Сергей Высоцкий: "Украинцы показали, что они в состоянии поставить на место тираническую авторитарную власть".

Содержание
[-]

«Украинцы показали, что они в состоянии поставить на место самую наглую, самую зарвавшуюся, тираническую авторитарную власть»

Наше общение было практически экспромтным. Впрочем, нынче мало что делается с раскачкой: уже больше года страна на марше в надежде окунуться в лучшую, справедливую жизнь.

Она как бы перепрыгивает ступеньки в развитии событий, пытаясь вырваться из заколдованного круга постсоветских проблем. Удастся ли? И все ли её граждане этого хотят? И что для этого необходимо сделать, кроме как выйти на Майдан? Вот об этом «Борисфен Интел» вел разговор с народным депутатом Сергеем Витальевичем Высоцким. А начали с животрепещущей темы — трагических событий под Волновахой, где погибли от рук сепаратистов мирные жители. По большому счету, ответственность за эту трагедию лежит на официальной Москве. Но ведь и в России есть граждане, протестующие против этого кошмара, против вмешательства российского руководства в украинские события!

— Хочу обратить внимание на тот факт, — отметил в начале нашего разговора Сергей Высоцкий, — что весь активный российский протест, подавляющийся кремлевской хунтой, чем дальше, тем больше приобретает украинский характер. Примеров можно привести немало. Мы видим, что гражданское общество России выходило на марш мира, протестуя против войны, в поддержку Украины. Было также несколько акций в защиту украинской гражданки Надежды Савченко. «Мы все — Волноваха» — последняя акция, состоявшаяся в Москве. Это акция солидарности и скорби по 13 мирным гражданам Украины — жертвам путинского режима, недавно погибшим вследствие прямого попадания снаряда… Контекст таков, что российская политика, в принципе, все более украинизируется. Вымарывание любых внутриполитических контекстов в России, деградация российской внешней политики, что мы наблюдаем прямо в эти минуты на востоке Украины, когда внешняя политика просто подменяется тупой, глупой агрессией, привело к тому, что в России не осталось никаких тем, кроме украинской. Мы видим, что и российская элита, и российская оппозиция, сколько там ее есть, начинают жить Украиной. В этом плане тенденцию в свое время хорошо сформулировал Павловский, назвав Майдан именно началом украино-российской революции. Его правота подтверждается последними событиями. В России создано кремлевское движение «Антимайдан». Майдана нет, а «Антимайдан» есть! Что это означает? Фактически этой майданной, революционной повесткой, начиная с 2004 года, оперировала так называемая внесистемная российская оппозиция. В противовес так называемым системным либералам, таким как Кудрин, которые всегда говорили об изменениях в рамках системы. Сейчас же эта революционная повестка, которая всегда была по сути маргинальной, начинает доминировать на уровне Кремля. Кремль сам актуализирует угрозу Майдана. А значит, приближает ее.

Это все происходит оттого, что внутренняя политика России, по сути, исчерпана. Первый срок Путина прошел под трендом безопасности, второй срок прошел под трендом стабильности, и венцом всей внутренней политики России, при президентстве Медведева и премьерстве Путина, был тренд модернизации. И все эти тренды оказались в итоге симулякрами, 15 лет в России были потрачены на имитацию. На создание телекартинки о светлом будущем. Сроки подошли, светлое будущее не настало. И вектором внутренней политики России был выбран фундаментализм и деконструкция завоеваний богатых 2000-х. Условно, если мы не смогли достигнуть уровня жизни Запада, то надо всем объяснить, что все эти тихие лондонские парки и скандинавская социальная система — это «Боко-харам!» — загнивание и покушение на исконные российские особые ценности. Квинтэссенция этого покушения — затеянный Соединенными Штатами Майдан. Это повестка осажденной крепости. Но в процессе обороны этой крепости в Кремле, похоже, не замечают, что Украина и украинские понятия начинают доминировать в России.

Политический лексикон Украины внедряется в обиход российских политиков. «Укропы», «ватники», «титушки», «майдан», «антимайдан». Тем самым Кремль уже сам актуализирует революционный контекст в России. Мы видим, что условный страх Майдана застрял в голове Путина. И он, как в свое время Янукович, просто параноидально боится Майдана. Это неизбежно приведет к революции в России.

Борисфен Интел:Но утверждается, что нынче российское общество все же поддерживает шаги Путина.

Сергей Высоцкий: — Кто-то очень хорошо заметил, что это не поддержка, а телеметрия градуса телекартинки. Когда людей, условно говоря, полгода накачивают этой картинкой, этой ненавистью, а потом замеряют температуру по больнице, смотрят, дошел ли до их голов этот сигнал.

— О поддержке Путина?

— Не думаю, что у Путина имеется серьезная поддержка. Я заметил, что после Майдана, после начала путинской агрессии против Украины, перестали появляться новости о проведении серьезных социологических исследований в России. Помню, что такие исследования в свое время публиковал «Левада-центр». В России был ряд организаций, публиковавших сложные исследования. Это были не просто банальные социологические опросы «Вы поддерживаете или не поддерживаете Путина?». Это было совмещение опросов с данными фокус-групп, с психосемантическим анализом, с психовизуальным анализом. Таким образом, непрямыми методами исследователи получали не банальный замер показной лояльности, а картинку происходящего в голове у российского обывателя. Я помню, что в последний раз подобное исследование открыто публиковалось, кажется, в 2012-м или 2013-м «Левада-центром». И оно оказалось сенсационным. Так как демонстрировало резкое снижение доверия к власти и государству, несмотря на декларации о поддержке лично Путина. Потом мне в руки попалось одно непубличное исследование «Центра Карнеги». И все. Мы не знаем, что реально происходит в голове у россиян. Мы видим их реакцию на укол «дозы Киселева». Укол – 84 %, еще укол – 86 %. При этом, обратите внимание, из российского медийного пространства исчезли социальные темы. Антиукраинским дискурсом Кремль пытается замаскировать громадные внутренние проблемы России. А ведь эти проблемы никуда не деваются, их нужно будет решать. Проблемы сами собой не рассасываются, социальная напряженность не спадает. Наоборот, замалчивание проблем и невротизация населения позволяет этой напряженности накапливаться. И мне кажется, что ситуация может дойти до какой-то критической точки разрыва. Может, это будет очередная Кущевка или Кондопога или еще что-то. Но свое «30 ноября 2013» в России будет обязательно.

— Вы как-то поддерживаете связь с представителями российской оппозиции?

— Киев, как мне кажется, начинает превращаться в тихую гавань для представителей российской антипутинской оппозиции. Одна из задач Киева в предстоящей победе над Московией — сконцентрировать здравомыслящую часть российского общества, скоординировать её действия, направив на то, чтобы они подорвали путинский режим изнутри… Конечно, некоторые контакты имеются. Сейчас в Киеве находится Ольга Курносова, известный представитель российской оппозиции, соорганизатор маршей протеста в России. Ольга работает, пытается донести отсюда свои мысли до российской аудитории с помощью свободных украинских медиа, чтобы рассказать россиянам, как обстоят дела на самом деле. При теперешнем развитии технических средств, возможностях интернета все это не кажется неосуществимым. Чтобы россияне поняли, что у нас происходит, чего мы хотим добиться. Кроме Ольги в Киев постоянно прибывают и другие преследуемые Путиным граждане. Киев может стать реальной точкой сборки по подрыву власти Путина.

— Кстати, как народный депутат, расскажите о подготовленном проекте закона о СМИ, к которому Вы имеете непосредственное отношение.

— О фактическом исключении капитала агрессора из деятельности наших СМИ? Надеюсь, он станет первым в череде законов, направленных на устранение капитала страны-агрессора из украинской политики и экономики.

— А если этот так называемый капитал использует оффшорные возможности?

— Да, понятно, что оффшоры — это прикрытие. Но хочу сказать, что современный финмониторинг в состоянии определить происхождение капитала. Межфракционная депутатская группа «Самооборона Майдана» будет добиваться исключения российского капитала из украинского оборота.

— Группа выступила инициатором?

— Соавторами выступили три депутата от группы. Мы прекрасно понимаем, что собственник всегда оказывает влияние на свое предприятие. А если этот собственник зависим от Кремля по российским активам? Если он, так сказать, пребывает в орбите влияния путинского окружения? Возьмем, например, ситуацию с курсом гривны. Я, например, не понимаю роли банков с российским капиталом в ситуации с падением курса. Теоретически их банковские операции вполне способны расшатывать валютный курс. Мы осознаем, что присутствие российского капитала в нашей энергетике — это социально опасная тема. Для того чтобы растить «недовольство любого типа», как сказано в методичках ФСБ, российская агентура должна иметь возможность его провоцировать. Отключение электроэнергии — это способ влияния на социальную напряженность? Конечно! Доля российского капитала в украинских стратегических предприятиях — это угроза? Угроза!

— Интересно, когда будет подниматься вопрос о социальной ответственности российского капитала на государственном уровне?

— Надеюсь, что с нашей подачи – скоро. Для начала необходимо, чтобы эти доли предприятий ушли к украинскому собственнику, либо западному бизнесу. Понятно, что даже отечественный инвестор бывает, мягко говоря, разный. Но все же украинский собственник (если он не агент Кремля) не заинтересован в обвале украинского государства. Россия же, понятно, заинтересована, чтобы Украина прекратила свое существование. А российский олигархический капитал, находясь в нашем экономическом поле, способствует этому. Значит, необходимо устранить такой капитал с украинского рынка. Меня очень расстраивает, что у первых лиц нашего государства пока что, очевидно, не дошли руки до решения этих задач. Надеюсь, это следствие той напряженной работы, с которой они ежедневно сталкиваются.

— Да, у нас никогда еще не было таких ответственных задач, от решения которых зависит судьба Украины. Ваши нынешние коллеги-депутаты это осознают?

— Представители «Народного фронта», представители «Самообороны Майдана», находящиеся в ВР, это прекрасно все понимают и стремятся предпринимать необходимые, зависящие от них меры. Что касается противодействия агрессору… Понимаете, если мы можем отбить наступление десятка российских танков, но не можем отстоять свою энергетику, которую агрессор может обвалить, то что толку от боевых действий?

Нам необходимо заводить в Украину системные западные инвестиции. Это то, что наши политики еще не осознают, или осознают, но не все. Это не просто вопрос изготовления какого-то продукта. Это — вопрос национальной безопасности Украины. Приход к нам транснационального капитала создает экономический зонтик безопасности над Украиной и решает проблему коммуникаций со многими мировыми столицами.

— Иными словами, мы должны успеть впрыгнуть в вагон состава мировой цивилизации, чтобы не остаться на мировой обочине?

— Да. Зонтик экономической безопасности, сотканный из западных инвестиций, гарантирует нам выживание в дальнейшем. Такие программы были успешно осуществлены в некоторых странах. Например, в Турции, когда она комплексно перевооружала с помощью западного капитала свою армию. Прокрутка 100 миллиардов кредитных денег в сфере оборонки обеспечила её успешное вхождение в НАТО и т. д. Турция стала стратегической областью и ключевым партнером Запада в Ближневосточном регионе со всеми вытекающими из этого последствиями. Это, в конечном итоге, усилило её роль на мировой арене.

Нам же необходимо рвать все связи с Россией и устанавливать связи с западным миром. А стратегическая цель Украины — через десять лет стать по отношению к остаткам России таким же государством, как Польша в 90-х по отношению к нам.

— Кстати, западное общество наши проблемы воспринимает неоднозначно. Имею в виду ближайших наших соседей. Более половины французского населения, например, за то, чтобы «мистрали» были отданы России.

— Тут трудно определить, что это за информация о «мистралях», кем она вброшена…

— Хорошо, а как воспринимать показушное обещание чешского президента присутствовать в Москве 9 мая на Красной площади?

— Если товарищ Земан просто коррумпирован Москвой, то чему тут удивляться? Россия финансирует некоторых маргинальных европейских политиков, правых радикалов. Но они постоянно выпадают из контекста европейской политики.

— Нам, украинскому обществу, необходимо осознать, что если в течение полутора-двух лет мы не решим своих проблем и не изберем направления своего развития, то очередного такого шанса нам не представится. Не так ли?

— Да, согласен с вами. Все — в наших с вами руках. Но проблема в том, что издержки сегодня более масштабны, чем в 2004 году. Тогда были какие-то идеалистические порывы. А нынче выбор стоит, как говорится, между жизнью и смертью. Общество наше не успокоилось, оно стремится получить конкретный результат после Майдана. Оно продолжает с опасением смотреть на власть, продолжает её критиковать, продолжает активно от неё требовать решительных шагов. На акцию, посвященную памяти жертвам под Волновахой, вышли десятки тысяч киевлян, еще больше — по Украине. А это значит, что у общества есть запрос на изменения. Люди готовы выходить, готовы протестовать. Уже нет такой социальной апатии, как в 2004 году. Именно в этом — ключевая разница между майданами 2004-го и 2014 года. На последний Майдан люди вышли самостоятельно, не по чьей-то указке. Они выступили не за Ющенко или еще за кого-то. Они сами понимали, во имя чего выступают, чего они хотят. Думаю, что закаленное Майданом и войной с Россией украинское общество не позволит никакой власти оступиться или свернуть с магистрального пути. Украинцы показали, что они в состоянии поставить на место самую наглую, самую зарвавшуюся, тираническую авторитарную власть.

— Нужно будет — соберется третий Майдан?

— Технология с третьим Майданом активно вбрасывается российскими спецслужбами. Ведь России выгодна дестабилизация нашей власти. Но сейчас Украине нужно именно спокойствие, рассудительность. Если критиковать нынешнюю украинскую власть, то конструктивно. Если выходить на протест, то со здравой повесткой, с трезвым видением ситуации. Если пугать власть, то обязательно давать ей возможность и время для решения возникшей проблемы.

— Проще говоря, спасение ситуации — в конкретике действий.

— Да. Ибо хаотичная повестка протеста — всех долой! все предатели! — ничем хорошим закончиться не может. В момент третьего Майдана Россия оттяпает еще часть нашей территории. Если мы сможем сохранить баланс власти и какую-то конструктивную её критику, то это будет положительным моментом. Это нормальная европейская практика, когда люди могут что-то требовать от власти, а власть их слышит и реагирует должным образом.

— Власть не только должна понимать чаяния общества, но и уметь продемонстрировать это понимание. Тогда общество будет доверять власти.

— Пока мы видим, что не все у нас плохо. Есть реакция власти на общественные запросы. Видно это по ситуации с прокуратурой. С законом о люстрации.

— Спасибо за ответы на вопросы и желаю успехов в депутатской деятельности.

***

Наша справка: Высоцкий Сергей Витальевич, родился 10 июля 1985 года в Киеве.

2009–2011 гг. — Журнал «Фокус»  — политический обозреватель.

ООО «Информационное агентство «ЛигаБизнесИнформ» — заместитель главного редактора.

ООО «Новости-ТВ» — специальный корреспондент.

С 27.11.2014 г. — народный депутат Украины VIII созыва.

Член политической партии «Народный Фронт».

***

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Олег Махно

Источник: bintel.com.ua

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.01.2015. Просмотров: 259

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta