Социально-политическая обстановка в Киргизии накануне референдума и выборов в парламент страны

Содержание
[-]

***

Киргизия в ожидании выборов: весна как репетиция осени

В прошлом году Киргизия пережила смену власти. В нынешнем году начались процессы легитимизации переворота: в январе состоялись выборы нового президента, первый из двух референдумов по конституции. Впереди еще несколько важных голосований. Могут ли они принести неожиданности?

Вначале Садыр Жапаров ожидаемо с очень большим отрывом от соперников стал президентом КР. Теперь должен обновиться и парламент. Надо напомнить, что в прошлом году фальсификации на выборах в Жогорку Кенеш (парламент) страны в пользу трех проправительственных партий как раз и привели к массовым протестам, завершившимся изгнанием президента Сооронбая Жээнбекова. В результате эти партии просто перестали подавать признаки жизни и, скорее всего, прекратили существование. Политическое поле в Киргизии полностью переформатировалось.

Но интересно, что новый президент Садыр Жапаров объявил: он не намерен повторять ошибок предшественников и свою собственную партию «Мекенчил» на выборы не поведет вообще. Члены «Мекенчила» разбредаются по другим выборным спискам. Также важно отметить, что в апреле должны состояться выборы в местные представительные органы власти во многих муниципалитетах, включая 28 городов (из них наиболее важные в политическом отношении — в столице Бишкеке и во втором по величине городе страны — в Оше). Это голосование станет репетицией для осенних выборов в парламент.

Отсутствие явных фаворитов и партий, обладающих подавляющим административным ресурсом, дало надежду на победу множеству новых парторганизаций разной степени известности. Главная битва за избирателя разворачивается в столице, где за симпатии электората сражаются целых 25 партийных списков — невиданный для России «букет». За двумя из них стоят экс-мэры Бишкека — Нариман Тюлеев (партия «Ак Бата»), совсем недавно добившийся отмены вынесенного ему ранее за коррупцию уголовного приговора, и Азиз Суракматов («Народно-демократическая партия Кыргызстана»). За некоторыми партиями видны интересы крупных строительных компаний, которые в последнее время получают массу упреков — ведь во многом из-за хаотической застройки в Бишкеке в последние два года образуются зимой мощный смог.

Есть среди претендентов и условно прозападный блок политических сил под названием «Реформа». Его слоган «Бишкеку нужен ты!» даже стилистически напоминает известный плакат «Ты нужен армии США!» с дядей Сэмом. Однако же вряд ли бишкекские хипстеры и завсегдатаи кофеен способны дать этой политической силе серьезное представительство. Хотя бы потому, что вестернизированная кыргызская молодежь на выборы вообще ходит неохотно. Также на выборы идут политические организации, считающие себя сторонниками введения в Киргизии норм шариата.

Открытием сезона может стать партия «Социал-демократы». Она, в отличие от прозападной «Реформы», придерживается курса на дружбу с Россией и на расширение участия Кыргызстана в Евразийском экономическом союзе. «Социал-демократы» возникли на развалинах бывшей правящей «Социал-демократической партии Кыргызстана», которую создавал экс-президент Алмазбек Атамбаев. Атамбаев в 2017 году добровольно передал власть новоизбранному президенту Сооронбаю Жээенбекову, но потом вступил с ним в конфликт и стал фигурантом множества уголовных дел. Жээенбеков, как уже говорилось, утратил власть, после чего уголовное дело в отношении Алмазбека Атамбаева было направлено на пересмотр. Но этот процесс идет очень медленно, и пока Атамбаев продолжает находиться под стражей.

Тем не менее в Киргизии у экс-президента остается немало сторонников. Кстати, Алмазбек Атамбаев, при котором Киргизия вошла в Евразийский экономический союз, всегда был твердым сторонником развития отношений с Россией и евразийской интеграции. И его освобождение и реабилитация будут восприняты Москвой как дружеский шаг — это дает его сторонникам надежду на то, что затянувшаяся история с уголовными делами против экс-президента вскоре благополучно завершится.

Во главе партии «Социал-демократы», которая уже участвовала в выборах 2020 года, итоги которых были отменены, стоят очень молодые люди — представителем является молодой и перспективный политик Темирлан Султанбеков (получивший тем не менее широкую известность в стране благодаря смелым выступлениям в СМИ), и его ближайшим соратником выступает 28-летний Кадыр Атамбаев, сын экс-президента.

Партия «Социал-демократы» вызывает интерес у электората тем, что в столице в ее списке нет экс-депутатов Бишкекского городского совета из состава, который себя сильно скомпрометировал. Как нет и местных олигархов. Всего «Социал-демократы» выдвинули свои списке в 13 муниципалитетах в стране.

Местные выборы 11 апреля — это только репетиция парламентских. На которых после протестных событий прошлой осени был сильно понижен порог для прохождения — до трех процентов от числа проголосовавших. Что даже многим политическим партиям позволяет рассчитывать на его преодоление. Но для этого они должны будут показать свой ресурс через три недели на уровне местных кенешей (советов). Поэтому в апреле на карту поставлено многое.

Если таким силам, как «Социал-демократы», делающим ставку на интеграцию с Россией, удастся продемонстрировать свой потенциал, то в будущем у РФ в парламенте могут появиться сильные союзники, которые станут основой стабильности политической системы КР. Если же больших результатов добьются, например, исламисты или партии коррумпированных олигархов, то парламент Киргизии может вновь стать источником внутренних потрясений. Поэтому Москве стоит присмотреться к предстоящим голосованиям повнимательнее.      

Автор Игорь Зайцев

https://regnum.ru/news/polit/3224393.html

***

Киргизия и Узбекистан разрешили давний территориальный спор

Одной потенциальной «горячей точкой» на территории бывшего СССР стало меньше. Киргизия и Узбекистан договорились о делимитации границы. Одним поводом для конфликта двух стран стало меньше.

30 марта началась процедура передачи спорных участков границы. Как сообщает пресс-служба киргизского кабинета министров, глава комитета нацбезопасности, руководитель правительственной делегации на переговорах с Узбекистаном Камчыбек Ташиев совместно со специальным представителем правительства по приграничным вопросам Назирбеком Борубаевым совершат поездки в приграничные села. Там они лично объяснят местным жителям как, что и кому будет передано. По словам Ташиева, разъяснительные работы и юридические аспекты делимитации потребуют три месяца. Срок большой, но и проблема немаленькая.

Когда в двадцатые годы прошлого века в Москве было принято решение разделить веками составлявшую единый культурно-исторический регион Ферганскую долину между тремя союзными республиками, вряд ли кто-то предполагал, сколько это вызовет проблем в будущем. Нечеткость границы, проведенной в советское время – настоящее проклятие в отношениях Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. Приграничные столкновения местных жителей, с удивлением обнаруживших после 1991 года, что их пастбища и пашни находятся на территории другого государства, и пограничников, толком не знающих какие рубежи им надо защищать, стали рутиной.

Добро бы неопределенность границы была единственной проблемой в отношениях народов-соседей. Договоренности Ташкента и Бишкека, например, здорово помешал киргизско-узбекский конфликт в Оше. После 2010 года когда по югу Бишкека прокатились жестокие узбекские погромы, тогдашний президент Узбекистана Ислам Каримов фактически прервал всякие переговоры о границе. И в самой Киргизии идти на территориальные уступки, без которых немыслим обоюдовыгодный компромисс, желанием не горели.

Ситуация сдвинулась с мертвой точки когда в двух странах сменилась власть. В 2016 году умер Каримов и президентом Узбекистана стал Шавкат Мирзиёев. А в Киргизии соглашение по скользкому территориальному вопросу должен записать себе в актив новый президент Садыр Жапаров. Особенно впечатляет то, что договоренность достигнута безо всякого внешнего посредничества. Не потребовалось ни усилий ООН, ни СНГ, ни ОДКБ, ни давления России, США или Китая. Просто сели за стол переговоров представители двух стран – и нашли общий язык. Редкостный в регионе пример конструктивного и результативного диалога по очень сложной проблеме.

В поисках глобальные объяснения этому обоюдному киргизско-узбекскому успеху, нужно обратить внимание на международную обстановку. В Афганистане неспокойно. Американцы оттуда уходят, что произойдет после этого в высшей степени непонятно. Однако вероятность того, что после этого Афганистан превратится в источник несчастий для соседей страны остается отличной от нуля. А война в Карабахе стала грозным напоминаем, что толком неурегулированные конфликты могут когда-нибудь разморозиться. Если в Средней Азии полыхнет не покажется мало никому из нынешних властей.

Есть, наконец, и специфический местный, киргизский и узбекский, факторы. Мирзиёев, придя к власти, решил пойти по стопам казахского лидера Нурсултана Назарбаева и превратить свою страну в центр региональной интеграции. При нем Узбекистан вошел в Тюркский совет – ориентированный на Турцию проект с участием тюркских государств Средней Азии и Азербайджана. Вряд ли является случайностью, что договоренность о границе была достигнута перед онлайн саммитом этой организации.

У Жапарова тоже впереди знаменательная дата. 11 апреля в Киргизии предстоит референдум о новой Конституции. Она примечательна тем, что резко усилит полномочия президента. Будет предпринята очередная попытка укрепить государственность в Киргизии путем укрепления режима личной власти ее руководителя. Все прежние попытки такого рода не удались. Страна остается лидером постсоветского пространства по числу насильственных смен власти. Но Жапаров, видимо, считает, что ему повезет. Договор о границе, как любая победа, будет хорошим подспорьем для успеха на референдуме.

Конечно, говорить о том, что пограничная проблема полностью решена оснований пока нет. Если с утверждением договора у Мирзиёева, с его очень управляемой, даже по среднеазиатским меркам, демократией, не возникнет, то Жапарова еще могут ждать сюрпризы. В борьбе за власть киргизские политики используют разные аргументы. В том числе, они любят взывать к патриотическим чувствам избирателей. Лозунги «нас обделили» и «Жапаров продает родину» могут быть еще взяты на вооружение в местной политической борьбе. И, наконец, не стоит забывать, что в Ферганской долине есть еще Таджикистан. С ним Жапарову тоже предстоит найти общий язык. Это может быть труднее, чем с Узбекистаном. Все-таки, спорные пограничные вопросы местные жители, киргизы и узбеки, часто выясняют на кулаках. А вот в территориальном споре с таджиками чаще идет в ход оружие и хорошо, если только холодное.

Автор Геннадий Рушев, корреспондент Expert.ru

https://expert.ru/2021/03/31/uzbekistan/

***

Бишкек подталкивает Душанбе к территориальному компромиссу при помощи армии

В Киргизии на границе с Таджикистаном 30 марта – 1 апреля проходят крупномасштабные военные учения «Безопасность-2021». Эксперты назвали их актом давления Душанбе, который не ответил на предложение Бишкека передать таджикский анклав Ворух Киргизии взамен на равнозначную киргизскую территорию. В Душанбе ситуацию пока никак не комментируют.

Киргизия стянула в Баткенскую область на границе с Таджикистаном десятки единиц военной техники. В регион также прибыл глава Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) Республики Кыргызстан (РК) Камчибек Ташиев. Одна из задач киргизского силовика – разъяснить местным жителям итоги достигнутых соглашений по границе с Узбекистаном, сообщило Радио «Азаттык» (киргизская служба Радио «Свободы»). Обмен территориями между Киргизией и Узбекистаном вызвал критику местных жителей, которые возмутились передачей под контроль Узбекистана большей части Кемпирабадского водохранилища и других водных ресурсов.

Новые власти Киргизии намерены в кратчайшие сроки завершить демаркацию и делимитацию государственной границы. С Узбекистаном, по словам Ташиева, приграничные вопросы решены «на 100%», и теперь между странами не осталось спорных участков. Стороны подписали итоговый протокол, согласно которому все вопросы по оставшимся участкам границы прошли процедуру описания по принципу обмена территориями, заявил Ташиев на состоявшейся накануне пресс-конференции в Бишкеке.

Так, по словам Ташиева, будет проведено описание на участках: «Кемпирабадское водохранилище», «Канал Шарихансай», «Гавасай», «Кок-Серек», «Баястан», «Ак-Таш», «Ункур-Тоо», «Кара-Белес». С 1 апреля открываются пункты пропуска «Кайтпас», «Отукчу» для передвижения людей, легковых машин и микроавтобусов (до 20 посадочных мест) в анклав Сох. Узбекистан начнет восстановительные работы пунктов пропуска «Кара-Суу», «Бек-Абад», «Ынтымак», «Кенсай» и «Сейдикум», и по мере готовности они будут открываться. «После согласования сторонами протокола будет подписан межгосударственный договор, который в последующем должен пройти процедуру ратификации в Жогорку Кенеше», – уточнил Камчибек Ташиев. Следующее заседание правительственных делегаций пройдет на территории Киргизии в ближайшее время, дата пока не сообщается.

Что же касается киргизско-таджикской границы, то, по словам Ташиева, «камнем преткновения является анклав Ворух». Для решения вопроса таджикской стороне было предложено два варианта. Первый – окружить Ворух границей и открыть дорогу только для проезда местных жителей в Таджикистан и обратно. Второй – обменять анклав на равнозначный участок в Лейлекском или Баткенском районах. «Мы передали Таджикистану наши варианты по этим землям, но ответа от соседей пока не поступило», – сообщил Ташиев.

По мнению таджикского эксперта Негматулло Мирсаидова, такая резкая, практически ультимативная форма предложений Бишкека, возможно, преследует цель успокоить собственных граждан, повысить рейтинг президента Садыра Жапарова и правительства: мол, видите, как мы разговариваем с таджиками, успокойтесь, ваши интересы никто не будет игнорировать, какими бы они ни были. «С какой целью киргизская сторона предпочла предать гласности детали закрытых переговоров глав ГКНБ двух стран, которые состоялись в середине марта в Гулистоне, Согдийской области? И в какой форме были выдвинуты предложения за столом переговоров? В такой ли форме, как Камчибек Ташиев доложил своему президенту, или все же были соблюдены правила дипломатии? Если Ташиев говорил именно так, как излагает пресса, то эти предложения назвать иначе как ультиматумом нельзя», – сказал «НГ» Мирсаидов.

Эксперт считает, что передача Воруха Киргизии имеет губительные последствия не только для самого Таджикистана, но и для многих районов Узбекистана, пользующихся водой из бассейна реки Исфара. «Водные ключи в руках соседей, проявляющих часто неоправданную агрессивность к дружественному таджикскому народу, могут стать дополнительным рычагом давления на всю инфраструктуру региона», – полагает Мирсаидов. По его мнению, простого решения вопроса нет, поскольку одна из сторон всегда будет в проигрыше. «Оба варианта, которые предлагает Бишкек, невыгодны Душанбе. Такие предложения делаются только тогда, когда у одной из сторон есть значительные преимущества в ресурсах и возможностях», – сказал «НГ» независимый таджикский политолог Парвиз Муллоджанов. Эксперт считает, что власти Киргизии чувствуют себя уверенными после того, как получили поддержку Москвы. «В последние годы Москва раздражена неуступчивостью Душанбе в отношении Евразийского экономического союза. РФ также недовольна растущим влиянием Китая в регионе», – отметил Муллоджанов.

С другой стороны, эксперт связывает заявление главы ГКНБ Киргизии Камчибека Ташиева с попыткой новых властей укрепить свои позиции внутри страны через решение застарелых проблем. Решать экономические проблемы в республике гораздо труднее, нежели поднять острую тему границы, начать войну и выиграть. Поэтому, считает он, без поддержки со стороны РФ Бишкек не мог бы себе позволить подобные заявления.

Муллоджанов считает, что для Таджикистана потеря Воруха – это имиджевая потеря. «Именно поэтому власти страны пока никак не комментируют заявление Ташиева. Кроме того, не считаться с мнением населения – а в Ворухе проживает около 40 тыс. человек, еще 200 тыс. в Исфаринском районе – опасно. Поэтому для Таджикистана предложение Киргизии слишком невыгодное. Такие предложения делаются, когда есть иллюзия победы. Поэтому не случайно в Баткенской области проводятся военные учения. Их можно расценить как акт давления на Душанбе», – подчеркнул Парвиз Муллоджанов.

По его словам, это со стороны киргизского руководства авантюра и нагнетание истерии, что повышает эмоциональный градус в обеих странах. «Однако вряд ли киргизская сторона хочет, чтобы переговоры перешли в боевые действия. Поскольку понимает, что между странами установлен военный паритет. Видимо, таким образом Бишкек оказывает давление, надеясь, что таджикское руководство в этой ситуации согласится с тем или иным вариантом», – полагает эксперт.

Автор Виктория Панфилова, обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/cis/2021-03-30/5_8115_kyrgyzstan.html


Об авторе
[-]

Автор: Игорь Зайцев, Геннадий Рушев, Виктория Панфилова

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 31.03.2021. Просмотров: 37

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta