованный вывод: таков общий закон социальных революций. Однако, как это ни удивительно, во время либеральной революции в России, произошедшей у нас в начале 90-х годов прошлого века, этот закон по различным причинам был нарушен, что имело и положительное, и отрицательное значение. 

Принципиальная разница упомянутых двух типов смены элит состоит в следующем. При первом типе – эволюционном – подготовка и карьерное продвижение представителей элиты происходит обычно организованно и осмысленно, в соответствии с требованиями времени и обстоятельств. При этом ее рекрутирование происходит в том числе из тех слоев и групп населения, которые являются основными субъектами промышленной или технологической революции. Это обстоятельство крайне важно, так как дает возможность прийти к власти и перестроить ее на свой лад тем, кто двигает прогресс, идет в авангарде развития. Кстати говоря, через конкурс «Лидеры России» это как раз и происходит, хотя и не в тех масштабах, которые, на мой взгляд, необходимы. 

При втором типе, связанном с социальной революцией, картина принципиально иная. Правящий класс (в первую очередь политико-административная элита) прежнего режима не только свергается, а репрессируется (нередко истребляется физически) или в лучшем случае изгоняется из страны, если она не эмигрирует (точнее говоря, бежит) сама. При таких революциях к власти приходят силы, как правило, не готовые и даже не способные (в том числе из-за неопытности) управлять страной. В этом случае, как это было, например, в СССР, новая система элитообразования формируется постепенно, нередко методом проб и ошибок.

Bажно подчеркнуть, что при социальной революции новой власти, а значит, и новой политико-административной элите необходимо достаточно ясно представлять себе, что она хочет создать вместо разрушаемого и на какой мировоззренческой основе это новое должно создаваться. Если такого понимания нет, тогда не ясно, в каком ключе готовить новую элиту, и ее раскол (не только идеологический и политический, но и организационный) в таком случае будет неизбежен. Это, кстати говоря, у нас сейчас и происходит.

Такую элиту можно легко программировать на свой лад, создавать из нее «пятую колонну», направлять по нужному пути и т.д. Именно это и происходило у нас в 1990-е и последующие годы в основном из-за неопределенности пути нашего развития и исповедуемой идеологии, с которой, к великому сожалению, нет ясности до сих пор, хотя для России это чрезвычайно актуально. 

Надо также заметить, что одно из главных отличий так называемой либеральной революции в России начала 90-х годов прошлого века было то, что она фактически не сопровождалась, казалось бы, неизбежной сменой элит, а это – явное нарушение закона смены элит в эпоху социальной революции. 

Номенклатурная партийно-государственная элита СССР, сбитая с толку перестроечной риторикой высших руководителей КПСС, запутавшись в происходящем и все углубляющемся системном кризисе, оказавшись в идеологическом тупике и полной идейной прострации, тем не менее продолжала управлять страной и после прекращения всевластия КПСС в августе 1991 года и разрушения советской политической системы в целом в октябре 1993 года. 

Случившееся оказалось и благом, и бедой для страны. Благо состояло в том, что Россия худо-бедно продолжала жить благодаря в основном среднему эшелону политико-административной элиты, давно превратившемуся из политического класса в достаточно опытный управленческий. 

Беда же состояла в том, что, оказавшись под сильнейшим всесторонним повседневным влиянием Запада, верхушка политической элиты превратилась фактически в антипатриотическую и потому разрушительную силу. Расколовшись на два основных противоборствующих лагеря – либеральный, прозападный, и державный, консервативный (на самом деле таких лагерей было больше: ренессансный, то есть социалистический, прокитайский и другие, более мелкие), – наша политическая элита никак не могла и не может до сих пор определиться в тех актуальных проблемах развития, о которых говорилось в самом начале этой статьи. Возникает стойкое ощущение, что элита следует принципу «куда кривая вывезет». Но с таким принципом мы ни к чему хорошему не придем. 

В 1990-е и в последующие годы смена советской элиты происходила постепенно и в целом стихийно, несистемно. Поэтому не удивительно, что во власть, в том числе в ее высшие и средние эшелоны (о низших и говорить не приходится), проникло столько случайных людей, в том числе из криминального мира, что избавляться от них приходится до сих пор. В том числе через суд и посадки. Напомним еще раз о сидящих на нарах бывших губернаторах и мэрах. Столкнувшись с этим, власти, казалось бы, давно должны были задуматься о создании системы элитообразования. Но какая это должна быть система, из каких звеньев она должна состоять, на чем основываться, как функционировать? На поставленные вопросы отвечу кратко. 

Изменить принципы элитообразования 

Что же такое система? Под системой понимается «порядок, обусловленный правильным, закономерным расположением частей в определенной связи». Так трактует определение системы Большой толковый словарь современного русского языка Д.Н. Ушакова. Есть, правда, и другие, более развернутые определения, но ограничимся этим и исходя из него попытаемся обозначить эти структурные звенья. 

Первым таким звеном является выявление среди детей и подростков, а также юношей и девушек наиболее ярких, одаренных от природы лидеров и оказание им содействия в развитии врожденных качеств, включая командные и организаторские возможности. 

Второе звено – обучение выявленных лидеров в специализированных учебных заведениях. 

Третьим звеном являются бесперебойно работающие разнообразные лифты и кадровые перестановки, как вертикальные, так и горизонтальные. 

Наконец, четвертое звено – строгий конкурсный отбор при карьерном росте через специальные комиссии. Этот отбор должен быть тем строже, чем выше. 

Подобные системы действовали и действуют во всех развитых странах, и они достаточно эффективны. Такая система была создана и практиковалась также в СССР, но из-за серьезных недостатков – догматизм идеологии, отбор кадров преимущественно по принципу «свой-чужой», геронтократизм и прочее – эта система со временем стала тормозом развития, а не ее прогресса, как это должно быть. 

Выявленная, воспитанная, образованная, прошедшая через различные фильтры конкурсных отборов элита (особенно политико-административная) обязана как зеницу ока беречь страну и неустанно заботиться о тех скрепах, которые должны обеспечивать ее жизнеспособность и устойчивость. 

Любая страна, даже самая маленькая, должна иметь несколько важных скреп, которые являются залогом ее неувядающего здоровья и позволяют ей с оптимизмом смотреть в будущее. Назову лишь некоторые скрепы, наиболее важные, на мой взгляд, не раскрывая их содержания, полагаясь на знания читателя. Но прежде замечу, что с течением времени при возникновении новой реальности, особенно после социальной революции, эти скрепы могут содержательно меняться или дополняться. Меняется и их роль. Крайне важно, чтобы состояние этих скреп было максимально адекватным времени и отвечало интересам общества и государства. Это значит, что если какая-то скрепа (например, экономическая, финансовая или военная) слаба или неадекватна, то у страны неизбежно возникнут серьезные проблемы, способные легко перерасти в кризис. Если же целый ряд скреп начинает хромать, то жди социальную революцию. Наглядный пример ситуация в СССР в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Вначале захромала идеологическая скрепа, затем экономическая и политическая, потом правовая и властная. Чем дело закончилось, мы все помним. Крушением не только власти, но и страны.

Особую заботу об адекватном состоянии скреп должна проявлять политико-административная элита, которой необходимо держать руку на пульсе денно и нощно. Для этого она должна основательно знать не только свое общество и государство, но и многое другое. Это, однако, не означает, что другие элиты (особенно научная, экономическая и финансовая, военная, культурная) могут прятаться за спину политико-административной элиты и не быть активными и функциональными.

Заканчивая свои размышления о системе элитообразования в нашем Отечестве, обращу особое внимание читателя на то, что ее организаторы должны обязательно иметь в виду возникшие еще в 1990-е годы особенности. Речь прежде всего идет о сочетании характерных черт двух типов элит: эволюционного и революционного. Это делает процесс крайне сложным и требующим от его организаторов максимального внимания и очень глубоких знаний.

Из всего сказанного вытекает, что нам нужна не чистка, а умелая, целенаправленная смена. Вот и ответ на вопрос, который поставлен в заголовке статьи.

Автор: Яков Пляйс – профессор-исследователь департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ.

Источник - https://www.ng.ru/ideas/2022-12-12/8_8613_truth.html


Дата публикации: 12.12.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 137
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta