Шахматы должны прийти в школу

Содержание
[-]

Шахматы должны прийти в школу

В интервью газете Frankfurter Allgemeine Zeitung бывший чемпион мира Гарри Каспаров с восторгом говорит о множестве достоинств своего любимого вида спорта. Многое другое он подвергает резкой критике, прежде всего положение дел в России.

Гарри Каспаров высказывает свое мнение о лучшей форме развития способностей у детей, а также о доверии к некоторым президентам. «От введения шахмат в школьную программу пользу получат все предметы». Каспаров был чемпионом мира с 1985 по 1993 год. После возникшего у него спора с Международной шахматной федераций ФИДЕ  он потерял шахматную корону. В 2005 году он неожиданно ушел из шахмат. Большинство специалистов шахматного мира считают Каспарова самым сильным в истории шахматистом. Сегодня 48-летний Каспаров является активистом оппозиционного движения в России.

Frankfurter Allgemeine Zeitung: Вы обладаете многими талантами. Вы были чемпионом мира и тренером по шахматам, вы пишете книги, выступаете с лекциями. А теперь вы стали еще и педагогом?

Гарри Каспаров: По моему мнению, речь идет о будущем шахмат. В течение многих лет мои мечты были связаны с шахматами, хотелось добиться признания в спорте для того, чтобы иметь возможность получать финансовую поддержку из налоговых средств или из средств, поступающих от проведения лотерей. Прекрасно, я доволен, что это удалось осуществить, и мы получили солидную финансовую поддержку. Но теперь я думаю о чем-то более важном – о детях.  Воспитание и социальные проекты особенно во времена финансовых ограничений приобретают дополнительное значение. И шахматы должны стать частью этого процесса.

- В какой форме?

- Все больше учебных заведений во всем мире ведут поиск дополнительных элементов, способных расширить горизонты детей, а не только повысить их успехи в отдельных предметах. Многие проведенные исследования говорят о том, что шахматы могут стать хорошим вспомогательным средством. Шахматы показывают, как человек, находясь под давлением в ситуации со многими неизвестными, выбирает варианты действий, находит решение проблем, и все это делается в рамках строгих правил.

- А что вы способны сделать в этой области?

- В этом году мы создали фонд Kasparow Chess Foundation Europe. Мы хотим создать центр, который при помощи интернета, школьных программ и семинаров для учителей сделает шахматы доступными в школе. Его опорные пункты предполагается создать по всему миру. Шахматы позволяют создать хорошую связь между традиционными уроками и обучением с использованием сетевых возможностей интернета.

- А есть ли для этого время? В немецких школах учебный план и расписание, как правило, составлены очень плотно.

- Идеальными были бы начальные классы. В этот период у детей еще есть время для подобного рода занятий. Кроме того, этот возраст – примерно от пяти до девяти лет – является идеальным. Нужно познакомить детей с шахматами в тот момент, когда они изучают то, как человек мыслит.

- А для чего, кроме математики, это нужно?

- Это будет полезно для всех школьных предметов. Ученики будут тренировать свои умственные способности, так как дети, играя в шахматы - в отличие от компьютерных игр -  учатся концентрации. Шахматы стимулирую интуицию, которая необходима для того, чтобы справиться с растущими потоками информации.

- Есть ли подобного рода опыт в вашей семье?

- Летом мы объяснили нашей пятилетней дочке правила игры и хотели ее заинтересовать. Для этого нашли подходящую для ее возраста программу, предлагаемую шотландской фирмой и разработанную русскими специалистами. Наша концепция в значительной мере базируется на этом софте. Если все получится, то наша конечная мечта состоит в том, чтобы проводить соревнования. Первенство мира среди школ по шахматам в интернете.

- Кто будет все это оплачивать?

- Это не дорого. Нет необходимости строить стадионы - нужен только компьютер, который, как правило, уже имеется в наличии, или шахматная доска с фигурами. Это на самом деле дешево. Помощь должны оказать также частные спонсоры и доноры.

- Могут ли школы получить такую возможность бесплатно?

- Нет, но это не будет стоить дорого, поскольку мы являемся неприбыльной организацией. Финансовую помощь она получает от одного бельгийского предпринимателя. В более бедных странах можно было бы распространять эти пакеты в школах бесплатно.

- Прежде чем добиться педагогического эффекта, нужно заниматься политическим лоббированием. Как далеко вы продвинулись в этом отношении?

- Недавно я встречался с британским министром образования, а также с ведущими политиками в этой области во Франции. Везде реакция была позитивной, поскольку у шахмат нет теневых сторон. Они представляют собой лишенное риска педагогическое средство.

- А как обстоят дела в Евросоюзе?

- В Брюсселе мы вместе с Европейским шахматным союзом подготовили проект декларации Европарламента и теперь для ее принятия нам необходимо получить 350 подписей депутатов. Это сложно, но реалистично. Многие депутаты сами играют в шахматы. И у нас хорошие отношения с представителями всех политических партий – от христианских демократов до моего друга Даниэля Кон-Бендита (Daniel Cohn-Bendit).

- Имя Каспарова открывает многие двери?

- В любом случае это происходит там, где речь идет о шахматах. Имя действует как магнит. Мы начали заниматься этой программой полгода назад, и за это время я побывал в Бразилии, Южной Африке, Эмиратах, Турции, Англии, Франции и Грузии. Везде люди видят, насколько я вовлечен в эту работу; я использую свои знания, жертвую своим временем и не зарабатываю при этом денег. Покрываются только мои расходы.

- Заметно, что вы мотивированы. При этом у вас были поводы для разочарования. Вы прекратили сотрудничать как  тренер с Магнусом Карлсеном (MagnusKarlsen), неудачей также закончилась ваша совместная с Анатолием Карповым попытка реформировать ФИДЕ. А теперь еще и Владимир Путин, как вы давно предсказывали, вновь намеревается стать российским президентом.

- Давайте посмотрим на вещи под другим углом зрения. Во-первых, проведенное вместе с Карлсеном время было хорошим. Он является игроком номер один в мире, а я доказал, что могу быть очень хорошим тренером и умею делиться своим опытом с молодыми шахматистами, как это в моем случае делал Ботвинник, когда я сам был молодым. Во-вторых, кампания Карпова оказалась неудачной. Но это меня еще больше мотивировало к тому, чтобы чего-то добиться, так как я знаком со всеми пороками, существующими в ФИДЕ. Они там производят много шума, но ничего не способны сделать, в том числе и в области школьных шахмат.

- Вам не удалось реформировать мировые шахматы сверху, и теперь вы пытаетесь сделать это снизу, с самых основ?

- Для меня важно воспитание, а это требует доверия. Каким доверием может обладать организация, глава которой встречался с Каддафи и затем публично этим похвалялся? Мы пытаемся вернуть доверие к шахматной организации. Это можно сделать, если перейти в нападение или предложить альтернативные варианты, то есть сделать что-то новое. Многие федерации увидели, что Илюмжинов не имеет авторитета, всеми способами он пытается удержаться у власти и делает разного рода обещания. ФИДЕ не предлагает никакого будущего, никакой перспективы.

- А Путин?

- Он сам ограничил свой выбор. Теперь он стал пожизненным диктатором. Однако жизнь диктаторов непредсказуема. Возьмите, к примеру, Мубарака – в прошлом декабре он получил 90%. Сильная сторона режима Путина состояла в том, что система была гибкой. Сам он мог выступить в роли либерала, националиста или популиста; он был способен порождать имиджи и иллюзии. В течение четырех лет Путин поддерживал иллюзию, выставляя вперед свою тень – Медведева, - который заставил поверить многих людей в России и на Западе, включая политиков от Вашингтона до Берлина, что он сможет стать альтернативой. Но теперь стало совершенно ясно, что Путин получает власть пожизненно.

- Это звучит пессимистично.

- Нет, ведь не только людям на Западе, но и многим в России теперь все стало ясно. В последние месяцы чувствовалось растущее разочарование. Даже у тех, кто был лояльно настроен в отношение Путина; но этих людей отодвинули в сторону, поскольку теперь он говорит: я Путин, а твое мнение мне безразлично. Я думаю, что он многое утратил из своего авторитета, поскольку его режим превращается сегодня в посмешище. Люди рассказывают анекдоты о нем, что напоминает Советский Союз. Когда люди начинают рассказывать анекдоты о режиме, плохие анекдоты, то это означает, что он уже больше не является неприкосновенным. Это начало заката.

- Вы поедете в Россию для того, чтобы принять участие в предвыборной борьбе?

- Нет, я не хочу участвовать в этом фарсе. Это не выборы. В Европе выборы проводятся по установленным правилам, и их результаты непредсказуемы. В России существуют выборы без установленных правил с предсказуемым результатом. Мы призываем людей к бойкоту выборов. К тому, чтобы они были вычеркнуты из списков избирателей; к тому, чтобы они выражали свой протест в интернете. Интернет предоставляет возможность объединиться и создать параллельное общество. Альтернативу.

- Альтернатива – ваша тема. А также обновление. Об этом вы читаете лекции в крупных технологических фирмах. В вашей последней книге, которая будет опубликована в 2012 году, речь идет об инновациях или в большей степени о нехватке инноваций. Что вы имеете в виду?

- Технологии находятся в состоянии застоя. У нас больше ничего нет из того, что могло бы изменить мир. У нас есть только иллюзии, что мы живем во время инноваций.

- Но каждый год мы получаем все более умные смартфоны?

- И что мы можем с этим сделать? НАСА осуществило полет на Луну, обладая компьютерами, мощность которых уступает одному аппарату iPhone. Настоящего обновления не происходит, и поэтому нет новых отраслей. Китай добивается успеха, но китайцы только копируют то, что уже существует. Нет больше настоящих инноваций, в которых можно было бы инвестировать средства, и поэтому были изобретены искусственные финансовые инструменты, в которых никто не может разобраться. Это призвано поддерживать иллюзию относительно существования инноваций.

- Кажется, что вас интересует почти все.

- Даже футбол. Начиная с 1970 года, я смотрел все финалы и полуфиналы чемпионатов мира.

- И даже легендарный полуфинал в Мехико в 1970 году между Германией и Италией? Ведь вам тогда было всего семь лет.

- Со счетом 4 : 3 Италия победила в дополнительное время, после того как Германия на последней минуте основного времени сравняла счет – гол забил Шнеллингер (Schnellinger).

- Я прошу вас высказать ваше мнение как стратега в области искусства игры. Какой финал был лучшим?

- В 1986 году. Великолепный финал. Феноменальная игра. Аргентина повела 2 : 0, затем счет сравнялся – 2 : 2. Потом последовала большая стратегическая ошибка немцев. Кто был тогда тренером? Беккенбауэр?

- Да. Немецкая команда не хотела дожидаться дополнительного времени и попыталась решить исход встречи в основное время.

- Вот именно, и это было ошибкой. Слишком много адреналина. Вы потеряли чувство опасности, вы раскрылись. Затем последовал магической момент с участием Марадоны, и Бурручага, убежав от центральной линии, вышел один на один с вратарем. Если бы немцы продолжили играть надежно, они стали бы тогда чемпионами мира.

- Как вы незадолго до этого, когда, проигрывая поначалу 0 : 5 Карпову, вы в 72 партиях одержали победу, измотав своего соперника, и стали самым молодым чемпионом мира по шахматам. Это достижение никто пока не смог улучшить. Затем в 2005 году, в идеальном шахматном возрасте (41 год), вы прекратили выступать как шахматист. Не хочется ли вам иногда возобновить карьеру игрока?

- Нет. Как шахматист я сейчас делаю лучшее из того, что я могу сделать для шахмат.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Кристиан Айхлер

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.12.2013. Просмотров: 517

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta