«Сирийский гамбит» России: Восток — дело тонкое. Руководство страны остается приверженцем авантюризма во внешней политике.

Содержание
[-]

«Сирийский гамбит» России: Восток — дело тонкое 

Невзирая на то, что социально-экономические проблемы в России обостряются и приобретают критический характер, ее руководство остается приверженцем авантюризма во внешней политике.

Так, продолжая вести военную агрессию против Украины и обостряя тем самым свои отношения с Западом, Москва все глубже «погружается» в другой вооруженный конфликт, на этот раз уже в Сирии на стороне правящего режима Б. Асада (антиамериканской и антиизраильской направленности).

Еще до начавшихся беспорядков в этой стране в 2012 году Москва традиционно поддерживала режим Б. Асада, как одного из традиционных партнеров России на Ближнем Востоке. Например, в обмен на поддержку российских интересов в тамошнем регионе Москва поставляла в Сирию оружие и обеспечивала его применение. В свою очередь, Россия получила возможность разместить в порту Тартус единственный на Средиземном море пункт материально-технического обеспечения своего военно-морского флота (МТО ВМФ РФ), а также мощный центр радиоэлектронной разведки возле израильской границы.

Когда возникло вооруженное противостояние в Сирии и усилилось давление на нее со стороны США и их партеров, Россия существенно оживила помощь Б. Асаду как в политической плоскости (в т. ч. в рамках ООН), так и в плане значительного увеличения объемов военных поставок для потребностей сирийских силовых структур. Для этого широко используются крупные десантные корабли Черноморского и других флотов России, коммерческие грузовые корабли (в т. ч. под иностранными флагами), а также самолеты военно-транспортной авиации ВВС и Министерства по чрезвычайным ситуациям РФ (включительно с воздушными транспортниками сверхтяжелого класса Ан-124 «Руслан»).

Вместе с тем, до недавнего времени на территории Сирии пребывало сравнительно небольшое число российских военнослужащих, в первую очередь персонал пункта МТО ВМФ РФ и центра радиоэлектронной разведки России, а также специалисты по обслуживанию военной техники и специалисты-инструкторы и представители спецслужб, которые не принимали непосредственного участия в боевых действиях.

С начала августа с. г. такая ситуация принципиально изменилась и Россия непосредственно принимает участие в вооруженном конфликте в Сирии. В частности, в конце августа — в начале сентября в Сирию перебрасываются подразделения российских воздушно-десантных войск, а также десантно-штурмовой батальон 810 отдельной бригады морской пехоты и инженерно-саперная рота 68 отдельного морского инженерного полка береговых войск Черноморского флота РФ.

Одновременно перебрасывается и боевая техника, в т. ч. танки Т-90, бронетранспортеры БТР-82А, самоходные артиллерийские установки «Гвоздика», автомобили КамАЗ, ГАЗ-66, бронированные транспортеры «Тигр», беспилотные летательные аппараты «Элерон-3СВ» и «Пчела-1Т», станции РЭБ Р-330П «Пирамида», а также стрелковое оружие с боеприпасами.

Кроме того, одновременно с обычным оружием для потребностей правительственных сирийских войск Россия передала режиму Б. Асада несколько десятков боевых самолетов и вертолетов.

По распоряжению ГШ ВС РФ начался отбор и отправка в Сирию военнослужащих летного и аэродромно-технического состава 4-й армии ВВС и ПВО Южного военного округа Вооруженных сил РФ.

В Сирию различными путями прибыло также значительное число российских наемников (по данным израильских и арабских СМИ — несколько тысяч человек), в т. ч. из незаконных вооруженных формирований, расположенных на Востоке Украины. По оценкам украинских и международных экспертов, именно это и является одной из причин заметного снижения интенсивности боевых действий в зоне донбасского конфликта.

При этом российское руководство и не скрывало усиления своей военной активности в Сирии, объясняя это «...выполнением ранее заключенных контрактов по поставкам вооружения и военной техники сирийской стороне», «...имеющимся у России неотъемлемым правом на проведение военных учений в Средиземном море», а также «...необходимостью присоединения РФ к международным усилиям по противодействию исламскому экстремизму».

При этом, тщательнейшим образом проанализировав ситуацию вокруг сирийской проблемы, аналитики «Борисфен Интел» пришли к предварительному заключению, что Москва в данном вопросе преследует более серьезные цели.

Во-первых, Россия пытается предотвратить падение режима Б. Асада, неизменно теряющего свои позиции вследствие активных наступательных действий сирийской оппозиции и вооруженных формирований «Исламского государства», а также давления на него со стороны США, ЕС и их партнеров из числа стран региона. Так, сегодня правительственные войска Сирии уже потеряли контроль над большей частью территории страны за исключением г. Дамаск и приморской провинции Латакия, где проживает преимущественно шиитское население (алавиты), поддерживающее Б. Асада, а также ряд отдельных центральных и южных районов.

Российские позиции и авиаудары в СирииВ этом плане российские воинские подразделения в Сирии выполняют задачи по обороне пункта МТО ВМФ РФ в Тартусе и стратегически важных объектов сирийского режима. Кроме того, реализуется комплексная программа по восстановлению, модернизации и расширению аэродромной сети на подконтрольных Б. Асаду территориях, которую планируется использовать для обеспечения авиационных перевозок российских грузов в Сирию, а также для базирования боевой авиации (как ВВС России, так и сирийских правительственных войск).

Самая крупная из таких баз сооружается на аэродроме в районе г. Латакия, где обновляется и модернизируется аэродромно-техническое оборудование, строятся новая взлетная полоса, площадки для стоянки самолетов и вертолетов и жилищный городок на 1,5 тыс. человек. Для защиты авиабазы доставлено около 10 танков Т-90, 30 БТР, 15 гаубиц и средства ПВО. Кроме того, расширяются возможности международного аэропорта Дамаск, а также аэродромов Аль-Хамидия на юге провинции Тартус и Джабла — на западе Сирии.

Российские военные специалисты обеспечивают ремонт и эксплуатацию боевой техники сирийских вооруженных сил российского (советского) производства. Предоставляется также помощь в обучении сирийских военнослужащих. А с 30 сентября с. г. (в этот день Совет Федерации разрешил Кремлю вести военные действия на территории других государств) началось непосредственное привлечение российских боевых самолетов к нанесению воздушных ударов по позициям повстанцев и исламистов.

Российские наемники также принимают непосредственное участие в боевых действиях в Сирии на стороне режима Б. Асада, в частности вблизи г. Дамаск и на стратегически важных оборонных позициях на границах провинций Латакия и Хомс. При этом достаточно активно используется российская военная техника (в т. ч. современных образцов), которую Россия поставляет Сирии.

Во-вторых, непосредственно вмешиваясь в сирийский вооруженный конфликт, Россия пытается продемонстрировать свою готовность взаимодействовать с Западом в вопросах борьбы с распространением исламского экстремизма на Ближнем Востоке и созданием де-факто для этого предпосылок. Таким образом режим В. Путина пытается улучшить свой международный имидж и «наладить» отношения с США и ЕС, существенно ухудшившиеся вследствие вооруженной агрессии России против Украины.

Именно это и имеет в виду Кремль, выдвигая инициативу по созданию при своем участии широкой международной коалиции по противодействию «Исламскому государству». При этом россияне предлагают США и ЕС вынести украинский вопрос за «скобки» их отношений с Россией для того, чтобы совместно решать «более важные вопросы», затрагивающие жизненные интересы обеих сторон (с учетом активизации ИГ также и на Северном Кавказе РФ).

Используя такие подходы, российское руководство пытается создать почву для снятия введенных против РФ западных санкций, а также вынудить США и ЕС совместно надавить на Украину для того, чтобы она выполнила российские условия по «урегулированию» конфликта на Донбассе. Россия надеется, что аналогично Запад признает и «российскую принадлежность Крыма». Для Москвы все это особенно актуально из-за критического ухудшения экономической ситуации в стране.

В-третьих, вмешиваясь в ситуацию, сложившуюся в Сирии, Россия получает возможность реализовывать теперь уже и на сирийской территории испытанную ранее «тактику поддержки управляемых конфликтов в странах бывшего СССР». Провоцируя таким методом масштабное увеличение потока беженцев в Европу из зоны боевых действий в Сирии, руководство РФ использует дополнительный рычаг влияния на европейские страны. Нынешняя эта проблема уже рассматривается руководством большинства стран ЕС как одна из главных угроз их безопасности, превосходящая последствия вооруженной агрессии России против Украины. Так Москва отвлекает внимание Европейского Союза от украинского вопроса, пытаясь еще и создать дополнительные «точки соприкосновения» с Западом.

Управляемый конфликт в Сирии также повышает российские возможности по оказанию влияния и на реализацию энергетических проектов в регионе, не отвечающим интересам Российской Федерации. В частности, имеются в виду перспективные планы прокладки новых газопроводов по сирийской территории из стран Ближнего Востока в Средиземноморский регион. Усложняется также и разработка Израилем и странами ЕС мощных газовых месторождений в восточной части Средиземного моря в районе острова Кипр.

Индексы российского Левада-центраВ-четвертых, боевые действия России в Сирии создают для режима В. Путина достаточно эффективный информационный повод для того, чтобы отвлечь внимание от Украины также и российского населения, все более разочаровывающегося в политике Кремля. В частности, по сравнению с прошлым годом, сегодня количество сторонников российской аннексии Крыма уже уменьшились с 70 % до 59 % и имеет тенденцию к дальнейшему снижению. В то же время количество тех, кто выступает против военных действий России в Украине, составляет более 70 %. В свою очередь, это отразилось на рейтинге В. Путина, который снизился с 89 % до 83 % лишь в течение августа-сентября текущего года. Все это вынуждает руководство РФ искать новую форму поддержки неоимперских (и, соответственно, провластных) настроений российского населения, которой и выступают события в Сирии.

В то же время, прямое вмешательство России в сирийский конфликт провоцирует возникновение ряда существенных угроз для самой Российской Федерации.

Так, поддержка режима Б. Асада, а тем более усиление российского военного присутствия на сирийской территории и развитие соответствующей инфраструктуры требуют от России достаточно крупных финансовых средств, что дополнительно обостряет ее бюджетные проблемы.

Следующей чувствительной для режима В. Путина негативной проблемой является ранение и гибель российских военнослужащих в Сирии. По сообщениям ближневосточных информационных агентств, в результате нападения боевиков ИГ на российские военные объекты на сирийской территории с начала сентября с. г. погибло несколько десятков российских морских пехотинцев, десантников и спецназовцев ГРУ ГШ ВС РФ. Кроме того, уничтожено значительное количество российской военной техники, в т. ч. танки, бронетранспортеры, вертолеты и даже несколько военно-транспортных самолетов.

Об этом свидетельствует прибытие «грузов-200» из Сирии в Севастополь. О таких фактах руководство РФ обычно умалчивает, но они все время вызывают громкий резонанс в российском обществе, особенно обостряясь в условиях уже понесенных потерь российских военных в Украине.

Такие потери будут увеличиваться, так как исламские экстремисты планируют расширить вооруженную борьбу в Сирии. При этом лидеры «Исламского государства» уже выступили со специальным заявлением о намерении направить свои действия на сирийской территории непосредственно против российского военного контингента и создать для России «еще один Донбасс» и «второй Афганистан». В своем обращении к солдатским матерям России они возложили всю ответственность за авантюристскую и безответственную российскую политику на В. Путина, вынуждающего российских военнослужащих погибать за чужие интересы.

Фактически, вследствие того, что «Исламское государство» объявило джихад режиму В. Путина за его поддержку Б. Асада, война в Сирии уже переносится и на территорию России. Об этом свидетельствует активизация диверсионно-террористической деятельности исламских экстремистов на Северном Кавказе, вынуждающая руководство РФ для стабилизации обстановки и в этом регионе отвлекать ресурсы, в частности, от Украины. Как и во время первой и второй чеченских войн, следует ожидать активизацию диверсионно-террористической деятельности исламских экстремистов и в других регионах Российской Федерации. Тем более, что в вооруженных формирования ИГ уже орудуют до пяти тысяч российских граждан, которые могут вернуться домой.

Понимает ли эти проблемы руководство Российской Федерации? Конечно, понимает. Однако, возможно, все же надеется перекрыть их достижением упомянутых выше целей, главными из которых есть возобновление отношений между Россией и США.

Для осуществления таких надежд не имеется оснований. США никоим образом не настроены «производить обмен Сирии на Украину» (как не собирались делать этого с Ираном), а также создавать любые отдельные коалиции с Россией для решения сирийской проблемы. В этой связи США предлагают Москве присоединиться к уже существующей международной коалиции против ИГ и обещают режиму В. Путина новые санкции за его поддержку Б. Асада.

Этими же действиями России в Сирии еще раз подтверждается авантюризм и безответственность политики российского руководства и его несостоятельность предугадать возможные последствия. То есть, как и в случае вооруженной агрессии против Украины, Россия попадает в очередную геополитическую ловушку, лишь усложняющую ее как внутреннее, так и международное положение.

Кстати, на фоне падения доверия российского населения к политике руководства РФ, уже более 60 стран выступают за лишение России права вето в Совете Безопасности ООН.

 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.10.2015. Просмотров: 231

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta