Шанхайская организация сотрудничества. Состояние и перспективы развития

Содержание
[-]

Шанхайская организация сотрудничества как один из важнейших центров геополитического развития 

В этом году отмечается 20-я годовщина со дня образования Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Как известно, в июне 2001 года главами государств Казахстана, Китая, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана была подписана Декларация о ее создании.

Предшественником Шанхайской организации сотрудничества была организация так называемой «Шанхайской пятерки», созданная еще в 1996 году на основе «Соглашения между Российской Федерацией, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Таджикистан и Китайской народной республикой об укреплении доверия в военной области в районе границы». Последующие годы показали жизнеспособность такой организации и, более того, целесообразность расширения ее функций на новом качественном уровне.

14 июня 2001 года официально учреждена Шанхайская организация сотрудничества, а в 2002 году на Санкт-Петербургском саммите Глав государств подписана Хартия ШОС, вступившая в силу 19 сентября 2003 года. Хартия является базовым документом, определяющим цели, задачи, принципы, структуру и основные направления деятельности Организации. В настоящее время ШОС состоит из 8 государств-членов – это Индия, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Пакистан, Россия, Таджикистан, Узбекистан. Государства-наблюдатели при ШОС – Афганистан, Иран, Монголия, Беларусь. Официальными государствами-партнерами являются Турция, Шри-Ланка, Армения, Азербайджан, Камбоджа, Непал.

Основными целями Организации являются: укрепление между государствами взаимного доверия, дружбы, добрососедства; расширение сотрудничества в политической, социально-экономической, гуманитарной областях, а также обеспечение мира, безопасности в регионе, борьба с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Обращает на себя внимание тот факт, что Шанхайская организация сотрудничества имеет огромный потенциал своего развития. Она охватывает территории, где проживает около 40% населения планеты – это более 3-х млрд человек, имеет почти 24% мирового ВВП и большие возможности в социально-экономическом и гуманитарном развитии.

Среди правящих и интеллектуальных элит ведущих стран 20-летие ШОС явилось поводом для обсуждения геополитических проблем, сложившихся в современном мире, и перспектив их решения. Одни считают, что человечеству по-прежнему необходим «хозяин» в формуле однополярного мира. Другие являются сторонниками «межцивилизационного развития». Третьи полагают, что пришло время эпохи «экономического национализма» в развитии особо крупных государств, которые, прежде всего, должны сосредоточиться на решении непосредственно собственных проблем.

Большое внимание во всем мире обращено и к ШОС как организации, реально выстраивающей сотрудничество между государствами на взаимовыгодных принципах, показывающей устойчивые тенденции развития и все возрастающий авторитет. Действительно, Шанхайская организация сотрудничества содержит особо конструктивный потенциал, который в перспективе может определить вектор геополитического развития во всем мире. Обращает на себя внимание и то, что в рамках ШОС уже в настоящее время успешно решаются вопросы противодействия внешним и внутренним угрозам, социально-экономического и гуманитарного развития. Интерес к сотрудничеству с ШОС проявляют все больше и больше стран. В юбилейном 2021 году непосредственно в рамках ШОС прошло ряд официальных и неофициальных мероприятий, на которых подводились итоги ее двадцатилетия. Главным мероприятием должно стать Заседание Совета Глав государств-членов ШОС 16-17 сентября 2021 в г. Душанбе. Ожидается, где на самом высоком уровне будут приняты документы по дальнейшему развитию Организации. 

Что является основным с точки зрения проявления интереса международного сообщества к ШОС и какие основные тенденции определяют ее будущее в контексте развития современных геополитических процессов? Прежде всего необходимо отметить фактор так называемого «Шанхайского духа». Это идеология, которая строится на принципах неприсоединения, ненаправленности против третьих стран и открытости. Другими словами, каждая из стран-участниц получает возможность развиваться на основе собственных традиций образа жизни, национальной специфики организации общественного производства и исторически сложившегося культурно-гуманитарного развития. Общие задачи, которые стоят перед каждой страной, решаются без принуждения и на основе консенсуса интересов. 

Генеральный секретарь ШОС Владимир Норов, выступая на семинаре «20 лет ШОС: ретроспектива и взгляд в будущее» в Шанхайском университете политических наук, специально отметил, что «организация явила собой уникальный прецедент устойчивого и мощного объединения государств, радикально различающихся по военно-политическому потенциалу, финансово-экономической мощи, социально-культурной традиции. Это стало возможным благодаря тому, что государства-учредители смогли сформировать отвечающим взаимным интересам и подходам общий знаменатель, краеугольным камнем которого являются принципы полного и безусловного равноправия всех государств-членов, учет интересов и взаимное уважение друг друга, отказ от силовых методов и претензий на доминирование. Данный идейно-нравственный стержень ШОС, получивший название «Шанхайского духа», ныне уверенно занял место в геополитическом лексиконе наравне с принципами Бандунга, мирным сосуществованием и др.»

Принципы Бандунга, как известно, были приняты еще в 1955 году на конференции стран Азии и Африки в г. Бандунге (Индонезия). К ним относятся:

  • уважение основных прав человека, целей и принципов устава ООН;
  • уважение суверенитета и территориальной целостности всех стран;
  • признание равенства всех рас и всех наций, больших и малых;
  • воздержание от интервенции и вмешательства во внутренние дела других стран;
  • уважение прав каждой страны на индивидуальную или коллективную оборону;
  • воздержание от использования соглашения о коллективной обороне в частных интересах какой-либо из великих держав; воздержание любой страны от оказания нажима на другие страны;
  • воздержание от актов или угроз агрессии или применения силы против территориальной целостности или политической независимости любой страны;
  • урегулирование всех международных споров мирными средствами;
  • содействие взаимным интересам и сотрудничеству;
  • уважение справедливости и международных обязательств.

Такие принципы оказались необычайно жизнеспособными. В свое время они были поддержаны Организацией Объединенных Наций и основными институтами, определяющими международные отношения в современном мире. На них также была построена идеология «мирного сосуществования», которая достаточно эффективно проявившая себя в период холодной войны. «Шанхайский дух» фактически и есть продолжение теории и практики мирного сосуществования в новых исторических условиях. Такая идеология не разъединяет, а сближает народы на традиционных принципах общественной жизни, с учетом решения имеющихся проблем. Положения такой идеологии не противоречат ни идеям современного развития социалистического Китая, ни Индии, которая развивается с учетом гуманистических идей Джавахарлару Неру, ни традиционным для России принципам социальной справедливости и др. Более того, в ней абсолютно отсутствует притеснение религиозных воззрений ни одного из многочисленных народов Азии. Фактически регион ШОС, где сосредоточены преимущественно все мировые религии и представлены другие гуманитарные и гуманистические воззрения, стал на путь признания доминантности лучших достижений общечеловеческой морали, или построения правовых отношений на ее традиционных принципах. В этом, полагаю, проявляются особенности так называемого «Шанхайского духа». 

В контексте вышеизложенного (отмечает Вадим Бровцев - «НГ»), следует специально отметить, что такой подход к международному сотрудничеству резко контрастирует с существующими в современном мире идеологиями - «неолиберализма», «неоколониализма», а также военно-политическими и другими формами принуждения. Вероятно, складывающиеся взаимоотношения в рамках ШОС, будут все больше привлекать к себе внимание во всем мире и рассматриваться как конструктивная попытка обеспечения «справедливости» в международных отношениях в условиях современных вызовов и угроз, геополитических трансформаций в целом. 

Социально-экономическая повестка дня ШОС. На нее следует обратить особое внимание, поскольку от экономики в существенной степени зависит материально-техническое развитие региона. Как известно, социально-экономические отношения в рамках ШОС также выстраиваются на принципах «Шанхайского духа» и взаимовыгодного сотрудничества. Зона ШОС открыта для развития и совершенствования как для внутреннего, так и внешнего рынка. Ее особенность заключается в том, что в то время, когда мир сотрясают «экономические войны» в форме всевозможных санкций и эмбарго, в рамках ШОС доминируют принципы равноправия и свободного развития каждой из экономик. Такой подход в экспертном сообществе рассматривается как особо перспективный. В настоящее время взаимный товарооборот стран-членов ШОС составляет 5% от совокупного объема внешнеэкономических связей. В странах АСЕАН этот показатель равен 30%, а в странах Евросоюза – более 60%. В то же время факты свидетельствуют об опережающем экономическом росте именно ШОС6. Вероятно, поэтому МВФ и прогнозирует развитие экономики в рамках ШОС как наиболее динамичное и эффективное. Так, по прогнозам МВФ совокупный объем ВВП государств-членов ШОС к 2030 году составит 30-40% мирового ВВП. 

Социально-экономический контекст развития ШОС определяется огромными ресурсными возможностями стран, входящих в эту Организацию. В современном мире среди ведущих экономических стран и объединений ужесточилась борьба за «рынки сырья», «рынки сбыта» и «рынки дешевой рабочей силы». Страны ШОС во внутренних взаимоотношениях находятся вне контекста таких противоречий, поскольку регион является самодостаточным и, соответственно, нет необходимости для экономических конфронтаций. Природно-сырьевой и интеллектуальный потенциал России, технологические возможности современного Китая, трудовые ресурсы и другие возможности Индии, а также других стран дополняют друг друга и создают предпосылки для широкого развития единого экономического пространства на максимально взаимовыгодных условиях и справедливых принципах. Все это уже находит свое конструктивное воплощение и вполне может привести в перспективе к созданию «общего экономического рынка» с максимально широкими возможностями. Такая точка зрения получает все большее распространение. Огромный потенциал ШОС может быть конкурентоспособным при условии его развития на основе современных достижений науки и техники, что в существенной степени ведет к необходимости модернизации всей системы производственных отношений. Здесь мы имеем дело с комплексом проблем, которые необходимо решать. 

Особое внимание в данной связи уделяется вопросам информатизации производства, созданию цифровых экономик. Такой подход модернизации экономики в настоящее время является доминирующим. В специальном Заявлении Совета глав государств-членов ШОС о сотрудничестве в области цифровой экономики от 10 ноября 2020 года указывается: «Сегодня цифровые технологии становятся одним из ключевых факторов ускорения экономического развития, повышения конкурентоспособности различных отраслей экономики, формирования новых рынков и обеспечения всеобъемлющего устойчивого роста. Отмечаем большой потенциал цифровой экономики для достижения целей Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. Считаем, что цифровая трансформация способствует созданию необходимых условий для инклюзивного глобального роста и приносит выгоды всем участникам. Убеждены, что усиление цифровой взаимосвязанности откроет новые перспективы и возможности экономического развития за счет формирования новых точек роста и повышения инвестиционной привлекательности. Укрепление практического сотрудничества в этой сфере отвечает интересам повышения технологической конкурентоспособности и социально- экономического благополучия государств-членов ШОС». 

Процессы, связанные с «информационной революцией», в настоящее время уже содействуют экономической модернизации. На смену прежней «экономической целесообразности» приходит возможность, дополняющая ее «оптимизацией», охватывающей не только социально-экономические, но и гуманитарные отношения. Представляется, что передовое экономическое развитие в современном мире постепенно будет перемещаться в зону ШОС. Возможности для этого заложены в процессах эффективного использования имеющегося потенциала, который в странах ШОС представлен в огромных размерах. В данной связи вполне объяснима точка зрения, что экономический центр планеты может переместиться именно в регион стран Шанхайской организации сотрудничества. Обращает на себя внимание тот факт, что лидеры ШОС в своих выступлениях все больше делают акценты на необходимости усиления и интенсификации в развитии ШОС именно социально-экономического сегмента. 

Специальная, не менее важная тема в развитии Шанхайской организации сотрудничества – обеспечение безопасности и стабильности на ее пространстве. Это направление в деятельности Организации имеет исключительно важное значение и свои специфические особенности. Особенно следует отметить, что в Хартии ШОС не прописано никаких обязательств, касающихся совместной обороны. Организация не имеет абсолютно никаких атрибутов военного блока, и, соответственно в ее организационной структуре отсутствуют какие-либо командные, либо координационные структуры в оборонной сфере. В то же время современный мир развивается в условиях нарастающих конфликтов и угроз, на которые необходимо реагировать совместно, что вполне очевидно осознается и в ШОС. К особо актуальным проблемам коллективной безопасности Организации следует отнести проблемы, связанные с расширением и углублением эпидемиологических угроз, загрязнением окружающей среды, с изменением климата, истощением природных ресурсов, продовольственные проблемы и т.п. Не менее важна координация сотрудничества и в борьбе с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, киберпреступностью, незаконным оборотом наркотиков, транснациональной организованной преступностью. Каждая страна в отдельности по своему, реагирует на указанные угрозы и вызовы, но атрибутивно возникают потребности консолидированной реакции и совместных усилий по их преодолению. 

В настоящее время особо актуализировались вопросы, связанные с пандемией коронавируса. Здесь без коллективных усилий по борьбе с ней невозможно обойтись в принципе. На это обстоятельство специально обратил внимание Президент России Владимир Путин на саммите Глав государств ШОС в ноябре 2020 года. В частности, он в первоочередном порядке отметил важность координации усилий в борьбе с пандемией9. Участники саммита такой подход поддержали единодушно. Были приняты конкретные решения, которые включают систему мер не только антиэпидемиологического характера, но и организационного. Здесь необычайно полезным явился опыт Китая, России и других стран. Пандемия коронавируса высветила еще одну проблему современности – биологическую безопасность. На ней до последнего времени не акцентировалось внимание ни в масс-медиа, ни в выступлениях официальных лиц. В настоящее время в контексте распространения пандемии коронавируса она приобретает все большую актуальность. Многие исследователи считают, что и сам коронавирус имеет искусственное происхождение. И, более того, ссылаясь на источники в зарубежной печати, определяют его как «глобальную угрозу». 

В данной связи фактом является то, что США – единственная страна в мире, которая до сих пор блокирует создание механизма контроля реализации Конвенции о запрещении разработки, производства и накоплении запасов биологического и токсинного оружия 1972 г. Более того, только за последние десять лет Соединенные Штаты создали большое количество лабораторий по всему миру. Они являются особо секретными и расположены, в том числе в некоторых странах ШОС. Полагаю, это крайне недопустимо, и угрожает не только биологической и эпидемиологической безопасности в рамках ШОС, но и во всем мире. Если американцы стремятся помочь другим странам в решении ряда научно-биологических проблем, то зачем это делается в рамках строгой секретности и без участия самих этих стран? 

Выступая на IX Московской конференции по международной безопасности 24 июня 2021 г. Секретарь Совета Безопасности России Николай Патрушев, заявил: «Проблематика биологической безопасности не ограничивается борьбой с Ковид-19. Есть и другие эпидемические угрозы. При этом отмечаются явные признаки того, что опасные патогены пытаются использовать в военно-политических целях. По сути, мы наблюдаем процесс возрождения биологического оружия. В данном контексте мировому сообществу необходимо обратить внимание на совпадение мест возникновения вспышек опасных заболеваний с расположением зарубежных биологических лабораторий отдельных стран. Их деятельность строго засекречена и ведет к утрате суверенитета в сфере биобезопасности теми государствами, на территории которых эти объекты находятся». Имеются и другие данные, свидетельствующие о том, что пандемия коронавируса особо высветила проблемы биологической безопасности во всем мире, включая страны Шанхайской организации сотрудничества. Здесь необходимы самые решительные, инновационные подходы по защите биологического суверенитета каждой из стран, здоровья и благополучия населения, предотвращая гипотетические угрозы «биологических войн» в каких бы формах они не проходили. 

В самом географическом центре ШОС обострились и военно-политические проблемы, которые непосредственно затрагивают интересы ее стран. После ускоренного ухода американского контингента из Афганистана, резко активизировались проблемы, связанные с возможностью расширения террористических и других угроз непосредственно против стран ШОС. В данной связи Организацией были приняты решения и определен алгоритм совместной реакции на эти угрозы, разработаны формы и методы их преодоления. Проблемы Афганистана поставили на повестку дня вопрос, связанный с необходимостью усиления борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Есть все основания считать, что совместными усилиями стран ШОС удастся защитить государства Организации от возникающих угроз и обеспечить их безопасное и стабильное развитие. Заслуживает внимания в данной связи работа Контактной группы «ШОС-Афганистан». 14 июля 2021 г. в Душанбе состоялась встреча Министров иностранных дел государств – членов Шанхайской организации сотрудничества в формате контактной группы «ШОС – Афганистан». По итогам встречи было принято совместное заявление по Афганистану, в котором представлены принципы, формы, методы и пути преодоления афганского кризиса. Тем самым ШОС показала себя особо конструктивным игроком в решении современных не только региональных, но и геополитических проблем в целом. Более того, позиция ШОС в существенной степени повлияла на предотвращение распространения терроризма и экстремизма за пределами Афганистана. Вероятно, такая тенденция в деятельности ШОС получит свое дальнейшее развитие, что будет способствовать гармонизации общественных отношений далеко за ее пределами. 

На повестке дня с точки зрения укрепления безопасности – большое количество вопросов, которые необходимо решать в первостепенном порядке. Среди них особое место занимают вопросы информационной безопасности. Информационная революция создала не только новые возможности в сфере социально-экономического развития, управления, решение ряда гуманитарных проблем, но и породила проблемы, связанные с, киберпреступностью, деструктивным использованием информационных технологий в различных сферах жизнедеятельности людей. Как известно, массированные атаки с применением средств информационной войны осуществляются фактически повсеместно с целью давления на политические, социально-экономические и гуманитарные процессы различных стран. Атаки осуществляются и по системе уже сложившихся самих информационных систем, включая управление. Только в Российской Федерации в 2020 году зарегистрировано свыше 120 тысяч компьютерных атак на критическую инфраструктуру, которые были направлены прежде всего против объектов государственного управления, военно-промышленного комплекса, здравоохранения, транспорта, науки, образования и культуры. Большая часть кибератак исходит с территории США, Германии и Нидерландов. Аналогичные атаки осуществлялись и в отношении других государств – членов ШОС. Более того, при помощи информационных технологий осуществляется непосредственное вмешательство в дела других государств путем распространения дезинформации, организации и проведения «цветных революций», дискредитации отдельных институций в организации общественной жизни и др. Полагаю, здесь особо необходима координация усилий по защите собственного информационного пространства, в том числе от атак на традиционные ценности и культуру местных народов.

Отмеченным выше далеко не исчерпывается повестка дня, связанная с современными вызовами и угрозами. В глобальных масштабах меняется климат. Это реальная угроза, которая нависла над всеми, соответственно всеми вместе должна и преодолеваться. Транснациональная преступность не может быть преодолена в одиночку. Здесь также необходима координация усилий для борьбы с ней. Не менее актуальными становятся вопросы развития науки, культуры, образования с учетом как мировых, региональных, так и достижений каждого народа в отдельности. И многое другое.

Необходимым является и скоординированная деятельность стран ШОС по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Как известно, за последнее 20-летие только в Афганистане увеличилось производство наркотиков в 40 раз. Эта страна стала центром по их производству и распространению. При ШОС создан дееспособный трехуровневый механизм взаимодействия антинаркотических ведомств, что позволило из незаконного оборота изымать до 40% наркотиков опиумной группы, перехватываемых на всем пространстве Евразии. Здесь страны ШОС, координируя усилия в борьбе с наркопреступностью, показывая всему миру реальную возможность бороться с этим злом. В целом, рассмотрев Шанхайскую организацию сотрудничества, ее современное состояние и перспективы развития, можно сделать следующие заключения.

Первое. В настоящее время Шанхайская организация сотрудничества является одним из важнейших центров геополитического развития. В основе ее положены идеи «Шанхайского духа» или мирного сосуществования, что позволяет странам, входящим в Организацию, развиваться на принципах добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества, невмешательства во внутренние дела друг друга.

Второе. ШОС является важнейшим регионом социально-экономического сотрудничества. Этот регион – самодостаточен с точки зрения наличия сырьевых ресурсов, рынков сбыта производимой товарной продукции и квалифицированной рабочей силы, что делает его потенциально особо экономически перспективным. В определенной степени ШОС – альтернатива современным экономическим моделям, которые себя исторически исчерпали. Вполне реально на пространстве ШОС в ближайшем обозримом будущем создание «общего экономического рынка» на современных инновационных принципах развития.

Третье. ШОС все активнее участвует в решении общественно-политических проблем, о чем свидетельствуют и вопросы, связанные с урегулированием афганского кризиса. Вероятно, в перспективе будет создан оперативный Координационный центр по решению общественно-политических проблем, наряду с теми организационными структурами, которые уже реально работают. При этом регион не развивается в сторону блоковой изоляции, а является открытым, предлагая систему аналогичной открытости применять и для других стран на основе собственных принципов и ценностей, которые не противоречат Уставу ООН и международному праву в целом.

Четвертое. В современных условиях страны ШОС, как и весь мир, обеспокоены новыми вызовами и угрозами, необходимостью создания новых систем коллективной безопасности. В данной связи Организация уже имеет опыт по борьбе с организованной преступностью, наркотрафиком, в решении задач по защите прав и достоинства граждан каждой из стран-участниц. В настоящее время идет процесс разработки механизмов, направленных на защиту от эпидемиологических, биологических, информационных, продовольственных и ряда других. Есть все основания считать, что Организация в перспективе сможет разработать собственный алгоритм преодоления современных вызовов и угроз.

Пятое. Современная эпоха на одно из ключевых мест ставит вопросы, связанные с развитием науки, культуры и образования. Эти вопросы необходимо решать, вероятно, более эффективно. Есть все возможности ШОС стать современным международным лидером и в решении данных проблем, которые, полагаю, далеко еще не получили своего эффективного и взаимодополняющего развития. На пространстве ШОС реально может сложиться гуманитарная среда в формуле «свобода каждого есть условие свободного развития всех» или «процветания в единстве» на глубоко научно обоснованных принципах.

В заключение следует, вероятно, обратить внимание на высказывание особо известного политолога, идеолога современного неолиберализма Збигнева Бжезинского, который в одной из своих последних книг четко сформулировал основную тенденцию современного мирового развития: «угасающий запад» и «закат американской мечты». В условиях современного развития Шанхайская организация сотрудничества демонстрирует, наоборот, «восходящий Восток» как важнейший фарватер в современном международном социально-экономическом, политическом и гуманитарном развитии.

Автор Вадим Бровцев, председатель правительства Республики Южная Осетия в 2009—2012 гг., и. о. президента РЮО в 2011—2012 гг., политик, экономист и общественный деятель.

https://www.ng.ru/cis/2021-09-14/100_2109141600.html

***

Приложение. Кабул разобщил ШОС: У участников организации различное отношение к афганской проблеме

В Душанбе 16–17 сентября состоятся саммиты глав государств – членов ОДКБ и ШОС под председательством президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Лидеры обсудят ситуацию в Афганистане.

Участники ШОС по-разному относятся к событиям в этой стране. Председатель КНР Си Цзиньпин и премьер-министр Индии Нарендра Моди отказались от поездки в Душанбе. Они будут участвовать в онлайн-заседании, чтобы, по мнению экспертов, не создавать конфликт: у них по Афганистану диаметрально противоположные позиции. В онлайн-режиме будет работать и Владимир Путин. В такой ситуации согласование позиций по афганской проблеме вряд ли возможно.

20-летие ШОС отметит приемом в свои ряды девятого государства – Ирана. Тегеран еще в 2005 году присоединился к альянсу на правах наблюдателя. А в 2008 году подал заявку на полноценное членство. Однако из-за международных санкций Иран не могли принять в организацию. Возможность появилась в 2015 году, когда Тегеран согласился на ограничение своей ядерной программы. Но тогда заявку заблокировал Таджикистан, обвинив Иран в поддержке Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ – запрещена в Таджикистане и РФ), а также в косвенной причастности к организации террористических актов.

Сегодня отношения двух стран вернулись в дружеское русло, и в Душанбе с первым официальным визитом прибудет новый президент Ирана Ибрахим Раиси. «Вступление в ШОС дает Ирану дополнительные дипломатические аргументы во всем комплексе взаимоотношений с Западом. В частности, в переговорах по ядерной программе и отмене санкций. Последнее особенно важно, поскольку санкции тормозят развитие страны. Членство в ШОС позволяет надеяться на скорое решение вопроса. Помимо этого организация дает возможность экономического взаимодействия со странами, участвующими в альянсе. И даже, может быть, Тегеран попытается продвигать свои неэкономические инициативы», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев.

Посол РФ в Иране Левон Джагарян заявил РИА Новости, что Москва поддерживает заявку Тегерана на вступление в ШОС: «У нас близкие, а по ряду международных и региональных вопросов совпадающие позиции». По словам Князева, ШОС за 20 лет существования стал удобной диалоговой площадкой для обсуждения различных проблем. При этом принимаемые решения не являются строго обязательными для участников.

На саммите в Душанбе будет обсуждаться ситуация в Афганистане, сообщил МИД Таджикистана. Иран – важный региональный игрок. Он может повлиять на общие решения в отношении Кабула. Позиция Тегерана схожа с позицией Москвы и даже более жесткая. Российская сторона не удовлетворена действиями талибов (организация «Талибан» запрещена в РФ) в создании переходного правительства. Но если Москва наблюдает за происходящим, то Тегеран не стесняется выступать с жесткими заявлениями. Именно поэтому он способен повлиять на позицию стран – членов ШОС.

В Душанбе будут отсутствовать председатель КНР Си Цзиньпин и премьер-министр Индии Нарендра Моди, занимающие диаметрально противоположные позиции по Афганистану. Во избежание конфликта они присоединятся к заседанию лишь в онлайн-формате. Разница в позициях заключается в том, что Китай готов сотрудничать с новым кабульским правительством, а Индия выступает категорически против и настаивает на создании инклюзивного правительства. Кстати, по данному вопросу нет единства среди остальных участников организации. Позицию Пекина разделяют Исламабад, Ташкент и Нур-Султан. Схожее с Нью-Дели отношение к Кабулу у Душанбе.

«Позиция Таджикистана может быть использована Москвой, если вдруг возникнет ситуация, когда будут исчерпаны возможности взаимодействия с «Талибаном» за столом переговоров, не говоря уже о признании, и возникнет потребность поддержать антиталибское сопротивление», – отметил Князев. По его словам, сами талибы делали акцент на том, что это временное правительство, которое вскоре будет скорректировано, поскольку в самом «Талибане» идет борьба.

Президент РФ Владимир Путин также решил принять участие в саммитах ШОС и ОДКБ онлайн, так как является контактным и не должен подвергать риску коллег, отметил его пресс-секретарь Дмитрий Песков. «Президент абсолютно здоров», – сказал он. Отвечая на вопрос, сдавал ли президент ПЦР-тест и показал ли тот негативный результат, Песков ответил: «Безусловно», сообщает ТАСС.

Автор Виктория Панфилова, oбозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/cis/2021-09-14/5_8251_problem.html

***

Дополнение. Смена власти в Афганистане ускорила оборонный симбиоз ШОС и ОДКБ

На «Мирной миссии – 2021» союзники будут учиться отражать химические и биологические атаки террористов.

На запланированных в ближайшие дни в Душанбе сразу двух саммитах – ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности) и ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) – планируется утвердить планы обеспечения коалиционных войск новыми видами вооружений, а также организации совместной боевой подготовки, разведки и военных учений. Впервые в истории организаций 17 сентября в Душанбе под председательством президента Таджикистана Эмомали Рахмона состоится первая совместная встреча глав государств – членов ОДКБ и ШОС, которые «проведут обстоятельный обмен мнениями о ситуации в Афганистане». То, что президент РФ Владимир Путин в саммите будет участвовать лишь в режиме видеоконференции, вряд ли повлияет на ситуацию в целом и принятые там решения.

В преддверии саммитов в Оренбургской области на полигоне «Донгуз» началось совместное антитеррористическое командно-штабное учение (КШУ) стран ШОС «Мирная миссия – 2021», в котором принимает участие более 4 тыс. военнослужащих из России, Китая, Индии, Казахстана, Киргизии, Пакистана, Таджикистана и Узбекистана. Оно началось практически одновременно с совместными стратегическими маневрами (ССУ) России и Белоруссии «Запад-2021», в которых принимают участие воинские контингенты из других стран, в том числе из ОДКБ и ШОС (Армении, Индии, Казахстана, Киргизии, Монголии, Сербии, Таджикистана, Шри-Ланки и Пакистана). Военные источники сообщают, что замыслы КШУ ШОС и российско-белорусского ССУ взаимосвязаны. Во-первых, на тех и других учениях отрабатываются новые методы борьбы с беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) и защиты от оружия массового поражения (ОМУ). Во-вторых, при отработке учебно-боевых задач учитывается военно-политическая обстановка на территории СНГ и его границах. На замысел КШУ «Мирная миссия – 2021» повлияла ситуация в Афганистане, хотя он был определен еще летом 2021 года по итогам совещания министров обороны стран ШОС, которое прошло в Душанбе 28 июля.

Тогда министр обороны РФ Сергей Шойгу предложил партнерам помимо организации совместных КШУ осваивать «способы противодействия новым тактическим приемам, которые используют международные террористы». В частности, борьбу с беспилотными летательными аппаратами, обеспечение информационной безопасности, предотвращение террористических атак с использованием химического и биологического оружия. Сейчас эти задачи отрабатываются в ходе КШУ ШОС в Оренбургской области. Шойгу отметил важность обмена информацией в сфере военной безопасности и опытом противодействия терроризму, а также поддержание контактов «по линии генеральных штабов». Видимо, следуя этим установкам, как сообщают СМИ, на днях в Пакистане состоялась встреча глав разведслужб региона, где обсуждалась ситуация в Афганистане. На встрече, которую провел глава Межведомственной разведки Пакистана (Inter-Services Intelligence, ISI) Фаиз Хамид, присутствовали руководители разведок России, Китая, Ирана, Узбекистана, Таджикистана и Туркмении. Подробной информации о мероприятии не было, но известно, что его участники говорили о мерах, необходимых «для прочного мира и стабильности в регионе».

По сообщению начальника Генштаба Вооруженных сил РФ генерала армии Валерия Герасимова, эти же вопросы планируется обсудить на «совещании начальников генеральных штабов вооруженных сил стран ШОС», которое пройдет на полигоне «Донгуз» в ходе активной фазы маневров «Мирная миссия – 2021». Это мероприятие, видимо, будет организовано в ближайшее время, так как КШУ ШОС по плану продлятся до 25 сентября.

Судя по официальным сообщениям, в Душанбе 16–17 сентября будут обсуждаться и другие оборонные, а также гуманитарные и военно-экономические вопросы, связанные «с известными событиями в Средней Азии». По данным вице-премьера РФ Юрия Борисова, на саммите ОДКБ главы государств этой организации «подпишут договор по оснащению Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) современными образцами вооружения и военной техники», а также определят комплекс мер, связанный с отражением возможных угроз, исходящих из Афганистана. Напомним, решение о формировании КСОР органы ОДКБ приняли еще в 2009 году. Их предполагается использовать для «отражения военной агрессии, проведения специальных операций по борьбе с международным терроризмом, транснациональной организованной преступностью, наркотрафиком, а также для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций».

Все это особенно актуально в связи с ситуацией, сложившейся на границе с Афганистаном после прихода там к власти запрещенного в РФ террористического движения «Талибан». «Численность формирований ОДКБ, которые входят в КСОР, – около 20 тыс. военнослужащих. В основном это должны быть мобильные части и соединения постоянной боевой готовности, – отмечает военный эксперт полковник в отставке Николай Шульгин. – Не секрет, что, к примеру, в Вооруженных силах Киргизии и Таджикистана таких соединений нет, а их армейские «штучные» мобильные подразделения крайне плохо вооружены. Сейчас стоят важные задачи – дооснастить их современными видами вооружения и военной техники, а также подготовить личный состав, действующий под эгидой КСОР. Допускаю, что модернизация сил КСОР в Таджикистане и Киргизии будет происходить за счет военной помощи России и, возможно, Белоруссии и Казахстана. Замечу, что Узбекистан в ОДКБ свое участие приостановил, а Туркмения, также граничащая с Афганистаном, вообще нейтральная страна, но их армиям тоже необходима модернизация для надежной защиты южных границ СНГ. Эти вопросы будут обсуждаться на саммитах ОДКБ и ШОС в ближайшее время».

Автор Владимир Мухин, oбозреватель «Независимой газеты»

https://www.ng.ru/armies/2021-09-14/2_8251_afganistan.html


Об авторе
[-]

Автор: Вадим Бровцев, Виктория Панфилова, Владимир Мухин

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.09.2021. Просмотров: 24

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta