Швейцария и Украина. Размышление о традициях и современности

Содержание
[-]

Швейцария и Украина. Размышление о традициях и современности 

В Швейцарии, как и в Украине – коровы священные животные. И там, и там буренками питаются. Но в Украине буренок хоть и едят, но вдоволь никогда не кормят. Поэтому украинские коровки – это что-то вроде теней отца Гамлета. В анфас украинская корова – картонка с рогами. Зато в Швейцарии коров с большим удовольствием не только кушают, но и кормят, а также ухаживают за ними, как средневековые рыцари за дамами.

По образованию я историк. А в истории существует, помимо всего прочего, несколько исследовательских методов. Как правило, они из когорты тех, которые расписывают в авторефератах кандидатских и докторских: сравнительный метод, метод контрастов и метод сопоставления.

То есть, грубо говоря, если сравнивать, например, «польский вариант» Волынской резни и ее «украинскую версию» – получится сравнительный анализ, если Вторую мировую войну 1939-1945 годов и Великой Отечественной войны 1941-1945 годов – анализ сопоставительный, а вот если современные украинские реалии со швейцарскими соизмерить – имеем контрастный метод. Потому что Швейцария и Украина в экономическом, а конкретнее - аграрном плане похожи друг на друга, как я на Бейонс.

Работа в центре международных связей и деятельности подсказывает, что студенческая практика тоже может быть сравнительной, сопоставительной и контрастной. Переехал студент на поезде из Украины в Польшу – на тебе, сравнение сала и фляков, например.

Переехал через Рейн на пароме из Франции в Германию «потусить с дружбанами» – прицениваемся к круассану с сосиской или к вину с пивом.

Десять месяцев назад желторотые птенцы-второкурсники гнезда Винницкого аграрного университета поехали в Швейцарию на сельскохозяйственную практику.

Большинство - на молочные фермы, ибо коровы для Швейцарии – это все. Символ Швейцарии – черно-белая корова. Швейцарцы долго оспаривали этот символ у Голландии. Или наоборот – голландцы у швейцарцев, трудно, честно говоря, понять, кто у кого. В результате голландцам достались символические ветряки. А швейцарцам – брендовые коровы. У голландцев тоже есть буренки. А-ля Гжель.

Но это не считается. Странно, что швейцарцы не подают в суд на сеть ресторанов «Му-му». Тем более, что все суды у них под боком: можно сказать, ручные. В Женеве, в Лозанне. Да и Страсбург, как говорится, не за горами. Голландцы, между прочим, тоже вполне могут подать в суд на эту самую Гжель. У них под боком не просто суд, а трибунал. В Гааге. Но это – к слову.

В Швейцарии, как и в Украине – коровы просто священные животные. И там, и там буренками питаются. Но есть отличия. В Украине буренок хоть и едят, но вдоволь никогда не кормили и не кормят. То по лени («Не своя же, колхозная!», «Поди, «спионерь» этот силос чертов!»), а нынче и вовсе из-за дороговизны. Логика проста: а че, сами потому пусть буренки питаются. Не пропадут, поди. Поэтому нынешние украинские коровки – это что-то вроде теней отца Гамлета. В анфас украинская корова – по большому счету, картонка с рогами.

Зато в Швейцарии коров с большим удовольствием не только кушают, но и кормят, а также ухаживают за ними, как средневековые рыцари за дамами. Права ее защищают в Женевском суде. Гуляет она по живописным изумрудным альпийским лугам, огражденным проволокой. По проволоке идет слабый разряд тока. Ткнет полорогая свой мокрый носик-трюфель в проволоку, бархатисто выругается своим парнокопытным матом и побредет обратно на лужок.

Трава в женевских Альпах сочная. Каждая травинка – как огурец. Коровий хрумтеж, рассказывает студенческая братия, слышен за полкилометра. Если прислушаться – есть даже маленькое эхо в звенящей горной тишине.

В Швейцарии, как известно, 26 кантонов. В каждом свои законы, обычаи и заморочки. Все кантоны совершенно разные. 26 кантонов – 26 Швейцарий. В Украине, как все знают, было, до появления всяких ДНР и ЛНР, 26 областей с отдельной автономной в прошлом Республикой Крым. (Почти совпадение).  А 26 областей – это 26 Украин. Без преувеличения.

В Швейцарии много языков. Немецкий, французский, итальянский, ретороманский. Да еще почти все говорят по-английски. В общем – пять языков на 7 с лишним миллионов человек – это сильно. Все худо-бедно полиглоты. И каждый из языков и менталитетов вносит что-то свое. В Украине тоже очень много языков, вернее - диалектов, и менталитетов, почти на 41 миллион населения. Тут тебе и галичанский, и буковинский, и лемковский, и подольский суржик, и множество других. Так что украинцы тоже худо-бедно полиглоты.

В Швейцарии очень чисто на улицах, автотрассах, в туалетах и в лесах. (Лес и уборная в Швейцарии, в отличие от Украины, – антонимы).

В Украине, мягко говоря, все наоборот. Зато украинец с утра до вечера строит хатынку и тащит в нее все, что только под руку попадет, а еще сажает садок вишневый коло хаты и разводит, помимо свинок, кур, гусей, уток, индюков и кроликов. Швейцарец же не приемлет никаких хатынок и садков. Никаких индюков и кроликов. Он попросту ест фондю. Это, как известно, плавленый сыр в вине.

Суровая вещь. Колорийности одной порции Виталию Кличко хватило бы на все бои жизни. Готовят фондю в какелонах. Это специальная посуда для открытого огня. Из нее же фондю и едят.

Если съесть порцию фондю, потом целую неделю будешь непробиваемо сыт и задумчив. Вообще, швейцарцы – интересные ребята. (У нас с ними множество схожестей). Швейцарцы - племена гельветов. Если разобраться, Швейцария-Гельвеция – это что-то типа европейской Украины. Лет пятьсот назад горные швейцарцы считались в Европе самыми сильными наемниками. Против этих мордастых диких головорезов с дубьем не могли устоять никакие рыцари.

Потом в Швейцарию пришли французы. Они научили швейцарцев многим полезным вещам. Основных полезных вещей было, пожалуй, четыре. Это: банки, часы, шоколад и, до кучи, фондю. Боевое гельветийское дубье было пущено на жарку последнего.

Гельветы надели камзолы, фраки и пиджаки, нацепили на толстые запястья часы за 10000 евро, съели молочную шоколадку и стали самой преуспевающей мирной конфедерацией. А что украинцы? Крутое казацкое воинство, умело интригующее между поляками, турками и татарами. Уверена, кстати, что современную Украину рано или поздно ждет примерно то же самое. Война и бизнес – это примерно одно и то же. Кто хорошо воюет, тот хорошо торгует. И наоборот.

Швейцарцы никогда никуда не торопятся. Лет пятьдесят-шестьдесят для обсуждения и принятия очередного закона – не срок. Именно поэтому они, как бы в насмешку над миром, делают лучшие в мире часы и продают их нам. Задорого.

Швейцарские фермеры – колоритнейшие создания. Им, в основном, за 50. У всех очень толстые запястья. На правых запястьях – швейцарские часы «Buran». Недорогие. Всего-то каких-нибудь 8-9 тысяч евро. Скромные эдакие роботяги. Если снять со швейцарских фермеров костюмы от Армани, надеть национальные швейцарские и дать в руки по дубинке – получатся наемники из древних легенд.

С лицами круглыми и розовыми и блестящим лысинами, как выдраенные плацы. У каждого фермера – непроницаемые серые глаза доброго питона. Шея немного толще головы. Армани на исполинских бицепсах и ляжках держится на честном слове. По словам наших желторотых студентов, когда швейцарские Жаны энергично макали вилки с хлебом в фондю и крутили их там, то всем им казалось, что ткань на предплечьях швейцарских гигантов тихо стонет.

***

По мнению швейцарских Жанов, чтобы хорошо жить, надо хорошо работать, а чтобы хорошо работать, надо хорошо есть. В Украине тоже любят хорошенько покушать, а вот по части работать, то – нет.

Один из швейцарских фермеров из немецких кантонов позвонил нам по Скайпу. Бедняга мучился философским вопросом: «Что же такое жизнь в украинской интерпретации?» Желторотых наших он за десять месяцев практики так и не раскусил.

- Простите, «мадам Хельга», но говорят, украинцы не очень любят работать.

- Пожалуй, не очень.

- Бездельники ваши украинцы тогда. И что же они делают с утра до вечера?

- Просто живут.

Швейцарец с грохотом водрузил очки на темечко и снова с интересом посмотрел на меня:

- Гм… «Живут»… В сутках 24 часа. Их надо провести с пользой. Вот я…. Восемь часов сплю. Четыре – отдыхаю и ем. Остальные двенадцать – работаю. Спать, отдыхать, есть и работать – это я понимаю. Я сплю, ем и отдыхаю, чтобы лучше работать. А что такое «жить»? Глядеть на бабочек? Или думать о всяких глупостях вроде шоппинга?  Нет, вы мне все таки скажите, что такое «жить»? – в его вопросе прозвучало что-то пилатовское.

- Жить – это жить, - пожала я плечами.

- Не понимаю!

- «О Господи!..».

- Смысл жизни в самой жизни, - отчеканил швейцарец, выделяя каждое слово. – Согласны?

- Вполне.

- Бог создал меня, Жана Э.., чтобы выращивать коров и торговать молоком. Это моя профессия. И я буду выращивать и торговать! – на его красной шее набухли голубые провода-жилы. – И я буду есть фондю, спать, отдыхать и работать, чтобы выращивать и продавать. Время надо беречь. Его надо ценить. А ваши украинцы-оболтусы время не ценят и не берегут. У вас что, много лишнего времени? Поделитесь со мной…

Надеюсь, Жан Э… не слишком долго мучился философскими вопросами по поводу «украинского бытия». Ведь мы таки чистосердечно попытались показать и объяснить, что, не смотря на некоторые различия, Украина - это, как бы, Швейцария, а Швейцария - как бы, Украина.

 


Об авторе
[-]

Автор: Ольга Зубко

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.07.2015. Просмотров: 202

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta