Северная Европа отказывается от нейтралитета

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
К вопросу о вступлении Финляндии в НАТО  

***

Уроки политики "финляндизации"

Послевоенная финская политика неразрывно связана с президентом Урхо Калева Кекконеном, дружившим со всеми советскими лидерами.

Великое княжество Финляндское отошло к России в 1809 году по итогам странной войны со Швецией. После поражения под Аустерлицем в 1805 году России пришлось примкнуть к французской блокаде Англии, прекратив с ней торговлю, отчего цена бумажного рубля упала до 25 копеек серебром. В 1800 году доминирующие на Балтике Дания, Швеция и Россия заключили договор, закрыв акваторию для военных кораблей чужаков. В 1807 году Англия захватила датский флот, что шведы проигнорировали, выйдя из договора. Россия решила предателя наказать и полтора года вела удивительную войну, пока корпус Багратиона не зашел шведам в тыл, принудив заключить мир, по которому Финляндия вошла в империю.

Александр I сохранил в Суоми самоуправление, протестантство, национальный банк, налоги и таможенные сборы использовались внутри княжества, охраняемого русскими войсками, передал Выборгскую губернию. Приведу неподтвержденную гипотезу. Александр, воспитанный бабушкой Екатериной II, не чурался либерализма и, взойдя на престол, создал команду младореформаторов, но дальше декларирования идей дело не дошло, и, возможно, предоставив Финляндии тепличные условия, он рассматривал ее как полигон, который действительно из «приюта убогого чухонца» превратился в успешное княжество, имеющее с Россией мало общего и мечтающее о независимости, которую приблизила Февральская революция.

Декрет о создании Финляндской республики 6 декабря 1917 года подписал Владимир Ленин, уверенный, что местная Красная гвардия перебьет буржуев и их приспешников, установит советскую власть. Генерал Карл Густав Маннергейм, на пустом месте создав Белую армию, разгромил красных, а уцелевшие бежали в Петроград.  Термин «финляндизация» стал вновь актуален. Чтобы понять его содержание, необходимо совершить исторический экскурс. 

Коммунистические мятежи, поднятые в Венгрии и Германии коминтерновскими агентами, быстро подавили, «освободительный» поход РККА на Берлин через Варшаву окончился оглушительным разгромом армии Михаила Тухачевского. Франция передала Польше вооружение и технику, советники помогли ее освоить, а Красной армии, кроме кавалерии, противопоставить было нечего. Пришедший к власти Сталин понял, что коминтерновские эмиссары могут установить советскую власть только мощными штыками Красной армии и чекистскими наганами. Значит, необходима индустриализация – милитаризация, плановая, а не частная нэпмановская промышленность. В сельском хозяйстве коллективизация позволила из колхозов выгребать все произведенное уже без продотрядов, пусть и в куда меньшем количестве. Большой перелом начала 1930-х все разложил по полочкам. 

К 1940 году заводы, построенные с помощью американцев, танков и самолетов изготовили больше, чем весь остальной мир, но как их применить, ясности не было. Демократии воевать не хотели, позволив Гитлеру, в 1933 году выигравшему выборы и ставшему рейхсканцлером, а затем установившему в Германии фашистскую диктатуру, захватить без войны Чехословакию и осуществить аншлюс Австрии. Восторженные толпы, вскинув руки в фашистском приветствии, стояли вдоль дороги, чествуя фюрера, возвращающегося из Вены в открытом авто. Прозрение пришло, но через пять лет, после ковровых бомбардировок союзников, а осуждение содеянного Германией – после Нюрнбергского процесса. Немцы поняли, что благодаря пропаганде они всецело поддерживали кровавую химеру. 

После мюнхенского сговора Даладье и Чемберлен получили по полной и заключать договор еще с одним диктатором не собирались, толкнув Сталина в объятия Гитлера. 23 августа 1939 года Молотов и Риббентроп подписали пакт о ненападении, разделив Европу и снеся миротворческие барьеры. После инспирированного нападения 1 сентября на радиостанцию в Гляйвице вермахт перешел границу Польши, а РККА почти дождалась ее разгрома, но пришлось участвовать в кровопролитных боях под Львовом, Ковелем, другими городами. Армии провели парад победителей, и вермахт отошел за демаркационную линию. 

Население СССР увеличилось на 12 млн человек, полтора из них НКВД депортировал. По акту к зоне интересов СССР отошли Балтия, Бессарабия, Финляндия. Присоединение стран Балтии прошло в три этапа. На экономических переговорах в Москве министру иностранных дел Эстонии Карлу Сельтеру предложили заключить договор о безопасности. Серьезность предложения подтвердил Балтфлот, тралились фарватеры, небо барражировали самолеты. 

Аналогичные договоры «добровольно» заключили Латвия и Литва, вскоре обвиненные в их нарушении. Из проверенных НКВД коммунистов создали коалиционные правительства, а в Каунас 14 июня для надежности ввели танки шестого корпуса Еременко. 17-го члены литовского правительства уже сидели в одиночках. Новые правительства провели «выборы» в парламенты, те обратились к СССР с просьбой принять их страны в СССР союзными республиками, что и было незамедлительно осуществлено. Одновременно проходил «освободительный» поход в Румынию. О его начале Молотов проинформировал Риббентропа, а тот порекомендовал румынам из Бессарабии и Буковины отвести войска. Население массово рвануло на запад, но авиадесант РККА его вернул обратно. 

Роль бывших лидеров со временем может полярно меняться, но маршалу Маннергейму такое не грозит. Он не лубочный герой, а командующий, спасший от порабощения Суоми, ставшую одной из самых процветающих стран мира. Генерал-лейтенант верой и правдой служил России, а затем исторической родине, ставшей независимой. Видя, что СССР готовится к большой войне, командующий сосредоточился на перевооружении армии, строительстве линии обороны. Главный фортификационный пояс пересекал перешеек, имея глубину до 90 км, состоял из укреплений, завалов, рвов, дотов, имеющих стены толщиной до 2 м. 

Принуждение Финляндии к дружбе шло непрерывно. Безопасность СССР, а позднее России предусматривала территориальные уступки слабых соседей, угрожать гиганту они не могли. Сошлюсь на Большую советскую энциклопедию: «В связи с усилением угрозы использования империалистическими державами территории Финляндии для агрессии против СССР Советское правительство предложило заключить договор о взаимопомощи, та его отклонила». 

14 октября 1939-го появился меморандум-ультиматум с требованием СССР о передаче Финляндией части Карельского перешейка, полуострова Рыбачий, островов и прочих территорий площадью 2761 кв. км, получая в компенсацию вдвое большую территорию, правда, в тундре. Неравноценность обмена объяснима – 1476 советским танкам и 1200 самолетам противостояло 10 и 114 боевых машин. Далее цацкаться с разнузданной финской военщиной СССР не мог и начал бездарную Зимнюю войну. Приведу лишь несколько штрихов. 

Маниульский инцидент – обстрел погранзаставы собственной артиллерией, которую контролировал заместитель наркома Кулик, – сомнению давно не подвергается, как и доставленное из Москвы финское народное правительство Куусинена, признанное СССР, Монголией и Тувой. С впоследствии отторгнутых территорий население было заблаговременно (иллюзий у финского правительства не было) эвакуировано, а немногие оставшиеся взяли в руки оружие, невзирая на возраст и пол. О снайперах-кукушках память сохранилась до наших дней. Уже в декабре 1939-го в Финляндию хлынул поток военной помощи – от стрелкового оружия до самолетов, более 10 тыс. добровольцев пришли Суоми на помощь. 

После бомбежки Хельсинки США ввели эмбарго на поставки, включая авиационный керосин и дизтопливо, поэтому курсанты, не имея практики, из училищ выходили неучами, что стало причиной гигантских потерь бронетехники и самолетов. РККА потеряла 96 тыс. танков, а вермахт в шесть раз меньше. Тогда же СССР изгнали из Лиги Наций. Англия и Франция добились заключения мира от СССР, получившего обширные территории, включая Выборг. 

В 1944-м началась Выборгская наступательная операция. Войска Говорова, пройдя остатки линии Маннергейма, встали. Также и Мерецков, наступая вдоль Ладожского озера, достигнуть советской границы не смог. Командующие запросили подкрепления, но у них, наоборот, забрали несколько дивизий. После высадки во Франции англо-американских войск новые европейские границы определялись на Западе, поход на Хельсинки не состоялся. Финляндия свою независимость вновь отстояла. По мирному договору в дополнение к территориальным потерям предыдущей войны к СССР отошел богатый никелем регион Петсамо, Финляндия выплачивала гигантскую контрибуцию в 300 млн долл. Президентом оставался Маннергейм, но одно дело отстаивать независимость страны, а другое – лавируя, строить новую гибкую политику полувассального типа. Вскоре маршал стал почетным пенсионером. 

В преклонном возрасте Молотов любил давать интервью: «Умно поступили, что не присоединили к себе Финляндию. Имели бы рану постоянную. Там люди очень упорны». Сталин оказался не менее прозорлив, чем Александр I. В 1947 году был подписан договор «О дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи», действовавший до распада СССР. Полуофициально Финляндии не дозволялось не то что стать членом НАТО, но и Евросоюза. В ООН она голосовала по указке СССР. Антисоветская пропаганда и литература (например, Солженицын) были под запретом. 

Послевоенная финская политика неразрывно связана с президентом Урхо Калева Кекконеном, дружившим со всеми советскими лидерами. Советский перебежчик Голицын рассказывал такую историю. В 1948 году два ответственных представителя спецслужб в Хельсинки приватно встретились с молодым политиком Кекконеном и предложили ему поддержку в обмен на сотрудничество. Через два года тот стал премьер-министром, а затем аж до 1982 года президентом, проводя политику, названную «финляндизацией». Она заключалась в нейтралитете и тесных связях с СССР. Политическая близость между финским руководством и Москвой была такова, что Политбюро утверждало кандидатов на самые высокие должности, оберегало Кекконена от нападок оппозиции. Так, в 1962 году под ним закачалось кресло, и СССР пригрозил разрывом торгово-экономических связей, оппозиции пришлось отступить. Как только над Урхо сгущались тучи, между странами возникали проблемы, которые Кекконен успешно решал. С его уходом подоспела перестройка и гласность, а затем и развал СССР. 

Отношения России и Финляндии стали просто добрососедскими, опираясь на торгово-экономические связи. Цивилизованный мир развивается в условиях растущей интеграции и научно-технического прогресса, пусть и не весь на принципах демократии, актив России – авторитаризм, углеводороды и вооружение, экспорт которых дает 3/4 бюджетных поступлений. Именно поэтому Россия становится все менее привлекательной не только для Финляндии, но и для других стран, углубляющих интеграцию и демократию. 

То, что Суоми, входя в Российскую империю, а после войны соседствуя с дружественным СССР, могла ограничить военные расходы, развивая гражданскую промышленность, известно, но, похоже, время изменилось. Президент Саули Ниимиестё заявил, что «понятию «сфера интересов» в 2020-х в Европе нет места», поэтому Финляндия оставляет за собой право вступления в НАТО, помня, что означала «зона интересов» в 1939 году. Реализуя заявление, правительства Финляндии и Швеции начали обсуждение процесса вступления стран в НАТО.

Спецоперация в Украине основательно качнула мнения финнов в пользу вступления в НАТО, она юридически готова отказаться от нейтралитета, и дверь для нее открыта, что потребует роста оборонных расходов. Ситуация в стране начала меняться после присоединения Россией Крыма, ведь Суоми 80 лет назад пережила подобное. Количество финнов, ратующих за присоединение к альянсу, возросло до 53%, а число противников сократилось до 28%. Страна, оставаясь нейтральной, стала одним из лидеров по введению антироссийских санкций, закрыла в России свои предприятия, поставляет Киеву оружие и боеприпасы, перевооружается. Финляндия ради сохранения демократии готовится затянуть пояса, о чем парламентарии честно предупреждают избирателей.

Евросоюз не только помогает Украине и принимает миллионы беженцев, но и проводит целенаправленную политику по снижению зависимости от российских энергоносителей. Наш газ практически полностью поставляется по трубам, как и большая часть нефти, это не морские танкеры и поменять пункт назначения не могут, «Северный поток – 2», стоивший многие миллиарды долларов, очевидно, безвозвратно утоплен. Для наглядности две цифры: экономика санкционеров – 50% мировой, России – 2%.

Рональд Рейган в свое время добился от Саудовской Аравии увеличения добычи нефти, что привело к падению цен на нее, и этим вбил в крышку гроба социализма последний гвоздь. Читатель дальнейшие аналогии может провести самостоятельно, но очевидно, что «финляндизация» даже как понятие канула в Лету.

Автор: Сергей Самарин – журналист, кандидат экономических наук.

https://www.ng.ru/ideas/2022-04-18/7_8420_lessons.html

***

Мнение политолога: Фобии нордического государства. Финляндия может заразить НАТО своими страхами

Премьер-министр Финляндии Санна Марин сообщила, что ее страна в течение ближайших недель решит, вступать ли в НАТО.

Финляндия в течение ближайших недель примет решение о том, следует ли ей вступать в НАТО, заявила 13 апреля финский премьер-министр Санна Марин. Она добавила, что не видит необходимости в том, чтобы решение Финляндии по НАТО принималось одновременно со Швецией.

В свою очередь, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг еще 3 апреля пообещал: «Если Финляндия и Швеция намерены вступить в НАТО, как только они подадут заявки, они будут одобрены всеми 30 странами-участницами, что позволит им относительно быстро войти в организацию». Ранее Столтенберг подчеркивал: «Финляндия – партнер, но не член НАТО. Наша статья 5 говорит, что атака против одного члена считается атакой против всего альянса. Но вы не член альянса, статья 5 неприменима». С началом российской спецоперации на Украине приглашения Столтенберга участились. В Финляндии, Швеции заговорили о возможности отказа от многолетнего нейтралитета и вступления в НАТО. Страх финнов вырос из-за России? Вспоминается предыдущий приступ страха, благо в 2011 году финны раскрыли архивы и сами удивились. 

Президент Финляндии Урхо Калева Кекконен, правивший 26 лет, был критикуем либералами: мол, патриархален, недостаточно демократичен, три раза распускал парламент. В 1961 году оппозиция во главе с Туре Юннили была близка к победе над Кекконеном. И вдруг… Никита Хрущев выпускает острую дипломатическую ноту: «Необходимо более тесное сотрудничество Финляндии с СССР в сфере безопасности, военных контактов». Финны в ужасе: «Варшавский договор стучится в двери!» 

Кекконен смело едет в Кремль, выкладывает контрдоводы, одерживает дипломатическую победу. Вопрос принудительного присоединения к Варшавскому блоку снят. Облегчение всеобщее. Финны встречали его как спасителя независимости страны! Оппозиция Юннили разгромлена. А раскрыв архивы, финны выяснили: тогдашний «вызов СССР» и «смелый ответ» – заранее спланированная двухходовка! Примерно как парень просит друзей: «Вечером провожаю девушку. Изобразите хулиганов, а я вас…» Искренне считая ту двухходовку допустимым политическим маневром, вспомнил ее в связи с нынешним моментом. Получается, Кекконен не испытывал ни малейшего реального страха перед СССР, если решился на такую игру. Причем напомню: сфера влияния СССР – это не подарок от Рузвельта–Черчилля и не захват. Это – общее решение держав-победительниц, такое же как создание ООН с Советом Безопасности и его иерархией – пятеркой постоянных членов. 

Уинстон Черчилль в книге «Вторая мировая война» (Нобелевская премия 1953 года по литературе) правдив и прям: «Немцам навязали то, что было идеалом, к которому стремились либералы Запада. Франция требовала границ по Рейну, но Англия и США полагали: включение районов с немецким населением противоречит принципу самоопределения наций. Клемансо пришлось на это согласиться в обмен на англо-американские гарантии. А позже Сенат США, не посчитавшись с подписью Вильсона, не ратифицировал гарантийный договор. Заявили: нам нужно было лучше знать Конституцию США». 

Что отсюда следует? Что СССР в годы Кекконена имел не только «грубую военную силу», но и легитимность. Важен вопрос: самочувствие финнов в той системе. В послевоенной Финляндии запрещали некоторые американские фильмы, из библиотек изымали книги, которые могли счесть за антисоветские. Финляндия выдавала СССР бежавших советских граждан, отчего те бежали далее – в Швецию. Но вот итоговое американское исследование «финляндизации», опубликовано Библиотекой Конгресса США: «Финляндия смогла сохранить свою независимость. Но будь СССР в том заинтересован, нет сомнения, финская независимость была бы уничтожена». 

Торговля с СССР вывела Финляндию в мировые лидеры благосостояния. К московской Олимпиаде-80 картина уже фантастична: кроме привычных финских обуви-одежды-оргтехники, оборудования гостиниц, построенных финскими же строителями, на прилавках – баночки с финским маслом, сыром. Соки, джемы апельсиновые – из приполярной страны! Не «униженные финляндизацией» финны были привилегированные посланники Европы. Но надо признать: в СССР они несли бремя превосходства обладателей валюты с благородной сдержанностью. Во Внешторге ходил анекдот: «Финн – советскому начальнику: Да не плачь! Хочешь, мы вам и коммунизм построим? Давай контракт, 20% предоплаты, завтра начнем!» 

Теперь, зазывая Финляндию в НАТО, разыгрывают карту страха перед Россией, гораздо более слабой, чем СССР. Пример Украины? Но этот поворот предвидел и сам автор «доктрины сдерживания России» Джордж Кеннан. В 1997–1998 годах он указывал: «Трагическая ошибка: начав расширение, НАТО обнаружит, что новые члены требуют дальнейшего расширения». 

Столтенбергу, похожему на зазывалу у дверей кабака, можно ответить афоризмом Черчилля: «Клуб, в котором слишком много членов, перестает быть клубом». Или указанием: в самом титуле НАТО есть же некие географические лимиты: Северный, Атлантический. А для финнов выделю другой довод Столтенберга: «Примем быстро». Если вдуматься, это признание рисков переходного момента. Когда вступили в НАТО: «Всё! Статья 5! Россия же не начнет ядерную войну, не погубит всю планету!» Но между решением вступить и принятием (запуском статьи 5) все же будет какой-то временной интервал! 

Европолитики вслед за отцом политики сдерживания твердили: «После роспуска Варшавского договора НАТО потеряло смысл!» Но вместе с новопринятыми в НАТО из бывшего Варшавского блока странами страх только рос. Мы для верности распустили еще и Советский Союз: и опять страх только рос. По всей видимости, максимума ужас перед Россией достигнет, когда базы НАТО появятся в районе Волоколамска или Вязьмы.

Автор: Игорь Шумейко – историк, публицист.

Источник - https://www.ng.ru/ideas/2022-04-13/7_8416_finland.html


Дата публикации: 12.05.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 134
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta