Симоновский суд Москвы отправил Алексея Навального в колонию на 2 года и 8 месяцев

Содержание
[-]

***

Осудить дважды за то, чего не было

2 февраля Симоновский суд Москвы на выездном заседании в Мосгорсуде рассмотрел требование ФСИН о замене условного срока политику Алексею Навальному на реальный по старому делу «Ив Роше».

В неожиданности по поводу решения о сроке в три с половиной года заключения в колонии никто не верил. Судья Репникова согласилась с представлением ФСИН и отправила Навального в колонию на 2 года и 8 месяцев с учетом отсиженного под домашним арестом.

…Выездные заседания судов у Навального уже становятся закономерностью. На этот раз слушания проходили не в отделе полиции, а в Мосгорсуде. Именно сюда Симоновский суд столицы перенес рассмотрение представления ФСИН, о чем стало известно буквально за день до заседания. Пресс-служба Мосгорсуда пояснила, что это сделано из-за большого числа заявок от журналистов, которых не вместит суд районный, «с целью обеспечения принципа гласности и открытости судопроизводства, а также исполнения требований о соблюдении социальной дистанции».

Никто в это не поверил, учитывая скандал с внезапной сменой судьи и отставкой председателя Симоновского суда, а также беспрецедентные меры безопасности. Хотя желающих попасть на процесс было действительно много — заявки на аккредитацию подали несколько десятков СМИ. 2 февраля Мосгорсуд находился в осадном положении. У здания, окруженного высоким забором, выставили дополнительные металлические ограждения и подогнали автозаки. Покой судей охраняли полицейские и сотрудники Росгвардии. У центральных ворот и за судом дежурили несколько групп силовиков. Движение автомобилей было перекрыто. На входе на территорию суда всех досматривали и проверяли документы. Пропускали только журналистов с аккредитацией — по одному от каждого СМИ. Все остальные остались за забором.

Слушания проходили в большом зале апелляционного корпуса Мосгорсуда — здесь обычно рассматривают все громкие дела. Два больших «аквариума», в одном из них — Навальный. Всех журналистов разместить не удалось, кому не повезло — следили за процессом со специального балкона.

Рядом с Навальным — его защитники Ольга Михайлова и Вадим Кобзев. Напротив — представитель ФСИН Александр Ярмолин и прокурор Екатерина Фролова. Представители посольств почти 20 государств расположились на последних рядах. Супруга Навального Юлия села в первом.

— Юля, тебя показывают в моем телевизоре. Говорят, что ты злостная нарушительница порядка. Люблю тебя. — Навальный обратился к жене, но его сразу прервал конвой.

О смене судьи стало известно почти перед самым заседанием, на сайте Симоновского суда указали: вместо Юлии Окуневой назначили Наталью Репникову. Первым слово она предоставила защите. Адвокат Кобзев ходатайствовал о приобщении нескольких документов, в частности, справки из клиники «Шарите», согласно которой Навальный был у них на лечении с 22 августа по 23 сентября, перенес тяжелое отравление и находился в реанимации 24 дня. Потом наблюдался амбулаторно, ему была необходима длительная реабилитация под присмотром врачей.

Чего хотела ФСИН

Основная претензия тюремного ведомства заключалась в том, что Навальный, будучи условно осужденным, не являлся отмечаться по месту жительства. Генпрокуратура за день до заседания заявила, что будет добиваться в суде удовлетворения представления ФСИН. До рассмотрения этого требования, как известно, Навального отправили в СИЗО — несмотря на то, что следственный изолятор не предназначен для «задержанных», которые обвиняются в нарушении режима условного срока.

В российских законах обнаружился огромный «пробел» — нет статьи для взятия под стражу Навального и продления ему срока задержания, нет учреждения для таких заключенных. Регламент рассмотрения представлений ФСИН о нарушителях условного срока прописан в законе и разъяснен Верховным судом РФ, но там нет ничего про задержание и СИЗО. Как только Навальный сообщил в соцсетях, что возвращается в Россию, ФСИН подала в Симоновский суд представление о замене ему условного срока на реальный по старому делу «Ив Роше».

В розыск Навального объявили в самом конце декабря 2020 года. А 17 января политика задержали на паспортном контроле в аэропорту. На следующий день в химкинском отделе полиции состоялось выездное заседание городского суда. Причем тогда на заседании выступал не представитель ФСИН, а начальник УВД по городу Химки Игорь Янчук. Сотрудники ФСИН в заседании вообще не участвовали. Янчук просил заключить Навального под стражу. Но вместо этого судья Елена Морозова продлила Навальному срок задержания на 30 суток. Его поместили в СИЗО «Матросская Тишина». Ссылок на нормы законов, разрешающих такое задержание, в постановлении Химкинского суда нет.

«Что такое задержанный в СИЗО? Как можно задержать на месяц? Почему я не в ИВС, а в СИЗО? «В документах, по которым меня задержали в аэропорту, написано черным по белому «мера пресечения отсутствует», — возмущался Навальный в Мособлсуде во время рассмотрения его апелляционной жалобы.

Пленум Верховного суда РФ указывал, что суд, выясняя, действительно ли условно осужденный скрывался от контроля 30 дней, должен «проверять полноту» мероприятий по его розыску, проведенных уголовно-исполнительной инспекцией, и установление причин уклонения. В частности, ФСИН была обязана опросить родственников и соседей Навального, а также других граждан, которым могло быть что-либо известно о его местонахождении. «Если проведенных мероприятий для вывода о том, что осужденный скрылся от контроля, недостаточно, то суд отказывает в удовлетворении представления ФСИН», — говорится в постановлении Пленума ВС.

Вместо проведения положенных по закону мероприятий ФСИН лишь отрапортовала через информагентства, что в 2020 году были зафиксированы многократные нарушения Навальным условий испытательного срока: как минимум шесть раз он не приходил на регистрацию. Согласно заявлению ФСИН, политика неоднократно предупреждали, что нарушения условий могут привести к замене условного наказания на реальное. Вот, например, в период с 17 августа по 29 декабря Навальный не являлся отмечаться, возмущалась ФСИН. Хотя и отмечает, что во время лечения осужденного в германской клинике его вызовы в инспекцию были приостановлены.

Расхождения со здравым смыслом ФСИН объясняет незатейливо: неявка для контроля с конца октября — незаконна. Навальный был выписан из клиники в октябре 2020 года, эта информация была получена ведомством из официальных публикаций «Шарите» и подтверждена самим Навальным, и при этом после выписки оппозиционер на регистрацию в УФСИН не являлся, якобы несмотря на отсутствие объективных причин. Официальные подтверждения лечения в отеле после выписки предоставлены не были, а сам факт прохождения восстановительных процедур не является основанием для неявки на регистрацию, считают во ФСИН.

Фактическое место нахождения осужденного с 24 сентября в ведомстве будто бы не смогли установить, поэтому 27 ноября в отношении Навального начались первоначальные разыскные мероприятия, а 29 декабря оппозиционер был объявлен в розыск с предписанием о принятии мер к его задержанию. Однако адвокаты Навального отмечают, что они уведомляли о месте нахождения их доверителя, и эта справка была приобщена к материалам дела во время слушаний в Мособлсуде. Примечательно, что испытательный срок у Навального закончился еще в декабре 2020 года. Но Пленум Верховного суда РФ в свое время постановил, что решение об отмене условного осуждения может быть принято судом и в случае, когда рассмотрение этого вопроса осуществляется по истечении установленного испытательного срока.

Как пояснил управляющий партнер санкт-петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин, действия ФСИН регламентированы ч. 2 ст. 190 УИК РФ («Ответственность условно осужденных»). Закон в полной мере дает право ФСИН объявить условно осужденного в розыск и обратиться в суд с представлением об изменении условного приговора на реальный. «Законность требований ФСИН должен будет установить суд в процессе судебного разбирательства. К примеру, если доказательства, свидетельствующие, что Навальный действительно нарушал требования, предоставлены суду не будут или суд не сочтет их убедительными, то оснований для изменения условного срока на реальный у суда не найдется», — добавил Добрынин. ФСИН убеждала суд в том, что после 23 сентября Навальный должен был вернуться или дать знать о себе. А местонахождение осужденного им будто бы не было известно, поскольку в уведомлении из Германии стоял только адрес отеля.

Не путать закон со школой

— После лечения он сразу же вернулся в Россию и потом мог бы самостоятельно поехать в инспекцию и отметиться, но его задержали в аэропорту, — пояснял адвокат Кобзев.

Следом адвокат Михайлова заявила ходатайство о приобщении решения ЕСПЧ по делу «Навальный против России», поскольку, по ее словам, оно напрямую связано с рассматриваемым сегодня представлением, так как связано с делом «Ив Роше».

— По факту решение ЕСПЧ не исполнено, выплачена компенсация, но приговор суда не был отменен, — отметила она.

Судья Репникова приобщила все документы и передала слово представителю ФСИН Ярмолину. Он напомнил, что в 2014 году решением Замоскворецкого суда столицы Навальный был приговорен к 3 годам 6 месяцам лишения свободы за совершение мошеннических действий и легализацию денежных средств, приобретенных преступным путем по делу «Ив Роше». При этом суд постановил считать наказание условным с испытательным сроком 5 лет, который в 2017 году был продлен еще на год. Согласно условию испытательного срока, Навальный должен был являться в инспекцию отмечаться два раза в месяц в определенные дни. В 2020 году ведомство зафиксировало многократные нарушения Навальным условий испытательного срока. Как минимум шесть раз он не приходил на регистрацию в прошлом году: 13 и 27 января, 3 и 16 марта, 6 июля и 17 августа. В период с 17 августа по 28 декабря Навальный также не являлся отмечаться.

Осужденный был выписан из клиники в октябре 2020 года, эта информация была получена ведомством из официальных публикаций «Шарите» и подтверждена самим Навальным. При этом после выписки Навальный до конца испытательного срока на регистрацию в УФСИН не являлся, несмотря на отсутствие объективных причин, тем самым вновь нарушив условия испытательного срока, считает представитель ФСИН. Он попросил отменить условный срок Навальному и исполнить реальное наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы в колонии общего режима.

— В связи с чем не направлялось представление ранее до 29 декабря 2020 года? — прокурор адресовала свой вопрос ФСИН.

— По каждому факту нарушения условно осужденному Навальному выносились предупреждения. Предполагалось, что осужденный Навальный изменит свое отношение и встанет на путь исправления, но должных выводов он не сделал. Решение о направлении представления в суд было принято при наличии двух злостных нарушений.

— Что послужило основанием для проведения начальных оперативно-разыскных мероприятий? — спросила прокурор.

— Отсутствие Навального по месту жительства и отсутствие информации о его местонахождении, — ответил представитель ФСИН.

Защитник Кобзев спросил Ярмолина:

— В справке как раз содержится, что Навальный получал интенсивную терапию и проходил длительное лечение. Но вы говорите, что этих сведений там не содержалось?

— В справке не был указан период.

— В справке же есть адрес, где он находился в Берлине?

— Да, есть. Но уголовно-исполнительный закон применяется только в России, и контроль осуществляется только по месту жительства.

— Вы знали о местонахождении Навального! И знали, куда он был направлен! И делаете вид, что он там был, но дома не был и скрылся, — не выдержала адвокат Михайлова.

— Вы заявляли, что знали, где я нахожусь с августа. Президент страны говорил, что благодаря ему я был направлен в Германию на лечение. Вам была известна эта информация? — подключился сам Навальный.

— Период вашего лечения учтен, — продолжал сухо отвечать ФСИНовец.

— Каким образом я мог исполнить наложенные обязательства? Был отравлен, потом был в коме, лежал в больнице. Я отправил бумагу, где я нахожусь на лечении. У вас были все контакты, — продолжил спрашивать Навальный.

— У ФСИН есть контакты, и вы могли предоставить документы, подтверждавшие дальнейшее лечение после 23 сентября.

— Если бы вы не задержали Навального в аэропорту, то были бы предоставлены дополнительные документы о его лечении. Вы специально в тот день выключили телефоны, и не было возможности с вами встретиться, а еще безобразным образом отсекли его от адвокатов, — возмутилась Михайлова.

— Если человек попал в больницу — есть справка. Человек выписался из больницы — есть справка. Какой документ должен быть промежуточным? — очередной вопрос Навального представителю ФСИН.

— Вы не сравнивайте закон со школой, — последовал ответ.

«Вы почувствовали безнаказанность»

Навальный сказал суду следующее:

— Я хотел бы начать с обсуждения правового вопроса, который мне кажется главным и немножко упущенным. Все выглядит странновато. Сидят двое. Один из них говорит: «Давайте посадим Навального за то, что он являлся не по понедельникам, а по четвергам». А второй говорит: «Давайте посадим Навального за то, что он вышел из комы и не пришел сразу к нам отмечаться».

Политик вновь напомнил про решение ЕСПЧ:

— Европейский суд по правам человека является частью судебной системы России, коль скоро Россия является частью Совета Европы. Он вынес постановление, где черным по белому написал, что в деле «Ив Роше» нет даже состава преступления. Оно полностью сфабриковано. Уже 2021-й, но меня продолжают по этому делу судить с упорством маньяка. Почему по этому делу? Недостатка уголовных дел у меня нет. Главное в этом процессе не то, как он закончится. Посадят или нет. Главное — запугать огромное количество людей. Одного сажают, чтобы испугать миллионы.

Политик уверен: люди не должны воспринимать этот процесс как что-то, чего нужно бояться:

— Это демонстрация слабости. Миллионы посадить нельзя. Я очень надеюсь, что люди будут это осознавать. И этот момент придет.

Судья перебивает — просит говорить только по поводу представления. Навальный однако продолжает:

— Долг каждого человека не подчиняться тем законам, которые…

— Вы сейчас призываете, у нас не митинг! — опять перебивает судья.

— Когда произвол и беззаконие, долг каждого человека не подчиняться вам в мундирах и мантиях, бороться с вами всеми силами. И я буду продолжать бороться. Несмотря на то, что я под контролем людей, которые готовы все намазать химическим оружием. Я говорю, что буду с вами бороться, и призываю вас всех не бояться. Я требую немедленного освобождения, освободить других арестованных. Это представление полностью лживое и не соответствует закону, — заявил Навальный.

Адвокат Кобзев:

— Всем было известно, что Навальный находился на лечении в Германии. В своем уведомлении для ФСИН он указал, что по состоянию на 23 ноября 2020 года находился на амбулаторном лечении. Но инспекторы ФСИН ничего не хотят знать. Если бы они проверили эту информацию, направили письмо в Берлин, Навальный им бы ответил. Но ФСИН этого не сделала. Не позвонили мне, жене и матери. ничего не сделали.

— За день до объявления Навального в розыск у инспекции ФСИН внезапно нашелся номер адвокатов и пресс-секретаря политика Киры Ярмыш, — возмущен защитник.

— Они знали, что политик в Берлине и тем не менее потребовали, чтобы он к ним на следующий день явился. Навальный с момента отравления не являлся в инспекцию по уважительным причинам и незаконно был задержан, — подытожил Кобзев.

Адвокат Михайлова заявила, что ЕСПЧ потребовал отменить приговор по делу «Ив Роше», поэтому Навальному нельзя назначать реальный срок. Защитник предложила прекратить производство по представлению, поскольку испытательный срок у Навального истек.

Прокурора все эти аргументы не заинтересовали. Она спросила у Навального: «Верно ли, что с января по август 2020 года, до госпитализации, он шесть раз намеренно пропустил регистрацию в инспекции?»

— Неверно! Приговором суда я должен был являться в инспекцию два раза в месяц. С 2014 по 2020 гг. я в вашу драную инспекцию приходил пять лет два раза в месяц, — ответил политик.

— Вы знаете, что являетесь единственным в России дважды условно осужденным. Верно, что вы почувствовали безнаказанность? Можете не отвечать, — парировала прокурор.

— Прекрасный вопрос! Я не единственный человек с двумя условными сроками. Дела против меня фабрикуют так, что я успешно их потом обжалую.

Прокурор Фролова свернула дискуссию, полностью поддержав представление ФСИН. Она заявила в заключение, что у Навального «прослеживается тенденция систематического нарушения» испытательного срока, «должных выводов не делает, демонстративно нарушает закон». И попросила до вступления в силу решения избрать меру пресечения в отношении Навального в виде заключения под стражу.

Решение

Вернувшись из совещательной комнаты, судья зачитала решение: представление ФСИН удовлетворить, исправление «невозможно при сохранении условного наказания», необходимо «назначить Навальному меру пресечения в виде заключения под стражу». Условное наказание отменено, Навального следует «направить отбывать наказание в колонию общего режима на 3 года 6 месяцев». В срок засчитали дни, проведенные под домашним арестом. В общей сложности срок в колонии составит 2 года и 8 месяцев.

Автор Андрей Карев, корреспондент судебного отдела

https://novayagazeta.ru/articles/2021/02/02/89018-osudit-dvazhdy-za-to-chego-ne-bylo

***

Мнение политолога. Если мы не промолчим, еще есть надежда. Политические итоги тюремного срока для Алексея Навального

Сильнее всего сейчас ошибаются те, кто думает, будто нынешние митинги — продолжение всей старой протестной политики, когда мы гордо и весело шагали по Болотной или кричали «Мы здесь власть!» летом 2019 года, а потом все заканчивалось и продолжалась обычная жизнь.

В этот раз, несмотря на то, что события происходят на тех же улицах наших городов, ставки заметно выше. Скорее всего, конец протестов обозначит «общественный договор нового типа», который навяжет нам власть. В рамках этого договора достойная человеческая жизнь, где ты не боишься говорить, что думаешь, и не ждешь, что утром тебе выломают дверь в квартиру, будет доступна лишь родственникам высшего начальства.

Почему так получилось? Для начала нужно ответить на вопрос: почему Навального раньше никак не могли посадить, а теперь посадили? И ответить, кажется, не сложно: просто раньше в Кремле считали, что тюрьма для Навального не поможет в борьбе за личную и вечную власть, а теперь решили, что как раз будет очень полезной. И даже попытка отравления, как ясно из событий прошлого года, считалась отменным планом.

Что поменялось за последние годы? Тоже нетрудно найти правдоподобную гипотезу: народ разлюбил российскую власть. Вся политическая система современной России была построена на специфической народной любви, и в какой-то момент в московских аэропортах было полно желающих покупать символику с портретом президента Путина. Больше не покупают, сувенирные лавки переключились на торговлю другими товарами.

Именно на возгонку народного обожания были направлены все пиар-акции Кремля от «прямой линии, на которой случаются чудеса» до многолетнего функционирования правительства непопулярного премьер-министра Медведева, на фоне которого так легко выглядеть героем. Все это осталось в прошлом. Нормальная жизнь в России кончилась к 2014–2015 годам, когда был развязан позорный конфликт против крупнейшего славянского соседа.

Насилие неизбежно возвращается с фронтов в тыл, этот феномен хорошо описан историками. Триггером в 2015 году могло стать уже убийство Немцова, но тогда в массовом насилии не было особой нужды, ведь власть еще любили. Теперь между ней и народом остались только дубинки. В какой-то момент в ходе обвала популистской автократии случился перехват власти в стране группой силовиков.

Тут нет никаких специальных инсайдов, достаточно оглядеться вокруг. Все, от появления «политруков» в школах до парализованной судебной системы и заблокированных полицией городов, указывает на фирменный стиль управления постсоветских спецслужб. Решить политическую проблему в их представлении — значит запугать или посадить оппонента.

Идеологическое обоснование происходящего, картина мира, которой сейчас диктуется «образ будущего», связаны с тем, что «политические лидеры» блюют собственной пропагандой. Их больше не любят, обозначен «конец прекрасной эпохи» бесконечного извлечения ренты из страны и всего, что в ней еще живо. И они поверили, что так получилось из-за иностранных врагов и шпионов. Начальство всегда безупречно и вечно, просто невозможно, находясь в своем уме, не любить такое. Но есть те, кто вредит, и таких почему-то становится все больше.

Сделан решительный шаг к пиночетовской России, в которой «внутренних врагов» свозят на стадионы, потому что их больше негде держать. Пока вместо стадионов использованы рейсовые автобусы, в которых люди стоят по полсуток у ворот тюрем. И в ближайший год здесь запланировано к уничтожению все — медиа, образование, легальное участие в политике и любое достойное дело вашей жизни.

Ключевая ошибка тех, кто не увидел масштаб ставок, заключается в том, что они решили, что если не привлекать внимание и промолчать, то эти лихие времена можно пережить, как-нибудь адаптироваться. Это жалкая иллюзия, пора попрощаться с ней. Вся правда сейчас — с горсткой студентов, выходящих на площади городов, чтобы продемонстрировать своими телами, безоружными и щуплыми, в цветных смешных пуховиках, что они не готовы принять кремлевские планы на будущее. Если вас нет рядом с ними, то постарайтесь найти в себе мужество не промолчать.

Сталкиваясь с неправосудным судом, доносом на месте работы, государственным насилием, не молчите.

Кажется, наша надежда на то, что отдельные люди и целые профессии, как это было в ходе «московского дела» в 2019-м, сейчас начнут говорить. За последние десятилетия толерантность людей к насилию резко снизилась, и уже мало кто готов спокойно смотреть на то, как полицейский пинает женщину в живот; идеологам, решившим конкретно и четко управлять Россией, этого не сообщили, но тихо существовать с насильниками в одном государстве в 2021 году невыносимо так же, как молча наблюдать за избиениями в собственном доме.

Журналисты не будут молчать про арест Сергея Смирнова за его работу главредом «Медиазоны». Врачи собирают волонтерские группы для помощи избитым на митингах. Студенты-юристы идут в суд защищать задержанных, потому что адвокатов не хватает. Если мы не промолчим, у нас еще есть надежда.

Автор Кирилл Мартынов, редактор отдела политики

https://novayagazeta.ru/articles/2021/02/04/89057-esli-my-ne-promolchim-esche-est-nadezhda

***

Приложение. Европа готовит Россию к очередным санкциям

На фоне очередного кризиса в отношениях РФ и Запада, на этот раз вызванного заменой условного срока на реальный Алексею Навальному, в Москву прибыл верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель. Переговоры, которые он проведет, во многом определят, будут ли введены Евросоюзом новые санкции. Власти РФ демонстрируют, что на уступки по «делу Навального» не пойдут.

Визит главы европейской дипломатии в Россию – первый за четыре года. Он планировался давно: в июне 2020 года министр иностранных дел РФ Сергей Лавров пригласил Борреля посетить Москву, и тот приехал бы еще в октябре, но помешал коронавирус. Визит проходит в условиях кризиса, вызванного «делом Навального», и будет посвящен если не в первую очередь, то в значительной мере ему. О том, что сейчас стало главной темой в отношениях РФ и Запада, перед поездкой Борреля напомнили три организации: ЕС, Совет Европы и Конгресс США.

Глава европейской дипломатии выпустил заявление по поводу приговора Навальному. В нем подчеркивается, что оно сделано от имени 27 стран ЕС. Следовательно, Боррель не выражает свою личную точку зрения или позицию только своего ведомства. В заявлении осуждается приговор Навальному, есть призыв его освободить, однако о санкциях не говорится. «Евросоюз вернется к рассмотрению данного вопроса на предстоящем заседании Совета ЕС по иностранным делам, где обсудит последствия ситуации и возможные дальнейшие действия», – сказано в документе. А основное обсуждение «дела Навального» и санкций запланировано на 25–26 марта, когда состоится саммит ЕС. В его повестку ранее и так был внесен «российский вопрос»: раз в пять лет ЕС обсуждает принципы отношений с РФ. Теперь у обсуждения будет особая тональность.

В четверг было опубликовано заявление от имени спецпредставителя правительства Германии при председателе Комитета министров Совета Европы Михаэля Рота, президента ПАСЕ Рика Демса и генсека Совета Европы Марии Пейчинович-Бурич. В нем выражается «глубокое сожаление» в связи с приговором Навальному, а также содержится призыв к российскому руководству соблюдать Европейскую конвенцию по правам человека. В целом формулировка этого заявления более мягкая, чем в заявлении ведомства Борреля. Там также не говорится о санкциях, но нет призыва освободить Навального.

По своей жесткости формулировки заявления главы дипломатии ЕС сравнимы с законопроектом о санкциях из-за «дела Навального», внесенным 4 февраля в Конгресс США. Его авторы – сенаторы-республиканцы Митт Ромни и Марко Рубио, а также сенаторы-демократы Дик Дурбин, Крис Кунс, Бен Кардин, Крис ван Холлен. В законопроекте президенту США предлагается в течение трех месяцев представить список российских чиновников, причастных к отравлению и осуждению Навального, а также доклад об убийстве Бориса Немцова, отчет о счетах и активах высокопоставленных российских чиновников (в том числе впервые – президента Владимира Путина) и связанных с ними бизнесменов в зарубежных банках, а также о нарушении Кремлем законов США о химическом оружии. Те же сенаторы предлагали законопроект о санкциях в сентябре, после отравления Навального. Двухпартийный законопроект экстренно появился сразу после того, как Ромни пообещал представить собственный законопроект по санкциям в Конгресс. Налицо спешка конгрессменов и желание действовать в деле давления на Россию сообща с Европой.

Перед визитом Боррель всячески подчеркивал, что едет в Москву в первую очередь чтобы выслушать позицию российских властей. «Нам нужен открытый разговор с Россией о состоянии наших отношений. Смысл дипломатии в том и заключается, чтобы взаимодействовать, передавать сообщения, стараться найти общий язык», – говорится в его колонке, опубликованной на сайте латвийской службы портала Delfi.

Ведущий сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров в беседе с «НГ» заметил, что глава европейской дипломатии на конфликт не настроен. «Руководство ЕС, особенно исполнительная власть, нацелены на то, чтобы с Россией не прерывать контакты. Это не потому, что они нас любят, а потому, что без РФ не решить ни одной крупной мировой проблемы», – констатирует эксперт. Вместе с тем формулировки официальных заявлений, которые принимаются как в ЕС, так и в США, как раз нацелены на конфронтацию. «Чего стоит только призыв освободить Навального тогда, когда приговор по его делу уже вынесен», – говорит Федоров.

Следует заметить, что в самом факте единого согласованного давления Запада на Россию нет ничего неожиданного. Еще в ноябре 2020 года глава Евросовета Шарль Мишель предлагал Джозефу Байдену выработать единую политику, в том числе в отношении РФ. Вероятно, сейчас как раз такой случай.

Российские власти между тем всячески демонстрируют, что любое давление приведет к противоположному результату. Оправдываться перед еврочиновником они не намерены. Так, Кремль решил не организовывать Боррелю, как тот хотел, беседу с Навальным и не повышать статус его визита. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что вопрос о встрече с заключенным относится к компетенции Федеральной службы по исполнению наказаний (ФСИН), а не Кремля. А ФСИН на момент подписания номера на эту тему вообще не высказалась. Также не планируется встреча Путина с Боррелем. Глава европейской дипломатии будет вести переговоры только со своим российским коллегой.

Автор Геннадий Петров

https://www.ng.ru/world/2021-02-04/1_8075_sanctions.html


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Карев, Кирилл Мартынов, Геннадий Петров

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.02.2021. Просмотров: 89

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta