Сотрудничество США и России в космосе. Откровения астронавта

Содержание
[-]

Сотрудничество США и России в космосе. Откровения астронавта 

Историческое сотрудничество США и России в космосе многим казалось невозможным в контексте холодной войны и ее последствий. Но в итоге успешное сотрудничество привело к созданию МКС — самого масштабного и самого сложного космического проекта в истории человечества.

Рон Гаран — астронавт НАСА, который провел в космосе более 178 дней, облетел вокруг Земли почти 3000 раз. В своей книге «Из космоса границ не видно» Рон рассказывает о культурных, политических и психологических сложностях, с которыми сталкивались работающие вместе космонавты, и о том, каким образом они их преодолевали.

Историческое рукопожатие в космосе

17 июля 1975 года в 19:19 по Гринвичу советский космонавт Алексей Леонов и американский астронавт Том Стаффорд обменялись рукопожатием через люки пристыкованных друг к другу космических кораблей «Союз» и «Аполлон» на высоте 225 км над Землей. Это событие, ознаменовавшее конец долгой и расточительной космической гонки и начало движения к мирным космическим исследованиям, стало результатом соглашения, заключенного в мае 1972 года.

 «Советские и американские космонавты полетят в космос, чтобы осуществить первый в истории человечества крупный совместный научный эксперимент. Они знают, что оттуда, из космоса, наша планета выглядит еще более прекрасной, хотя и небольшой. Она достаточно велика, чтобы мы могли жить на ней в мире, но слишком мала, чтобы подвергать ее угрозе ядерной войны». Глава СССР Леонид Брежнев

Рухнувшие планы двух космических держав

Через несколько лет после стыковки «Союз» — «Аполлон», в 1977 году в СССР создали станцию «Салют» следующего поколения, а затем, в 1986 году, — космическую станцию «Мир». Тем временем в США разрабатывали космический челнок и планировали создание космической станции Freedom.

К сожалению, космическому челноку Freedom не суждено было оправдать ожидания в плане дешевизны, безопасности или частоты полетов. Из-за недостатков челнока, а также изменений политического курса и финансирования мечта о создании большой, многофункциональной космической станции померкла. Тем временем и в России начались проблемы, связанные со станцией «Мир», которую планировалось заменить станцией «Мир-2». Ввиду распада СССР и последовавших финансовых трудностей стало очевидно, что вывод станции «Мир-2» вряд ли когда-нибудь состоится.

Таким образом, к началу 1990-х сложились условия для возобновления партнерства России и США в области космических исследований. Наработки по проектам станций Freedom и «Мир-2» стало возможным объединить в рамках международной программы. Американцам не хватало опыта работ на космической станции, тогда как у русских этого опыта было в достатке. Кроме того, русские знали, как строить недорогие станционные модули, и слияние русской и американской программ помогло бы сэкономить миллиарды долларов. Появился шанс спасти обе масштабные программы, стоявшие на грани краха.

Начало сотрудничества: недоверие и слежка

Ранним утром в марте 1994 года 35-летний Майкл Барратт, хирург НАСА, встретился со своим коллегой Игорем Шеховцовым в медицинском центре. Немного погодя Барратт и Шеховцов уже обсуждали медицинский протокол, изучая различия между русскими и американскими протоколами для членов космического экипажа. Внезапно дверь распахнулась, в кабинет влетел человек в форме полковника ВВС России и строго заявил: «Вам запрещено это обсуждать». После этого он тут же исчез, закрыв за собой дверь и не сказав более ни слова.

Барратт был ошеломлен: очевидно, этот человек подслушивал разговор двух медиков. Однако Шеховцов остался невозмутимым, будто ничего не случилось. В ходе совместной космической миссии стало очевидно, что подобный надзор был здесь в порядке вещей. Причем сами русские не только не считали это странным, но и открыто признавали слежку. Такое положение вещей было довольно обычным для начала совместной космической программы, когда особого доверия между обеими сторонами все еще не было.

Эгоизм и высокомерие

Отношение каждой из сторон к другой стороне также представляло трудность. Некоторые американцы, попавшие в те времена в Россию, считали, что США превосходят Россию буквально во всем. По их мнению, США выиграли холодную войну, как выиграли и космическую гонку, первыми высадившись на Луну. Кроме того, у США были прекрасные, мощные космические челноки. Эти люди считали, что США удерживают русскую космическую программу от краха. К сожалению, люди, пытавшиеся «исправить» русскую космическую программу, перепутали непривычный для них подход с неподходящим подходом.

С другой стороны, многие русские обоснованно гордились космическими достижениями России. Американцы недооценивали потрясающие достижения предыдущих пятидесяти лет русской космической программы. Россия впервые отправила человека на орбиту, не говоря уже об опыте долгосрочных полетов на русских космических станциях, тогда как у США аналогичный опыт был куда скромнее. В результате русские тоже нередко относились к американцам снисходительно.

Языковые сложности

Негативное отношение или недостаток уважения одной стороны к другой рождает недоразумения и непонимание, однако языковые сложности также представляли собой большую проблему. Большинство американцев, приезжавших в те дни в Россию, не говорили по-русски. По словам Елены Мароко, главного переводчика московского бюро по связи, они встречались с русскими, у которых не было особых возможностей выучить английский язык и практиковаться в нем.

Тем не менее среднестатистический русский, работавший с американцами во времена начала партнерства, говорил по-английски гораздо лучше, чем средний американец говорил по-русски; многие русские были знакомы с американской литературой лучше самих американцев, однако русским, которые имели отношение к космической программе, запрещалось выезжать за границу: эта область считалась связанной с обороной страны.

Культурное недопонимание

В дополнение к недостатку уважения и доверия, а также языковому барьеру, одну из величайших сложностей начала программы «Мир» — «Шаттл» представляло культурное недопонимание. В частности, Барратт отмечает: «Русские сильно отличаются от нас в культурном плане. Они по-другому думают, они очень практичны. Эмоции написаны у них на лице, так что не нужно копать глубоко». По мнению русских, американцы были во время переговоров и встреч вялыми и неэмоциональными, словно не считали предмет переговоров и соглашений чем-то важным. Американцы считали это взвешенной, обдуманной тактикой переговоров; русским же в этом виделось безразличие.

Другой важный аспект культурного недопонимания иллюстрирует случай с американским конгрессменом, который приехал в Россию вскоре после подписания договора между НАСА и «Энергией». Американцы любят начинать новый год с новых дел. Им нравится решать в Новый год первоочередные бизнес-задачи. Но в России в это время праздники. Конгрессмен прибыл в Россию 8 января и был разочарован, что его не встречают.

Уроки сотрудничества

Теперь, по прошествии многих лет, многие признают, что США многому научились у России, так же как и Россия многому научилась у США, и это значительно обогатило космическое партнерство в целом. Эффективное сотрудничество требует взаимопонимания, обоюдных вложений в формирующиеся отношения и совместной работы, ориентированной на долгосрочные результаты. Партнеры, которые день за днем вкладываются в общее дело, строят продуктивные, доверительные отношения.

НАСА, Роскосмос и другие международные партнеры предприняли перспективные шаги для усвоения уроков, полученных в ходе программы «Мир» — «Шаттл». НАСА учредило языковые и культурные тренинги, в ходе которых американские и другие астронавты в течение какого-то времени жили в русских семьях. Аналогичные программы по освоению английского языка и западной культуры были организованы и для русских космонавтов и инструкторов. Полученные обеими сторонами возможности формального и неформального общения сложно переоценить.

Строя реальные, подлинные отношения

После того как взаимоуважение и понимание были достигнуты, появилась возможность наладить подлинные отношения, которые легли в основу долговременного сотрудничества. Однако построение таких отношений — дело непростое, требующее времени, поэтому важна общая ответственность за отношения и их постоянство. Этому способствует взаимное стремление удержать ситуацию от провала.

В наши дни США имеет постоянный офис в России, и наоборот. Ключевые сотрудники космической программы из обеих стран вместе со своими семьями живут в другой стране по нескольку лет или дольше, что способствует неформальному общению и налаживанию доверия. Кроме того, один американский астронавт (а порой и астронавты из других стран-партнеров) постоянно живет и работает в Звездном городке, занимая должность операционного директора в России. Директор отвечает за тренировки и логистику всех астронавтов из США и стран-партнеров в Звездном городке. У русских есть аналогичная должность в Хьюстоне.

По мере совместной работы партнерам удалось собрать эффективную команду для выполнения все более масштабных проектов. Программа МКС — лишь одним из шагов на волнующем пути исследования и познания, ведущем нас в космические дали.

 


Об авторе
[-]

Автор: «Expert Online»

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.02.2016. Просмотров: 215

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta