Социально-экономические достижения и проблемы Германии в первом полугодии 2021 года

Содержание
[-]

***

Восточные немцы сделали шаг на запад  

Объёмы промышленного производства в новых федеральных землях продолжают снижаться на фоне пандемийной рецессии, что особенно заметно после небольшого, но стабильного экономического роста, наблюдавшегося в этих регионах в последние годы.

Спустя 30 лет после объединения страны восточные земли до сих пор отстают от западных по своему экономическому потенциалу и благосостоянию населения. Особенно отчётливо эта разница видна при сравнении совокупного уровня ВВП новых земель, который в конце 2020 года составлял всего 77,9% от общего уровня народного хозяйства старых регионов ФРГ. Исключением из этой статистики стал Берлин, ВВП которого в прошлом году исчислялся 82,8% от уровня совокупного народного хозяйства западных земель Германии.

По мнению специалистов, в последние десятилетия экономическая разница между восточными и западными землями постепенно снижается, но говорить о достижении какого-либо общего уровня в ближайшее десятилетие не стоит. «Сравнение цифр в то же время явно показывает, что даже через 30 лет после падения Стены существуют отчётливо видные различия в экономической мощи между востоком и западом», – говорится в ежегодном отчёте о состоянии германского единства. В качестве примера постепенного улучшения ситуации в стране исследователи приводят аналогичные данные на конец 2010 года, согласно которым ВВП новых земель по отношению к старым составлял всего 69,6%, а в случае Берлина этот показатель был на уровне 74,2%.

Исследователи также указывают, что в последние годы новые земли развиваются ассиметрично, что отчётливо видно на примере Берлина, который буквально за несколько последних лет стал самой развитой землёй на востоке Германии. В 2020 году коэффициент экономического объёма производства, измеряемый общим уровнем ВВП в ФРГ за час работы на одного трудоспособного жителя, в немецкой столице впервые достиг отметки в 100,1%, что соизмеримо со среднестатистическим показателем в этой области по всей стране.

По данным исследования, очевидную разницу в нынешнем уровне развития старых и новых земель демонстрирует сразу несколько ключевых показателей. К концу 2020 года ВВП восточных земель в пересчёте на каждого из его жителей с учётом берлинской агломерации достиг отметки в 32 422 евро, в то время как в западных землях этот показатель находился на уровне 41 940 евро. Кроме того, уровень безработицы в старых регионах даже с учётом пандемийных реалий в течение всего прошлого года держался в границах 5,6%, тогда как в новых землях – 7,6%. Разрыв между востоком и западом проявляется и в средней почасовой заработной плате, которая в новых землях на 6 евро меньше, чем в старых. Значительно отличается оплата труда на западе и востоке в отдельных отраслях экономики.

К примеру, самая большая разница зарплат наблюдается в текстильной сфере – здесь штатные сотрудники, работающие в старых землях, получают на 73% больше, чем их коллеги из новых регионов. В целом же занятые на полный рабочий день работники из западных регионов получали в 2019 году среднюю оплату размером в 3526 евро до уплаты налогов и отчислений, хотя на востоке этот показатель составил 2827 евро – оплата труда в старых регионах в последний допандемийный год была на 24,7% выше, чем в новых регионах. По-прежнему высокий разрыв в оплате труда на западе и востоке заметен в технических отраслях экономики, таких как производство легковых автомобилей, сборка двигателей, кузовов, прицепов и других крупных и мелких заводских компонентов. В этой отрасли средний доход брутто занятого на полную смену работника в конце 2019 года в западных землях составил 5354 евро, хотя на востоке работодатель за ту же работу в среднем платил только 3690 евро. В процентном соотношении восточные техники и инженеры в целом заработали на 45,1% меньше своих западных коллег. В других высокотехнологичных областях разница в размере зарплат восточных и западных немецких жителей была хоть и не такой высокой, но всё же ощутимой: 29,9% в сфере производства крупногабаритных автомобилей и 27,1% в химической продукции. Размер оплаты труда работоспособного населения связан и с промышленным потенциалом регионов, который сегодня в землях бывшей ГДР в 5 раз меньше, нежели в прежних землях ФРГ. В целом же, по данным на конец 2020 года, уровень экономического развития восточных земель с учётом Берлина составил 81% от среднестатистических показателей на всей территории страны.

Уполномоченный федерального правительства по делам новых земель Марко Вандервиц (Marco Wanderwitz), представивший отчёт о состоянии германского единства, подвёл итоги интеграционной политики по отношению к новым регионам, которую Берлин активно проводил в последние три десятилетия. «В последние 30 лет речь шла об уменьшении различий, вызванных разделением и трансформацией. С этой целью мы разработали особую региональную повестку, упор в которой делался на новые федеральные земли. Но теперь критерий внутреннего единства изменился: вместо перспективы догонять и навёрстывать упущенное нам следует двигаться в направлении формирования совместного будущего», – заявил Вандервиц. Чиновник добавил, что с 2020 года госфинансирование «больше не основывается на ориентировании по компасу, а планируется с учётом ежедневных потребностей». По словам Вандервица, первоочерёдной целью правительства ставится создание равных условий жизни для всех жителей Германии. «Внутреннее единство также остаётся общей задачей. Оно должно противостоять вызовам настоящего и будущего», – отметил уполномоченный.

Наибольшей проблемой современной Германии, тормозящей интеграционные процессы и экономическое развитие восточных регионов, Вандервиц считает внутренний раскол среди нынешних граждан ФРГ, часть которых продолжает жить прошлым и с недоверием относится к современному курсу немецкого государства. «Одно из оставшихся отличий состоит в том, что многие жители новых земель проявляют скептическое и дистанцированное отношение к политике», – заметил чиновник. Слова Вандервица подтверждает прикреплённый к ежегодному отчёту прошлогодний опрос жителей Германии, в котором около 25% респондентов из старых федеральных земель и более 33% жителей новых земель относили себя к «людям второго сорта». И хотя фигурирующие в отчёте цифры поразили немецких исследователей, авторы научной работы убеждены, что эти данные нельзя считать «настолько значительными, чтобы поставить под вопрос обоснованность слияния Германии».

Автор Виталий Сманцер

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28133&Itemid=13

***

Немецкий бизнес столкнулся с дефицитом рабочих рук 

Экономика Германии стремительно восстанавливается после пандемийного спада, что в первую очередь отражается на росте заказов для средних и крупных предприятий. Сейчас немецкие фирмы не могут заполнить штат из-за рекордного оттока иностранных граждан.

Тысячи вакансий для квалифицированных и неквалифицированных работников появились на рынке труда Германии в последние полтора месяца, и их число продолжает увеличиваться изо дня в день. Предложения работы для сотрудников с опытом и без опыта можно найти почти во всех профессиональных сферах – от медицинских практик до упаковочных цехов. Как показывает отчёт Мюнхенского института экономических исследований (Ifo), занятость после резкого падения во второй половине 2020 года начала постепенное восстановление в 2021 году и может достичь докризисного уровня уже к началу осени. Ведущий экономист Ifo Тимо Вольмершойзер (Timo Wollmerschäuser) отмечает, что с мая число нанятых на работу жителей Германии впервые за последний год превысило число увольнений в стране. «Инструмент сокращённого рабочего дня предотвратил резкое ухудшение ситуации на рынке труда. Однако острая нехватка рабочей силы снова стала актуальной темой, которая только будет усиливаться в ближайшие месяцы», – убеждён эксперт. По данным исследования Ifo, барометр занятости в конце мая достиг «зелёной границы», начинающейся с отметки в 100 пунктов. Рост этого параметра также продолжился и в июне – до 105 пунктов. До этого данный показатель демонстрировал только «красные числа», показывающие небольшое, но стабильное сокращение рабочих мест в ФРГ. Противоположным эффектом понемногу ослабевающей пандемии стало заметное снижение числа иностранных граждан, трудоустроенных в немецких фирмах. Спасти нынешнее положение вряд ли сможет небольшой приток рабочих иммигрантов в страну, поскольку многие трудовые мигранты опасаются приезжать на заработки, опасаясь новой волны карантинных ограничений. Для сравнения: только с февраля 2019 по февраль 2020 года границы ФРГ пересекло около 255 000 заграничных рабочих, тогда как за весь последующий год в Германию въехало менее 23 000 иностранных работников.

Цифры Ifo показывают, что после беспрецедентного сокращения спроса на товары и услуги немецких предприятий до 60% от средних чисел допандемийных лет в мае 2020 года, уже к маю 2021 года этот показатель возрос до 115%, в то время как восстановление уровня производства внутри страны произошло гораздо медленней – с 70% от средних чисел допандемийных лет в мае прошлого года до 95% в мае нынешнего года. Даже при повышенном спросе на продукцию и услуги немецкие предприятия не могут справиться с пятой частью от имеющихся на сегодняшний день заказов со стороны своих заграничных и местных партнёров. Массовые увольнения в апреле 2020 года и резкий всплеск предложения на немецком рынке труда в мае 2021 года затронули совершенно разные отрасли. Прошлогодний кризис не обошёл стороной и сферу здравоохранения, в первую очередь ударив по частным практикам физиотерапевтов. «В начале прошлого года я не знал, чем занять своих сотрудников. Теперь же я не представляю, как мы можем справиться с появившимся объёмом работы. Впервые мы начали вносить гостей в длинные списки ожидания», – рассказывает владелец кабинета в гессенском Вецларе Томас Эмлер (Thomas Emler). Предприниматель вспоминает, что во время первой и второй вирусных волн число посетителей его кабинета упало в пять раз Особенно сильно падение спроса сказалось на детях и подростках, часто получающих направление семейного врача на физиотерапевтические процедуры. По словам Эмлера, увеличение нынешнего числа посетителей терапевтических кабинетов прежде всего связано с высокими темпами вакцинации в стране, благодаря которым снизилось число заболевших коронавирусной инфекцией, и восстановилось доверие к семейным врачам, визиты к которым многие граждане откладывали на неопределённое время из-за страха заразиться COVID-19.

Похожая ситуация сложилась и у франкфуртского стекольного предприятия Glasbau Hahn, специализирующегося на производстве и монтаже витрин для более сотни музеев по всему миру. Значительное падение заказов на пике пандемии вынудило руководство предприятия пойти на оптимизацию растрат и сокращению персонала. «В декабре нам пришлось расстаться с рядом опытных сотрудников, а сейчас мы вновь расширяем наш штат и надеемся, что нам удастся вернуть хотя бы часть прежних ценных работников», – рассказывает совладелица предприятия Изабель Хан (Isabel Hahn). Помимо недостатка рабочих рук, дальнейшему развитию предприятия мешают высокие цены на сырьё, спровоцированные ростом спроса со стороны прямых конкурентов. «Мы или вообще ничего не получаем, или получаем материалы по совершенно завышенным ценам», – возмущается Хан. Впрочем, как показало недавнее исследование Ifo, только 45% от всех опрошенных немецких предпринимателей считает недостаток материалов основной преградой на пути развития бизнеса. Подавляющее большинство местных бизнесменов в опросе социологов всё же указало на нехватку сотрудников.

Это тормозит восстановление немецких предприятий после пандемийного спада и ежемесячно обходится немецкой экономике в сотни миллионов евро. Ведущий экономист Ifo Тимо Вольмершойзер уверен, что нехватка рабочих рук уже в ближайшем будущем может ударить по производителям продукции и предприятиям сферы услуг, но самую высокую цену придётся заплатить рядовому потребителю. Эксперт убеждён, что хотя немецкая промышленность имеет достаточные мощности для того, чтобы справиться с постоянно растущим объёмом внутренних и иностранных заказов, при катастрофической нехватке работников предприятиям приходится отказываться от прибыльных контрактов и в отдельных случаях выплачивать многомиллионные неустойки за срыв сроков. Сложившееся положение образовывает замкнутый круг, когда большинству немецких предприятий не хватает сырья для производства продукции, но увеличению темпов добычи и производства сырья на территории Германии мешает нехватка десятков тысяч рабочих рук оставшихся дома трудовых иммигрантов. Как долго продлится нынешний «кадровый голод» – никто сказать не может, но все сходятся во мнении, что даже постепенное возвращение трудовых иммигрантов в Германию не сможет решить эту проблему в одночасье. По-прежнему главным барьером, мешающим немецким предпринимателям привлечь иностранную рабочую силу, служат пусть и ослабленные, но всё ещё существующие ограничения на передвижения граждан ЕС между странами-членами и почти полная изоляция Евросоюза от своих восточных соседей.

Автор Виталий Сманцер

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28158&Itemid=13

***

Пандемия мешает найти место в жизни

Кризис немецкого профессионального образования усугубила пандемия. Почти 160 000 вчерашних школьников всё ещё в поиске мест производственного обучения, но и на предприятиях остаются незанятыми множество вакансий.

По данным Федерального агентства занятости (BA), в текущем году по всей Германии в поиске мест для производственного обучения находятся 385 000 молодых людей – на 32 тысячи человек меньше, чем годом ранее. На предприятиях страны образовались 468 000 позиций для учеников. Тем не менее 158 000 вчерашних школьников ещё не знают, где будут получать образование и трудовой опыт, хотя вакансий больше, чем претендентов: предприятия и будущие профессионалы с трудом находят друг друга, а пандемия усугубила проблемы. 

Федеральный министр образования Аня Карличек (Anja Karliczek) считает, что сложившаяся ситуация – серьёзный сигнал: «Хорошо обученные кадры необходимы в том числе для быстрого восстановления после пандемии». Нехватка специалистов – известная проблема экономик многих развитых стран, в том числе немецкой: решать её необходимо и с помощью планомерной подготовки кадров, с чем в этом году ожидаются особенно серьёзные трудности. Руководитель агентства по труду Детлеф Шееле (Detlef Scheele) не скрывает, что именно профтехобразование доставляет его ведомству максимум забот: «В отношении вакансий для учеников есть как положительные стороны, так и немало негативных». 

В 2019 году уже к середине июля смогли найти место для будущей трёхлетней учёбы на предприятиях, в профобразовательных центрах и ПТУ 148 000 выпускников средней школы, в нынешнем – только 110 тысяч. Причин этому много, одна из них – несовпадение интересов бывших школьников и отраслевых возможностей. К примеру, в связи с пандемией крайне сложно найти место для профтехобразования тем, кто интересуется гостиничным делом, туризмом или косметологией. Меньше специалистов для завтрашнего дня ищут банки, которым предстоят сокращения персонала, и налоговые консультации. Особенно хороши шансы вчерашних школьников в строительной сфере, в ремесленных и транспортных компаниях – но работать руками или, тем более, на стройке, желает не так уж много выпускников. 

Райнер Дульгер (Rainer Dulger), президент Федерального объединения работодателей Германии (BDA), уверен, что в страдающих от нехватки квалифицированных кадров отраслях профтехобразование создаёт прекрасные карьерные перспективы. В ближайшую пятилетку владельцы примерно 125 000 немецких компаний будут заняты поиском тех, кому передать дело – у многих молодых профессионалов таким образом появятся отличные шансы не только выучиться и занять надёжное рабочее место, но и стать владельцем бизнеса. Возможность найти место для получения профтехобразования Дульгер оценивает как очень хорошую; по его подсчётам, на четырёх претендентов в стране имеются почти пять вакансий. Но занять их получается далеко не всегда.

Из-за пандемии школьники лишились возможности пройти практику на предприятиях, специалисты-консультанты по выбору профессий не могли посещать школы, ярмарки вакансий массово отменялись – последние полтора года серьёзно усугубили проблемы, с которыми и до этого сталкивались выпускники и фирмы. Сейчас немецкой системе профориентации необходимы новые импульсы, считает Райнер Дульгер. А представители профсоюзных организаций считают, что и самим компаниям необходимо делать гораздо больше для поиска новых поколений трудящихся. Подготовкой учеников занимаются только 20% предприятий, а пользу от появления молодых профессионалов извлекают все сто, объясняет Эльке Ханак (Elke Hannack), заместитель председателя Объединения профсоюзов Германии (DGB): «Да, обучение на рабочем месте отнимает немало усилий, но работодатели не могут постоянно жаловаться на нехватку рабочих рук и в то же время уделять всё меньше внимания профтехобразованию».

Чтобы смягчить последствия нынешнего кризиса, правительство выделило предприятиям допфинансирование на подготовку кадров. Те компании, которые, несмотря на проблемы, продолжат обучение или даже увеличат число учеников, могут получить премию в размере до 6000 евро. Есть финансовые стимулы и забирать учеников у тех фирм, которые испытывают трудности и вынуждены расставаться с молодёжью. Параллельно на федеральном, земельном и региональном уровнях появилось много новых информационных сервисов для тех, кто ищет место учёбы – из-за пандемии они в основном представлены в интернете. С получением профессии обучение может и не заканчиваться. Перед тем, кто желает дальнейшего роста, открыты многие возможности, включая повышение квалификации, нуждающимся государство выделяет для этого стипендии. С профобразованием и несколькими годами работы за плечами возможно и поступление в вуз – для тех, у кого нет аттестата (Abitur), в каждой земле ФРГ существуют собственные правила.

Автор Максим Смирнов

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28157&Itemid=13

*** 

Немецких автопроизводителей обвинили в сговоре 

Европейская комиссия (ЕК) принудила концерны Volkswagen и BMW к выплате штрафов общей суммой в 875 млн евро за нарушение правил внутренней конкуренции ЕС.

Антимонопольная комиссия ЕС установила причастность трёх немецких автопроизводителей: BMW, Daimler (производит автомобили марки Mercedes) и Volkswagen (Volkswagen, Porsсhe и Audi) в картельном сговоре, нарушающем принципы свободной конкуренции Евросообщества, и присудила концернам общий штраф в 875,189 млн евро. По решению брюссельских чиновников, 502 млн евро из этой суммы должна заплатить группа Volkswagen, остальную часть размером в 373 млн евро выплатит BMW. Изначально баварский автопроизводитель должен был уплатить 1,4 млрд евро в качестве наказания за нелегальную деятельность, но в ходе переговоров с представителями Еврокомиссии размер штрафа был снижен почти в 4,5 раза в обмен на письменное обещание руководства BMW признать решение брюссельских чиновников окончательным и отказаться от права на предусмотренную законом апелляцию.

Автоконцерн Daimler, специалисты которого также участвовали в разработке технологии очистки выхлопов дизельных автомобилей, согласно постановлению ЕК оштрафован не будет, поскольку своевременно сообщил Брюсселю о существовании картельного сговора, после чего активно сотрудничал с представителями антимонопольной комиссии, а его сотрудники давали показания в качестве ключевых свидетелей. «Daimler получил полную неприкосновенность, которая позволила ему избежать совокупного штрафа в размере около 727 млн евро», – заявила ЕК.

«Пять автомобильных производителей, Daimler, BMW, Volkswagen, Audi и Porsсhe, разработали технологию для сокращения вредных выбросов сверх того, что требуется по закону в соответствии со стандартами выбросов ЕС. Мы не приемлем вступление компаний в намеренный сговор. Это решение выходит за рамки закона об антимонопольных правилах ЕС. Конкуренция и инновации в борьбе с загрязнениями окружающей среды автомобилями необходимы Европе для достижения наших амбициозных целей, поставленных политикой „Зелёной сделки“. Это решение (принуждение к выплате штрафов) показывает, что мы не будем колебаться в принятии действий против любых форм картельного поведения, ставящих под угрозу нашу главную цель», – прокомментировала ситуацию вице-председатель Еврокомиссии Маргрет Вестагер (Margrethe Vestager).

Подозрение о возможной картельной деятельности крупнейших немецких автоконцернов привлекло внимание европейских чиновников ещё в 2018 году. Тогда же было начато расследование, окончательные результаты которого были опубликованы только на прошлой неделе. В начале апреля 2019 года представитель ЕК сообщил, что крупнейшие машиностроительные предприятия Германии могут совместно разрабатывать технологию так называемого выборочного каталитического восстановления в рамках системы OPF, которая снижает число вредных выбросов оксида азота. Одной из главных улик, попавших в руки следователей, стала внутренняя документация концерна Volkswagen в которой подробно рассказывается о противозаконной деятельности концерна, получившей среди участников название «круга пяти». Согласно показаниям ключевых свидетелей из Daimler и письменных источников, руководители немецких автостроительных предприятий регулярно проводили закрытые совещания, на которых подолгу обсуждали возможность устранения вредных выхлопов, содержащих окись азота.

Для этих целей немецкие инженеры разработали специальную добавочную смесь, получившую название AdBlue. Во время своих неофициальных встреч руководства трёх концернов согласовало между собой размер резервуаров для смеси на основе мочевины, которая впрыскивается в систему выхлопных газов работающего дизельного автомобиля, тем самым снижая уровень вредных выхлопов. По информации следствия, представители VW и BMW выступили категорически против увеличения размера бака и повышения концентрации AdBlue в очистительных процессах, поскольку посчитали, что такое новшество может повысить и без того немалую цену на автомобили премиум-класса и отпугнёт потенциальных клиентов, не желающих постоянно думать о покупке и замене активной смеси, применение которой не влияет ни на качество езды, ни на работу самого транспортного средства.

Все три автоконцерна признали своё участие в картельном сговоре и согласились выплатить наложенные на них денежные штрафы. Уступки требованиям Еврокомиссии не спасли предприятия от ожидаемых репутационных и финансовых потерь. Кроме того, концерны уже в ближайшие месяцы могут столкнуться с волной судебных исков от своих бизнес-партнёров и клиентов. Многомиллионные штрафы, наложенные Брюсселем на VW и BMW, негативно сказались на кредитном рейтинге этих организаций. В прошлый четверг в ходе торгов на крупнейших мировых биржах акции Volkswagen просели на 3,8%, а ценные бумаги BMW подешевели на 2,1%. В том случае если доверие инвесторов к активам немецких автопроизводителей продолжит снижаться и дальше, долгосрочные финансовые потери обоих концернов могут превысить совокупную сумму штрафных выплат, наложенных на эти предприятия Еврокомиссией.

В конце 2015 года автоконцерн Volkswagen также стал фигурантом резонансного скандала, связанного с попыткой предприятия скрыть информацию об истинном уровне выхлопов дизельных автомобилей. В ходе следствия выяснилось, что на новые модели этой марки намеренно устанавливалось программное обеспечение, искажающее показатели вредных выбросов во время тестирования автомобилей представителями правительственных и неправительственных организаций. В ходе одной из таких проверок экологическим активистам совершенно случайно удалось выяснить, что реальный уровень эмиссии CO2 дизельными моделями VW в 10 раз превышает показатели автоматических систем его регистрации. Публикация этой информации в немецких СМИ вызвала большой резонанс на территории ЕС, а сам скандал прозвали «Дизельгейтом».

Общие финансовые потери немецкого автогиганта из-за «Дизельгейта» превысили сумму в 32 млрд евро, которые пошли на уплату компенсаций, штрафов, судебных издержек и затрат на переоборудование тысяч автомобилей. Ответственность за скандал была возложена на бывшее руководство Volkswagen, правда, больших компенсаций со стороны топ-менеджеров автопроизводитель так и не получил. Вместо ожидаемых экспертами крупных сумм, прежние члены совета директоров предприятия обязались возместить своему бывшему работодателю более 1 млн евро компенсации, а исполняющий обязанности генерального директора Volkswagen с 2007 по 2015 год Мартин Винтеркорн (Martin Winterkorn), согласно решению суда, возместит 10 млн евро.

Автор Виталий Сманцер

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28113&Itemid=13

***

На дорогах Германии стало безопаснее 

В минувшем году в Германии было зафиксировано чуть более 2,2 млн дорожно-транспортных происшествий, что на 16,4% меньше, чем в предшествующем году.

В двух миллионах аварий никто не пострадал, но их участникам был нанесён имущественный ущерб. А вот в результате 264 000 ДТП были погибшие либо получившие ранения. При этом количество летальных исходов в авариях также снизилось. По данным статистического агентства Destatis, в 2020 году на немецких дорогах в среднем ежедневно погибали 7 человек. Этот показатель стал самым низким за 60 лет.

Эксперты отмечают, что на повышение уровня безопасности дорожного движения в Германии повлияла пандемия и антикоронавирусные меры: локдаун, закрытие границ, а также призывы властей и врачей отказаться от поездок, кроме жизненно необходимых. В результате дороги стали менее загруженными. На мероприятии Фонда ООН по безопасности дорожного движения, который состоялся осенью 2020 года, сообщалось, что загруженность дорог в Германии и Франции снизилась на 40%. Однако при этом случаев нарушения скоростного режима стало больше. В 2019 году на 11,9% снизилось число аварий, в которых пострадали люди, и на 17% – число ДТП с исключительно имущественным ущербом. Всего в 2019 году в Германии на дорогах погибли 3059 человек, что на 6,6% меньше, чем годом ранее.

Автор Елизавета Щелканова

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28109&Itemid=13

*** 

Инфляция в Германии и России: в чем различия роста цен в ФРГ и РФ? 

Какие товары дорожают быстрее всего и почему? Что связано с мировым рынком, а что - с национальной спецификой? Как действуют центробанки? DW провела сравнительный анализ.

Со всего мира поступают сейчас сообщения об ускорении инфляции: из Евросоюза и США, из Китая и России. Высокие темпы роста цен стали в 2021 году глобальным трендом, так что причины удорожания товаров и услуг на всех континентах во многом общие. К примеру, индекс продовольственных цен ФАО, Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, вырос за последние 12 месяцев на 33,9%. Однако в каждой стране имеется и своя специфика. DW на основе актуальных официальных данных Федерального статистического ведомства ФРГ Destatis и Росстата проанализировала особенности инфляции в Германии и России: в чем сходство и в чем различия?

Индекс потребительских цен значительно превысил целевой показатель 

В России индекс потребительских цен вырос в июне по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 6,5%, в Германии - на 2,3%. Правда, Немецкий федеральный банк (бундесбанк) предупредил, что к концу года темпы инфляции могут временно увеличиться примерно до 4%, так что в среднем по итогам года, согласно прогнозу, получатся 2,6%. Европейский центральный банк (ЕЦБ) считает оптимальной для здорового развития экономики годовую инфляцию в 2%. В России целевым показателем являются 4%.

По мнению министра финансов ФРГ и кандидата в канцлеры от социал-демократов Олафа Шольца (Olaf Scholz), "инфляция не составит для нас слишком большой проблемы". В свою очередь, президент России Владимир Путин назвал инфляцию, наряду с рынком труда, одной из двух наиболее актуальных проблем страны. В Германии инфляцию разгоняют главным образом цены на топливо для автотранспорта и отопления. В июне они выросли в годовом исчислении на 9,4%, при этом дизельное горючие подорожало на 25,1%, бензин АИ-95 - на 23%, а легкий топочный мазут - даже на 42,5%. Электроэнергия не подорожала. Без учета цен на энергоносители инфляция составила бы всего 1,6% и оказалась бы даже ниже желаемой.

В ФРГ сильно подорожало горючее 

Так что в ФРГ ключевая причина роста цен связана с глобальным явлением - значительным удорожанием энергоносителей. Оно вызвано неожиданно быстрым и мощным восстановлением мировой экономики после самой острой фазы пандемии COVID-19 и усиливается как эффектом низкой базы (весной прошлого года котировки нефти в какой-то момент даже упали ниже нуля), так и искусственным ограничением добычи нефти из-за сделки ОПЕК+ - картельного сговора государств ОПЕК c Россией, Казахстаном, Азербайджаном и рядом других стран-экспортеров ключевого энергоносителя.

К этому следует добавить и специфическую немецкую причину. С 1 января 2021 года фирмы, снабжающие транспорт горючим, а здания - топливом для обогрева, обязаны, как это делают уже на протяжении полутора десятилетий промышленные предприятия, приобретать сертификаты на выбросы CO2. Их стоимость они перекладывают на конечных потребителей, из-за чего литр бензина подорожал примерно на 0,07 евро (для сравнения: в данный момент литр АИ-95 стоит в среднем 1,60 евро). Цель этого нового экологического налога - стимулировать более экономное расходование топлива и побуждать владельцев автомобилей с двигателями внутреннего сгорания переходить на электромобили, покупку которых государство поддерживает крупными суммами, а владельцев индивидуальных домов - заменять устаревшие отопительные системы на более экологичные, что тоже субсидируется.

У среднего класса Германии "хорошо наполнены кошельки" 

В результате в Германии инфляцию, по идее, острее всех должны бы чувствовать сейчас представители среднего класса, обладающие, как правило, автомобилями, а зачастую и домами. Ведь у менее обеспеченных слоев населения основной статьей расходов обычно являются продукты питания, а они-то как раз дорожают в ФРГ темпами "ниже средних", подчеркивает Destatis: в июне годовой рост составил 1,2%. При этом, правда, растительные масла подорожали на 10,4% (сказался высокий глобальный спрос), зато свежий и замороженный картофель подешевел на 7,5% (результат хорошего местного урожая), а свежие овощи - на 2,3% (следствие роста предложения из стран ЕС).

Однако оптимизм немецкого среднего класса из-за усиления инфляции, похоже, не уменьшился. Во всяком случае, июльский индекс потребительских настроений, подсчитанный агентством маркетинговых исследований GfK, вырос до самой высокой отметки с лета прошлого года, а оценка будущего финансового положения достигла максимума с февраля 2020 года, иными словами - вернулась на уровень до пандемии. Эксперт GfK по потребительскому рынку Рольф Бюркль (Rolf Bürkl) указывает на то, что после полутора лет строгих противоэпидемических мер с сильно ограниченными возможностями для туризма, частично закрытыми предприятиями торговли и общественного питания у жителей Германии "хорошо наполнены кошельки": "Финансовые резервы у многих потребителей настолько велики, что и болевой порог оказывается при растущих ценах более высоким".

В России быстрее всего дорожают продукты питания 

Особенность российской инфляции состоит в том, что ее разгоняют главным образом продукты питания. По данным Росстата, они подорожали в июне по сравнению с июнем 2020 года в среднем на 8,67%, тогда как автомобильный бензин вырос в цене на 6,05%. Если отвлечься от порой весьма сильных краткосрочных колебаний от месяца к месяцу и смотреть на динамику за год, то среди лидеров роста цен оказались сахарный песок (43,79%), подсолнечное масло (27,46%), куриные яйца (21,19%), охлажденные и мороженые куры (18,92%), мороженая рыба (14,24%), плодоовощная продукция (11,16%).

Похоже, что продовольственная инфляция в России останется высокой и во втором полугодии - или даже еще больше ускориться. Во всяком случае, председатель Союза потребителей России Петр Шелищ 13 июля предупредил в газетном интервью, что к осени может подорожать "абсолютно все", имея в виду продукты питания. "Как ни повышай цену, люди все равно будут их покупать, потому что их нечем заменить", - отметил глава общественной организации, указывая, в частности, на макароны, хлеб, сахар, крупы. Петр Шелищ подчеркнул, что для замедления роста цен на продовольствие "нужно больше производить самим и не закрываться от конкуренции с импортом".

Экспортные пошлины и государственное регулирование цен 

Однако в России активно пользовались в последние месяцы другими инструментами противодействия инфляции - ограничением экспорта с помощью квот и пошлин (пшеница, ячмень, кукуруза, семена подсолнечника) и заключением под эгидой правительства договоренностей между производителями и торговыми сетям о замораживании цен (сахар, подсолнечное масло, мясо птицы, яйца).

В Германии к подобным формам государственного регулирования цен не прибегают. Правда, весной этого года зазвучали призывы ввести экспортные квоты на древесину, которая резко подорожала (как и в России) из-за всплеска цен на мировом рынке, вызванного, в частности, высоким спросом в Китае и США. Однако правительство ФРГ на такое нарушение рыночных принципов и правил ЕС не пошло. Вместо этого началась интенсивная дискуссия о путях увеличения лесозаготовки в стране. Важнейшим макроэкономическим инструментом для сдерживания инфляции является денежно-кредитная политика центральных банков. Повышая ключевую ставку, ставку рефинансирования коммерческих банков, они ограничивают поступление денег в экономику.

ЕЦБ и Банк России: что делать с ключевой ставкой? 

Европейский центральный банк (ЕЦБ) пока не собирается сворачивать свою политику сверхдешевых денег. Он полагает, что рост инфляции во всей еврозоне и, в частности, в Германии является временной реакцией на разбалансировку спроса и предложения на мировом рынке, произошедшую из-за пандемии коронавируса, и ожидает нормализации в следующем году. В любом случае ЕЦБ располагает при нынешней нулевой ставке большим простором для маневра.

Центральному банку России, в свою очередь, из-за всплеска инфляции и высоких инфляционных ожиданий в стране в этом году пришлось уже трижды ужесточать свою денежно-кредитную политику. 11 июня ЦБ РФ повысил ключевую ставку сразу на 0,5% до 5,5% годовых, а 15 июля констатировал, что в июне инфляция ускорилась в большинстве регионов России. "Повышение годовых темпов роста цен на продовольствие происходило в основном за счет овощей "борщевого набора". Здесь свою роль сыграли разовые факторы: запасы отечественной продукции были распроданы раньше обычного и, как следствие, выросла доля более дорого импорта", - говорится в сообщении банка. Так что на следующем заседании совета директоров ЦБ РФ 23 июля ему, по всей видимости, придется для обуздания инфляции продолжить повышение ставки.

Это плохо для российской экономики, поскольку сделает любые кредиты для бизнеса и потребителей еще более дорогими, но это будет способствовать укреплению курса рубля, что удешевляет импорт и снижает импортируемую инфляцию. В ФРГ курс евро влияет на темпы инфляции, особенно продовольственной, в меньшей степени, поскольку импортные продукты питания Германия приобретает главным образом в странах еврозоны. К тому же у единой европейской валюты в данный момент весьма высокий курс: один евро стоит примерно 1,18 долларов США.

Автор Андрей Гурков  

https://p.dw.com/p/3wXeo


Об авторе
[-]

Автор: Виталий Сманцер, Максим Смирнов, Елизавета Щелканова, Андрей Гурков

Источник: rg-rb.de

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.08.2021. Просмотров: 45

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta