Состояние банковского сектора Украины в сентябре 2018 года

Содержание
[-]

Обычное мародёрство — Украина арестовала акции российских госбанков

***

Депозиты

Согласно результатам мониторинга портала «ЛИГА.Новости», средняя доходность по депозитам (6−12 месяцев) на Украине в настоящий момент составляет: 13,12% в гривне (+0,59% за последний месяц), 2,8% в долларах (-0,04%), 1,81% (-0,01%) — в евро.

В августе и население, и бизнес активно забирали депозиты из банков — их общая сумма сократилась до 494,5 млрд грн (-20,3 млрд грн в сравнении с июлем). Причина такого оттока очевидна: бизнес побежал скупать валюту для внешнеторговых операций, а население — конвертировало гривневые вклады в валюту, чтобы не допустить их обесценивания. К слову, бизнес делал это гораздо активнее. Объём вкладов у бизнеса и у населения примерно одинаков (245−250 млрд грн). Однако юридические лица снимали депозиты в пять раз активнее, т. е. 16−17 млрд грн сняли именно они. Августовский отток практически «съел» рост депозитного портфеля с начала года — осталось всего +0,8% за январь — август.

Впрочем, в НБУ уверены, что главной причиной сокращения депозитов была не валютная паника, а уплата квартальных налоговых платежей. Версия имеет право на жизнь, но есть как минимум два вопроса: 1) кому и какие налоги платили физические лица, которые также снимали депозиты? 2) известно, что Государственная фискальная служба требует от украинского бизнеса уплаты налогов на 2−3 месяца вперёд, а значит, заплатить их в августе он не мог никак.

Тем временем эксперты указывают на прямую связь между резким удорожанием депозитов и оттоком денег из банков.

«В августе наблюдается отток гривневой ликвидности из банковской системы — с 1 по 28-е число более 34,5 млрд грн. Чистые платежи на счёт Госказначейства составили 21 млрд грн, а еще на 13,5 млрд грн НБУ уменьшил гривневую ликвидность банков за счет валютных интервенций. Таким образом, банки, которые обслуживают крупные компании, покупавшие валюту (в том числе для выплаты дивидендов), испытали существенный отток гривны», — пояснил изданию «Минпром» финансовый аналитик ICU Михаил Демкив.

Обычно от повышения учётной ставки до повышения ставок по депозитам проходит несколько месяцев, а тут прошло чуть более двух недель. Ввод — банкам срочно нужна гривна. Однако большой вопрос для чего: для текущих операций или для скупки валюты в ожидании ещё большей девальвации к концу года.

Кредиты

Кредитный портфель банков Украины в августе вырос, и довольно существенно — до 606,5 млрд грн (+2,3%), из которых 126,2 млрд грн (+4%) — кредиты населения и 480,3 млрд (+1,8%) — долги компаний. Отметили в Нацбанке и непонятную пока флуктуацию: именно в августе почему-то резко вырос объём валютных кредитов населению — до 2,53 млрд долл. (+10,6%).

С начала года кредитный портфель банков вырос на 6,6%, и его структура ясно показывает, что банковская система спасается потребительским кредитованием (+22,5% с начала года). Бизнес занимал гораздо скромнее (+3,1%).

Дочерние российские банки на Украине

12 сентября украинские СМИ сообщили о том, что Апелляционный суд Киева наложил арест на акции «Проминвестбанка» (дочерняя структура «Внешэкономбанка»), Сбербанка (российский Сбербанк) и «ВТБ Банка» (российский ВТБ). Основанием для ареста стал иск экс-главы правления «ПриватБанка» Александра Дубилета и еще 17 компаний, которые имели активы в Крыму. Акции банков арестованы в обеспечение взыскания стоимости этих активов. Ранее они же подавали иск в Гаагский арбитраж, присудивший им компенсацию за недвижимость на сумму 130,5 млн долл. Всем указанным банкам запрещено проводить ликвидацию и организацию юридического лица, отчуждать имущество и т. п.

После этого решения становится понятной действительная причина нежелания НБУ давать согласие на продажу этих банков. В НБУ просто ждали, когда истцы получат на руки решение Гаагского арбитража и затем придут с ним в украинский суд, который и наложит арест на дочерние российские банки. Не то чтобы это стало большой неожиданностью. Тем не менее встаёт вопрос, на каком основании действовали сотрудники украинского регулятора (в частности — замглавы НБУ Екатерина Рожкова). Вряд ли это входит в должностные обязанности сотрудников банка. Антикоррупционным органам Украины стоило бы проверить версию личной материальной заинтересованности сотрудников НБУ.

Банки, конечно, направили кассационные жалобы на решение Апелляционного суда Киева, однако вряд ли стоит слишком уж на них рассчитывать. Кстати, 21 сентября Нацбанк повторно отказал белорусскому банку «Паритет» в одобрении сделки по приобретению украинской «дочки» Сбербанка. В мотивировке своего решения банк ожидаемо ссылался совсем не на арест акций. «Соответствующее решение 14 сентября 2018 года принял Комитет по вопросам надзора и регулирования деятельности банков, надзора платежных систем Национального банка, в частности в связи с непредставлением достаточных документов и информации для подтверждения соответствия заявителя требованиям законодательства Украины», — было указано в распространённом пресс-релизе.

Несмотря на все перипетии, украинская дочка ВТБ вошла в топ-10 «Рейтинга надёжности банковских депозитов», который регулярно публикует рейтинговое агентство «Стандарт-Рейтинг».

Хроника «банкопада»

В Фонде гарантирования вкладов уверены, что проблемных банков на Украине больше нет, а значит, «банкопад» можно считать официально завершенным. «На сегодняшний день нет ни одного проблемного банка. Есть банки, в которых есть кураторы. НБУ следит очень внимательно за всеми банками. Все операции всех банков мониторятся… Мониторим те банки, которые завышают ставки, вызываем руководителей банков. Мы следим за состоянием их капитала, их резервных фондов. По целому ряду банков смотрим каждый день движение активов в рамках системы раннего реагирования», — рассказал в ходе пресс-конференции директор-распорядитель Фонда Константин Ворушилин.

Отдельно он уделил время и дочерним структурам российских банков: «У нас есть опасения, когда начинают искусственно расшатывать ситуацию по отдельным банкам, например, по тем же российским банкам. Там деньги украинских вкладчиков. Сбербанк на сегодняшний день, по моим субъективным оценкам, — из них самый сильный в финансовом отношении. ВТБ имеет концепцию сворачивания, а в ПИБе никак не могут определиться со своей конечной концепцией».

Заявление чиновника стоит прокомментировать. Ну, во-первых, называть это раскачиванием ситуации несколько некорректно. Правильнее будет сказать, что Украина целенаправленно «мочит» украинские «дочки» указанных банков всем доступным арсеналом средств, включая погромы ультраправой молодёжью. Во-вторых, в таких условиях действительно непросто определиться с конечной концепцией.

Ну и, конечно, вишенка на торт: глава ФГВФЛ признаёт, что Украина своими руками валит самый сильный в финансовом отношении банк страны. Отдельно отметим, что Ворушилин выступал уже после того, как появилась информация об аресте акций украинских «дочек» ВТБ, Сбербанка и «Внешэкономбанка».

Итак, НБУ и ФГВФЛ наперебой рапортуют о том, что «банкопад» давно завершился. Однако банки продолжают привлекать рефинансирование. Банк «Пивденный» (Одесса) и «Альфа-банк-Украина» заняли 480 и 835 млн грн. Ещё 2,9 млрд грн одолжил государственный «Укрэксимбанк», что и вовсе случай небывалый. По состоянию на июль банки были должны НБУ 58,58 млрд грн (вместе с новыми займами — почти 62,8 млрд грн), причём с начала года эта сумма выросла на 14,7%. Впрочем, отчётность теперь действительно в плюсе. По итогам января — августа украинские банки заработали 13 млрд грн.

Финансовый аналитик Роман Корнилюк спорит с оптимистической оценкой главы ФГВФЛ. «Сейчас в системе остается около 7 «зомби-банков», которые не привлекают депозитов, не кредитуют, работая на своем капитале. Также под угрозой исчезновения находятся некоторые «последние из могикан» из группы мелких и рисковых банков. Их около 10. Эти игроки не смогли выйти из старой бизнес-модели «пылесосим деньги у населения, кредитуем собственников» и перейти в условия здоровой конкуренции», — рассуждает эксперт. Впрочем, он согласен с тем, что катастрофических последствий на банковскую систему их падение оказать уже не сможет: «С финрынка могут уйти небольшие частные отечественные банки. Но если даже все эти учреждения обанкротятся, это будет мизерное давление на финсистему. Ведь их доля после очистки рынка сократилась с 55% до 14% от общих активов». Единственное, чего стоит опасаться, — возможной масштабной паники, которая уже может затронуть вполне здоровые банковские учреждения.

Фонд гарантирования вкладов

Да и сам Фонд пишет правительству письма, которые заставляют усомниться в словах Ворушилина. В обосновании к статьям законопроекта о бюджете-2019 говорится, что Фонду гарантирования вкладов в будущем году могут потребоваться дополнительные 14 млрд грн. В настоящее время Фонд сверяет свои расчёты с Нацбанком. Конечно, причины могут быть разными, например недостаточные поступления от продажи активов, находящихся в распоряжении Фонда. Однако такой дефицит невозможно прогнозировать с такой точностью: не может же руководство ФГВФЛ знать, на какую сумму ему не удастся продать активы в будущем году.

Хотя в этом году дела у Фонда идут неплохо. В комментарии корреспонденту издания «Минфин» Константин Ворушилин заявил, что остаток задолженности перед НБУ составляет порядка 2 млрд гривен, и теперь Фонд начнет досрочные выплаты минфину. По плану министерство финансов в ближайшие три месяца получит от Фонда 5−6 млрд грн.

Но тут есть маленькая хитрость. Известно, что Фонд должен минфину 58,5 млрд грн. Однако заплатить придётся 145 млрд, поскольку долг оформлен в ОВГЗ с доходностью 10−12%, и Ворушилин честно признаёт, что взять такую сумму неоткуда. Поэтому решено так: «Фонд будет платить только тело. Проценты будут погашаться за счет средств, которые мы совместно с правоохранительными органами получим от экс-собственников и топ-менеджеров банков-банкротов… Минфин «со скрипом», но согласен. Это единственный вариант, при котором мы потянем выплаты».

Что минфин согласен — неудивительно. Главное, чтобы согласились владельцы ликвидированных банков. К тому же это явно должно вызвать вопросы у МВФ, поскольку на промежутке 2019−2025 гг у Минфина возникает дыра почти в 90 млрд грн, возвращать которые предлагается бывшим владельцам давно обанкроченных банков. Скажем так: есть определённые сомнения в успехе данной операции.

Нацбанк Украины          

НБУ 7 сентября установил учётную ставку на уровне 18%. Таким образом, с начала года этот важнейший для экономики показатель прибавил уже 3,5 процентного пункта.

В конце августа НБУ оповестил банки о том, что уточнять данные клиентов можно в дистанционном режиме, без визита клиента в отделение банка. При этом Нацбанк разрешил опрос по телефону, досылку данных электронной почтой или же заполнение электронного опросника с цифровой подписью. Процедура уточнения данных была введена Нацбанком в прошлом году и заключается в периодическом предоставлении клиентом копий и оригиналов своих документов. В особенности это касается карточных счетов, на которые начисляются бюджетные выплаты (пенсии, социальная помощь и п.т.) — банки блокируют их уже в после 2−3 месяцев непредоставления данных.

Необходимость актуализации данных связана с риском легализации криминальных доходов. При этом НБУ рекомендует банкам перепроверять данные клиентов раз в год (если риск высокий), раз в два года (средний) или раз в три года (низкий). По каким критериям банки должны относить клиентов к одной из этих трёх категорий, НБУ в публичных заявлениях не уточняет, хотя рекомендации такие наверняка есть. Так, практика показывает, что к категории высокорисковых клиентов НБУ рекомендует относить вынужденных переселенцев из Донецкой и Луганской областей.

Также НБУ сообщает, что украинцы всё более активно пользуются банковскими картами. Шесть лет назад украинцы в основном снимали наличность с карт (9 из 10 карточных операций). Теперь же 77,6% операций по картам — безналичная оплата товаров и услуг. Правда, большую часть средств украинцы всё ещё снимают наличностью — почти 56%. Рост доли безналичных расчётов обеспечивается увеличением количества POS-терминалов в торговой сети: по состоянию на середину 2018 года 187,7 тыс. торговых точек могли принимать безналичные платежи. Общий объём безналичных операций в январе — июне составил 573 млрд грн, а число активных платёжных карт — до 35,3 млн штук (+1,3% к аналогичному периоду прошлого года).

Кроме информационной безопасности НБУ требует от банков усиливать и физическую. С 22 августа вступили в силу обновлённые требования к организации защиты помещений отделений банков. До 1 января 2019 года окна таких зданий должны быть укреплены решётками и роллетами. В самих банках дополнительно должны быть защищены помещения для изготовления банковских карт, архивы, кассы.

До 1 января 2020 года банкам также придётся раскошелиться на систему видеонаблюдения. Большинство банков её уже имеют, однако даже им придётся привести её в соответствие с требованиями, поскольку теперь необходимо иметь архив съёмки на срок не менее чем 14 суток (для зоны входа в банк, рабочего места кассира и зоны ожидания клиентов) и не менее чем на 60 суток (в хранилище индивидуальных сейфов). Последнее связано с тем, что кражи из хранилища могут быть обнаружены не сразу.

Доля государства в банковском секторе сегодня составляет внушительные 60% (в основном — благодаря национализации «Приватбанка» в конце 2016 года), и в НБУ предлагают сократить её в два раза. Об этом заявила в своём выступлении на Украинском финансовом форуме ICU Екатерина Рожкова. Цель — не только продать, но и улучшить работу системы в целом: «Где государственные монополии будут обслуживаться, где они будут брать кредиты? Ведь они сейчас ограничены в доступе на внешние долговые рынки. Да и работают неровно. Вон «Укрзализныця» одному банку платит, другому не платит, а против третьего в суд идет». Иными словами, в переводе с дипломатического — УЗ не возвращает госбанку кредиты, мы с этим поделать ничего не можем, так давайте всё продадим, уж частные-то банки с неё «семь шкур спустят».

Прозрачность                 

Информация об особенностях использования украинцами банковских карт в этом году впервые появилась в таком расширенном виде. В НБУ пояснили, что отныне это станет постоянной практикой. Нацбанк намерен публиковать статистику по платёжным системам, признакам клиента (физические, юридические лица), количестве POS-терминалов в торговой сети, в региональном разрезе и т. п.

На и это ещё не всё. В начале 2017 года Украина присоединилась к BEPS (проект ОЭСР, направленный на борьбу со схемами ухода от налогов через искусственный вывод доходов из стран с высокими налогами в страны с низкими или нулевыми налоговыми ставками). Однако в действительности принимать необходимые меры правительство начало лишь в середине этого года, после того как ЕС пригрозил внести Украину в список офшоров. На практике нормы BEPS будут означать сразу ряд неприятных последствий для украинской экономики, от 30 до 50 процентов которой находится в тени. Касается она и банков.

Собственно, требование периодической верификации клиентов — первое и самое безобидное из последних. Вскоре парламент должен будет принять поправки в закон «О банках и банковской деятельности», где ещё содержится норма о банковской тайне. Однако BEPS банковскую тайну фактически отменяет. Более того, по данными СМИ, Государственная фискальная служба уже сейчас давит на банки, заставляя их предоставлять ей информацию о счетах предпринимателей. Дело в том, что Налоговый кодекс Украины предусматривает возможность упрощённого налогообложения для индивидуальных предпринимателей при соблюдении ими ряда условий по количеству персонала и обороту. Не секрет, что крупный бизнес регистрирует десятки таких липовых предприятий, уводя таким образом прибыль от налогообложения.

 


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Стеценко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.10.2018. Просмотров: 15

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta